А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Любовник королевы" (страница 35)

   ВЕСНА 1560 ГОДА

   Март был не самым лучшим месяцем для путешествий, особенно по раскисшим норфолкским дорогам, которые почти не ремонтировались. Неудивительно, что в Стэнфилд-холл Роберт Дадли приехал промерзшим, усталым и злым.
   Он не предупредил о своем прибытии, поэтому его никто не ждал. Даже Эми. Она, как уж могла, загораживалась от вновь появившихся слухов о ее муже и королеве. Злые языки утверждали, что эта парочка опять соединилась. Эми не знала, когда снова увидит Роберта и увидит ли вообще.
   Когда со двора донесся цокот копыт, леди Робсарт отправилась искать падчерицу и холодно сообщила ей:
   – Он здесь.
   Эми тут же вскочила на ноги. Она понимала, кого именно леди Робсарт упорно именовала «он». Всех остальных обитателей Стэнфилд-холла эта женщина называла по именам.
   – Мой господин! – воскликнула Эми. – Роберт приехал!
   – Да. Его люди во дворе расседлывают лошадей.
   У Эми от волнения задрожали ноги. Их осенняя встреча была тяжелой. Последние дни Роберт вообще избегал ее и уехал не простившись. Причиной было упорное нежелание Эми дать ему развод. Она не хотела даже слушать подобные разговоры и заявила, что навсегда останется его женой. Если теперь он приехал к ней, к законной супруге, то это могло означать только одно: Роберт полностью отошел от Елизаветы и хотел помириться с нею.
   – Он здесь, – прошептала Эми, все еще не веря.
   Леди Робсарт улыбнулась, радуясь женской победе над мужским своеволием, и сказала:
   – Похоже, ты его одолела. Вид у твоего муженька как у побитой собаки. Вдобавок еще и намерзся по дороге.
   – Тогда над о поскорее звать его в дом! – Эми не терпелось увидеть мужа. – Да, нужно предупредить Кука, чтобы воду поставил греться, кого-то послать в деревню, купить пару кур, и найти того, кто нам зарежет теленка.
   – Как же!.. Заколоть тельца пожирнее, пир устроить. Блудный муж вернулся, – пробормотала себе под нос леди Робсарт, но спорить с падчерицей не стала.
   Эми сбежала вниз и распахнула входную дверь. Роберт, уставший, забрызганный дорожной грязью, поднялся на низкое крыльцо. Эми бросилась ему на шею.
   Роберт по привычке крепко обнял жену. От знакомого прикосновения она замерла и разомлела. Одна его рука обнимала ее за талию, другая лежала на лопатке. Эми уткнулась лицом в его теплую, пахнущую потом шею и закрыла глаза. Он наконец-то вернулся к ней! Нужно забыть прошлое, все людские сплетни и пересуды, слова, которыми он больно ранил ее осенью. Она была готова простить его, забыть все и начать их совместную жизнь заново.
   – Идем скорее в дом, ты же совсем замерз, – сказала жена, увлекая мужа за собой.
   Она подбросила дров в очаг и пододвинула к огню тяжелое отцовское кресло с резной спинкой. Леди Робсарт принесла из кухни кувшин с подогретым элем и тарелку лепешек.
   – Добро пожаловать, сэр Роберт, – весьма учтивым тоном поздоровалась она. – Твоих людей я послала искать себе ночлег в деревне. Нам такую ораву не разместить. – Мачеха повернулась к Эми. – Хьюз сказал, у него припасена оленина. Он может с нами поделиться.
   – Сколько хлопот я вам доставил, леди Робсарт, – произнес Дадли, вежливо улыбаясь, словно забыв, какие проклятия когда-то бросал ей в лицо.
   – Какие могут быть хлопоты? – удивилась Эми. – Это мой дом. Тебя здесь всегда рады видеть, предоставить уютное местечко.
   Роберт деликатно промолчал. Насколько он помнил, в холодном доме леди Робсарт не существовало уютных местечек.
   Хозяйка дома сказала, что ей нужно распорядиться насчет обеда, извинилась и ушла.
   Эми не могла унять радостное возбуждение.
   – Мой господин, как я рада, что ты приехал, – в который уже раз повторила она, подбросив в очаг новую порцию дров. Я велю миссис Пирто выстирать твое белье. Тебе будет во что переодеться. В прошлый раз ты тут свою рубашку оставил. Так она заштопана. Даже и не увидишь, где дырки были.
   – Спасибо, – заставил сказать себя Роберт. – Это, наверное, тоже миссис Пирто сделала? – спросил он, не удержавшись от ехидства.
   – Нет. Твою одежду я люблю чинить сама, – призналась Эми. – Вымыться с дороги желаешь?
   – Позже.
   – Тогда скажешь. Мне нужно будет предупредить Кука, чтобы нагрел воды.
   – Я помню. Достаточно пожил здесь. Нагреть воду – целое событие.
   – Теперь с этим полегче.
   – Хотелось бы верить. Прежде нужно было с утра предупреждать, чтобы получить кувшин горячей воды, а потом целый день дожидаться. Теперь не так?
   – Почти так же. Плита у нас маленькая.
   – Это я тоже помню. У меня хорошая память.
   Эми умолкла. Она не решалась задать мужу вопрос, не дававший ей покоя. Долго ли он намерен здесь пробыть? Жадный огонь успел проглотить полено. Она положила еще одно и вместе с Робертом смотрела, как искры взлетают и исчезают в черном жерле дымохода.
   – Как ехал? – наконец спросила Эми.
   – Как обычно в такое время года.
   – А на какой лошади?
   – На Блайте, моем охотничьем, – ответил Роберт, удивляясь, что ее могут занимать такие подробности.
   – Запасную лошадь взял?
   – Нет, – ответил Роберт, выныривая из своих раздумий.
   Эми встала и предложила:
   – Давай я распакую твои вещи. Наверное, у тебя много поклажи.
   – Всего один мешок.
   Роберт не видел, как сразу же погасло ее лицо. Одна лошадь и один мешок. Значит, ее господин здесь не задержится.
   – Тамворт уже все распаковал.
   – Ты к нам надолго? – все-таки решилась спросить Эми.
   – Увы, совсем нет, – ответил Роберт, поднимая на нее глаза. – Я сразу сказал бы. Положение в стране очень серьезное. Мне нужно будет поскорее вернуться ко двору. Просто я хотел повидать тебя, Эми, и поговорить об одном важном деле.
   – Слушаю.
   – Лучше отложим этот разговор до завтра, – решил Роберт. – Мне понадобится твоя помощь. Я тебе потом все объясню.
   Сама мысль о том, что мужу понадобилась ее помощь, залила лицо Эми радостным румянцем.
   – Ты же знаешь, я помогу тебе всем, что в моих силах.
   – Знаю. Очень рад этому. – Он встал и протянул руки к огню.
   – Я очень люблю, когда ты меня о чем-то просишь, – сказала Эми и снова покраснела. – Раньше у нас всегда так было.
   – Да.
   – Ты же так и не согрелся. Затопить камин в нашей спальне?
   – Не торопись. Зачем понапрасну жечь дрова? Я только переоденусь и спущусь сюда.
   Лицо Эми сияло так же, как у маленькой девочки, которой разрешили участвовать во взрослых делах.
   – У нас сегодня будет замечательный обед! – с очаровательным простодушием воскликнула она. – А то целыми днями – сплошная баранина. Она уже мне в горло не лезет.

   Обед был обильным и вкусным: котлеты из оленины, пирожки с бараниной, куриный бульон и пудинг. Свежих овощей, естественно, не подавали – еще не время. Зато в погребе у леди Робсарт сохранились запасы вина, оставшиеся от покойного мужа. Отец Эми знал в этом толк. Вино оказалось как нельзя кстати. Без него Роберт не выдержал бы общества жены и ее мачехи. Дочь и зять леди Робсарт принесли четыре бутылки и тоже присоединились к обеду.
   Вскоре после девяти часов вечера подвыпившие, громко хохочущие женщины отправились спать. Роберт остался в зале один. Ему хотелось допить последний бокал, насладиться тишиной и приятным одиночеством. Наверх он не торопился, зная, что ему и так предстоит целая ночь рядом с Эми. Прошло еще около часа. Решив, что теперь жена уже точно спит, Роберт встал и тихо поднялся по лестнице.
   Он разделся почти бесшумно и сложил одежду на сундук возле кровати. Эми не погасила свечу. В ее золотистом пламени лицо спящей жены показалось ему совсем детским. Его вдруг захлестнула волна нежности к ней. Он задул свечу и лег, стараясь не дотрагиваться до жены.
   Роберт быстро уснул, но Эми в состоянии полусна повернулась к нему и просунула голую ногу между бедер. Он сразу же проснулся, отодвинулся и обхватил ее талию, не давая приблизиться к себе. Эми сонно вздохнула, положила руку ему на грудь, а потом повела ее все ниже и ниже.
   – Эми, – простонал он.
   В темноте Роберт не видел ее лица, но по ритму дыхания чувствовал, что она переполнена желанием. Ее полубессознательные ласки продолжались еще какое-то время. Потом Эми перевернулась на спину, приглашая его овладеть ею. Нет, судя по неистовству ее поведения, она даже требовала этого. Роберт понимал, что делает глупость, но не смог сдержаться. Он услышал знакомый тихий стон наслаждения. Эми проснулась, когда почувствовала, что он вошел в нее. Роберт поддался зову инстинкта и уже не мог остановиться. Но и в этом состоянии голос разума продолжал звучать. Дадли понимал, что этого ни в коем случае нельзя было допустить. Он только навредил самому себе, Эми и Елизавете.

   Утром Эми проснулась, сияя от радости. К ней вернулась любовь, положение жены, и мир сразу обрел определенность. Роберт проснулся несколько позже и тоже обрадовался, что Эми рядом нет. Меньше всего ему сейчас хотелось увидеть ее робкую улыбку и услышать знакомый, вечно раздражавший его вопрос: «Как ты спал, мой господин?» Эми вовсю хлопотала на кухне. Она торопила повара, чтобы сэра Роберта к завтраку уже ждал свежий хлеб, принесла мед, кувшинчик масла с печатью Стэнфилд-холла и отправилась в мясной погреб. Оттуда Эми вернулась с большим куском ветчины, взятой взаймы у одного из деревенских жителей, и холодными котлетами, оставшимися с обеда.
   Эми накрыла стол, не забыла подогреть эль. Самой ей совсем не хотелось есть. Она была сыта присутствием мужа и общением с ним.
   Сев напротив Роберта, она кокетливо откинула локон за ухо и спросила:
   – Хочешь покататься? Тогда я попрошу Джеба. Он сходит и передаст твоим людям, чтобы седлали лошадь. Если желаешь, поедем вместе.
   Неужели она забыла их последнюю прогулку верхом? Всего одна ночь близости вновь превратила ее в прежнюю, беззаботную Эми, повелительницу своего маленького королевства, любимую дочь сэра Джона Робсарта?
   – Пожалуй, стоит проехаться, – сказал Роберт, оттягивая важный разговор. – Мне надо было взять с собой охотничьего сокола, а то я чего доброго разорю вас.
   – Скажешь тоже! – засмеялась Эми. – Картеры узнали о твоем приезде и послали нам молочного теленка. Думаю, это только начало. Скоро нас завалят подарками. Наверное, их стоит позвать в гости. Тебе всегда нравилось общество этих людей.
   – Давай завтра, – смалодушничал Роберт. – Сегодня мне что-то никого не хочется видеть.
   – Хорошо, – согласилась Эми. – Но теленка приготовят нынче. Представляешь, сколько мяса тебе придется проглотить?
   – Передай моим людям, чтобы лошадь была готова через час. Давай поедем вместе.
   – Может, съездим во Флитчем-холл? – предложила Эми. – Хочу напомнить тебе, какое это замечательное место. Конечно, ты скажешь, что оно очень далеко от Лондона. Но там так здорово. Кстати, владелец пока не нашел покупателей.
   Роберт поморщился, но сейчас же скрыл это за веселой улыбкой и сказал, стараясь не упоминать о доме:
   – Поедем, куда захочешь. Через час я буду готов.
   «Что, духу не хватило завести с нею разговор с утра? – отчитывал он себя, взбегая наверх. – На прогулке о таких вещах не поговоришь. Однажды уже попробовал, больше не хочу. Лучше всего вечером, после обеда. Тогда мне уже не отвертеться. Только бы снова не ложиться с нею. Я этого не вынесу. Себя обманываю, ее дурачу».
   Он ногой распахнул дверь кабинета покойного сэра Джона, вошел и плюхнулся на скрипучий стул.
   – Черт бы побрал тебя и твои слова, – прошептал Роберт, обращаясь к умершему тестю. – Ты говорил, что я разобью ей сердце. Как же я ненавижу тебя за твою правоту!

   Роберт едва дождался окончания обеда. Предстоящий разговор отбил ему аппетит. Он почти ничего не ел, отшучиваясь, что переусердствовал вчера. Наконец леди Робсарт ушла к себе, оставив их возле очага.
   – Ты при дворе привык к шумному обществу, а мне здесь и пригласить некого, – словно извиняясь, сказала Эми. – Можно бы позвать чету Рашли. Помнишь их? Если хочешь, пошлем к ним человека. Они с радостью приедут завтра.
   – Да ну их, этих гостей, – отмахнулся Роберт, заставляя себя начать разговор. – Я хочу тебя кое о чем попросить.
   Эми вскинула голову и радостно заулыбалась. Она подумала, что Роберт решил попросить у нее прощения.
   – Помнишь, однажды мы говорили о разводе? – тихо спросил он.
   – Да, помню. – По ее лицу пробежала тень. – У меня с того времени не было ни одного счастливого мгновения. Вплоть до вчерашней ночи.
   Роберт поморщился.
   – Прости меня за это…
   – Можешь не говорить, – перебила его Эми. – Я все понимаю. Я знала, что ты попросишь прощения. Мне казалось, что я никогда тебя не извиню. Но во мне что-то изменилось. Я прощаю тебя, Роберт. Давай забудем все, что тогда произошло между нами, и больше не станем вспоминать. Надеюсь, и ты забыл все мои резкие слова.
   «Вот тебе, похотливый кобель! – мысленно обругал себя Роберт. – Я же знал, что легкого разговора с нею не получится, но не думал, что это будет настолько трудно».
   – Можешь считать меня злостным грешником, но мое решение не изменилось.
   – Роберт, ты о чем? – бесхитростно спросила Эми, глядя на него честными глазами.
   – Я хочу кое о чем тебя попросить, – снова сказал он. – Когда мы говорили в тот раз, ты считала Елизавету своей соперницей. Я вполне понимаю и уважаю твои чувства. Но она – королева Англии и оказала мне честь, полюбив меня.
   Эми наморщила лоб. Она до сих пор не понимала смысла просьбы Роберта.
   – Но ты же говорил, что ваши отношения прекратились. Я помню, в каком состоянии ты приехал к Хайесу. Зачем ворошить прошлое? Это же просто чудо, что ты здесь. Мне кажется, мы вновь стали совсем юными, как десять лет назад.
   – Англия находится в состоянии войны с Шотландией. Хуже положения, чем сейчас, не бывало за всю нашу историю. Я хочу спасти мою страну. Пойми, Эми, французы обязательно вторгнутся на нашу землю.
   Она согласно закивала и начала:
   – Я понимаю. Но…
   – Такое трудно уразуметь, не побывав на войне. Они не станут церемониться с нами.
   Эми слушала его, однако угроза иноземного вторжения была для нее чем-то далеким. Что ей французы, если счастье только-только вернулось в ее жизнь?
   – Поэтому я прошу тебя освободить меня от брачных обязательств. Тогда я смогу посвататься к королеве как свободный мужчина. Эрцгерцог не пожелал приехать в Англию. Елизавете очень тяжело править в одиночку. Ей нужен муж. Я хочу на ней жениться.
   Может, она ослышалась? Или Роберт решил неуклюже над ней подшутить? Ее глаза округлились. Дадли видел, как ее рука опустилась в карман и пальцы сжали какой-то предмет, лежащий там.
   – Что ты сказал?
   – Я прошу освободить меня от брачных обязательств перед тобой. Я должен жениться на королеве.
   – Ты хочешь со мной развестись?
   – Да, – ответил Роберт и кивнул, чтобы у нее не осталось сомнений.
   – А как же вчерашняя ночь?
   – Она была ошибкой, – резко проговорил Роберт, решив побыстрее обрубить все нити.
   Лицо Эми вспыхнуло, как огонь в камине. Из глаз покатились слезы.
   Она сжалась так, словно получила пощечину, и повторила:
   – Ошибка?
   – Я не мог противиться твоему желанию, – объяснил Роберт, стараясь смягчить удар. – Я не мог тебе отказать. Я люблю тебя, Эми, сегодня и всегда. Но исполнилось то, что напророчил мне Джон Ди. Он однажды сказал…
   – Значит, ошибка? – Эми тряхнула головой. – Лечь со своей женой – это ошибка? А не ты ли ночью мне шептал: «Я люблю тебя»? Это тоже было ошибкой?
   – Я такого не говорил. Тебе показалось.
   – Я слышала твои слова.
   – Тебе, наверное, померещилось. Я ничего не говорил, так устал с дороги, что мне ужасно хотелось спать.
   Эми вскочила со стульчика и повернулась к обеденному столу, который с такой радостью накрывала. Кушанья остались почти нетронутыми. Что-то съедят слуги, а все прочее придется отдать свиньям.
   – Ты как-то рассказывал мне про сэра Томаса Грэшема, – совсем не к месту вспомнила Эми. – Он говорил про опасность неполновесных денег. Я запомнила. Они страшны не сами по себе, а тем, что низводят до своей низкой стоимости все остальные монеты.
   – При чем тут Грэшем? – удивился Роберт. – Мы же не о деньгах говорим.
   – С какого бока ни начни, все равно придешь к ней. Ничего удивительного, что наш фунт стоит жалкие гроши. Замыслы французов вторгнуться к нам меня тоже не удивляют. Говоришь, эрцгерцог не пожелал на ней жениться? Правильно сделал. Зачем ему позориться? Эта женщина портит все, к чему прикасается. Она – главная фальшивая монета в королевстве, которая только разрушает все. Что ей брак, построенный на любви и уважении? Она и его превратит в фальшивую монету.
   – Эми!
   – Она и тебе затуманила голову, заколдовала или что еще. Я не знаю. Вчера чары ослабли, ты сказал, что любишь меня, а днем вспомнил, что она тебе велела, и заговорил по-другому.
   – Эми, прошу тебя!
   – О чем, мой господин?
   – Тебя никто не обязывает любить королеву, но она – правительница Англии, воссевшая на троне законным путем. Королевство в опасности. Королева Англии нуждается во мне. Я – ее опора. Мы с ней могли бы и дальше таиться, делать вид, будто между нами ничего нет, но не хотим обманывать себя, тебя, других. Мы желаем узаконить наши отношения, потому я и прошу тебя дать мне развод.
   – Она назначит тебя главнокомандующим. – Эми горестно усмехнулась.
   – У нее есть другие полководцы, опытнее меня.
   – Тогда, наверное, Елизавета введет тебя в свой Тайный совет, чтобы ты подсказывал ей, как поступать.
   – Я уже даю советы ее величеству.
   – Тогда чего еще тебе нужно? О чем может просить человек, если он не потерял совесть? – выкрикнула Эми.
   Роберт скрипнул зубами и заявил:
   – Я хочу быть рядом с нею. Постоянно, днем и ночью. На правах не пажа, а супруга. Я хочу вместе с нею восседать на английском троне.
   Роберт мысленно приготовился к всплеску гнева, крику и слезам.
   Однако глаза Эми были совершенно сухими, а голос ее звучал на удивление ровно и спокойно:
   – Знаешь, Роберт, если бы ты попросил о том, что зависит от меня, я сделала бы тебе такой подарок. Я так долго и крепко любила тебя, что во имя своего чувства была бы готова отпустить тебя к другой женщине. Но это не в моей власти. Наш брак – деяние рук Божьих. Мы вместе стояли в церкви и поклялись не расставаться до самой смерти. Нам нельзя сейчас покинуть друг друга только потому, что тебя и королеву сжигает плотская страсть. Разводятся с неверными женами, но я не из их числа. Ни одним своим поступком я тебя не опозорила.
   – Но разводятся же другие! – воскликнул Роберт. – Что, в мире мало подобных случаев?
   – Я не знаю, как они будут отвечать за это.
   – Сам Папа Римский позволяет разводы, когда они происходят по обоюдному согласию. Тогда это не грех.
   – Уж не собираешься ли ты обратиться к Папе? – с неожиданной злостью спросила Эми? – Да и при чем тут он, если нас венчали по реформированному обряду? Или протестантская принцесса уже готова преклонить колени перед Римом?
   – Нет, конечно! – крикнул Роберт, тоже вскакивая на ноги.
   – Тогда кто тебе даст позволение на развод? – продолжала допытываться Эми. – Архиепископ Кентерберийский? Ее ставленник, получивший назначение вопреки своим грешкам? Он единственный переметнулся на ее сторону. Остальные епископы в тюрьме или в изгнании. Сам подумай, только он один рукоплескал ее назначению верховной правительницей церкви. Это во всей-то Англии! Негусто.
   – Я в церковные подробности не суюсь, – угрюмо признался Роберт. – Только знаю, что все можно сделать, когда на то есть добрая воля.
   – Ее добрая воля? – снова ринулась в атаку Эми. – Двадцатишестилетняя женщина, ослепленная похотью, пожелала заполучить чужого мужа и пытается выдать свои плотские желания за Божью волю! Она еще заявила бы, что это Господь повелел ей развести тебя со мной! – Леди Дадли разразилась звонким, почти безумным смехом. – Глупость это все, вот что я тебе скажу, муж. Ты лишь сделаешь из себя посмешище. Твой поступок станет грехом против Бога и человека, оскорблением для меня.
   – Что ты выдумываешь? Будь сейчас жив твой отец…
   Произнеся эти слова, Роберт сразу понял, что допустил серьезный тактический промах. Ему ни в коем случае нельзя было упоминать о ее отце. Семейная гордость Эми ощетинилась, как сторожевой пес, готовый сорваться с цепи.
   – Ты еще смеешь трепать его имя? Да мой отец отходил бы тебя кнутом за одни только мысли о разводе! Он убил бы тебя на месте, если бы услышал, что ты предлагаешь мне подобные гадости!
   – Ошибаешься! Твой отец хорошо знал свое место, – не сдержался Роберт. – Он и пальцем не посмел бы тронуть придворного.
   – Жаль, я тогда не прислушалась к его словам. Правильно он называл тебя хвастуном и говорил, что я стою десятерых таких, как ты! – заявила Эми, плюнув ему под ноги. – Я не верила, спорила с ним. Но как же он был прав. Ты действительно хвастун, да еще и лжец. Тебе сказать, что любишь меня, – раз плюнуть.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 [35] 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация