А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Любовник королевы" (страница 28)

   ОСЕНЬ 1559 ГОДА

   Наступил сентябрь. К этому времени двор обосновался в Виндзорском замке, который особенно нравился Елизавете. Почти сразу же начались приготовления к пышному празднованию дня рождения королевы. По замыслу Роберта, утром ее должны были разбудить певчие. Следующим номером грандиозного спектакля значилась охота. Разодетые охотники станут петь Елизавете хвалебные песни, а лесные нимфы – танцевать для нее. Затем ручной олень с гирляндой цветов на шее проводит королеву и ее гостей в живописный уголок, где уже будут накрыты столы для пира на свежем воздухе. Вечером начнется бал с танцами и представлениями. Роберт решил, что Елизавету поздравят грации и богини, а потом Диана-охотница увенчает ее короной.
   Старшим фрейлинам надлежало стать богинями, а младшим – грациями. Распределение ролей происходило в приемной королевы.
   – Так какой же грацией буду я? – кокетливо спросила Роберта подбежавшая Летиция Ноллис.
   – Если бы среди них существовала особа по имени Неаккуратность, это было бы как раз по тебе. Или Флиртующая кокетка. Такое прозвище тоже подошло бы.
   Летиция посмотрела на него так, как это делали все женщины рода Болейн. Ее взгляд обещал, провоцировал, не отпускал.
   – Значит, я флиртующая кокетка? – с напускным простодушием спросила она. – Что ж, для меня это похвала.
   – Я думал, ты рассердишься, – сказал Дадли и слегка ущипнул ее за подбородок.
   – Что вы, сэр Роберт! Услышать подобные слова от такого мастера своего дела, как вы, – это большой комплимент.
   Он щелкнул Летицию по носу, будто игривого котенка, и сказал:
   – Пожалуй, тебе лучше представлять Лукавство. Перед такой грацией я не устоял бы.
   Темные, слегка косящие глаза Летиции широко распахнулись.
   – Сэр Роберт, как вас понимать? – спросила она, надувая губки. – Теряюсь в догадках, чем я могла обидеть вашу светлость? Сначала вы намекаете на мою неаккуратность, потом называете флиртующей кокеткой, а теперь еще обвиняете в лукавстве. Скажите, чем я вас так рассердила?
   – Разве я такое говорил? Ты услаждаешь мой взор.
   – Я что, взбудоражила вас?
   Роберт подмигнул ей. Не мог же он сказать, что иногда, танцуя с нею, с трудом отводил от нее глаза. И уж тем более Дадли не мог признаться этой кокетливой девице в том, как однажды, выполняя фигуру танца, на короткое время обнял ее и вдруг ощутил сильнейший всплеск желания. Никогда еще мимолетное прикосновение к женскому телу не вызывало в нем такой страсти.
   – Разве может такая пигалица, как ты, взбудоражить взрослого человека? – спросил он.
   – Конечно – Летиция выгнула брови – Могу назвать вам целую дюжину разных способов. Но ведь вас они не интересуют, раз вы сомневаетесь в самой моей способности это сделать.
   – Ничуть не сомневаюсь, мисс Бесстыдница.
   – Мне больше нравится Лукавство. Кстати, а каким будет мой наряд?
   – Ужасающе нескромным, – пообещал ей Роберт. – Ты будешь довольна. Но вначале покажись своей матери и получи ее одобрение. Фасон придумаешь сама. Только не выходи за границы бесстыдства.
   – Может, мне следует показаться не только матери, но и вам? – кокетливо вздернув носик, невинным тоном спросила Летиция. – Я могла бы заглянуть перед обедом.
   Роберт огляделся. Королева вернулась из сада и теперь стояла в оконной нише, поглощенная разговором с Уильямом Сесилом. У стены, скрестив руки на груди, торчал юноша, выбранный родителями Летиции ей в женихи. Вид у него был довольно угрюмый.
   Роберт счел за благо закончить этот игривый разговор с юной фрейлиной.
   – Заглядывать ко мне тебе совершенно незачем. Пока празднество не началось, лучше постарайся вести себя так, как подобает леди. Например, не говори дерзостей бедняге Деверо. Он не виноват, что вас решили поженить. А теперь мне надо побеседовать с твоей госпожой.
   – С вашей. – Летиция бесстыже усмехнулась, более чем прозрачно намекая на отношения Роберта и Елизаветы.
   Это надо было пресечь немедленно.
   Роберт перестал улыбаться, сурово посмотрел на Летицию и тихо сказал:
   – Советую не переоценивать себя, фрейлина Ноллис. Судьба не обидела тебя привлекательностью. Твой отец имеет вес при дворе, а мать любима королевой. Но даже это не спасет тебя, если окажется, что ты разносишь слухи и сплетни.
   Летиция уже собиралась ответить дерзким словцом, но потом сообразила, что Дадли не шутит, и опустила глаза.
   – Простите, сэр Роберт. Я хотела пошутить.
   – Я так и думал.
   Он повернулся и пошел к тому окну, где беседовали Елизавета и Сесил. Девчонку нужно было осадить. В следующий раз подумает, прежде чем распускать язык. Но от собственных нравоучений у него остался неприятный осадок.
   Наверное, разговор королевы и ее главного советника был слишком серьезным, если Елизавета только слушала и не искала глазами Роберта.
   – Он благополучно отбыл? – спросила королева.
   – Да, вместе с вашим согласием.
   – Все только на словах. Никаких подтверждающих бумаг.
   – Ваше величество, ему и в голову не придет усомниться в ваших обещаниях. Вы же ясно обрисовали условия. Если его притязания на шотландский трон увенчаются успехом, то вы выйдете за него замуж.
   – Я помню свои слова, – холодно заметила Елизавета. – Сам понимаешь, притязание на трон – это не рыцарский турнир. Его могут и убить. Не хотелось бы, чтобы при нем нашли подобные бумаги.
   «Напрасно я рассчитывал, что милый мальчик очарует ее, – с досадой подумал Сесил. – Елизавету не волнует, что он может погибнуть во имя интересов Англии. Главное, чтобы при нем не оказалось компрометирующих документов».
   – Ваше величество, умение держать слово не зависит от того, написано оно на бумаге или нет. Вы с герцогом заключили устный договор, я скрепил его самим фактом своего присутствия, – напомнил ей Уильям. – Вы пообещали выйти за него, если он отстоит независимость Шотландии и прогонит оттуда французов.
   – Да, Сесил, – сказала Елизавета, широко распахивая свои темные глаза. – Я так и сказала.
   Посчитав, что разговор окончен, королева собралась уйти.
   – Ваше величество, это еще не все.
   – А я думала, мы с тобой закончили.
   – У меня есть сведения о готовящемся покушении на вашу жизнь.
   Елизавета мгновенно напряглась. В глазах вспыхнул испуг. У нее задрожали губы.
   – Новый заговор? Опять?
   – Боюсь, что так.
   – Люди Папы Римского?
   – На этот раз нет.
   – Кому еще я помешала? – судорожно глотая воздух, спросила она. – Марию ненавидели сплошь и рядом. Неужели моя участь еще хуже?
   Сесилу было нечего возразить. Покойную королеву действительно ненавидели, но еще никому не угрожали так часто, как Елизавете. Ее считали источником всех нынешних бед. Многие искренне думали, что порядок в стране восстановится сам собой, если устранить королеву.
   – Надеюсь, твои люди уже схватили тех, кто готовил покушение? – с надеждой спросила она.
   – Мой человек лишь сообщил эти сведения. Надеюсь, с его помощью я продвинусь дальше. Мне крайне не хотелось говорить вам об этом сейчас, пока заговорщики лишь вынашивают свои замыслы. Но я был вынужден, ибо опасность грозит не только вам.
   – А кому еще? – с любопытством спросила она.
   – Сэру Роберту Дадли.
   – Нет, Призрак! Нет! – почти закричала побледневшая Елизавета.
   «Боже милостивый, она и вправду так сильно его любит? – подумал Уильям. – Неужели за себя Елизавета боится меньше, чем за жизнь этого красавчика?»
   – К сожалению, да. Поверьте, мне было очень тяжело сказать вам об этом.
   Сесил впервые видел свою королеву в таком обезумевшем состоянии.
   – Призрак, кто может желать его смерти?
   Уильям почти физически ощущал, как его мысли поворачивают в нужное русло, а в мозгу начинает выстраиваться стратегия.
   – Есть у меня кое-какие соображения. Мы можем поговорить в другом месте?
   – Идем со мной, – мгновенно согласилась Елизавета, подавая ему руку. – Уведи меня от лишних глаз.
   У Елизаветы пылали руки. Их жар Сесил ощущал даже сквозь бархат своего рукава.
   «Бедняжка так испугалась за этого Дадли, что даже вспотела. Получается, все у них зашло гораздо дальше, чем я думал. До самых пределов безумия запретной любви».
   Сесил постарался придать своему лицу непринужденное выражение и успокоить бурлящие мысли. Придворные учтиво расступались, освобождая им проход. Он мельком увидел Фрэнсиса и Екатерину Ноллис. Их дочь жеманно беседовала с молодым Уолтером Деверо. Невдалеке от них стояла Мэри Сидни. Братья Бэконы были увлечены разговором с дядей королевы, герцогом Норфолкским. Помимо них внимательный взгляд Сесила подметил нескольких людей из свиты испанского посла, шесть или семь провинциальных аристократов и пару лондонских торговцев, приглашенных сюда кем-то из придворных. Все как всегда, ничего подозрительного, никаких признаков опасности.
   Уильям вывел королеву на галерею. Пусть и относительное, но уединение. По крайней мере, здесь никто не увидит ее бледного, перекошенного ужасом лица.
   – Сесил, ну кому он так помешал?
   – Многим, ваше величество, – стараясь говорить как можно мягче и нейтральнее, ответил тот. – Сэр Роберт никогда не говорил вам, что у него есть враги?
   – Только однажды. Да, лишь раз он признался мне, что окружен врагами. Я тогда подумала… что он имел в виду обыкновенных завистников.
   – Сэр Роберт, наверное, полагает, что знает всех своих недругов. Увы, о половине их он даже не догадывается, – мрачно проговорил Сесил. – Католики винят его за перемены в церкви. Испанцы считают, что вы в него влюблены и выйдете за их эрцгерцога только тогда, когда он умрет. Французы ненавидят его со времен битвы при Сен-Кантене. Английский парламент видит в нем главную помеху, отвлекающую вас от занятий государственными делами. Добавьте к этому ненависть знати. Многие, начиная с герцога Норфолкского и до благодушного Арунделя, дорого заплатили бы, только бы увидеть его мертвым. Кто-то завидует вашей любви к сэру Роберту, другие считают ваши отношения скандальными и порочащими положение королевы.
   – Я не верю, что все так плохо.
   – Ваше величество, не хочу убаюкивать вас ложными надеждами. К сожалению, дела действительно обстоят ужасно. Сэр Роберт – самый ненавидимый в Англии человек. Что еще хуже, вас считают находящейся под его безраздельным влиянием. Я денно и нощно прослеживал все нити возможных заговоров против вас, но что касается его… – Сесил на секунду умолк и скорбно покачал головой. – Даже не знаю, как мне уберечь этого достойного человека.
   Лицо Елизаветы приобрело цвет ее белых кружев. Пальцы впились в рукав камзола главного советника.
   – Призрак, надо приставить к нему охрану. Выделить столько гвардейцев, сколько понадобится. Слышишь? Ты обязательно должен выявить главных зачинщиков и арестовать их. Нечего жалеть подобных субъектов! Пусть повисят на дыбе и назовут своих сообщников. Не останавливайся ни перед чем. Это не просьба, а приказ. Они смелы в своих гостиных. Посмотрим, куда денется их отвага в Тауэре, когда ими займутся палачи. Никого не пощажу!
   – Вы готовы подвергнуть пыткам вашего дядю? – удивленно воскликнул Сесил. – Вам придется отправить в Тауэр половину английских лордов. Ваше величество, Дадли ненавидят во всех слоях общества. Только вы да еще полдюжины человек из его ближайшего окружения способны терпеть сэра Роберта.
   – Неправда, Призрак. Его любят, – прошептала Елизавета.
   – Только родня и те, кому он платит, – с заметным пренебрежением возразил Сесил.
   – А ты? – спросила она, упираясь в него тяжелым взглядом. – Ты же не питаешь к нему ненависти, Призрак? Ты должен быть ему другом хотя бы ради меня. Тебе известно, как много он значит для твоей королевы. Он единственный, кто принес радость в мою жизнь, и должен быть уверен в твоей дружбе. Если ты любишь меня, то относись так же и к нему.
   – Я был и остаюсь его другом, – лаконично ответил Сесил, мысленно добавив: «Я не настолько глуп, чтобы давать повод тебе или ему думать по-иному».
   Елизавета содрогнулась всем телом. Чувствовалось, что она готова разрыдаться от отчаяния.
   – Мы должны уберечь его. Я не смогу жить, если… Призрак, придумай что-нибудь. Как мы можем обезопасить сэра Роберта?
   – Вы сделаете это, если прекратите оказывать ему чрезмерное внимание.
   – Ты что говоришь? Ты еще предложи мне прогнать его!
   «Осторожно! – предостерег себя Сесил. – Будь последователен».
   – Ваше величество, позвольте мне быть с вами предельно откровенным. Возможно, вы мечтаете выйти за него замуж, но сделать это не можете. Сэр Роберт – женатый человек. Его супруга отличается безупречным поведением. Никто не сказал о ней ни одного худого слова. Сэр Роберт может быть вам не более чем другом. Если вы хотите спасти его жизнь, отдалите от себя этого человека. Пусть он останется вашим любезным придворным, королевским шталмейстером, но не более того.
   – Отдалить его? – переспросила королева.
   Видя ее осунувшееся, изможденное лицо, Сесил подумал, что, пожалуй, перегнул палку. Но идти на попятную было поздно, а главное – это вызвало бы подозрения Елизаветы.
   – Пусть он на время уедет от двора. Навестит жену, поживет дома. Улягутся сплетни вокруг его имени. А вы сосредоточитесь на Шотландии и на обороне нашей страны. Танцуйте с другими мужчинами. Освободитесь от него.
   – Освободиться от него? – повторила она.
   Сесил пожалел ее. Принцесса, с детских лет мечтавшая стать королевой. Черт бы побрал этого Дадли!
   – Ваше величество, эти отношения заведут вас в тупик, и больше никуда. Он женатый человек и не может расстаться со своей супругой без веской причины. Вам никак нельзя узаконить его развод, иначе поднимется новая волна недовольства и все начнут говорить, что вы потакаете своей любовной страсти. Поймите, сэр Роберт никогда не сможет на вас жениться. Вы вольны его обожать, но это чувство всегда будет носить оттенок позора. Вы с ним не можете быть ни супругами, ни любовниками. Никто не должен видеть, что вы испытываете к нему желание. Если, не дай Господь, поднимется новая волна слухов и сплетен, это может стоить вам не только трона, но и жизни.
   – Не привыкать! – взвилась Елизавета. – Мне с самого рождения что-то угрожало!
   – Но это может стоить жизни и ему, – поспешно добавил Сесил. – Королева вправе проявлять щедрость к своим придворным, но по отношению к нему она перешла всякие пределы. Вы проявляете ее открыто, словно дразните остальных, а по сути, подписываете ему смертный приговор.
   – Ты все равно его защитишь, – упрямо заявила Елизавета.
   – Я не в состоянии уберечь его от ваших друзей и родственников, – спокойно возразил Сесил. – Это можете сделать лишь вы. Я только что рассказал, как именно. Выбор за вами.
   Елизавета вновь схватила Сесила за рукав и почти простонала:
   – Я не могу отдалить его. Он – моя единственная любовь. Я не могу отправить его домой, к жене. Надо иметь каменное сердце, чтобы предлагать мне такое. Я не могу расстаться с ним. Слышишь?
   – Слышу и могу лишь повторить, что этим вы подписываете ему смертный приговор.
   – Мне совсем плохо, – прошептала Елизавета, трясясь. – Позови Кэт.
   Сесил довел ее до конца галереи и велел пажу бежать в покои королевы и привести Кэт Эшли.
   Та прибежала, увидела смертельно бледное лицо королевы, непроницаемую физиономию Сесила, тихо ойкнула и спросила:
   – Что случилось?
   – Самое худшее, Кэт, – прошептала Елизавета.
   Эшли заслонила ее собой, чтобы не видели придворные, и увела в покои. Кое-кто, заметив странность в поведении королевы, вопросительно поглядывал на Сесила. Тот лишь улыбался так же любезно, как и всегда.

   Серые капли вечернего дождя катились по толстым стеклам Виндзорского замка, напоминая поток слез. Елизавета послала за Робертом и велела фрейлинам посидеть у камина, пока она будет говорить с ним возле окна. Когда Дадли, одетый в темно-красный бархатный камзол, стремительно вошел в покои королевы, она сидела у окна, похожая на одинокую девочку, у которой нет друзей.
   – Любовь моя, что случилось? – прошептал Роберт, подойдя к ней.
   Лицо Елизаветы было бледным, веки покраснели и опухли от слез.
   – Роберт, – протяжно вздохнула она.
   Ему захотелось ее обнять, но он сдержался, вспомнив, что они не одни.
   – Что случилось? – снова спросил Дадли. – Все думают, что ты вдруг заболела. Я несколько раз пытался увидеться с тобой, но меня не пускали. Скажи мне, что произошло? Утром вы с Сесилом беседовали, потом он тебя куда-то увел. Каких еще страхов он наговорил?
   Она повернулась к окну, коснулась пальцами холодного зеленоватого стекла и ответила:
   – Он предостерегал меня.
   – О чем, любовь моя?
   – Против меня готовят заговор.
   Рука Роберта инстинктивно потянулась к мечу, которого при нем не было. Никому не дозволялось входить в покои королевы при оружии.
   – Любовь моя, не надо так пугаться. Каким бы коварным ни был заговор, я сумею тебя защитить.
   – Заговор направлен не только против меня, – всхлипнула Елизавета. – Я бы так не испугалась. Мне не привыкать.
   – Против кого еще? – спросил Роберт, сдвигая брови.
   – Заговорщики намерены убить и тебя, – шепотом произнесла Елизавета. – Сесил считает, что ты должен на время покинуть двор. Для твоей же безопасности.
   «Хитер, старый лис, – с неприязнью подумал Роберт. – Блестящий ход против меня. Более убедительной причины не придумаешь».
   – Да, мы с тобой в опасности, – согласился он. – Но есть надежный способ обезопасить нас. Я тебе уже говорил. Елизавета, позволь мне развестись с Эми и жениться на тебе. Как только ты станешь моей супругой и у нас появится ребенок, все опасности исчезнут.
   – Ах, Роберт, твои предчувствия оказались верными. Наши противники уничтожат тебя. Что же мне делать? Расстаться с тобой?
   – Нет! – крикнул он, забыв о предосторожности.
   Фрейлины, сидевшие у огня, сразу же повернулись в сторону окна. Не обращая на них внимания, Дадли подошел к Елизавете почти вплотную.
   – Этого нельзя допустить. Ты не можешь расстаться со мною. Ты же любишь меня, а я – тебя. Расставаться, когда к нам пришло счастье, которого мы ждали столько лет?
   Елизавета держала себя на железных канатах воли, кусала губы, чтобы не разрыдаться.
   – Я должна это сделать. Любовь моя, не усугубляй моих страданий. У меня и так сердце разрывается.
   – Ты говоришь мне это здесь? На глазах у своих фрейлин? Не хватало еще созвать весь двор!
   – Роберт, а где еще я могу тебе это сказать? Наедине у меня не хватило бы сил. Ты и сам знаешь. Да, я говорю тебе это в присутствии других, где ты не можешь меня обнять, а я не забуду обо всем на свете. Обещай, что не станешь пытаться меня переубедить. Тебе нужно оставить меня и забыть мечтания о нашей женитьбе. Я должна отказаться от тебя и выйти за герцога Арранского, если он победит французов. А если нет – тогда за эрцгерцога.
   Роберт мотнул головой, собрался возразить, но Елизавета опередила его:
   – Это единственный способ остановить французов. Либо герцог Арранский, либо Карл. Нам нужны союзники в Шотландии.
   – Ты готова променять нашу любовь на безопасность королевства?
   – На меньшее я не согласилась бы. Хочу попросить тебя еще кое о чем.
   – Ты же знаешь, мое сердце целиком принадлежит тебе. Что я могу для тебя сделать?
   В глазах Елизаветы блестели слезы. Она протянула ему дрожащую руку.
   – Роберт, ты останешься моим другом, даже если мы никогда уже не будем любовниками, даже если я выйду замуж за другого мужчину?
   Дадли, равнодушный к взглядам фрейлин, медленно взял ее холодную руку, наклонился и поцеловал. Затем он встал на колени и поднял руки, как испокон веков делали люди, приносящие клятву верности. Елизавета наклонилась и приняла его ладони в свои.
   – Я был и останусь твоим, – сказал Роберт. – Сердцем и душой. Ты была и останешься моей королевой. Ты единственная женщина, которую я любил по-настоящему. Если ты захочешь, чтобы я танцевал на твоей свадьбе, я сделаю это со всем блеском и изяществом. Если ты вызволишь меня из нынешнего плачевного состояния, я мгновенно верну радость нам обоим. Я – твой друг, возлюбленный на всю жизнь и супруг перед очами Господа. Только прикажи мне, Елизавета, и я буду рядом всегда, до самой смерти.
   Они дрожали, не в силах отвести глаза друг от друга.
   Выждав несколько тягостных минут, Кэт Эшли набралась смелости, подошла к ним.
   – Ваше величество, люди будут говорить об этом.
   Елизавета вздрогнула и выпустила руки Роберта. Он встал.
   – Ваше величество, вам сейчас лучше отдохнуть, – сказала Кэт, затем перевела взгляд на бледное, застывшее от потрясения лицо Роберта. – Королеве нездоровится. Сэр, не усугубляйте ее состояние.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 [28] 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация