А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Восточным экспрессом на север" (страница 2)

   Тут раздался детский голос:
   – А сам ты кто?
   Кутаясь в невидимый саван, бледноликий пассажир напряг свою фантазию и дал ответ.
   Только гудок перед швартовкой прервал долгую историю полночной жизни. За детьми стали приходить родители, чтобы увести их от старого джентльмена с туманным взглядом и едва слышным, пробирающим до костей голосом, который не умолкал до тех пор, пока паром не прижался боком к стенке причала; когда мать с отцом забрали последнего упирающегося мальчугана, старик и сиделка остались наедине в детской комнате, а паром дрожал сладостной дрожью, как будто тоже внимал рассказу о ночных ужасах, не пропуская ни слова.
   Ступив на сходни, пассажир с Восточного экспресса отрывисто произнес:
   – Нет. Я не нуждаюсь в помощи. Смотри!
   С этими словами он уверенно сошел по трапу. За время рейса дети щедро добавили ему стати, румянца и голоса, а по мере приближения к Англии шаги его становились все шире и тверже; когда он ступил на причал, из тонких губ вырвался слабый, но радостный смех, и даже идущая позади сиделка перестала хмуриться, видя, как он припустил к поезду.
   Словно ребенок, старик забегал вперед, и на нее нахлынуло умиление, если не сказать больше. Но вдруг ее сердце, устремившееся следом, пронзила чудовищная боль, накрыл полог мрака, и она упала без чувств.
   В спешке бледноликий пассажир даже не заметил, что сиделки рядом нет, – так он торопился.
   На перроне он выдохнул: «Наконец-то», – и крепко ухватился за поручень. Но тут его охватило тревожное чувство, заставившее обернуться.
   Минервы Холлидей нигде не было.
   Впрочем, через какое-то мгновение она приблизилась, побледневшая, но сияющая лучистой улыбкой. Она трепетала и едва не падала. Настал его черед подхватить ее под руку.
   – Голубушка, – промолвил он, – ты мне очень помогла.
   – Будет тебе, – спокойно ответила она, выжидая, когда же он наконец по-настоящему ее разглядит. – Я, между прочим, никуда не спешу.
   – Ты?..
   – Я отправляюсь с тобой.
   – Но ведь у тебя были свои планы?
   – Они изменились. Теперь особо выбирать не приходится.
   Повернувшись вполоборота, она поглядела через плечо.
   На причале толпились люди – у трапа явно что-то произошло. Среди ропота и криков несколько раз послышалось: «Врача!»
   Бледноликий старик уставился на Минерву Холлидей. Потом перевел взгляд на толпу, пытаясь высмотреть причину такого любопытства, но увидел только разбитый градусник, отлетевший в сторону. Тогда старческие глаза вновь устремились на Минерву Холлидей – она тоже неотрывно смотрела на разбитый термометр.
   – Голубушка, милая моя, – выговорил он после долгого молчания. – Пойдем.
   Она взглянула на него в упор:
   – Синяя птица?
   – Синяя птица! – кивнул он в ответ.
   И помог ей сесть в поезд, который вскоре дрогнул, загудел и потянулся в сторону Лондона и Эдинбурга, в сторону торфяных болот, замков, темных ночей и вереницы столетий.
   – Кто же там лежит? – спросил бледноликий пассажир, провожая глазами причал.
   – Бог его знает, – сказала старая сиделка. – Не могу ответить.
   Поезд уже набрал скорость.
   А через двадцать секунд вокзальные рельсы и вовсе перестали дрожать.
Чтение онлайн



1 [2] 3

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация