А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Любовник королевы" (страница 40)

   Мысли Роберта лихорадочно завертелись, и он быстро проговорил:
   – Есть способ. Да, есть. Я докажу тебе мою любовь. Мы можем обручиться в ожидании нашей дальнейшей женитьбы.
   – Но это же клятва в присутствии других. Ты не можешь принести ее, не будучи свободным, – прошептала Елизавета.
   – Нам незачем собирать для этого весь двор. Зато эта клятва свяжет нас столь же прочно, как и брачная, – напомнил ей Роберт. – Когда я буду свободен, нам лишь останется повторить во всеуслышание то, что мы произносили в узком кругу.
   – Ты станешь моим мужем, всегда будешь рядом и никогда меня не покинешь, – страстно прошептала Елизавета, протягивая ему руку.
   Роберт мгновенно сжал ее и прошептал в ответ:
   – Давай сделаем это не мешкая. Как можно быстрее. В твоей часовне и при свидетелях.
   На мгновение ему показалось, что он зашел слишком далеко, она испугается и откажется. Но Елизавета оглянулась по сторонам. Придворные были заняты своими разговорами и почти не обращали внимания на ее прогулку с Дадли.
   Елизавета подозвала к себе Кэт Эшли.
   – Я хочу помолиться за наших солдат в Шотландии. Позови Екатерину и сэра Фрэнсиса. Больше никого не надо.
   Желание королевы – закон. Женщины ответили почтительными реверансами, мужчины поклонились. Чета Ноллис последовала за Елизаветой и Робертом по галерее, а затем и по ступеням лестницы, ведущей в королевскую часовню.
   Внутри было сумрачно и тихо. Мальчишка-певчий усердно начищал алтарные перила.
   – Выйди, – приказала ему Елизавета.
   Певчий, пятясь, спешно покинул часовню. Почувствовав, что Елизавета вряд ли собирается молиться за солдат, Екатерина вопросительно поглядела на двоюродную сестру, лицо которой сияло от радости.
   – Ты согласна быть свидетельницей нашей помолвки? – спросила она у Екатерины.
   – Помолвки? – удивился сэр Фрэнсис, глядя на Роберта.
   – Особой помолвки, называемой de futuro, – ответил сэр Роберт. – Вначале она совершается в узком кругу, в дальнейшем об этом объявляют во всеуслышание. Это наше общее с королевой, самое искреннее желание.
   – А как же ваша жена? – прошептал сэр Фрэнсис, наклоняясь к Дадли.
   – Ей будут выплачены щедрые отступные. Я обеспечу ей безбедное существование, – ответил тот. – Но устроить помолвку мы хотим сейчас. Так вы согласны быть нашими свидетелями или нет?
   Супруги Ноллис переглянулись.
   – Это же связующая клятва, – неуверенно сказала Екатерина и снова посмотрела на мужа, предоставляя решать ему.
   – Мы будем вашими свидетелями, – заявил сэр Фрэнсис.
   Он и Екатерина молча встали по обе стороны от королевы и ее любовника. Затем Екатерина и Роберт повернулись лицом к алтарю.
   В королевской часовне оставались и распятие, и свечи, высочайшим повелением убранные из всех церквей Англии. Дюжина колеблющихся огоньков отражалась на серебряной поверхности распятия. Елизавета опустилась на колени, следом за ней и Роберт. Глаза королевы были устремлены на распятие.
   – Этим кольцом я обручаюсь с тобой, – сказала Елизавета, поворачиваясь к нему.
   Она сняла с безымянного пальца старинный перстень с печаткой – розой Тюдоров – и подала Роберту. Он попробовал надеть перстень себе на палец. К обоюдной радости, тот подошел идеально, словно был специально сделан для мизинца сэра Роберта.
   Он снял отцовский перстень с изображением ветхого посоха и медведя – герб семейства Дадли – и произнес:
   – Этим кольцом я обручаюсь с тобой. Отныне и навсегда я – помолвленный с тобой муж.
   Елизавета надела перстень на свой безымянный палец, и – чудо! – он тоже идеально подошел.
   – Отныне и навсегда я – помолвленная с тобой жена, – прошептала она. – Обещаю быть тебе хорошей спутницей во всем.
   – Я клянусь любить только тебя, покуда смерть нас не разлучит, – произнес он завершающие слова.
   – Покуда смерть нас не разлучит, – повторила Елизавета.
   В ее глазах блестели слезы радости. Подавшись вперед, она поцеловала Роберта. Он навсегда запомнил тепло ее губ и соленый привкус слез.

   Вечером они устроили скромное празднество, позвали музыкантов, смеялись и танцевали. Впервые за многие недели придворные видели свою королеву веселой. Кроме Екатерины и Фрэнсиса Ноллис, никто не знал, в чем причина столь благотворной перемены в настроении ее величества. Несмотря на веселость, Елизавета заявила, что хочет лечь пораньше, сопроводив эти слова непонятным хихиканьем.
   Фрейлины проводили королеву в ее покои, где начался традиционный ритуал отхода ко сну. Ее постель потыкали мечом, ночную рубашку повесили перед камином, чтоб согрелась, и принесли кувшин теплого эля с пряностями.
   Послышался негромкий стук в дверь. Елизавета кивнула Летиции, чтобы та открыла.
   На пороге стоял доверенный слуга Сесила с письмом в руках. Летиция потянулась к нему, но тот демонстративно отодвинул руку, давая понять, что отдаст письмо только королеве. Летиция изогнула брови. Так всегда делала королева, когда проявляла нетерпение. Жест был скопирован мастерски. Фрейлина послушно отошла, а Елизавета приблизилась к слуге и взяла у него письмо. Он молча поклонился.
   – Долго ли бумага сюда добиралась? – спросила королева, желая знать, насколько свежи сведения, содержащиеся в письме.
   – Трое суток, ваше величество, – ответил слуга и вновь поклонился. – По всей Большой Северной дороге были приготовлены лошади, ждали люди сэра Уильяма. Доскакав до условленного места, гонец передавал письмо другому, и оно без задержки продолжало путь. Это позволило доставить его вам за трое суток. Вряд ли кто-нибудь получает новости из Шотландии быстрее вас.
   – Благодарю. Можешь идти.
   Летиция закрыла за слугой дверь и пристроилась у королевы за спиной, надеясь, что та не заметит.
   – Отойди, – потребовала Елизавета.
   Летиция капризно пожала плечами и отошла. Елизавета сломала печать и разложила письмо на столе. Шифр лежал у нее в ящике, под замком. Достав его, она достаточно быстро прочла рассуждения Уильяма о пользе устранения некоторых персон, служащих помехой всеобщему благу. Закончив чтение, Елизавета откинулась на спинку стула и улыбнулась. Из витиеватостей Сесила она четко поняла, что вскоре французы потеряют в Шотландии одну из ключевых фигур своей политики.
   – Хорошие новости? – спросила любопытная Летиция.
   – Да. Думаю, что так, – лаконично ответила Елизавета.
   «Зато плохие для юной Марии Шотландской, которая вот-вот останется без матери, – подумала она. – А ведь кому-то из нас всю жизнь пришлось провести так. Пусть прочувствует, каково это, когда ты одна, поймет, что за корону надо еще побороться, как делала я. Мне совсем не жаль эту заносчивую девчонку».

   Фрейлина, делившая сегодня постель с королевой, заснула достаточно быстро. Елизавета тихо встала, расчесала волосы и открыла потайную дверцу. Роберт уже ждал ее. Как всегда, на столике был приготовлен ужин, а в камине потрескивали дрова. Он сразу же заметил румяные щеки, улыбающиеся глаза королевы и отнес все это на свой счет.
   – Сегодня ты выглядишь несравнимо лучше, – сказал Дадли, обнимая и целуя ее. – Замужество уже пошло тебе на пользу.
   – Да, мне гораздо лучше, – улыбнулась Елизавета. – Я словно перестала быть одинокой.
   – Это правда. Ты никогда уже не будешь такой, – пообещал он. – У тебя есть муж, который переложит твои тяготы себе на плечи. Теперь ты не почувствуешь себя одинокой.
   Елизавета облегченно вздохнула. Роберт усадил ее у огня и подал бокал вина.
   «Я уже не буду одинокой, – подумала она, пригубив напиток. – А вот ты, Мария Шотландская, скоро осиротеешь».

   Сесил и мсье Рандан не могли договориться практически ни по одному вопросу, в том числе и об их путешествии из Ньюкасла в Эдинбург. Томас Говард настаивал, чтобы свита французского посланца была сокращена еще до пересечения границы, однако Рандан не желал идти ни на какие компромиссы. Он знал, что переговоры должны увенчаться победой Франции, и вел себя так, как и надлежало посланцу богатой, сильной страны.
   Мария де Гиз находилась в осаде, да еще во враждебной ей стране. Но Лейтский замок стянул на себя всю английскую армию. Флот Елизаветы стоял на якоре в заливе Ферт-оф-Форт, заграждая доступ чужим кораблям и снабжая припасами свои войска. Франция превосходила Англию богатством и людскими ресурсами. Перед мысленным взором Сесила неотступно маячило вторжение неприятеля на юг Англии. Такое вполне могло произойти, поскольку основные силы англичан были сейчас сосредоточены в Шотландии. Эти мысли не давали Сесилу спать по ночам. Он тревожно бродил по бастионам ньюкаслской крепости, понимая, что осаду нужно прекращать как можно скорее.
   С мсье Ранданом Уильям оставался вежлив и учтив, как и надлежало быть дипломату. Глядя на Сесила, можно было подумать, что время на стороне англичан и он готов вести эти переговоры месяцами подряд. Но его было в обрез. От успеха почти невероятной авантюры сейчас зависела судьба Англии.

   Наконец Сесилу и Рандану удалось договориться об условиях посещения Эдинбурга. Француз отправил своего человека в Лейтский замок, приказав ему уведомить регентшу, что через неделю он прибудет к ней для получения указаний. Вернувшись, гонец сообщил: Мария де Гиз страдает от водянки, однако готова увидеться с мсье Ранданом и передать ему распоряжения по переговорам.
   – Думаю, я доставлю вам немало хлопот своей несговорчивостью и неуступчивостью, – с улыбкой сказал Сесилу Рандан. – Надо знать Марию де Гиз! Уж она-то никак не настроена отдавать королевство своей дочери в руки захватчиков.
   – Мы всего-навсего добиваемся, чтобы французские войска не вступали в Шотландию, – невозмутимо ответил ему Сесил. – Мы здесь отнюдь не захватчики, даже наоборот, защищаем шотландцев от вторжения.
   Мсье Рандан лишь пожал плечами.
   – Рассказывайте мне! Королева Шотландии одновременно является и королевой Франции. Она вправе посылать своих подданных в любой уголок обеих стран. Для нашей королевы Франция и Шотландия едины. Ведь ваша Елизавета повелевает своими подданными так, как считает нужным? – Француз театрально засмеялся. – Пожалуй, за исключением ее шталмейстера. Мы слышали, что он ею командует.
   Это было явным оскорблением, но улыбка на лице Сесила даже не дрогнула.
   – Мы должны обеспечить соблюдение договоренности, по которой французские войска покинут Шотландию, – спокойно повторил он то, что говорил уже не раз. – Иначе война будет продолжаться, принося потери и Англии, и Франции.
   – Я исполню то, что мне прикажет ее величество, – с пафосом заявил мсье Рандан. – Завтра мы приедем в Эдинбург, и я незамедлительно отправлюсь к ней. Она даст мне свои указания. Боюсь, вам придется с ними согласиться.
   Сесил поклонился, всем видом показывая, что перевес на стороне противника, а ему не остается ничего иного, как скрепя сердце подчиниться.
   Однако мсье Рандан так и не встретился с регентшей, не получил от нее указаний и не явился с ними к Сесилу. Ночью Мария де Гиз скончалась.

   В середине июня из Шотландии пришло известие, о котором Елизавета была предупреждена еще неделю назад. Каждый день она надевала официальное платье, садилась под балдахин и ждала, когда какая-нибудь фрейлина сообщит ей о приезде запыленного и уставшего человека от Сесила. Наконец это случилось, и Роберт Дадли сам провел гонца к королеве сквозь толпу почтительно расступавшихся придворных.
   Елизавета вскрыла письмо и принялась читать. Дадли стоял рядом, совсем как второй правитель, и через ее плечо тоже просматривал написанное, словно имел на это право.
   – Боже милостивый, – прошептал Роберт, добравшись до той части письма, где Сесил сообщал о внезапной смерти Марии де Гиз. – Елизавета, тебе же чертовски повезло!
   Краска залила лицо королевы. Она подняла голову от письма и улыбнулась придворным.
   – Бог явил нам свое милосердие, – начала она. – Мария де Гиз скончалась от водянки. Французы в смятении. Сесил пишет, что начал переговоры о скорейшем заключении мира с Францией.
   Фрейлина, брат которой служил под командованием лорда Грея, радостно вскрикнула. Остальные восторженно зааплодировали.
   – Мы победили французов, – провозгласила Елизавета. – Сам Господь, видя справедливость нашего дела, поразил злейшего врага Англии – Марию де Гиз. Пусть это послужит предостережением остальным. Теперь все видят, что Бог на нашей стороне.
   «Вот-вот, – произнес про себя Роберт, беря Елизавету за руку и тоже поворачиваясь лицом к придворным, как и подобает правителю в минуту триумфа. – Только кто бы подумал, что Бог изберет своим орудием такого хитрого проныру, как Уильям Сесил?»
   – Разве это не чудо? – шепотом спросила его ликующая Елизавета.
   – Я вижу в случившемся не десницу Божью, а руку человека, подосланного убийцы, – ответил Роберт, внимательно следя за выражением ее лица.
   Взгляд темных глаз королевы не дрогнул ни на мгновение. Роберт понял, что она все знала заранее. Ожидание гонца было спектаклем для придворных. Елизавета не сомневалась в скорой смерти Марии де Гиз уже в день их помолвки, когда в ее состоянии и настроении вдруг произошли разительные перемены.
   – Что за странные фантазии, Роберт? – Королева слегка нахмурилась. – Сесил пишет, что она умерла от приступа водянки. Но сколь своевременно наступила ее смерть! В этом и заключается чудо, да хранит Господь ее душу.
   – Аминь, – сказал Роберт.

   В июле стало совсем тепло. Теперь Эми каждый день выходила из дому и гуляла по саду Хайдов. Вестей от Роберта по-прежнему не было, и она не знала, куда они с Лиззи поедут после Денчворта. Эми больше не питала надежд вернуть мужа, если только Бог не сотворит чудо.
   Один из малолетних детей Хайдов, только-только научившийся ходить, проникся к Эми особой симпатией. Завидев ее, он сразу же протягивал к ней пухлые ручонки и кричал: «Ми-ми!»
   – Эми, – с улыбкой поправляла она малыша. – Можешь сказать: «Эми»?
   – Ми-ми, – серьезно повторял ребенок.
   Одинокая, лишенная радостей материнства, Эми откликалась на чувства малыша. Она качала его на коленях, напевала ему песенки, рассказывала истории, а днем позволяла спать в ее постели.
   – Ты только посмотри, как она привязалась к нашему малышу, – одобрительно сказала мужу Алиса. – Если бы Господь послал ей детей, какой замечательной матерью она была бы. До чего же несправедливо, что она никогда не понянчит своего ребенка.
   – Да, – равнодушно согласился Уильям.
   – Маленький Томас любит ее, – продолжала Алиса. – Только о ней и спрашивает. Она для него лучше всех нянек.
   Мистер Хайд кивнул и заявил:
   – Тогда наш ребенок – единственный человек во всей Англии, кто питает к ней симпатию.

   Утром они пошли прогуляться вдоль реки. Дул прохладный ветерок, что было даже приятно, поскольку ближе к полудню июльское солнце снова начнет печь.
   – У меня есть для тебя новости из Шотландии, – сказал Елизавете Роберт. – Самые лучшие из тех, что ты получала оттуда.
   – Какие?.. – спросила она и сразу насторожилась.
   Сесил утверждал, что никто не привозит в Лондон новости быстрее, чем его люди. Что же такое Роберт мог проведать раньше ее?
   – У меня есть по паре слуг в Ньюкасле и Эдинбурге, – со своей всегдашней небрежностью продолжал Дадли. – Один из них прибыл сегодня на рассвете. Словом, Сесил убежден, что заставит французов принять наши условия. Его слуга сказал моему, что Уильям написал жене, чтобы ждала его домой к середине месяца. Если учесть, что Сесил любое дело доводит до конца, это значит… он близок к заключению мира с французами.
   – Но почему советник не написал мне? – спросила Елизавета, захлестнутая волной зависти.
   – Наверное, он хочет окончательно убедиться в успехе, чтобы не попасть впросак. Потом…
   – Как Уильям мог сообщить об этом своей жене раньше, чем мне?
   Любовник и будущий законный муж королевы улыбнулся и заявил:
   – Дорогая Елизавета, не все мужчины столь верны тебе, как я. Но ведь новость замечательная! Я думал, ты обрадуешься.
   – Ты полагаешь, что он уже заключил мирное соглашение?
   – Либо очень близок к этому. Мой слуга считает, что к шестому числу договор с французами будет подписан и скреплен печатями.
   – Через три дня? – воскликнула Елизавета. – Так скоро?
   – А почему нет? После смерти Марии де Гиз ее слуги стали сговорчивее.
   – Как по-твоему, чего ему удалось достичь? Сесил ни за что не согласится на меньшее, чем уход французов из Шотландии.
   – Это само собой, – ответил Роберт. – Но ему нужно добиться и возвращения нам Кале.
   Елизавета покачала головой.
   – Французы считают его предметом самостоятельных переговоров. Так просто этот город они нам не вернут.
   – А разве возвращение Кале не было одним из поставленных тобой условий?
   – Было, – призналась она. – Но я не ждала, что французы его выполнят.
   – Мы должны вернуть Кале, – упрямо повторил Роберт. – Я потерял брата в битве за Сен-Кантен, а возле стен Кале едва не расстался с жизнью. Канал, который вырыли и укрепили одни добропорядочные англичане, был красным от крови других. Кале – такой же английский город, как Лестер. Мы должны вернуть его.
   – Роберт, послушай…
   – Мы должны, – стоял на своем Дадли. – Если Сесил на переговорах даже не заикался о возвращении Кале, то он оказал нам медвежью услугу. Я ему обязательно об этом скажу. Все взаимосвязано. Если мы не получим назад Кале, то мир с Францией нельзя будет считать долгосрочным. Когда армия вернется из Шотландии, нам придется затевать новую войну, уже за возвращение Кале.
   – Сесил знает, насколько важен нам этот порт, – неуверенно возразила Елизавета. – Но мы вряд ли начнем новую войну ради одного города.
   – Он нам крайне необходим! – Роберт что есть силы хватил кулаком по каменной стене, тянущейся вдоль берега. – Наравне с Лейтским замком. Быть может, еще важнее. Как и твои леопарды. Мария Шотландская должна немедленно убрать их со своего герба. Вдобавок французам придется нам заплатить.
   – Заплатить? – переспросила Елизавета, вновь настораживаясь.
   – Разумеется. Ведь не мы первые вторглись в Шотландию, а они. Стало быть, враги должны возместить нам все расходы по обороне Шотландии. Эта война опустошила казну. Пусть потрудятся покрыть наши убытки.
   – Они на это не пойдут. С какой стати?
   – Почему? Они же понимают свою вину. Сесил напирает, заставляет их принять наши условия. Сейчас, пока мы сохраняем преимущество, самое время ударить по ним как следует. Сесил должен обеспечить нам власть над Шотландией, вернуть Кале, добиться, чтобы с их герба исчезли наши леопарды, и вытрясти из французов деньги.
   Роберт был настроен решительно, и Елизавета почувствовала, что он уже не раз прокручивал в голове подобные мысли.
   – Мы можем пойти на это.
   – Должны, – поправил ее Роберт. – Зачем начинать войну, если не рассчитываешь победить? К чему мирные переговоры, если они не дают нам выгоды? Никто не идет воевать только ради защиты своей земли – всегда рассчитываешь приобрести что-то еще. Твой отец хорошо это знал. Он никогда не заключал мир без выгоды для себя. Ты должна сделать то же самое.
   – Я завтра же ему напишу, – решила Елизавета.
   – Надо сделать это сейчас, – сказал Роберт. – Он должен получить письмо как можно раньше, до того как подпишет договор.
   Елизавета колебалась.
   – Пиши ему сейчас, – повторил Роберт. – Через три дня письмо будет там. Сесил должен получить его, прежде чем закончит составление договора. Надо писать по горячим следам, пока это свежо в наших головах. Потом мы завершим государственные дела и вновь будем сами собой.
   – Сами собой? – спросила она, слегка улыбнувшись.
   – Мы с тобой новобрачные, – осторожно напомнил ей Роберт. – Посему, дорогая королева, пиши свое сообщение, а затем окажи внимание мужу.
   Она сияла от радости, какую испытывает каждая женщина, чувствуя рядом сильное плечо мужа. Они вернулись в Уайтхолл, прошли в ее покои.
   Королева села за стол, достала бумагу, обмакнула перо в чернила и спросила:
   – Что мне писать?
   «Она ждет, что я начну диктовать. – Роберт внутренне торжествовал. – Королева Англии готова писать с моих слов, как некогда ее брат заносил на бумагу слова моего отца. Слава богу, этот день настал. Все сделала любовь».
   – Излагай суть своими словами. Так, как обычно пишешь ему, – посоветовал Роберт.
   «Еще не хватало, чтобы в ее письме он уловил мои подсказки!»
   – Скажи ему, что ты требуешь ухода французов из Шотландии, возвращения Кале, запрета на использование твоих геральдических леопардов и возмещения расходов.
   Елизавета склонила голову, начала писать и поинтересовалась:
   – Какую сумму просить с французов?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 [40] 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация