А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Беседы Учителя. Как прожить свой серый день. Книга II" (страница 12)

   Наставление № 21

   Все препятствия в строимом дне, вернее, всё то, что кажется препятствием к достижению в себе Света и мира, всё, что побеждено любовью, – всё это даёт только тот результат, невидимый встречным, при котором атмосфера вокруг человека становится гармоничной для сотрудничества Учителю.
   Теперь только, когда я стал видеть, понимать и научился ценить всю жизнь каждого человека, до конца её понимая, как нечто великое, движущееся единицей Вселенной, я осознал, до чего мудры обстоятельства внешние каждого; до чего в каждых обстоятельствах человека лежит всё, чтобы помочь ему двигаться неустанно в его вечном движении вперёд и выше.
   Мне трудно уже разделять, когда гляжу на человека и его земное существование, его суть от его временной формы. Я перестал страдать за человека, видя его неудовлетворённость; его барахтанье в самых поверхностных бытовых корках внешней жизни. У меня нет больше поспешного желания вскрыть человеку смысл и суть жизни Земли; ибо я увидел великую целесообразность в том, что Свет прикрыт очам человека. Я понял, что раскрыться очи духа человека могут только тогда, когда доброта его потеряла свой эгоистический взгляд; потеряла возможность рассмотрения во встрече прежде всего своего «я», а потом уже человека, который встретился в данную минуту.
   Я во многих местах в людях, пытающихся подавать встречному Свет, вижу, как идёт мысль об отдаче Света, а сердце наблюдает, не подавая радости и тепла. Но сама настоящая отдача Света может наступить только тогда, когда сердце, с его теплом и миром, бежит, точно фонарь, впереди; а ум выполняет контрольную функцию, прилагая такт и распознавание; указывая, где лежит граница возможной вместимости человека; что можно ему подать как слово, а о чём надо молчать, переводя энергию речи в молчаливую энергию любви и сострадания.
   Много вижу я семей, где, казалось бы, только переставь в душе человека вместо требовательности глубокое дружелюбие и понимание, что всякое сердце есть нераскрытый в данную минуту храм, и наладится вся жизнь дома, создастся атмосфера мира и довольства.
   И создастся не потому, что в ком-то что-то изменилось. Но создастся потому, что сила доброты самого человека сотворила чудо: его гармония стала неуязвима; он понял действенно, что рядом с ним идёт Жизнь в Её временных формах; и благословил всю свою жизнь, понимая, что он был причиной всего разлада. Ибо, сам, идя на рельсах Света, ничего не сделал, чтобы вокруг него, к сердцам его окружающих, проложить те же рельсы Вечного, а требует от них поступков Земли на основе двух миров, ничем не раскрыв им сути жизни, к которой тянется сам.
   Никаких нет средств наладить мирную жизнь, если человек не поймёт, что только его доброта, источник которой – его два мира, в тёплом сердце соединённые, может утвердить радостность в его семье.
   Всякий пересказ своих семейных дел, если он идёт, как воспоминание горестное, как жалоба духа, – составляет лишнюю занозу, на которой повисают мелкие элементалы, хотя и безразличные к злу, как к таковому, но ненавидящие уныние и жалобы, радующиеся возможности подшутить над жалобщиком, что иногда бывает человеку более, чем больно.
   Ценность слова – вот о чём должен думать каждый строитель в первую очередь. Надо прерывать каждую жалобу, хотя бы она тупому человеку казалась самой величайшей необходимостью, а отказ слушать ученика показался бы чудовищной жестокостью.
   Ученик – это тот, кто живёт и действует в двух мирах. Это тот, кто не грязнит движущегося момента Вечности и в своём присутствии не может допустить ужаса распространения болота жалоб, самолюбивых слёз, интриг и сплетен.
   Ученик, идущий с чашей за Учителем, не может подвергать болотным огням Его Чашу. Всякую встречу надо поднять до того уровня, где сила духа Учителя может сотрудничать и подать помощь страдальцу.
   Только эту помощь видит своею обязанностью ученик, а не стирку грязного белья, которую вносит ему самолюбивый человек. Мудрость должна сиять во встрече, деятельное желание присоединить человека к высокому пути Учителя, а не предрассудочное «снисхождение» к обстоятельствам другого.
   Истинное снисхождение есть пробивание любви ауры человека; колебание её так, чтобы дух содрогнулся, захватил сердце встречного в орбиту Учителя. А сострадание одной Земле в человеке – дело обывателей, но не ученика. Если же ученик позволит себе съехать на одну площадь Земли, он немедленно поплатится своим здоровьем. Если же он будет продолжать такую деятельность своих милосердия и сострадания, он уйдёт с Земли, ибо сам не смог вместить сердцем того, что понял умом.

   Наставление № 22

   Наблюдений над Землёй, как понимают это слово люди, для меня больше нет. Самое понятие «наблюдение» получило для меня совершенно иной смысл. «Наблюдение», о котором говорит мне Учитель, поручая мне какого-либо человека, означает блюсти бдительно человека, охранять всячески весь его путь и, в особенности, ту фазу его пути, в которой он мне поручен.
   Более, чем когда-либо, я оценил великие слова Учителя: «Мгновение – и кончено воплощение. Мгновение – и нет возможности внести в свою бывшую среду помощь и словом, и делом Земли».
   Сколько приходится мне наблюдать драм, трагедий и несчастий людей из-за их привычки откладывать до последней минуты свои решения и перевести их из области мыслей в действия.
   Почти нет счастливых, ушедших с Земли, выполнивших свои желания. И горе раскаяния и запоздалых угрызений тяжелит путь человека. Оторвавшись от Земли, он уносит в себе всю свою нерешительность, все сожаления и желания поправить то, о чём думал и что победить не набрался сил за всю жизнь.
   Старайтесь поддержать мужество во всех борющихся. Старайтесь доказать людям, что не важно соблюсти внешнее достоинство, а важно в сердце своём установить мир.
   Всё, что человек считает нужным, став в два мира и оттуда взвесив свои дела, мысли, желания, стремления, страсти, – оказаться победителем. Человек должен это сделать, если осознал, что двигаться не может, ибо чаша его стоит на престоле Круга.
   Как бы ни боролся человек с какой-либо внутренней своей проблемой, победа его над нею, одержанная до конца, составляет в его вечном пути ступень огромную. Стойкость и самообладание, приобретённые от сознания, что руки должны быть чисты у того, кто держит чашу, что сердце должно озарять атмосферу его комнаты, что мысль должна увлекать ввысь встречного, составляют те устои пути вечного, на которых лежат не только самого ученика единение со светлым человечеством, но и всех людей, которые общаются с ним на Земле.

   Наставление № 23

   Чрезмерные мысли о себе, как пути к Учителю, так же вредны человеку, как и всякие мысли, центром которых стоит личность человека. Сознание себя всегда единицей двух миров, сознание каждого всегда такою же единицей – самый верный путь поведения человека в его простом трудовом дне. Такое состояние духа, имеющее в себе понимание Вечности, движущейся в живых формах Земли, уже создаёт Учителю возможность через благоговение ученика включать встречного в свою орбиту.
   То торжественное и благоговейное чувство ученика-строителя, с которым он начинает строить свой день, лежит именно в этом сознавании важности и священности своего единения с людьми.
   Никакая созерцательная молитва не подымает так высоко дух ученика, как его понимание, что труд его вечен, что путь его бесконечен, что нет оснований к унынию и огорчению, если жизнь личная, внешняя не удалась, и подошла старость, а внешне так мало достигнуто.
   Прискорбные слёзы от разочарования в самом себе – участь только тех, кто живёт в одном мире Земли. Тот же, кто поднял чашу служения человечеству, в ком дух любви победил плоть и расширил мысль, дав возможность охватить Жизнь всей Вселенной, тот не имеет поводов к поспешности личного самоусовершенствования. Оно тоже имеет тысячи видов, и среди них есть немало соблазнов, берущих начало в личности.
   Одному может казаться, что имея он способность слышать голос Учителя и принимать Его слова, он был бы много выше и чище того человека, который владеет счастьем быть проводом Ему. Другому кажется, что существенную помощь можно оказывать встречному лишь тогда, когда видна аура человека, когда можно читать его мысли и деятельно вливать в них Учителя помощь. Ещё кому-то кажется, что сила человека только тогда может приходить существенно на помощь, когда он способен владеть силами природы и т. д.
   Но не даёт себе отчёта человек, что в первом случае в нём живут зависть и осуждение. Во втором – полное непонимание, каким закалённым надо быть, чтобы, видя движущихся страшных змей и уродов астрала порочного человека, не отшатнуться от него в ужасе, а призвать – в полном доброжелательстве, самообладании своём, в совершенном понимании места грешника во Вселенной, – благословение; поднять дух его, хотя бы на мгновение, к миру и радости, а также вовлечь его в орбиту Учителя, беря на себя его печальное разложение и предавая его огню мощи Учителя.
   Нечего и говорить о том, как должен сиять Свет в самом ученике, как невозможно мигание огня его чаши, чтобы только приблизиться вплотную к Великому Кругу тех, что действуют в сферах высших миров.
   Вся разлагающаяся атмосфера человека, идущая всегда от животных его страстей, чувствуется тем учеником, который дошёл до ступени строительства. Но ни одна капля разврата и разложения не пронзит ученика, если он стоит в мире, спокойствии и всепрощении, зная весь путь каждого и активно неся духовную силу тем, кто ему повстречался в своё «сегодня».
   Чем выше поднимается дух ученика, тем ценнее для него становится каждое «сейчас». Тем ярче мысль его работает в сознавании движения всех людей в двух мирах. И как бы ни был отвратителен человек и окружающая его атмосфера – сам ученик должен помнить только одно: он, ученик, дан своим встречным, чтобы ужас не вошёл в их дома; чтобы не совершилось преступления, чтобы самая малая частица воспитанности, доброты и чести людей, живущих близко к ученику, помогла не добиться страшилищам астрала полного падения людей в бездну.
   Сила доброты ученика нисколько не теряет в своей действенности от того, что не выявляется внешне ничем, кроме вежливости и доброжелательства.
   Сила защиты, молчаливо пролитая в молитве и благоговейно поданная Учителю, так же действенна для преступника, как была бы действенна помощь, поданная человеку на Земле.
   Не всегда возможен для ученика разговор со злодеем. Но всегда возможна благая мысль оправдания и любви к нему как к единице Вечности, не знающей Её в себе, благодаря разрыву гармонии между телом и духом.
   Обращайте больше и усерднее внимание людей Круга на их вольных или невольных сожителей в домах, на их сотрудников и случайных встречных. Напоминайте им чаще, что нет случайных встречных, а есть те, к кому светлое человечество прокладывает свои пути через надёжных своих гонцов.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [12] 13 14 15 16 17 18

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация