А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Беседы Учителя. Как прожить свой серый день. Книга II" (страница 11)

   Наставление № 18

   Мои труды – вот чем меряется мой день, моя ночь, моё время. Вам невозможно ещё понять, как это сознание человека может существовать в такой форме, где нет сна, заката солнца, темноты, – вообще нет мерила времени, по которому размеряется отдых и отдача энергии. У нас нет отдыха. Это понятие свойственно только Земле, где физические силы и свойства человеческого организма – столь же необходимые качества, как и самая мысль, с её огнём и силой духовных действий.
   Ничто, как энергия, не может быть уничтожено во Вселенной. Но человеку трудно даже догадаться, какое множество форм может принять одна и та же материя, порождённая физическим или ментальный трудом.
   Только теперь я увидел ясно и оценил труд человека сцены. И картины творчества в искусстве наполнили меня и восторгом, и ужасом. До чего различна картина отдачи внутреннего творчества у людей. Один выходит на сцену, и он полон благоговения; его храм сердца блистает чистотой; он забыл о себе; он несёт толпе зрительного зала только силу того образа, которым проникся от автора; он взял его контуры, вдохнул душу в своего героя; подал слово, видя в нём великую мощь – призыва к красоте. И я восхищённым взором наблюдал, как искры светящихся точек слов скоплялись над аурами слушателей, внимавших артисту в молчании. И сердца их пробуждались от зова к красоте артиста, они мчались за ним в неведомую жизнь, мечтая действовать, подражая ему, и отдавали ему любовь за его труд.
   И видел я очень хороших артистов, людей, способных увлекаться самозабвенно красотой поэта, но страх сковывал их способности. Страх забыть какое-то слово, не так вступить, – и холодок проникал в зал, не мог сам артист переступить грань мастерства, и зал отвечал ему почтительным вниманием, но видел не горящий образ героя автора, а умелую попытку подать шлифованное слово в звук мастера-актёра.
   И тут все мои усилия помочь артисту сводились к нулю, ибо страх может победить только сам человек. Страх и волнение как личные элементы, связанные со всяким трудом человека, будь то наука, механическое производство или искусство, – всегда составляет те препятствия, которых не может победить человек в труде, если не победил их в жизни серого дня.
   Я не говорю о тех тружениках, что выходят на свою работу мало протрезвившимися, плохо вымытыми внешне, наскоро одетыми, чтобы не опоздать и т. д. Туалет тела всегда соответствует туалету духа. И в том, и в другом случае неряшество топит всякую точность в труде и мысли; а без этого свойства невозможно и подойти к дисциплине духа. Дисциплина внешней жизни, исходящая от внутренней самодисциплины, – это тот заколдованный круг, где гибнут все неряшливые люди.
   И удивительно мне, как даже люди Круга, жаждущие действовать по заданиям Учителя, остаются жить на Земле в грязи, в насекомых, в смраде старого хлама и т. д. Их навыки постепенно переходят в их внутренний мир, и там копошатся тысячи рваных мыслей, много суеверий и вздорных предрассудков, и нет места в этом клубке ни для одной точной линии мыслей, принятых добровольно к руководству, учитывая не день воплощения, но день вечного труда.

   Наставление № 19

   День ученика, стремящегося внести бодрость и доброту в свои дела и встречи, так ясно отпечатан в его атмосфере, что светящуюся его ауру не заметить не может ни один Учитель, ни один невидимый защитник и хранитель того Круга, который ему поручен.
   Мне теперь ясно видна вся психика каждого порученного мне человека. И если бы я мог найти слова, чтобы рассказать вам, как важна, как целебна, и для самого человека, и для встречаемых им, та атмосфера бодрости и энергии, где в сердце человека побеждены слёзы! Но слов для описания такого состояния духа нет; слов, которые бы могли действительно убедить и изменить психику человека.
   Только сам человек, своим индивидуальным путём может войти в ту ступень самоотверженной любви, где достигается полное забвение себя, забвение всех форм личного саможаления, где мысль – действие доброты, всегда опережает всякое «я».
   Атмосфера требовательности к людям видна мне почти во всяком человеке, каждому хочется быть признанным в мире Земли. Человек думает, что если он «не признан» окружающей его средой, он бесполезен в своём творчестве Земли. А забыл, что нет Земли, как одного плана; нет её для него, ищущего строить день жизни, а не упиваться благами дня-быта.
   Сейчас ещё нежнее мои мысли; ещё теплее моя помощь людям Земли; я стал чётче видеть, как трудно человеку каждое его достижение; как медленно мелят мельницы богов, перемалывая страсти в радостное бескорыстное творчество. И ещё больше я научился ценить каждое чистое движение духа человека, ибо понял, как трудно ему войти в ту атмосферу, где уже исчезли понятия личной грусти и слёз. А вместе с тем, я должен передать вам и всем людям Круга, что именно они обязаны стремиться к той непоколебимо радостной атмосфере, где грань личного перейдена.
   Великие слова: «Могий вместити, да вместит», – составляют для людей Круга не отдалённые мечтания, но простое руководство в делах трудового дня. Естественна борьба человека со своими страстями. Но борьба простого обывателя и борьба ученика – вещи совсем разные.
   Тот, кто в мысли и сердце принял обет верности, точности и мужества до конца, тот не может ежеминутно спотыкаться на слезливости и ею раскачивать свой и встречных проводник физический, как и вносить перебои и колебания в свою и чужие ауры.
   Какой же человек ученик, если он не может, из-за своей неустойчивости, вносить защиту Учителя в поручаемые ему встречи и дела?
   Теплота моего сознания равна действенной энергии огня. Я вижу, как утихают бури в человеке, если я принёс ему мой мир и доброжелательство.
   Всегда действуйте внутренне всюду, где слова бессильны. Не останавливайтесь перед самыми яростными проявлениями горя. Живите в двух мирах; зовите имя Учителя; передавайте Ему встречу. И хотя бы вы в этот данный миг отчаяния не достигли внешней тишины человека, вы унесёте в себе самую яростную силу его отчаяния; а Учитель поможет вам её сжечь на огне престола мира, если вы в полном самообладании; если вы принимали скорбь человека в двух мирах; если вы забыли о месте человека на Земле и несли всю свою помощь-молитву его месту во Вселенной.
   Мужайтесь и мужайтесь. Не ужасайтесь чужими сомнениями и колебаниями. Не вырастает дух человека по законам логики Земли. Умейте в каждую встречу втолкнуть мысль человека в два мира и, хотя бы на минуту, помочь ему прожить жизнью-Вечностью, а не жизнью-бытом.

   Наставление № 20

   Самое тяжкое препятствие человека на его жизненном пути – страх. Нельзя исчислить всех форм, какие принимает страх в психике человека. Наиболее тяжёлые формы истерических и психических заболеваний вырастают в организме человека из зёрен страха.
   Чем же должен добиваться в себе человек-ученик, занявший место в Кругу строителей, победы над ужаснейшим чувством страха? Ученику верному до конца, легче победить страх смерти, ибо он знает, что нет ни смерти, ни одного временного, вырезанного из вечности Жизни, существования, чем, сталкиваясь ежеминутно с рассыпанными, как раскалённый песок, вибрациями страха, стоять в непоколебимом бесстрашии среди мечущихся, расстроенных ужасом людей.
   И происходит это во всех наблюдаемых и опекаемых мною жизнях только потому, что в душе самого ученика нет устойчивого самообладания, где он мог бы уверенно держать руку Учителя, соединяя в себе два труда, труд свой и труд Учителя.
   А между тем, только тогда и будут в ученике соединены два мира, когда он чётко живёт, держа руку Учителя, не разлучаясь с Ним; и, наоборот, вводит каждого в ту атмосферу сотворчества с Учителем, в которой может каждый получить и отдых, и защиту.
   Как легко было бы жить ученику-строителю свой земной день, если бы он шёл его в том мужестве, где невозможны слёзы. Надо чрезвычайно углублённо осознать великие слова: «те очи видят ясно, что не плачут». В этой коротенькой фразе раскрыто человеку всё существо борьбы страстей, борьбы личного и вечного в человеке. Когда вечное совершенно победило личное, нет места чувствам и мыслям одного мира. Вся сияющая лестница восхождения духа видна с каждого места Земли, где живёт и трудится человек, и ни одно место Земли не является только временным местом, но ощущается и местом всей Вселенной, хотя бы люди, с которыми приходится действовать, вовсе не знали психики человека и даже презирали его доброту, смотря сверху вниз на его поведение.
   Никогда поведение человека-ученика не будет ученическим, если слёзы разбередили в нём его физический проводник и душу. В смятении, в растерянности не может ученик ни услышать голоса безмолвия, ни интуитивно почувствовать, как ему поступить. Ибо интуиция есть ничто иное, как чистая сила человека; его святая святых, в которой лежат все творческие возможности человека. Это и есть высшее «я» человека, которое подаёт свой совет, если человек в полном самообладании, если он спокоен, ибо воспринял всю земную жизнь как движущееся мгновение Вечности.
   И тогда чистота его святыни, не поколебленная никакими вибрациями суеты, может воспринять помощь незримых хранителей, которая выразится в словах, подсказанных человеку его интуицией.
   Я знаю, что то, о чём я говорю сейчас, дело очень трудное для человека. Каждое существо обуреваемо страстями. Каждому хочется ощутить жизнь и её многоголосие вокруг себя. Каждый считает себя одиноким, если не раздаются возле него призывные голоса земной жизни с её любовью, славой, радостями признания за талант и т. д. Но вся эта психика, такая естественная на Земле, такая всегда прежде понятная и властная, – теперь видится мне как простой, элементарный путь, только после которого начинается радостное понимание всей Жизни и не менее радостное счастье Ей служить.
   Всё, что я говорю, не имеет ничего общего с аскетизмом, с отречением от личного счастья, с монашеским отрицанием жизни. Это только указывает вам, как перерождается психика человека после того, как он потерял способность плакать.
   Сила духа ученика устанавливается в ровно горящее гармоническое пламя только тогда, когда самое понятие «слеза» сгорело. И только с этого момента человек в действительности стал слугой двух миров; тем слугой, на которого может положиться Учитель.
   Раскрытый Свет в человеке – это и есть та его неустрашимость, в которую он вошёл не умом или духом, но всем своим существом. И «день» его несётся не по делам и встречам Земли, но по делам и встречам Учителя, где Он пролагает путь каждому существу к более высокому благородству и чистоте, а для этого посылает ему ученика, как своего гонца и друга встречному, ученика, не умеющего плакать.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12 13 14 15 16 17 18

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация