А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Любовник королевы" (страница 38)

   В приемной, возле дверей, ведущих в покои ее величества, сидела Екатерина Ноллис, делая вид, будто все идет как надо. Чтобы не пребывать в праздности, она шила мужу рубашку, краем уха слушая разговоры, долетавшие до нее. Двор пребывал в растерянности, поглядывая на пустующий трон. Екатерина ловила слухи о том, что королева половину дня проводит взаперти с сэром Робертом и выходит только к обеду. Миссис Ноллис сохраняла на лице маску невозмутимости и отказывалась отвечать на вопросы о том, какие такие дела заставляют ее двоюродную сестру постоянно уединяться с сэром Робертом.
   Мэри Сидни, все еще дувшаяся на брата и не представлявшая, куда его заведут непомерные амбиции, тем не менее хранила верность семейству Дадли. Она обедала с Екатериной Ноллис, гуляла с Кэт Эшли, избегала всякого, кто мог бы пристать к ней с расспросами по поводу сэра Роберта.
   Тайный совет, высшая знать, да и всякий, кто не получал жалованье у Дадли, утверждали, что вскоре кто-нибудь непременно пронзит кинжалом этого зарвавшегося выскочку, который позорит королеву и способствует тому, что ее имя полощут в любом трактире. Поговаривали, что Томас Говард, поглощенный укреплением замков на северной границе и набором людей в армию, нашел-таки время послать ко двору убийцу, поручив тому прикончить Дадли, чтобы раз и навсегда прекратить этот позор. Никто не отрицал, что без сэра Роберта мир станет более приятным местом. Пока же королевский шталмейстер представлял для Англии куда большую угрозу, нежели французы. Его постоянное пребывание рядом с Елизаветой могло окончательно испортить ее репутацию. Пусть при этом кто-то находился вместе с ними и по другую сторону дверей, но это не имело никакого значения.
   Однако никто не мог остановить Дадли. Если его упрекали те, кому он доверял, например сэр Фрэнсис Ноллис, то Роберт говорил, что постоянно успокаивает королеву, старается избавить ее от губительного беспокойства. Если этого не делать, она просто свалится. Всем своим верным друзьям он напоминал, что Елизавета – молодая женщина, у которой нет ни родителей, ни покровителей. Только он, Роберт Дадли, на правах старого и верного друга заботится о ней, окружает своей любовью.
   Всем остальным он лишь дерзко, мрачновато улыбался и язвительно благодарил за заботу о его самочувствии.

   Летиция Ноллис вошла в покои Сесила и села на стул возле его стола со всем достоинством, какое полагалось иметь помолвленной женщине.
   – Слушаю тебя, – произнес Уильям свою обычную фразу.
   – Она хочет вступить с французами в переговоры о мире, – сказала Летиция.
   – Ты уверена? – спросил Сесил, пряча испуг.
   – Да, в том, что она спрашивала об этом сэра Роберта, – ответила юная фрейлина, пожав худенькими плечами. – Я собственными ушами слышала, как он говорил, что подумает на этот счет. А вот что у королевы на уме сейчас – сказать не могу. Разговор был утром, а сейчас почти вечер. Когда она оставалась в одном настроении больше двух часов?
   – Мир на каких условиях? – спросил Сесил, игнорируя всегдашнюю непочтительность Летиции.
   – Если французы вернут нам Кале и Мария Шотландская уберет со своего герба леопардов, пусть забирают себе Шотландию.
   Каждое слово Летиции заставляло Сесила все плотнее сжимать губы.
   – Я так и думала, что вам это не понравится. – Ноллис улыбнулась. – Целая страна в обмен на город. Но иногда королева ведет себя так, будто потеряла рассудок. Она плакала, цеплялась за него и умоляла спасти Англию.
   «М-да, ваше величество, – с горечью подумал Сесил. – Позволить себе такое при девчонке, которая разболтает о тебе по всему дворцу».
   – А что сказал он?
   – То же, что говорит всегда: «Не бойся. Я о тебе позабочусь и все устрою».
   – Дадли что-то обещал ей или выдавал только общие фразы?
   Летиция снова улыбнулась и ответила:
   – Он слишком умен, знает, стоит ей что-нибудь пообещать, и она тут же передумает.
   – Ты правильно сделала, что пришла и рассказала мне, – похвалил ее Сесил, полез в ящик стола и вытащил мешочек потяжелее. – На платье.
   – Спасибо, сэр Уильям. Портные заламывают немалые деньги, а я должна быть одета наилучшим образом. Как-никак фрейлина королевы.
   – А разве ее величество не дарит тебе что-то из своих старых платьев? – спросил Сесил, которому вдруг стало любопытно.
   Летиция озорно посмотрела на него и заявила:
   – Думаете, она рискнула бы, чтобы ее с кем-нибудь сравнивали? Ведь королева не может жить без Роберта Дадли, не допускает, чтобы он хотя бы мельком посмотрел на другую женщину! Я на ее месте ни в коем случае не стала бы отдавать мне старые платья. Нет уж, если бы я была ею, то ни за что не допустила бы, чтобы меня с кем-то сравнивали.

   Шпионский круг, созданный Сесилом, кропотливо собирал слухи и сплетни о королеве. Половина страны думала, что она уже вышла за Дадли, а другая считала ее опозоренной сэром Робертом. Сесил не брезговал и угрожающими шепотками по поводу королевы и Дадли. К нему тянулись сотни нитей и ниточек незримой паутины. Он, словно тот самый паук, моментально настораживался при малейшем дрожании самой ничтожной из них. Сесил знал, что десятки мужчин угрожали расправиться с Дадли и клялись, что убьют его. У них имелись сотни сочувствующих, готовых прийти на помощь. Еще были тысячи и десятки тысяч тех, кто не отказался бы взглянуть на это зрелище, но и пальцем не пошевелил бы, чтобы защитить сэра Роберта.
   Глядя, как за обедом Елизавета и Дадли перешептываются на глазах у придворных, Сесил с трудом удерживал на лице любезную улыбку. Видя, как рука Роберта оглаживает под столом ногу королевы, главный советник ее величества молил Бога, чтобы нашелся смельчак и одним метким ударом кинжала или шпаги прекратил это позорище.
   Но даже Сесил понимал, что Елизавета не в состоянии править, если рядом не будет Дадли. Пока что она слишком молода, а вокруг хватает опасностей. Ей нужен друг. Сесил был готов денно и нощно находиться рядом с королевой, однако ей требовался не наставник, а близкий друг, влюбленный в нее, готовый без конца ободрять и уверять, что все будет хорошо, беспокоиться не о чем. После пряного общения с Дадли всякие иные отношения казались Елизавете пресными. Сесил имел свои принципы. Он не был трусом, однако Елизавете требовалась смелость иного рода. Только человек, способный каждое мгновение публично предавать свою жену, мог удовлетворить ненасытное тщеславие королевы.
   Сведения, принесенные Летицией, нуждались в уточнении.
   По окончании обеда Сесил перехватил Дадли и спросил:
   – Сэр Роберт, можно вас на минутку?
   – Вообще-то я спешу, чтобы дать указания музыкантам. Королева желает услышать мелодию, которую я для нее сочинил, – в своей всегдашней небрежной манере ответил сэр Роберт.
   – Я вас надолго не задержу. Простите мое любопытство. Королева не говорила вам о возможности заключения мира с Францией? Я спрашиваю вас, потому что слышал от нее такие мысли.
   – Это разговоры, не более того. – Дадли улыбнулся. – Мы ведь оба знаем, сэр Уильям, что такое просто невозможно. Я не перебиваю ее, даю выговариваться. Страхи Елизаветы на какое-то время ослабевают. Потом я объясняю ей, что к чему.
   – Вы меня успокоили, – учтиво улыбнулся Сесил.
   Впрочем, его мысли деликатностью не отличались:
   «Как же, главный лошадник объясняет королеве государственную политику! Да что ты вообще можешь растолковать, если привык к двурушничеству и изменам?»
   – Сэр Роберт, отвлеку вас еще на минутку. Я составляю список послов для европейских дворов. Война ведь не будет затяжной. Она закончится нашей победой. Европа по-другому взглянет на Англию. Я подумал, что в нашей дипломатии должны появиться новые лица, вот и хочу спросить, не желаете ли вы посетить Францию? Нам очень нужен надежный человек в Париже, а сэр Николас говорит, что хотел бы остаться на родине.
   Он сделал паузу. Дадли вежливо улыбался, будто предложение было сделано вовсе не ему.
   – Требуется не просто верный слуга ее величества, – продолжал Сесил. – Этот человек должен убедить французов примириться с поражением. Если кто и может вскружить голову их королеве и отвлечь ее от государственных дел, так это вы.
   Двусмысленный комплимент Роберт пропустил мимо ушей и спросил:
   – А вы говорили с Елизаветой?
   «Какой смысл мне с ней беседовать? – подумал Сесил. – Я же знаю, что она ответит. Королева не согласится отпустить тебя от своей юбки. Но если я сумею убедить тебя, то ты сможешь уговорить ее. По-моему, самое прекрасное занятие для такого вертопраха, как ты. Волочись себе за Марией Шотландской и получай нужные нам сведения».
   – Нет, сэр Роберт, с королевой я пока не говорил. Я решил вначале спросить вас – понравится ли вам такое предложение.
   Дадли улыбнулся ему самым обворожительным образом и ответил:
   – Вынужден вас огорчить, не понравится. Скажу вам по секрету, сэр Уильям. Ровно через год я буду занимать совсем другую должность.
   Мысли Сесила лихорадочно закружились. Нет, главным советником Елизавета его не назначит. Тогда кем? Неужели отдаст шотландский трон? В чьих руках окажутся северные земли? Это ж тебе не дворцовые конюшни!
   Увидев озадаченное лицо Сесила, сэр Роберт весело рассмеялся и негромко сказал:
   – Вы увидите меня на очень высокой должности. Возможно, на самой важной. Лорд-секретарь, вы меня понимаете? Если вы останетесь моим другом сейчас, то я отвечу вам тем же в будущем. Надеюсь, я понятно выразился?
   Сесилу почудилось, что у него под ногами разверзается бездна, куда он может рухнуть в любое мгновение.
   Теперь Уильям понял сэра Роберта и прошептал:
   – Думаете, вы женитесь на ней?
   – Да, сэр Уильям. – Дадли улыбнулся, уверенный в себе и своей любви. – Непременно женюсь, если только меня не убьют раньше.
   Он хотел отойти, но Сесил осторожно взял его за рукав и поинтересовался:
   – Простите, вы не шутите? Вы получили согласие королевы?
   «Успокойся! – мысленно скомандовал себе он. – Она не впервые собирается выйти замуж. Только вот где ее обещания? Она же не умеет держать слово».
   – Королева сама попросила меня об этом. Мы все обсудили. Ей тяжело одной нести ношу управления государством. Я люблю ее, а она – меня. – Лицо Дадли потеплело. – Вы же все знаете, Сесил. Вам даже не представить, насколько сильно я обожаю ее. Я сделаю нашу королеву счастливой. Ее благо станет целью моей жизни.
   «Только не приплетай сюда любовь, – угрюмо подумал Сесил. – Елизавета – не пастушка, да и ты не пастушок. Никто из вас не волен соединиться браком по любви. Она – королева Англии, а ты – женатый мужчина. Если вы не остановитесь, то как бы ей не оказаться королевой в изгнании, а тебе – не лишиться головы».
   Вслух же Уильям, как всегда, сказал другое:
   – Вы твердо решили пожениться?
   – Только смерть может нас остановить. – Дадли улыбнулся.

   – Поехали на прогулку верхом, – предложила Лиззи Оддингселл. – Речные берега – все в желтых нарциссах. Удивительно красиво. Съездим туда, соберем букеты для дома.
   – Я устала, – слабым голосом отозвалась Эми.
   – Но ты же целыми днями никуда не выходишь, – посетовала Лиззи.
   – Наверное, я очень скучная гостья. – Эми улыбнулась одними губами.
   – Речь совсем не об этом. Мой брат обеспокоен твоим здоровьем. Он все время предлагает позвать семейного лекаря.
   – Ты же знаешь, в чем мой недуг. Лекарства от него нет. – Эми покачала головой. – Лучше скажи, есть какие-нибудь новости от двора?
   Лиззи виновато отвела глаза, поэтому Эми все поняла без слов и сказала:
   – Значит, она не выйдет за эрцгерцога. Они с Робертом снова вместе?
   – Эми, люди говорят об их браке как о решенном деле. Родственница Алисы бывает при дворе. Она просто уверена, что это вопрос времени. Тебе стоит хорошенько обдумать, что ты будешь делать, когда он принудит тебя к разводу.
   Эми молчала. Лиззи Оддингселл тоже не решалась заговорить с нею.
   – Я хочу поговорить с отцом Уилсоном, – наконец сказала леди Дадли.
   – Прекрасная мысль! – обрадовалась Лиззи, надеясь, что святой отец хотя бы частично снимет с нее моральную заботу об Эми. – Послать за ним?
   – Не надо. Я сама пойду в церковь, – решила Эми. – Завтра утром я с ним увижусь.

   Задворки сада Хайдов граничили с церковным кладбищем. Эми было приятно пройтись, глядя на цветущие желтые нарциссы. Вскоре она достигла знакомой калитки, вошла внутрь и направилась к церкви.
   Отец Уилсон стоял на коленях перед алтарем. Услышав скрип открываемой двери, он поспешно встал, пошел навстречу и с трудом узнал Эми.
   – Леди Дадли?
   – Святой отец, мне нужно исповедоваться в своих грехах и спросить у вас совета.
   – Священнику теперь не разрешается выслушивать исповеди прихожан. Им велено обращаться непосредственно к Богу.
   Эми рассеянно огляделась. Прекрасные витражи, так дорого стоившие приходу, были заменены обычными стеклами. Исчезла и перегородка.
   – Что тут у вас случилось? – прошептала она.
   – Как видишь, у нас забрали витражи, свечи, чашу и перегородку.
   – Можно ли нам поговорить здесь? – спросила Эми, указывая на скамью.
   – Бог услышит нас везде. Преклоним колени и попросим Его о помощи.
   Отец Уилсон опустил голову на руки и истово молился о том, чтобы найти слова утешения для этой несчастной женщины. Задача невыполнимая, учитывая слухи о событиях при дворе, достигавшие ушей священника. Он прекрасно понимал, что ему нечем успокоить покинутую жену сэра Роберта. Но Господь милостив и, быть может, подскажет ему нужные фразы.
   Эми молилась рядом.
   Через какое-то время она подняла голову, поглядела на священника сквозь сомкнутые пальцы и сказала:
   – Мой муж сэр Роберт вознамерился жениться на королеве. Мне он сказал, что таково ее желание. Еще он заявил, что во власти Елизаветы развести нас, поскольку сейчас она главенствует над английской церковью точно так же, как Папа Римский над католиками.
   Священник кивнул и спросил:
   – А что ты ответила мужу, дитя мое?
   – Я согрешила, позволила себе ревность и гнев, наговорила ему злых и обидных слов. – Эми вздохнула. – У нас чуть до драки не дошло. Я раскаиваюсь в том, что говорила и как тогда себя вела.
   – Да простит тебе Господь эти прегрешения, – мягко ответил священник. – Уверен, ты испытывала величайшие душевные муки.
   Эми отняла руки от лица, мрачно поглядела на отца Уилсона и заявила:
   – Я и по сей день их терплю. Думаю, они сведут меня в могилу. Я постоянно молю Бога избавить меня от них и взять к себе.
   – Господь сам определяет, когда призвать каждого из нас.
   – Я готова умереть хоть сейчас, – призналась Эми. – Святой отец, поверьте, каждый день для меня – лишь продолжение страданий. Вечером я закрываю глаза в надежде, что ночью умру, но наступает утро, и я вижу, что Бог не ответил на мои молитвы. Меня ждет очередной пустой и никчемный день.
   – Дочь моя, призывать смерть – грех. Ты должна выбросить все эти мысли из головы, – твердым голосом ответил ей отец Уилсон.
   Эми вдруг подарила ему свою прежнюю улыбку и заявила:
   – Святой отец, эти мысли – мое единственное утешение.
   Он вновь понял, что ничего не сможет посоветовать леди Дадли, и спрятался за знакомыми словами:
   – Бог должен быть твоим утешением и пристанищем.
   Эми кивнула, но отец Уилсон чувствовал, что традиционные поучения ее не убедили.
   – Должна ли я согласиться на развод? – спросила она. – Тогда сэр Роберт станет свободным мужчиной. Он сможет жениться на королеве, слухи и сплетни прекратятся, люди успокоятся и начисто забудут обо мне.
   – Нет, – решительно ответил священник.
   Это слово само вырвалось из него. То, что задумали сэр Роберт и королева, выглядело как святотатство, хула на истинную церковь, которой он и по сей день служил втайне.
   – Вас с сэром Робертом соединил Господь. Только Он вправе вас развести. Никакому человеку этого не дано, что бы ни говорил тебе супруг. Нравится ему или нет, он остается твоим мужем. Да и она… пусть королева, у нее нет власти Папы.
   – Так я, значит, должна жить в вечных муках, продолжать считать Роберта своим мужем, но обходиться без его любви?
   – Да, – почти сразу ответил отец Уилсон.
   – Даже если я не увижу от него ничего, кроме злобы и ненависти?
   – Да.
   – Святой отец, но ведь она – королева Англии. Какой мести мне ждать от нее?
   – Не думай об этом. Бог защитит и охранит тебя, – сказал отец Уилсон, весьма сомневаясь в том, что так оно и будет.

   Королева послала за Сесилом. Он вошел в ее покои, увидел Кэт Эшли, сидевшую у окна, сэра Роберта за письменным столом и нескольких фрейлин возле камина.
   Уильям учтиво поклонился им всем, затем подошел к королеве и спросил, предчувствуя неприятный разговор:
   – Вы меня звали, ваше величество?
   – Да, Сесил. Я приняла решение. Я хочу, чтобы ты занялся подготовкой мирного договора с французами, – выпалила она.
   Уильям мельком взглянул на сэра Роберта. Тот устало улыбнулся, но ничего не сказал.
   – Французский посол говорил мне, что они отправляют к нам своего человека для переговоров о мире, – продолжала королева. – Хочу, чтобы ты встретился с мсье Ранданом и нашел… подыскал бы слова для пунктов договора. Ты же знаешь, как много зависит от того, в каких выражениях составлен документ.
   – Ваше величество!..
   – Нас не хватит на затяжную войну в Шотландии. Тамошние лорды никогда не умели долго воевать. А Лейтский замок практически неприступен.
   – Ваше величество!..
   – Наша единственная надежда – смерть Марии де Гиз. Она вроде бы слаба здоровьем, но не настолько, чтобы умереть завтра. Между прочим, то же самое говорят и обо мне! Французы утверждают, что эта война подтачивает мое здоровье. Видит Бог, они правы!
   В голосе Елизаветы послышались истеричные нотки, хорошо знакомые Сесилу. Он отошел от стола.
   – Призрак, мы должны заключить мирный договор. Война для нас – излишняя роскошь, а поражение еще более непозволительно, – умоляюще произнесла королева.
   – Я обязательно встречусь с мсье Ранданом и посмотрю, удастся ли с ним договориться, – пообещал Сесил. – Я составлю условия, предварительно покажу их вам, а потом и ему.
   – Сделай это побыстрее. – Елизавета едва справлялась с тревогой, охватившей ее. – Нужно добиться скорейшего прекращения военных действий.
   – Ваше величество, мы должны одержать хоть какую-то победу, иначе французы решат, что мы их испугались, – сказал Сесил. – Если они так подумают, то усилят наступление и будут диктовать нам свои условия. Пока я веду переговоры с Ранданом, осада Лейтского замка обязательно должна продолжаться. Наши корабли обязаны заграждать доступ в гавань.
   – Нет! Нужно вернуть солдат домой!
   – Тогда мы ничего не достигнем, – резонно заметил Сесил. – Если мы уйдем из Шотландии сами, у французов отпадет потребность договариваться. К чему дипломатия, если с нашего молчаливого согласия они смогут вытворять в Шотландии все, что только пожелают?
   Королева вскочила со стула и начала беспокойно кружить по комнате, терзая свои ногти. Роберт Дадли тоже встал, обнял Елизавету за талию, что-то прошептал ей на ухо и вернулся к столу.
   – Королева очень огорчена гибелью наших людей в Шотландии, – объяснил он.
   – Мы все глубоко огорчены этим, но война есть война, – сухо произнес Сесил. – Осада Лейтского замка должна продолжаться.
   – Я уверен, королева согласится на это, если вы встретитесь с французами и обсудите с ними условия мирного договора, – сказал Роберт. – Уверен, ее величество поймет, что нам необходимо договариваться с позиции силы. Это должно выглядеть как наш жест доброй воли, а не вынужденный шаг.
   «Ты умеешь говорить правильные слова, но какую роль играешь во всем этом? – с подступающим раздражением подумал Сесил. – Конечно, хорошо, что тебе удается хоть как-то успокаивать королеву, но я не пожалел бы всего своего состояния, чтобы на твоем месте оказался кто-нибудь другой. Знать бы, какую цель ты преследуешь. Не поверю, чтобы у Дадли тут не было своих интересов».
   – Но переговоры должны пройти быстро, – сказала королева. – Их нельзя затягивать. Один вид Лейтского замка удручающе действует на моих солдат.
   – Сэр Уильям, а почему бы вам самому не отправиться в Ньюкасл? – вдруг предложил Роберт. – Возьмете с собой французского посланца и будете там договариваться. Места в доме герцога Норфолкского хватит. А мы будем спокойны, зная, что вы наблюдаете за всем.
   – Вдали от испанского посредника, который до сих пор пытается сунуть свой нос в эти дела, – заметил Сесил.
   – Зато достаточно близко от Шотландии. Мсье Рандан еще сможет получать какие-то указания от регентши, но не из Франции, – продолжал развивать свое предложение Дадли.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 [38] 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация