А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Считалочка для бомбы" (страница 11)

   –4-

   – Марина, ну куда ты собралась? Ну, в самом деле, где ты его будешь искать? Это же глупо, честное слово!
   – Может, это и глупо, Криста, но сидеть сложа руки я тоже не могу. Это мой сын, ты понимаешь? Я чувствую, что что-то не так. Они уже должны были быть здесь…
   – Ну, задержались немного. Это же Игра. Только на метро они могут дня три ехать…
   – Вот я и выясню – были ли они в метро и куда направились после…
   – А не проще ли попросить Волкопа?
   – Уже попросила. Но ведь ты знаешь, каково ему в последнее время, после того, как Дума приняла эти законы, чтоб ее… Он отвечает только за часть города. И не имеет права заявляться на территорию Княжества, Войска и в Черные Земли. А одни только Черные Земли – это уже почти полгорода…
   Марина, нахмурившись, замолчала.
   Вместе с Кристой они сидели в большой университетской аудитории, у подножия амфитеатра. Криста проследила за взглядом Марины: он был направлен на черный спортивный мотоцикл, что стоял тут же. Это был любимый стальной конь и талисман атаманши.
   – Может, ты и права, – осторожно сказала Криста. – Только куда ты отправишься одна? В Черные Земли? В Княжество? Тебе обязательно нужна поддержка…
   – Поддержка нужна Университету, – возразила Марина. – Особенно, теперь, когда его собираются у нас отобрать…
   – Как все некстати! – в сердцах воскликнула Криста.
   – Неприятности всегда некстати, – усмехнулась Марина. – Пришла беда – открывай ворота…
   И тут же, побледнев, постучала по деревянной кафедре:
   – Что я такое несу? Ведь на самом деле все нормально, правда, Криста?
   – Конечно, – улыбнулась Криста. – Кто посмеет причинить вред Магистру Правил?
   И осеклась.
   Еще бы! Мало ли злых сил в Волшебной Москве, которые давно уже приняли существующее положение, как должное? Кому вовсе неинтересно, чтобы какой-нибудь там Магистр устанавливал для них какие-то Правила! Кто-то уже научился придумывать собственные правила и заставлять плясать под свою дудку тысячи других людей. А кто-то возомнил себя единственной законной властью в Игре и вряд ли захочет делиться ею. Поэтому угроза для жизни Магистра, конечно, существует.
   Но с другой стороны – какая из тех же сил удержится от соблазна руками Магистра создать такие собственные Правила, которые по своей силе станут сравнимы с законами природы? Конечно, Магистра нельзя заставить исполнить чужую волю.
   Но он – ребенок. И его легко можно обмануть…
   Такие вот тяжкие мысли вдруг навалились на Кристу. Но вслух она сказала:
   – Все будет в порядке!
   – Я знаю, – улыбнулась Марина.

   В большой аудитории собрался совет самых приближенных к атаманше лиц. Совещание рассматривалось как секретное, потому не пригласили даже предводителей факультетов. Присутствовали только любители, да разбойники – Крюгер и Веник.
   Роль председательствующего, как обычно взял на себя Богдан. Никто его не назначал, но он любил такие роли, где можно было как следует поболтать.
   – Итак, на повестке дня, как обычно, спасение человечества, – вальяжно заговорил он. – На этот раз – от заразы доставших уже всех добропорядочных граждан рейдеров Черного Риэлтера.
   – Это второй вопрос, – заметил Эрик. – А первый – это поиски Темы.
   Все посмотрели на Марину, которая в это время придирчиво осматривала свой мотоцикл. Услышав имя сына, он подняла глаза и сказала:
   – Ребята, давайте, вторым вопросом я займусь сама. В случае чего – созвонимся.
   – Да уж, – сказал Богдан. – При нашей-то связи…
   – Было бы желание – созвониться можно, – возразил Крюгер.
   Любители с сомнением переглянулись.
   Уже год, как связь в Волшебной Москве контролировал кто угодно, только не созданные для того телефонные компании. Поговаривали, что системах сотовой и проводной связи поселился какой-то злой дух: он питался информацией и, как продукт своего метаболизма выдавал искаженную. Он слышал одновременно все разговоры, и если какой-либо вызывал его интерес, мог внести легко в беседу элемент недостоверности и дезинформации. Множество пострадавших от этого теперь испытывали стойкое недоверие к сотовым телефонам. В причастности к этим темным делишкам подозревали Доминатора. С некоторых пор он предпочитал реализовывать собственные интересы чужими руками. Благо, таких грязных рук в городе было немало…
   – Я найду способ связаться с вами, – сказала Марина. – Но главное: вам надо продержаться то время, пока меня не будет. Рейдеры наверняка нанесут удар самым подлым образом…
   – Я считаю, что отсиживаться не имеет смысла, – заявил Богдан. – Надо, не дожидаясь беды, самим нанести удар.
   – Замечательно, – сказала Криста. – Как ты это себе представляешь? Отколоть кусок стены с оттиском Большой Хозяйской Печати?
   – Это было бы глупо, – согласился Богдан. – Но на каком основании нам влепили эту печать?
   – На основании закона, – пожал плечами Эрик. – А законы, ты знаешь, на чьей стороне у нас.
   – Правильно! – воскликнул Богдан. – Давайте же сделаем так, чтобы закон перешел на нашу сторону!
   В аудитории немедленно поднялся шум: у всех было собственное мнение по этому вопросу, а потому направо и налево посыпались «дураки», «идиоты», «дилетанты» и прочие эпитеты. Это был больной вопрос. И поднимался он не впервые. Всем хотелось справедливых законов. А они принимаются, как известно, Думой. Но кто в Думе будет слушать вольных разбойников, которые по своей сути стоят вне закона?! Абсурд!
   – Вы меня не дослушали! – прокричал Богдан, размахивая руками. – В Думу идти должны не мы!
   – А кто? – рычал Крюгер.
   – Игроки!!!
   Шум стих так же внезапно, как и начался.
   – Ну, что вы на меня уставились? – развел руками Богдан. – У кого еще есть такое влияние, как не у Игроков? А раз они снова появились в Игре – глупо было бы пускать все на самотек. Ведь, если не мы подружимся с ними, то Доминатор уж точно не упустит шанса…
   – А ведь Богдан прав, – сказала Криста.
   – Похоже на то, – признал Эрик.
   – Самая разумная мысль за сегодня, – подытожил Веник. – Будем искать Игроков.
   Высказаться хотел и Крюгер, но в этот миг взревел двигатель мотоцикла.
   – Хорошая идея. Действуйте, – сказала Марина, глядя перед собой. – Я постараюсь вернуться скорее. И не одна…
   Она надела шлем и поддала газу. Подскочивший Крюгер едва успел распахнуть широкую дверь. Рев мотора постепенно растворился в бесконечных университетских коридорах.
   – Бедная… – задумчиво сказала Криста. – Представляете, как она переживает за сына?
   – А как я переживаю за Магистра? – подхватил Богдан.
   – Молчал бы уж, – проворчал Крюгер. – Давайте лучше думать, как Игроков искать будем…

   Марина неслась по оживленной улице, точными движениями лавируя между машин. Мотоцикл, коротко взревывая, легко и четко описывал короткие дуги, нарушая все правила дорожного движения. Некоторое время за Мариной, отчаянно дуя в свисток, несся полосатый крылатый гаишник. Однако вскоре отстал: то ли его укачало от крутых маневров нарушительницы, то ли он узнал в ней атаманшу разбойников с Воробьевых гор и решил не связываться.
   Марина решила ехать прямо к Архивариусу. Теперь, когда тайна нахождения маленького Магистра перестала быть актуальной, она могла это сделать.
   Она сжимала ручку «газа» и ругала себя за то, что не смогла оградить сына от опасности. Семь лет такой скрытной жизни, когда она видела собственного ребенка куда реже, чем это вообще допустимо для матери, теперь грозили оказаться потерянным временем. Марина старалась не думать о плохом, но мрачные мысли продолжали навязчивыми тенями забираться в мозг…
   Когда она почувствовала, что душу просто выворачивает наизнанку, то тряхнула головой и огляделась. Ее подозрения оказались верными: она заехала на Черные Земли. И теперь это зараженное злом пространство норовило высосать из нее жизненные силы. Вот же проклятье – месяц назад эта земля еще была свободной! Но Черный Риэлтер знает свое дело…
   Черные Земли не всем казались столь непривлекательными. Начать с того, что с виду они никак не иллюстрировали собственное название. Более того – захваченные рейдерами Черного Риэлтера территории очень быстро облагораживались. А точнее – полностью заливались бетоном и запечатывались сверкающим тонированным стеклом. Все тут становилось идеально ровным, гладким, со звенящими гранями и ярким красками. Но здесь невозможно было найти даже клочка живой земли, откуда пробивалась бы хоть одна травинка. Зато повсюду стояли бетонные же кадки с искусственными цветами.
   Это был рай для тех, чью сущность составляли деньги и власть. Деньги имели здесь свойство расти, как на дрожжах, здесь то и дело моментально создавались огромные состояния.
   Но тому, кто хотел пользоваться этими благами, необходимо было соответствовать условиям, которые ставила природа Черных Земель: доброта, сочувствие, искренность считались здесь постыдными пороками. Уродством, недостойным обладателя авторитета и крупного счета в банке. Черные Земли чуяли проявления душевности и сентиментальности – и расправлялись с виновными незамедлительно. Подобные хлюпики мгновенно разорялись и попадали в самые неприятные ситуации, а часто – таинственным образом исчезали.
   И потому те, кто ценил особые качества земель Черного Риэлтера, старались убить в себе как можно больше человеческого. Они упорно тренировали в себе циничность и снобизм, соревнуясь друг с другом в эпатаже и подлости. И, надо сказать, многие в этом весьма преуспели.
   Капиталы росли и росли, и собственник магических Черных Земель, Черный Риэлтер получал неплохие дивиденды. И оттого, словно одержимый, стремился ко все большему и большему захвату территорий. Интересно, никто и никогда из простых смертных его не видел: глазами, ушами и руками его были рейдеры. Что характерно – сами безглазые, безухие и безрукие. Что не мешало им эффективно использовать пропихнутые ими же через Государственную Думу законы. Надо отдать должное и Думе – Игра немало покуражилась и над ее образом. Так что и законы получались соответственные…
   Из-за вновь нагроможденного стекла и бетона появилось вдруг внушительное здание храма Христа-Спасителя, которое предстояло теперь обогнуть. Его Марина не видела уже довольно давно. Да и вряд ли оно раньше находилось именно в этом месте. Впрочем, география Волшебной Москвы имела свойство то и дело меняться самым стихийным образом, так что не это было удивительным. Так или иначе, что-то в облике храма явно резало глаз. Наконец, Марина поняла, что.
   У храма не было ни одного входа, ни одного окна. Только сплошной каменный монолит. Вместо креста на центральной маковке торчала вверх красно-белая ферма сотового ретранслятора.
   Короткая голубая вспышка застала Марину врасплох. Впереди образовалось препятствие, состоящее из нескольких темных человеческих фигур. Марина от неожиданности слишком резко ударила по тормозам, и мотоцикл занесло, да так, что она с трудом удержала равновесие, скользя гладкому асфальту толстой подошвой высокого ботинка.
   Она остановилась и в сердцах чертыхнулась: стало понятно, что со всех сторон ее окружили люди в черных балахонах. Это, конечно же, были вездесущие Агенты Княжества Госбезопасность, того самого, что имело своей резиденцией мрачную Старую Башню на Лубянской площади. Агенты, как обычно, возникли прямо из воздуха. И встреча с ними не сулила ничего хорошего.
   – Приветствую вас, бывший Игрок, – язвительно сказала одна из безликих фигур, неспешно выступая вперед. – Что же вы так неосторожны? Заезжаете на проклятые вами же земли. Или вы считаете, что разбойничья атаманша сможет безнаказанно слоняться по этой благодатной территории? После стольких набегов и грабежей, что так любят устраивать ваши шалопаи?
   – Чего вам нужно? – выкрикнула Марина.
   Она высматривала брешь в стене из Агентов с однозначным намерением вырваться.
   – У меня есть ордер на ваш арест, – сладким голосом произнес старший Агент. – И я намерен доставить вас в Старую Башню… Видите как удачно получилось – Черные Земли зажали ваш поганый Университет в кольцо. И погода нам благоприятствует: на небе такое прекрасное темное солнце – совсем не жарко, правда?
   До Марины только теперь дошло, что затянувшееся солнечное затмение играет на руку Агентам, и без того почти всесильных под покровительством Черного Риэлтера…
   Неожиданно для самой себя она рванула ручку газа. Мотоцикл взревел и наполнил воздух гарью жженой резины. Однако не сдвинулся ни на сантиметр.
   Агент коротко и сухо рассмеялся и небрежно бросил:
   – Ладно, поиграли – и будет. Отправляйте ее в Башню…
   Перед глазами снова сверкнуло, пространство наполнилось мешаниной цветных пятен, резко перехватило дыхание. Марине показалось, будто она проваливается в какой-то глубокий колодец.
   Но через мгновение все кончилось.

   …Марина сидела перед массивным, темным, невероятно длинным столом. Стол этот доминировал в столь же длинном и темном помещении. Темные портьеры почти не пропускали и без того не особо яркий теперь дневной свет.
   Все в этом кабинете – а это был именно кабинет – отдавало невообразимым унынием и безнадежностью. Стены были убраны в темное дерево, вдоль стола стояли стулья с высокими резными спинками, однако это странным образом создавало впечатление не ожидаемого средневекового шика, а какой-то хмурой казенности. На другом конце этого стола высилось массивное кресло – из того же дерева, только несколько изощреннее отделанное. Над креслом на стене весел большой портрет в массивной раме. Кого изображал портрет, понять было невозможно: холст терялся в полумраке.
   И там, в этом кресле, ссутулившись, словно ощущая вечное неудобство от всего своего окружения, расположился давний знакомый Марины.
   Этот человек (если в нем осталось что-то человеческое), все его окружение и сопутствующая атрибутика вызывали у Марины неизменное отвращение и страх. И до того, как ей суждено было попасть в эту долгоиграющую Игру, она не особо жаловала тех, кто связывал свою жизнь с секретностью, чрезвычайными полномочиями, страхом и подобострастием – всем тем, что дарили обладателям маленькие красные корочки. Отвлеченно она допускала необходимость подобных служб, но не могла понять людей, которые могли ежедневно существовать в среде подозрительности, подлости, мелких служебных интриг и при этом спокойно спать ночами и считать себя вполне достойными людьми. Просто не укладывалось подобное мировоззрение в ее свободолюбивой душе.
   Игра же избавила таких людей от утомительной необходимости то и дело предъявлять свои «корочки». Теперь их природа и сущность отражалась в черных бесформенных балахонах, под которыми еще никто не смог узреть ни одного лица. Лишив таким образом возможности скрываться среди людей, Игра, тем не менее, наделила Доминатора и его Агентов небывалыми магическим способностями. Любители, правда, говорили, что служители Княжества вовсе не маги, а владеют лишь набором прикладных приемов из черного раздела магического искусства. Но и этот набор впечатлял.
   Но еще больше впечатляла та жажда власти и стремление вмешиваться в чужие дела, которые заставляли двигаться винтики этой мрачной бездушной машины. Что ни говори – злу в Игре всегда было куда проще. Потому, что зло – всегда понятно и откровенно. Добро же построено на сомнениях и клубках противоречий, которые неизменно ведут все к тому же злу. Как «плюс на минус» всегда дает отрицательный результат, так мелкая частичка зла портит целый ворох добрых начинаний…
   – Вот мы и встретились снова, Игрок, – надтреснутым голосом произнес Доминатор.
   Голос его был негромким, но акустика кабинета придавала звуку гулкости и эха, отчего казалось, что звук доносится сразу со всех сторон. Доминатор скрипнул креслом, чуть поменяв позу и продолжил:
   – Последняя встреча получилась не очень удачной и пауза в нашем чудном общении уж больно затянулась. Право же, я даже успел соскучиться.
   – Во время последней встречи вы слишком настойчиво пытались меня убить, – сухо сказала Марина. – Неужто вы решили извиниться? Или же – исправить недоработку?
   – О-хо-хо… – нарочито грустно протянул Доминатор. – Сколько воды утекло с тех пор. Скажу честно: ни капли антипатии к Игрокам первого состава я не испытываю. Честно говоря, эмоциональная вражда – это вообще не мой стиль. Просто на том, первом этапе устранение Игроков было мне выгодно. В общем, ничего личного. Может, это даже к лучшему, что мне не удалось реализовать тогда свои планы. Сами понимаете – недостаток опыта, неправильная оценка вашего потенциала, да и потенциала Игры в целом. Должен сказать, что возникающие теперь перспективы кажутся куда более интересными, чем сомнительный приз за победу в Игре…
   – То есть целый час абсолютных магических способностей в качестве приза для вас уже ничего не значит? – спросила Марина.
   – Это, конечно, заманчивая возможность, – Доминатор важно покачал своим капюшоном. – Но в то же время – довольно сомнительная. Я не верю ни во что абсолютное. К тому же никто не знает, какой подвох, возможно, приготовили Маги, запустившие Игру. Если только они и впрямь существуют, эти Маги…
   Доминатор рассмеялся с легкой хрипотцой.
   Беседа казалось довольно милой, совсем не похожей на жестокий допрос, которого ожидала Марина. Создавалось ощущение, что Доминатор и в правду стал столь сентиментальным, что решил просто поболтать по душам с прежним (да и нынешним) врагом. Однако ни капли доверия к этому носителю черного капюшона не было, и она старалась не расслабляться, словно ожидая внезапного удара.
   – Да… – продолжал Доминатор. – Я пришел к интересному выводу: лучше всего будет, если эта Игра вообще никогда не закончится…
   – Как это? – упавшим голосом произнесла Марина. – Но ведь целый город ждет, когда вернется нормальная жизнь!
   – Пусть ждет, – на этот раз смешок Доминатора был ядовитым. – Какое мне дело до города? Скоро прежняя Москва уйдет в прошлое – когда мой добрый приятель освоит, наконец, все земли…
   – Черный Риэлтер… – прошептала Марина.
   Все возвращалось на круги своя. Зло оставалось злом. Оно всего лишь становилось более изощренным в своих методах.
   Марина сжала кулаки: голос Доминатора не оставлял сомнения в абсолютной уверенности своего врага в реальности собственных темных планов. Ее друзьям нечего было противопоставить этому наползающему злу… Разве что – в дело вмешаются Игроки. Ведь не зря они вошли в Игру именно теперь…
   – Вы зря так расстраиваетесь, бывший Игрок, – наставительно сказал Доминатор. – Мы не собираемся злоупотреблять насилием. Вы же знаете, что и на Черных Землях живут люди. И скоро все будут так жить – от людей требуется всего лишь не сопротивляться животворной энергии Успеха, которая здесь царит…
   – Боюсь, что не все переживут такое всеподавляющее царство Успеха, – покачала головой Марина. – Люди не могут жить только ради стремления к Успеху, у них полно и других интересов. Вы сделаете их несчастными, а многих просто убьете этим…
   – Издержки неизбежны, – равнодушно бросил Доминатор. – Впрочем, вы здесь не для того, чтобы высказывать свое мнение по делам, которые вас не касаются.
   Марина прикусила губу. Она уже предполагала, о чем заговорит Доминатор. И не ошиблась.
   – С грустью вспоминаю времена, когда столь серьезные вопросы вас не волновали, Игрок, – покачал головой Доминатор, смакуя каждое слово. – В крови у вас бурлила страсть, и кое-кто был готов на все, чтобы заслужить ваше внимание. Да, к великому сожалению этот некто забрался слишком высоко – так, что даже вам его увидеть непросто…
   Марину перекосило от ненависти: Доминатор безжалостно бил в самую рану. Да, ее любимый был так близко, и так далеко от нее, что зачастую Марина засыпала на мокрой от слез подушке. Но с этим ничего нельзя было поделать: Толик сам заслужил ту «награду», которая, по злой иронии Игры стала для них двоих наказанием. Да что там – и наказанием для их сына тоже. И лишь недоступная для простого смертного Останкинская башня напоминала об одиноком существовании ее единственного, где-то там, в далеком поднебесье…
   – …Однако плод этой давней страсти получился на славу, – довольным голосом произнес Доминатор. – Кто бы мог подумать, что хитроумный первый Магистр Правил перехитрит самого себя…
   Доминатор рассмеялся самым счастливым смехом. Его силуэт подрагивал на фоне стены, руки в перчатках, казалось, аплодировали его собственным словам.
   – Ай-яй-яй, – Доминатор саркастически покачал головой. – Какая неосмотрительная мать: бросила ребенка одного, без заботы и ласки, в которой нуждаются в столь нежном возрасте. Кто знает: не найдется ли кто другой, кто займет ваше место в его маленьком сердце?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация