А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Беседы Учителя. Как прожить свой серый день. Книга II" (страница 6)

   Наставления Кругу II[1]

   Наставление № 1

   Раскрытое сердце, чтобы мог человек понимать горе и скорби своих ближних, – так характеризовал бы я ту новую способность видеть скорби людские и не только им сострадать, но и, вбирая их в свет своей ауры, им помогать. Чем дальше я иду, тем чётче и яснее понимаю, что престол и алтарь Божий – это не место где-то, а своё собственное сердце, раскрытое для славы в служении Богу в человеке.
   Поэтому и отношение моё к человеку Земли стало ещё теплее и снисходительнее. Ибо я знаю уже, что всякое сердце может нести чашу Света. И если не несёт её здесь, сейчас, сегодня, в своих обстоятельствах Земли, то будет нести её когда-то и где-то, когда постигнет, что нет смысла жить, если нет служения светлому человечеству.
   Вся доброта моего сердца теперь уже не качество сознания, но ясно видимый мне самому Свет.
   Передо мной лежит величайший фолиант, из которого Вел. Вл.[2] приказывает вам продиктовать следующие строки:
   «Поведение учеников, живущих в больших городах, достигших степени духовного строительства в дне, должно быть внешне совершенно подобно той среде, в которой они живут и трудятся. Хранить эстетику форм и соблюдать те внешние условности быта, которые привычны среде; никак не выделяться никакими экстравагантностями в сторону ли чрезмерного упрощения или чрезмерной роскоши быта; соблюдать формы привычных приличий и неукоснительной вежливости. Но всё, что делает ученик, должно разрушать перегородки узких условностей между собою и встречными и разбивать суеверия и предрассудки. <…>
   Если быт людей давит их самих, то надо так устроить свой быт, чтобы он был показателен, – как радостная освобождённость от глупых условностей, – и служил манком для указания, что и как надо переменить у себя, чтобы жизнь дня стала легче и прекраснее.
   Никогда ученики-строители не должны избегать внешней суеты. Но всё их внимание и работа над собой должны сводиться к сосредоточенности внутренней. Ученик-строитель не может жить во внутренней суете. Не от ума «не может», устраивая себе внешние условия, но потому не может, что сердце его – светящаяся чаша. И когда сердце светится, всё суетное и мелкое не попадает больше в орбиту действий; а попадает только то, что должно встретиться с учеником и быть так или иначе направлено.
   Мгновение – и кончено воплощение. И когда оно кончено, каждому человеку кажется, что оно было недостаточно длительным, и он “не успел” выполнить тех или иных задач. Но ученик-строитель, в своём дневном поведении, должен помнить, как вечную память, что дважды не повторяется текущее мгновение Вечности. И потому в поведении его «сейчас» несёт Свет всему встречному. Где бы ни был ученик, куда бы он ни попал, первая и единственная его цель – вносить Свет и мир.
   Проходя в них день, ученик поднимает ввысь мысли всех окружающих, хотя бы им была доступна лишь малая сила мысли и чистоты.
   Даже в совсем не привыкших мыслить о ближних людях просыпаются новые понимания, если ученик умеет своей бескорыстной чистотой привлечь их внимание и пробудить благодарность».
   Моя жизнь, когда всюду я вижу престол труда Света, уже совсем не походит на мою земную жизнь. Более того, я уже её забыл; забыл и все человеческие «чувства». Их более не существует в моей памяти, ибо эмоций больше нет в моём сознании.
   Всё великое, все качества высоко человеческие, которые восхищали меня на Земле, теперь уже суть лишь аспекты Единого, которые я вижу, как более очищенные или засорённые, в каждом существе.
   Будьте благословенны. Передайте мой привет всем вашим людям Круга.

   Наставление № 2

   Привет мой вам сегодня после длительного перерыва. По этому опыту вы можете легче понять, как необходимо выработать в себе великую силу ученического самообладания, чтобы уметь трудиться при всяких условиях.
   То, что на земном языке вы назовёте «двухнедельный перерыв», на языке двух миров я назову остановкой ученика, его жизнью в мечте о двух мирах, а не действиями в них.
   Почему же? Ведь можно жить, ничего не ведая о двух мирах, и всё же действовать во всей силе внутреннего Света. Можно, но это так будет только для тех людей, кто не связан тесно, как строитель, со своим Кругом и Учителями, кто не служит им гонцом и проводом для ежедневной речи – служения людям Земли. В последнем случае и есть та остановка провода, когда необходимые для передачи сведения скапливаются кучей дощечек в специальной часовне. Учитель Р. передаёт ученикам Круга:
   «Мужество ученика, дошедшего до ступени строителя, растёт каждый день. И растёт оно не на исключительных, героических явлениях, а на простых, серых, трудовых обстоятельствах дня. Чем серее бытовая жизнь людей, чем уже и обыденнее интересы, тем выше, чище и благороднее должно быть поведение ученика. Самое трудное быть спокойным и уравновешенным; нести в себе Свет в обстоятельствах вульгарных жизни; в привычной серости мыслей и поступков окружающих людей.
   И ещё труднее сиять чашей сердца там, где люди принимают что-то из учения Света, а что-то отрицают, к чему-то равнодушны, что-то стараются подмять под свои личные представления и стремятся изобразить из себя глубоко преданных “творцов” дня. Привычка долголетняя всегда ставить себя во главе угла сбивает их со здравого смысла. И получается в них путаный переплёт неба и земли, причём ни то, ни другое не доводится до конца ни в чём. То прыжок вверх, поучительное слово, не составляющее и элемента Света, то срыв вниз, где материальный расчёт “дорого” или “дёшево” делает медным тазом все золотые чаши.
   Ученики-строители, попадающие в токи – путаный переплёт серой жизни, не могут судить её, ибо это понятие больше не живёт и них. Но они могут страдать и даже не суметь выполнять своего труда, если в них гармония не поддерживает Света чаши сердца так, чтобы Свет Учителя лился единой струёй с их собственным Светом. И тогда в их трудах и пути бывают остановки, которых надо избегать.
   Чем ниже окружение, чем серее быт, – тем выше столб Света сердца ученика. И тогда огонь красных нитей всех невидимых защитников и строителей ярче и шире, он охватывает весь проводник ученика, и остановок в его пути не бывает».

   Наставление № 3

   Трудность человека, ученика городов, связанного условностями и условиями работы, заключается, главным образом, в том, что он окружён людьми, совершенно не созвучных ему мировоззрений.
   Поэтому пока его собственная гармония не установилась в непоколебимую атмосферу Света, пока он сам не научился отдавать Свет легко, то есть пока собственная личность ученика не перестала мешать ему лить свой Свет, ровный и немигающий, на каждого встречного, жизнь ученика идёт толчками. Он сплошь и рядом спотыкается об кочки своего личного восприятия и не умеет видеть только прекрасное в человеке, только то Вечное, что облечено в плоть, в кармические покрывала и временные условия Земли.
   Но если верность, точность и мужество ученика растут с его бесстрашием и миром, он научается творить и строить свой день строителем-помощником Учителя.
   Моя жизнь, как я уже вам сказал, стала совершенно не похожа на прежние зори и сияния Земли. Всё, что было мне известно, как восторги и слёзы счастья и радости Земли, теперь понято мною не как сияние Чистого Света, но как феерические огни личного восприятия человека. И разница между восторгами, даже самыми чистыми, Земли с её любовью, так же велика, как фейерверк, затейливо устроенный искусным механиком, и северное сияние.
   Передать лично вам эту разницу через мою духовную атмосферу я, конечно, могу, ибо в ежедневных беседах со мною и Учителями дух ваш постепенно всё шире освобождается, мысль приучается работать в Вечном, и сила мысли проникает вместе с огнём любви в каждое окружающее вас мгновение. Огонь сердца отвечает огню мысли, и расколдовывается Вечное, как заколдованный принц сказки, освещая всё протекающее атмосферой Вечности.
   Но, думаю, для людей, кружащихся постоянно в условном, лишь несколько минут уделяющих своим высоким мыслям, трудно уже понимать мою речь. И потому Вел. Вл. передаёт вам свои наставления для всех людей Круга. Вы же чётко и точно разбирайтесь в людях, вас окружающих, и давайте их читать лишь тем, кто в силах вместить для действий в дне, а не для умозрительных размышлений.
   От Вел. Вл. всем людям Круга: «Прохождение ученического пути по Земле – дело великого значения, дело всей жизни человека. Никогда путь ученичества не может начаться в той душе, где личные страсти и побуждения составляют единственное зерно и смысл существования.
   Каждый человек Земли, дошедший до полного разочарования от одних личных исканий, вступает в глубокий раскол между высшими и низшими своими побуждениями.
   Порывы к прекрасному переходят в устойчивое отвращение от всего грязного и бесчестного. И на этой атмосфере отвращения от пошлости начинают пробиваться ростки тех сил, которые разворачивают лепестки цветка сердца.
   Даже самые крошечные лепесточки любви становятся уже не качествами личными человека, которые можно, по желанию, откинуть или сделать действенной силой. Они, раскрываясь, пропускают Свет из сердца. Они становятся устоями Вечного в человеке. И откинуть их нельзя, ибо сердце бьётся тем Светом, что вынесли через свои щели лепестки.
   Ускорить этот процесс невозможно. То Жизнь оживает в человеке, то её дыхание наполняет весь или часть проводника человека, то она воцаряется в атмосфере человека.
   Какое бы мощно напитанное любовью “слово” ни послал Учитель человеку Земли, оно не раскроет Света в сердце, оно не вдвинет сил духа и мощи в человеке, если вместимость его духа не в состоянии поглотить энергии посланного ему Света.
   Приближение ученика к определённому Кругу наступает тогда, когда мужество в человеке начинает созревать. То мужество, когда глаза перестают плакать, когда сострадание его скорбному становится бодростью, когда сила его любви несётся лёгкой атмосферой и облегчает каждого. И облегчение получает каждый не от проповеди и наставлений, но от чувства защиты вблизи ученика.
   Мир сердца, который установился в ученике, делается его атмосферой, всегда устойчивой, тогда, когда лепестки сердца приняли форму чаши.
   Есть множество людей, настойчиво стремящихся к подвигу “несения” чаши в своём дне. Но они не достигают ничего, ибо их стремление идёт от ума. Они “хотят” действовать по определённым указкам догмы, забывая, что Жизнь движется вечно, и законов Её движению никто не может установить и предписать. Но всей Вселенной закон движения Жизни един: чистота.
   Простой день, где не было насилия, грубости, приказа воли жадности, осуждения и зависти, может переключить всё духовное, сложное состояние человека на рельсы той чистоты, по которой движется Жизнь.
   Вчера всё спало в человеке. А сегодня оно пробудилось, и в сердце засияла чистая любовь. И упали закрепы догмы, развернулись лепестки сердца, ибо смог человек вместить Свет и пропустил его через поры лепестков во все клетки своего проводника. И весь закон лишь в том».
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 [6] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация