А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Беседы Учителя. Как прожить свой серый день. Книга II" (страница 9)

   Наставление № 10

   Мгновений особенного, священного озарения у человека Земли бывает не так много, пока гармония его может нарушаться от вибраций тёмной суеты окружающей атмосферы.
   Когда ученик достиг ступени строительства дня, он уже утвердился в своей верности настолько, чтобы уметь охранять незыблемость своей гармонии и защищать всю атмосферу вокруг себя от всевозможных токов раздражения, негодования и личной неудовлетворённости окружающих или шлющих жалостные письма людей.
   То самообладание, в котором стоит ученик пред Учителем, не составляет личного его достоинства; не является плодом его собственной воспитанности. Оно всегда – следствие слиянной жизни в творчестве с Учителем; оно – ступень духовного развития человека, привыкшего жить в двух мирах и оттуда распознавать величие и ужас, обычных на вид, земных путей людей.
   Простота в отношениях к людям со стороны ученика приходит тоже не от одного его высокого распознавания жизни встречного и умения проникнуть в святая святых встречного, чтобы пробудить самые прекрасные струны в человеке.
   Она приходит от постоянного горения в ученике тёплого луча любви Учителя. Собственно, если очи ученика ясно раскрыты на его собственную и встречных Жизнь, – он ощущает ежеминутно беспредельность милосердия Учителя к себе самому. Ученик видит не только то «сейчас», в котором он сам творит на Земле; но видит и ощущает в себе всё снисхождение и приветливость Учителя.
   И если в дне ученик передал встречным приветливость и снисхождение Учителя; если сумел передать красоту и улыбку, которые ему подавал Учитель – день его был днём творения и жизни в двух мирах. И как, в конце концов, мало нужно ученику-строителю, чтобы удержалась чаша его в Кругу, чтобы не меркнул огонь её и подавал утешение встречным! Только доброжелательство, лишённое даже тени зависти и осуждения.
   Когда человеку кажется, что вокруг него сложилась со всех сторон плотная стена давящих астральных вибраций, он должен твёрдо помнить, что уже вышел из того младенческого возраста, когда что-то может давить, «расстраивать» или огорчать. Пора личного восприятия закончена. Ученик-строитель – это тот столб Света, куда Учитель шлёт свои защитные и охраняющие волны. Но каков же «столб», на верность которого Учитель положился, если ничтожные личные кармические страдания окружающих шатают не только его, а и атмосферу, создать которую Учитель трудился вместе с учеником.
   Перерастая своё окружение, ученик не имеет никаких духовных обязательств, которые заставляли бы его тащить на себе воз астрального мусора своих ближних, от которого им не заблагорассудилось избавиться иначе, как создав мусорную яму из души и сердца ученика.
   Можно много раз помогать всячески человеку. Но распознавание должно идти впереди всего; и точность поведения ученика должна равняться его такту. Если он прежде очищал авгиевы конюшни ближнего, но тот упорно оставался всё в той же ступени личных вибраций, надо понять: проходить один ученик не может никуда, хотя бы помощь ему казалась весьма необходимой. А протаскивать Свет Учителя в болотные огни страстей возможно ли для верного и преданного ученика? Помимо того, что ученик останется сам отъединённым от Учителя, ибо Свет Его не может защитить ученика в той атмосфере неуравновешенности, которую впитает ученик от раздражения встречных, он и сам встречных погубит более, чем спасёт, ибо сам остаётся с ними только в их понятиях при их жалобах и стонах.
   Сила же Учителя может направлять через ученика Свет только тогда, когда в ученике горит Свет его гармонии и проливается в ауру страдальца. А это может иметь место только при полном самообладании ученика, при неразрывной связи в нём двух миров.

   Наставление № 11

   Радость служения человеку беспредельна для каждого сознания, где бы оно ни достигло той ступени совершенства, когда открылась духу его истина, что нет смысла жизни, если нет служения светлому человечеству.
   И самый великий из признаков достижения человеком ступени строителя, когда он научился жить в мире со всем своим окружением, хотя бы это окружение было совершенно несозвучно ему, не подходило бы даже приблизительно к его собственному развитию.
   Не в идеалах и словах высоких заключён секрет жизни ученика в мире и согласии со всем ему «неподходящим», по его мнению, окружением и встречными. Но в его привычке жить в двух мирах, то есть жить, отбросив всякое личное восприятие человека и принимая всю чужую жизнь без осуждения её. Развить человеку одному, без помощи Учителя, такую силу любви невозможно. Она приходит в его сердце всё шире, больше и глубже, по мере того, как в ауру ученика проникает всё большее количество светящейся материи Учителя.
   Чистота мысли ученика – единственный прямой путь для силы воли – любви Учителя. И озарения Света приходят чаще к тем, чей духовный взор не разделяется от незримых помощников в земных делах и встречах.
   Мои мысли, мои дела и понимание жизни чрезвычайно изменились с момента ухода с Земли. Я не могу сказать, чтобы теперь были на Земле такие вещи и дела, которых бы я не мог понять. Всё, над чем бы мне ни пришлось сосредоточиться, мне понятно, даже если и совсем разнозвучно с моим сознаванием дел и вещей. Но самое «понимание» жизни Земли не существует для меня в отрыве от Вечного. Ничто земное, как таковое, не может быть мною воспринято, как только один план Земли. Вся Жизнь читается мною в каждом данном отрезке воплощения, в каждой отданной человеком в его «сейчас» духовной энергии.
   Как бы ни был низок уровень духовного развития человека, для меня уже нет возможности воспринять его иначе, как через мой, во мне ровно горящий, гармоничный Свет.
   Великое достижение каждого ученика: научиться так воспринимать встречу, чтобы не смотреть, зачем пришёл человек, а чтобы увидать и подать в каждую душу красоту и улыбку.
   Если встреча, проходящая сейчас, составляет отражение того Света, что ровно горит в человеке, то мысль встречного непременно изменяется в своём составе. Человек может быть неумным, маловоспитанным в смысле дисциплины мысли, но он непременно поддаётся чистоте гармонии ученика, льющего ему и свою, и Учителя силу чистоты. И даже не всякая грязная жалоба сойдёт с его уст, какое-то слово застрянет в горле, ибо Свет Учителя поможет ему самому увидеть, как он неправ, жалуясь и браня кого-то, будучи сам жёстким и маломилостивым к другим.
   Радостность моя теперь не меркнет ни от каких ошибок моего прошлого. Я их теперь воспринимаю не иначе, как собственной кармы зловещие или радостные слёзы.
   Во мне, совершенно так же, как в каждом человеке Земли, совершаются изменения: и победы духа над остающимися в памяти действиями Земли, оставившими след в сознании, переходят в светлые силы только тогда, когда любви моей хватает для побед. Каждому ушедшему человеку приходится встречаться со своими вековыми врагами, как это может происходить и на Земле. И во всех этих встречах здесь, если не понял развоплощённый своего счастья закончить встречу с врагом, любовью победив закоренелую страсть вражды, – встреча потеряна для этого периода развоплощения и переходит, незавершённая, вновь на Землю.
   Как видите, закон мировой, закон любви в победе ею, закон вместимости сердца – тот же и Земле, и небу.
   Вообще, старайтесь, сколько возможно, убеждать людей, что «перемен», которых они так жаждут, думая, что в них-то и есть счастье, не существует нигде в отрыве от самого человека и его непобеждённых страстей. Сила каждого изменения жизни живёт только в самом человеке. Как бы ни печальны, даже ужасны, не были обстоятельства, свалившиеся на человека, они всегда идут и приводят к его защите и спасению, разумеется, при его вечной Жизни. Нет таких событий внешних в жизни человека, которые содействовали бы его остановке в духовном развитии. Все, самые неожиданные и страшные события, приходят по закону целесообразности, чтобы дать возможность человеку не закостенеть в своей обыденщине, но научиться распознавать новую силу духовной энергии, ведущую к новому движению духа вперёд.

   Наставление № 12

   Трепетное, благоговейное чувство ученика-строителя, с которым он начинает свой день, есть то сознательное отношение к своему «сейчас», когда всё встречающееся в дне входит в атмосферу чаши ученика, то есть в те два мира, которые соединяет в себе сердце ученика. Влияние ауры Учителя, проходящее через чашу сердца ученика во всех его делах дня, – это не подаяние благотворительности Учителя, а великое творчество Его энергии, которому самообладание и чистота ученика подают возможность проникать на Землю, как помощь тем встречным, которых кармические возможности подвели через ученика к Учителю.
   Не существуют вопросы для ученика – зачем и почему пришёл к нему тот или иной человек. Существует только ученика распознавание. Одних он может впустить в свой дом, других нет. Ибо сила его, ученика, гармонии не должна быть превышена разнобоем аур людей, хотя бы их страдания были ясно видны ученику.
   Самый трудный урок в дне ученика: знать, где остановиться. Не всем страданиям встречного может помочь ученик. Он должен уметь понимать вместимость собственного духа. И только тогда сможет облегчить и утешить встречного, когда гармония его создалась устойчиво от ясного ощущения, а не одного понимания своего места во Вселенной.
   Почему так часто человеку не ясно, как надо действовать? Он логично мыслит, а действовать по мысли ему чрезвычайно трудно. Почему? Потому что никакая, самая высокая, мысль не может стать устоями вечными. Только когда сердце ответит мысли, то есть когда мысль станет действием аспекта единого в человеке, тогда нет разобщения между мыслью и действием, и все действия человека идут легко, просто, весело.
   Нет «учения» о высокой морали; нет этики, как таковой, а есть любовь, движущаяся в едином ритме со всей Вселенной; есть не проповедь любви и мира, но их гудящая энергия, пролетающая в каждую встречу, как цветок незримой чистоты Учителя М.

   Наставление № 13

   Степень ясности моего зрения ещё увеличилась. Я говорил вам, что воспринимаю человека в его целом, а не только отрезком данного воплощения. Теперь же я читаю не только всё пережитое человеком; но ясно вижу все картины его окружения, всю его борьбу, победы и поражения. Отсюда и отношение моё к людям Круга стало иным. Нет больше вое-приятия данного «сейчас» чьего-то в отрыве от всей логики его существования.
   Теперь мне понятны некоторые области, которые раньше я видел, как туманные пятна, вроде того, как с Земли виден Млечный Путь. В этих областях сосредоточены связанные тесными и ужасными кармами люди. Один из таких страшных узлов мне показал недавно мой Учитель, когда я находился с Ним в Его башне. Когда Учитель включил какой-то мне неведомый и непонятный аппарат на одном из его столов, мне стала видна вся атмосфера мутного пятна как бы через увеличительное стекло.
   По краям пятна находилось множество теней, как бы замерших в молитвенном покое. Они были точно оранжево-жёлтыми. Но чем дальше вглубь, тона теней были всё гуще; набегали багровые тени; мелькали огненные и чёрные молнии и слышались как бы страшные удары мечей и грохот выстрелов. Я не мог понять, о чём говорил этот остров застывших теней.
   Учитель объяснил мне, что это не застывшие тени а, наоборот, почти все из них уже не однажды перевоплощались; но связанные между собой ужасом Варфоломеевской ночи, не могут отойти от этого острова предательства и лицемерия, так как ни один не нашёл в себе сил любя простить своих врагов и убийц; любя защитить их своими молитвами и благословением, так велики были их страдания, вынесенные в эту ночь на Земле.
   Многие обрели уже, в неоднократных воплощениях, мир. Они стоят по краям круга в мире и спокойствии, не смешиваясь больше с хаосом центра. Но благословения своим врагам, полного им всепрощения и доброжелательства, они обрести ещё не могут. Мало того, являясь в полном смысле слова культурными людьми Земли в своих последующих воплощениях, они не могли не только благословить своего земного дня, но не могли найти ни личного счастья, ни друзей, ни радости.
   Прожив в тоске и унынии, приобретя новую культуру ума, новую цивилизацию сознания, они остались духом на той же ступени осуждения и требовательности. И вот, мчатся века, а простивших и благословивших жизнь в своих врагах из них так мало, что даже объёмы мутного пятна не изменились.
   Отойдя от аппарата, Вел. Вл. сказал: «Вот Я напомнил людям Круга, что есть доброта. Никакие добрые дела не свидетельствуют об истинном духовном росте человека. Все, стоящие мирно в этом кругу, сходили на Землю как деятели своих государств. Они были много полезны людям; но доброта их была подаваема только для того, чтобы видеть последствия благодарных, получивших себе что-то от человека. Давал он, не Единого в человеке видя, а существо ниже себя стоящее, которому благодетельствовал, если то не было существо враждебного лагеря. Чувства вражды и требовательности стояли первыми вехами поведения. Чувство ненависти к врагам не знало пределов, хотя ни один не помнил своего ужасного прошлого этой ночи. И, кончая земное воплощение, они попадали в ту атмосферу, которую сеяли вокруг себя.
   Передайте людям Круга: не один мир в сердце, как сокровище в себе охраняемый, важен в деятельности человека. Важны раскрытые глаза на вечное существование человека.
   Кто бы ни встретился, как сожитель по общей квартире, как враг, не допустивший ученика к счастью, – все должны быть помянуты в благословенной молитве Кругу.
   И только благословенная молитва о врагах, о непонимающих и отрицающих, молитва, не знающая осуждения, даёт возможность человеку миновать места старинной кармической связи и подняться в ту атмосферу, где Свет льётся ровными гармоническими лучами.
   Но раньше, чем пролетать бесстрашно над очагами ужаса, надо на Земле уметь раскрыть внутренне каждому свой гармоничный Свет. А эта ступень достигается только тогда, когда человек научился доброжелательству без осуждения. К этой силе духа надо привлечь всю бдительность».
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 [9] 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация