А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Беседы Учителя. Как прожить свой серый день. Книга II" (страница 17)

   Наставление № 38

   Развитие в человеке его духовных сил, разумеется, повышает его чувствительность и чуткость в общении. Но это не раскрепощает человека от неукоснительной вежливости в обращении с людьми. Наоборот, это обязывает его к той тончайшей воспитанности, что люди называют обаянием.
   Если создаются какие-либо отношения с человеком, которые «трудны» ученику, то он сам должен внимательнее продумать, почему они создались такими. Ученик хорошо знает, что всё – в себе, что встреча – это он. И если встреча произошла в тягости и раздражении, в желании отделаться от присутствия какого-то человека, то причина только в самом ученике, в его отсутствии умения создавать такие рамки дисциплины, которые легко ставили бы человека в положение определённой точности отношений. В каждом случае взаимоотношений необходимо сразу же бдительно распознавать, где грань духовного понимания. Никогда не следует с людьми неустойчивыми, упрямыми или требовательными входить в тот мир, где духовное, творческое, отошедшее от личного восприятия, единение не может разделяться обоими.
   И не потому не следует, что гордо сознаёт ученик, как ниже его стоит встречный в своём моменте эволюции. А именно любя глубоко человека, как цель дел Учителя, ученик должен точно знать, где, как и чем защитить своего друга или врага. Защита же вовсе не в словах, повторяю в сотый раз; она и не в постоянных внешних свиданиях, продолжительность которых одному кажется раздражающе долгой, а другому – недостаточно продолжительной. Она в глубокой гармонии всего существа ученика. Она в умении включить встречного в орбиту Учителя, в умении подать ему те цветы, что поручили ему рассыпать по Земле хранители его Круга.
   Священность строимого дня, священность встречи – задачи, неотъемлемые от сознания ученика-строителя. А если эти задачи не включил ученик в свои творческие труды, то и день его построен не в гармонии Начал Вселенной, но, большей частью, на Земле, в её привычных законах, и – много меньшей – в мировых законах Бытия.
   И сбился человек раз в день с орбиты Учителя. Руки его выпускали не однажды святую Чашу Любви, которую поддерживал одиноко Учитель.
   Величайших законов, высоко царящих над Землёй, управляющих законами карм всех живых существ, можно ученику-строителю и не знать. Но те законы, в которых вплетается в общение любовь, а не раздражение; законы мира, распознавания, такта и простой доброты в них – это законы двух миров, без которых «строить» день нельзя.
   Если же день, дела и встречи в нём, всё строится в видении Чаши Учителя между собою и встречным, ученик не только не сможет создать «себе» трудных отношений; но он сумеет положить у своего порога цветы гармонии, неосуждения, воспитанности, любви и мудрости так, чтобы все входящие ноги ощутили лёгкость в себе, в защищающей их атмосфере ученика. А очи всех входящих увидели бы не только улыбку, что внёс во встречу ученик, но ощутили и сердца их ту красоту, что им раскрыла теплота сердца ученика. Теплота же сердца ученика не его личная сила, но та энергия, что влил в его чашу Учитель, стоящий с ним рядом.
   Всё бдительнее должны становиться распознавание и чистота ученика, ибо Учитель всегда рядом. Нет таких моментов, когда энергия огня, однажды поданная Учителем, могла бы остановиться. Но есть моменты, когда чистота ученика недостаточна, и энергия Учителя возвращается к Нему обратно.

   Наставление № 39

   Трудность каждой работы при единении с людьми зависит всецело от таланта и воспитанности человека. Талант не составляет одного ума. Талант – это всегда ум и сердце, работающие в гармонии. Бывают случаи исключительного, огромного ума, покоряющего своей воле толпы народа, но эти умы не таланты. Они сухи и требовательны, они говорят о долге и дисциплине; но увлекать кого-то в красоту, не заставлять следовать за собою, как это делает, скажем, Брандт; но привлекать добротой сердца, как это делал Христос, – вот разница путей одного ума или гармонии ума и сердца.
   Евангелием серого дня ученика светлого человечества может быть только путь таланта, то есть постоянное развёртывание перед человеком чистой скатерти, скатерти доброты, на которой он мог бы увидеть брошенный лично ему цветок Великой Матери.
   Если ученик идёт свой день в таком высоком понимании, помнит, что вошедшему или тому, о ком он думает, надо бросить цветок красоты не вообще, а подать его здесь, сейчас, сегодня, распознав в нём, а не в человеке вообще, те силы Начал, в которых он, как ученик, только и может общаться, то это и будет то, чему стремился всеми способами научить человека-актёра Константин Сергеевич [Станиславский]; стараясь занять внимание артиста общением с живым остро наблюдаемым человеком, а не куклой – партнёром пьесы.
   Общение ученика с каждым человеком должно стать законом-привычкой; видеть человека всего; проникнуть в его настроение сейчас; оценить, что можно сделать внутри себя радостно-действенного, чтобы человеку стало легко и чтобы он увидел красоту цветка, который ему бросил ученик.
   Закон общения с человеком есть не только ученическое послушание. Но это один из величайших законов: закон мировой отдачи Света.
   Ученик вдвойне должен заботиться о том, чтобы встреча с ним была легка и радостна каждому человеку, к которому его посылают его наставники. Во-первых, ученик должен помнить, что всякая отдача Света возможна лишь тогда ему, ученику, когда сама встреча идёт в радости и лёгкости. Во-вторых, он чётко должен сознавать, что тот, кто к нему пришёл, – живая душа. Если он и засорён мусором мелких, обывательских соображений, то дух его горит; и нужен только толчок, который пробудил бы творческий импульс, чтобы человек смог осознать себя единицей всей Вселенной, а не единицей одной узкой ячейки данной семьи или дела.
   Закон общения ученика со встречными Земли составляет главное направление энергии творчества ученика. Но, видя и сознавая перед собой всегда эту цель, ученик вовсе не раскрепощается от бытовых условностей среды, в которую он воплощён и в которой должен духовно действовать.
   Если духовные формы творчества, в которых отдаётся Свет учеником, воплощаются в наивысшую красоту: цветы Великой Матери, цветы, сияющие всем великолепием Жизни, то почему же внешняя форма самого подающего должна быть антихудожественной?
   Почему платье ученика, считающего себя таковым, должно быть кое-как сшито? Почему сумки его должны напоминать безобразные узлы? Ноги – быть похожими на устарелые башмаки прошлого века? Комната, постель – на безобразную, неряшливую кучу тряпья? И т. д.
   Форма внешняя ученика требует от него таких же забот, как его духовная чистота. Нет разъединения в понимании красоты. И внешность, и дух – всё должно быть одинаково привлекательно в ученике. И наряд не составляет особенности обывателей, особенности, которой имеет привилегию пренебрегать ученик. Всё, что видят в ученике люди, должно так же привлекать человеческий глаз, как и всё то, чего они не видят, должно привлекать их дух.
   Податель цветов и духовных красот должен иметь и внешний вид гармоничного существа. Можно не заботиться о великой ценности наряда, но надо заботиться о гармоничном и привлекательном внешнем виде, памятуя, что гонец Учителя не кричит на базаре, но не может и иметь вида существа, одетого в базарное платье.

   Наставление № 40

   Всякое физическое страдание ученика, если оно преследует его всю жизнь и всю земную жизнь мешает его труду и общению с людьми, всегда составляет его кармическое наследие. Нельзя относиться к такому страданию как к случайности заболевания. В нём, человеку духовно развитому, необходимо усмотреть самую серьёзную часть в своём самовоспитании и самообладании.
   Не жалоба или досада на свою помеху здоровья должна пробиваться в его день. Но полное принятие препятствия к своему труду, как того сдерживающего начала, которое должно напоминать ученику, что деятельность его не ограничивается только одним миром Земли, но, главным образом, протекает в мире Вечного Труда.
   И если на Земле уже стали ограничены возможности труда видимого, то труд невидимый, труд расширения доброты, сознавания ценности земной жизни, как вечно движущихся форм Вечного; труд отдачи Света, даже в совсем беспомощной форме физического тела, является той радостью служения, когда величайшее самообладание составляет очаг Света, очаг, где Учитель собирает по-новому свой пост энергии. И каждая встреча, пусть совсем больного ученика, с людьми становится тем местом помощи, где очищается и успокаивается неуравновешенный человек.
   Давно говорит Учитель, что важнейшее свойство, вернее, признак ученичества – это трудоспособность при всех обстоятельствах жизни. А всякая болезнь – это проверка трудоспособности ученика. Проверка потому, что ученик и есть то сознание, которое не может считать своим трудом один труд Земли. Его, ученика, труд продолжается, как задача самообладания, как расширение площадки труда, а не как её сужение. Не только не сужает труда болезнь физическая, но дух человека, имея досуг оглянуться на творческий день Земли, находит в себе новые пути, как вносить гармонию более цельную в своё общение с людьми.
   Главное, на что должен ученик обращать внимание в своём дне Земли, – дисциплина и точность в своих отношениях с людьми. Обычно слово «дисциплина» понимается так, что надо кого-то держать в подчинении дисциплине и точности. Но это вовсе не так понимается Учителем, когда Он даёт эти заветы ученику.
   Прежде всего, сам ученик должен весь светиться точными, но отнюдь и никогда не педантичными, действиями духа и тела. Точная самодисциплина, перенесённая во всё единение с людьми, в распознавание, доброту, речь, свидания, уже ставит встречного в определённые рамки. Нельзя быть машиной. Надо быть гибким. Но нельзя быть мягкотелым, то есть не иметь в себе твёрдого духовного хребта, а при встрече с наглостью, неряшеством или глупым упрямством терять мгновенно свою твёрдость.
   Твёрдость и уверенность дают силу ученику к утверждению Жизни. А где носит в себе человек гармонию, утверждающую Жизнь, там он только и может строить Жизнь, а не быт.
   Но, строя Жизнь, ученику надо с самым тонким тактом, с самым бдительным вниманием наблюдать быт и стараться крепить в каждом встречном дух творческий, ничем, ни единым словом, не пошатнуть в нём его веры и верности текущему моменту строительства Жизни народной. Всегда надо помнить: «В каждой форме новой стройки скрыта Мудрость бьющего часа Жизни». И какою бы внешней, быть может, не очень правильной, формой ни была прикрыта эта строящая новую Жизнь энергия, – дело ученика быть в передовых своей эпохи, быть её мозгом и духом, огнём и мечом.
   Никакого колебания, никакой критики на действующих в том или ином пути, никаких сомнений в выбираемых ими средствах борьбы и стройки ученик в себе допускать не должен. Если полез в кузов – называйся грибом. И, кроме того, если ты гриб, ещё и честь свою неси огнём и мечом. Нет и не может быть на Земле в смутные времена тонкости чувств и деликатности мыслей. Но в ученике они присутствовать обязаны.
   Ученика огонь – защита всех положений своего Круга строителей. Ибо ученик – слуга двух миров и потому знает, как условны и временны формы борьбы и как безусловен её вечный смысл.
   В себе разлад – конец гармонии ученика, а следовательно, и утверждения им Жизни. Ценность и смысл служения Земле в цельности энергии ученика. Принять всё – значит до конца взять на себя и защиту всякого члена Круга; нести ему оправдание в двух мирах и оставаться на Земле огнём сил Учителя. Брать одно и отбрасывать другое – значит искать только себя, в трудах Круга видеть одну Землю, а не соединять в себе два мира.


   Культурно-просветительский, научно-философский журнал Благотворительного Фонда «Дельфис»
   Название журнала «Дельфис» в переводе с греческого означает «дельфин». И если представить себе тот океан неспокойствия, невежества и бездуховности, в котором оказались многие люди в наше трудное время, то «Дельфис», как и положено дельфину, спешит на помощь тем, кто жаждет выбраться из пучины и добраться до благодатной земли подлинного знания и высокой нравственности. На страницах «Дельфиса» значительное место отводится современной публицистике, произведениям философов-космистов, крупных мыслителей и просветителей древности и нашего времени. Журнал рассказывает о жизни и служении духовных подвижников и святых, о подвигах народных героев. Научный раздел затрагивает вопросы структурного единства мира, времени и пространства, раскрывает синергетический подход к проблемам мироздания, рассказывает о тайнах древних цивилизаций и многом другом, что способствует созданию новой парадигмы в науке.

   …мечтала о журнале, посвящённом всем достижениям во всех областях жизни. Мне хотелось бы дать широким слоям читателей полный обзор всего, что достигнуто по настоящий день во всех отраслях знания, искусства и общественной жизни, и тем самым указать направление мысли.

   Е.И.Рерих

   Журнал издаётся с 1993 года и выходит один раз в квартал

   Контактные телефоны для справок: (495) 628-06-79, (495) 621-84-25
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [17] 18

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация