А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Беседы Учителя. Как прожить свой серый день. Книга II" (страница 15)

   Наставление № 31

   Величайшие истины, когда их достигает человек в своих действиях, становятся простыми, понятными и такими необходимыми, что самому ему кажется странным, что когда-то он мог мыслить и действовать иначе, мог страдать от личных скорбей, от уязвлённого самолюбия.
   Именно так живу я теперь. Не могу сказать, чтобы я не понимал страданий людей, исходящих от личных причин. Также не могу сказать, чтобы я стал равнодушным к просьбам людей, к их тем или иным жалобам, и чтобы у меня не было желания им помочь.
   Я рад всегда и утешить, и защитить каждого, кто несёт ко мне свою просьбу. Но помощь моя, побудительный к ней толчок, идут из бдительного рассмотрения всей жизни человека. Если я вижу ясно, что для вечной жизни его вредно то, о чём он просит, а необходимо то, чего он боится и бежит, я стараюсь окружить его самой нежной любовью, подаю ему всю силу моей защиты, стараюсь укрепить его нервные узлы через своих невидимых помощников. Ищу возможности предоставить ему земные, укрепляющие дух встречи, и остаюсь глубоко спокойным во всех тех случаях, когда не могу выполнить неразумной просьбы человека.
   На Земле это было не так. У меня была необычайная щепетильность во всех тех случаях, когда люди обращались ко мне с просьбами. Я никак не мог никому ни в чём отказать, хотя часто и понимал бессмысленность просьбы и сознавал эгоистичность и чёрствость просивших людей. Тогда меня это расстраивало. Иногда мне было очень неприятно защищать людей, грубость которых я видел. Но я старался убедить себя, что я им не судья, а помочь, раз просят, должен.
   Я не понимал тогда разницы между строительством быта и Жизни. Всё и все казались мне Жизнью. И очень часто я не мог приходить в равновесие, видя постоянное нарушение красоты, без которой жить не мог. И вот бессилие своё я запивал вином, стараясь глушить голос Бога, которому в себе не мог создать чистого храма.
   Как теперь всё мне ясно! Как видна мне гармония, поднимающаяся во всех формах Земли и над нею. Как ясен мне путь действий человека, идущего путём Света и ищущего свой путь в Нём иногда до самой смерти.
   Недавно я пролетал над пустыней и видел то место, куда был привезён старец с виноградными лозами. Какой чудесный оазис там разросся! И вот, жил старец в дивных горах, у моря, в чудеснейшей природе и совершил своё дело служения человечеству в мёртвой и голой пустыне. И тем благословен его земной путь, а не восхвалением Бога в дивной природе.
   Как часто дорожит человек своей бьющей полнотой красоты жизнью быта, своими в нём успехами и плачет горько, когда всё теряет и остаётся голым, босым, одиноким, лишённым всего привычного, развенчанным и презираемым. А тут-то и было начало его пути Вечного, пробуждение в нём его Начал Бытия.
   Стремитесь всех утешить в их горьких переменах к худшему. Нет плохих дел и дней. Есть только путь расцветания Жизни в человеке. И если день быта идёт в скачках от раздражения и уверенности чьей-то в своей правоте – ученик должен указать члену своей семьи, что есть не только он и условность, но есть два мира. И если отравил своими вибрациями день своим близким – значит отравил всю Жизнь в себе и в них.
   Безнаказанно не проходят бытовые огорчения. Кто их внёс, тот их и должен будет выкупить своими страданиями. И иногда это бывает страшно. Ученик должен разъяснить своей семье невидимые записи Жизни, ибо иначе это не ученическая семья, а случайный колхоз.

   Наставление № 32

   Мгновения чистого, сострадательного внимания в Кругу, когда ученик-строитель молится о своём окружении и о всех ведомых и неведомых ему людях Круга, – мгновения самые высокие и таинственные по своей реальной помощи. Ибо в эти мгновения, когда суета дня ещё не окружила человека, его связь с Учителем наиболее крепка. И в эти мгновения человек, поставивший своею целью служение Учителю и следование за Ним, сохраняет наибольшее количество собственной творческой светящейся материи, ибо в ней ещё остаётся сила магнетизма Учителя в своей нетронутой суетою Земли чистоте. В эти мгновения легче всего человеку побеждать собственные страсти, собственное личное, антипатичное отношение к тем людям, с которыми ему приходится жить в самом близком соседстве.
   Утром в кругу своих невидимых защитников и хранителей Круга надо вновь и по новому брать на себя все обстоятельства своего служения Учителю и, в Его лице, всему светлому человечеству Новый день, новый сдвиг в духе ученика произошёл за эти, – такие краткие вовне, но такие мощные, как Движение Вечное духа человека, – мгновения.
   «День» ученика-строителя – это не наложенные сегодня на вчерашний день вибрации и эманации духа, придавившие вчерашнее борение и не вполне сгоревший мусор страстей. День ученика – это новое творчество, сжигающее всё вчерашнее без остатка и дающее сердцу новые силы для вмещения Света Учителя.
   Сердце ученика уже не заполнено одними личными силами Любви. Если он стал строителем, следовательно, в его организме уже двинулись к действиям его аспекты Единого. И в нём живёт сила, которая включает его в Движение Вечного в Учителе, и в движение всего духовно развитого Вселенной.
   Вот почему так важно человеку научиться жить, действовать и чувствовать во всей полноте чувств и мыслей. Ибо, если в самом ученике его чистотой побеждён мусор, скопившийся в духе за весь день, легко Учителю подать ему от себя большое количество собственных магнетических сил, поддержать здоровье ученика и пронести в своей чаше огонь более высоких миров.
   Отдача Света всегда должна производиться сознательно. Но это не единственное условие. Перед отдачей должен быть очищен проводник ученика. И сам ученик может легко наблюдать, по течению мыслей своих, каково то новое русло, в котором он встал сегодня и в котором, следовательно, он будет творить все свои дела и встречи.
   Ученику-строителю недопустимо пуститься в творчество дня, будучи единицей одной Земли, дыша её сумбурными вибрациями и не сумев самому подняться и включиться в чистые и дивные, творческие вибрации двух миров.

   Наставление № 33

   Чистосердечное признание в себе самом необходимости победить то или иное качество характера очень важно для всего пути жизни вечной человека. Но если делать упор воли – одних воли и ума – для победы над нежелательными свойствами, то можно не только не двинуться вперёд в своём пути вечного совершенствования, а впасть в обратный путь, то есть войти в общение с теми, кто всё движение вперёд видит только в упорстве воли. А упорство воли – меч зла; и каждый человек, забывающий, что сила его побед лежит в любви, привлекает бдительное внимание тёмных.
   Вот почему многие из начинающих свой путь побед попадают в оазисы тёмных сил; тёмные обещают так много наград и похвал, лишь бы вырвать из сердца человека силу теплоты любви, лишь бы не дать ему возможности развить в себе активную любовь, движущую человека по делам и встречам дневного труда.
   Разлад с самим собою у ученика-строителя может быть только тогда, когда он не выполнил своих высоких обязательств и строил вместо Жизни один голый быт. Когда в строимом дне он ждал от внешних обстоятельств себе тех или иных толчков к творчеству, соображаясь с видимыми результатами, а не ощущал позыва к творчеству в великой любви Учителя в Его труде в строительстве дня, в Его Свете, который должен облегчить и очистить (невидимым участием) видимые дела и встречи ученика.
   Позывы к творчеству в строительстве дня, в жизни суетной и шумной учеников, также не заключаются и в словесном действии, в проповеди религиозных и моральных истин. Много раз Учитель повторял, что действие словом – самое слабое и последнее, на что может рассчитывать ученик в своём общении с людьми.
   Суть труда ученика – движение в нём аспектов Единого. Развитие и действие в нём уже не качеств его высокой чести и этики, в которых он может хотеть или не хотеть строить день. Но действия его аспектов Жизни, которые составляют его насущную необходимость земного существования, как дышать, питаться, спать, и без их действия в себе он жить не может.
   И слово, как таковое, в единении ученика с людьми важно постольку, поскольку оно отражает Свет самого ученика; поскольку оно – результат единения самого ученика с Учителем; поскольку в нём горит чистота, такт и обаяние Учителя, которые помогают встреченному человеку почувствовать необычную высоту чести и бескорыстия человека.
   Проходить день, как один из многочисленнейших этапов личного переживания и восприятия, тот, кто вошёл в помощники и гонцы Учителя, как строитель дня, уже окончил. Но окончил ли он крепить свою верность, развивать свой дух, как мужество, точность послушания, бескорыстие и честь?
   Этому развитию духовной и внешней воспитанности человека конца нет. Наоборот, чем яснее становится его уму необходимость хранить в строительстве дня высшую чистоту всех своих духовных сил, тем в своём сердце он сам видит всё больше мест, где деятельность его Любви могла бы пролиться шире, легче и выше, если бы сердце его не сохраняло ещё перегородок личного в чём-то.
   Труд ученика-строителя ничуть и ничем не похож на труд муравья или пчелы, сознание которых знает только свои кучи и улья, а вся Вселенная представляется им интендантством, из складов которого надо тащить всё в свой дом.
   Труд ученика есть всегда сознательная отдача Света всей Вселенной, в чём бы, где бы и как бы ни развернулся весь ход внешней жизни ученика. Ученик похож на актёра-творца. Ибо какой бы акт пьесы своей жизни он ни играл, он всегда понимает, видит и действует, зная всю сверхзадачу жизни Земли. И если сквозное действие в строительстве дня было: движение воли-любви Учителя через живые и движущиеся аспекты Жизни ученика, то сверх-сверхзадача такого ученика будет великая гармония всех сил в себе и строительство дня именно и только в гармонии.
   Достигнув такого сознавания движения вечного в себе, нет для ученика иной возможности строить день, как разнося всюду белые цветы Бескорыстия, алые цветы Любви и оранжевые цветы Мудрости. Если идёт ученик и светит ему его сверх-сверхзадача, он роняет во всё строимое, часто и сам того не зная, жёлтый цветок великой Гармонии.
   Тиха его поступь; нет громогласных слов в его дне; но Свет Учителя утешает, облагораживает и помогает встречным страдальцам, ибо ушло из сознания ученика понятие осуждения.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [15] 16 17 18

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация