А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Любовник королевы" (страница 24)

   – А следов у меня… там… не останется? Служанки слишком глазастые.
   Роберт улыбнулся и заявил:
   – Останется лишь легкий след на твоих губах. Зато внутри у тебя будет бушевать пожар. Это я тебе обещаю.
   – Я немножко боюсь.
   – Елизавета, любовь моя, – нежно проворковал Роберт, подошел и осторожно снял с нее чепец. – Не бойся. Все будет замечательно.
   Рыжее кружево волос разметалось по ее плечам. Роберт поцеловал несколько завитков, потом притянул зачарованную Елизавету к себе и впился в ее губы.
   – Моя Елизавета… наконец-то моя, – прошептал он.
   Происходящее казалось ей сном. Ее тело, истомившееся от желания, жаждало познать высшую плотскую радость. Роберт догадывался, что она сразу откликнется на чувственные ласки, но Елизавета превзошла все ожидания. Под его опытными руками она потягивалась и изгибалась, словно кошка, которой чешут за ухом. Стыд был ей неведом. Она быстро разделась догола, улеглась в постель и протянула к нему руки. Когда его грудь прижалась к ее лицу, оно лихорадочно пылало от желания. Роберт не торопился овладеть ею. Ему хотелось ощутить каждый дюйм ее кожи, пройти пальцами все ложбинки и выпуклости, перецеловать все, от макушки до мизинцев на ногах. Он поворачивал Елизавету, как куклу, пробовал, как редкостный деликатес, не настаивал, терпеливо ждал, когда волна ее желания достигнет пика. Роберт вошел в нее только тогда, когда услышал, что она хочет ощутить его внутри себя. Сомкнутые ресницы Елизаветы вздрагивали, розовые губы улыбались.

   В воскресный день семейство Хайд, Лиззи Оддингселл, леди Дадли и все домашние слуги отправились в церковь. Там они чинно расселись на семейной скамье, соблюдая иерархию. Женщины устроились впереди, а мужчины сзади.
   Эми стояла на коленях и смотрела, как отец Уилсон держит дарохранительницу, повернувшись лицом к прихожанам. Этого требовали новые правила службы. Ни один английский отец церкви не пожелал им подчиниться, предпочтя Тауэр и тюрьму Флит. Оксфордский епископ Томас не стал дожидаться ареста и бежал в Рим. Его место оставалось незанятым. Никто из истинных служителей Бога не соглашался совершать обряды в еретической церкви Елизаветы.
   Эми завороженно следила за движениями священника. Ее губы шептали молитву. Отец Уилсон благословил облатку, потом пригласил паству встать и принять причастие.
   Словно во сне, Эми поднялась, подошла к священнику и смиренно склонила голову. Облатка прилипла к ее языку. Эми закрыла глаза и стояла, сознавая, что сейчас, вкушая тело Христово, она соединяется с живым Богом. Причастие было величайшим чудом, которое никто не мог объяснить и не отваживался отрицать.
   Вернувшись к скамейке, Эми вновь склонила голову и стала шептать молитву:
   – Господи, верни его ко мне, избавь от греха гордыни и еще одного, имя которому – та женщина, наставь на путь возвращения.
   После службы, когда священник возле ворот прощался с прихожанами, Эми взяла его за руку и прошептала:
   – Святой отец, я хочу исповедоваться, а потом прослушать мессу так, как это положено.
   – Ты же знаешь, что теперь это запрещено, – так же шепотом ответил он. – Я могу выслушать твою исповедь, но молиться обязан по-английски.
   – Я не буду чувствовать себя освободившейся от греха без… настоящей мессы, – сказала Эми.
   – Дочь моя, это желание исходит из твоего сердца?
   – Да, святой отец. Более всего я нуждаюсь в отпущении грехов и Божьем милосердии.
   – Хорошо. Приходи сюда в среду, часов в пять. Только никому не говори. Просто скажешь, что идешь помолиться. Прошу тебя, не проболтайся. Нынче это вопрос жизни и смерти. Леди Дадли, об этом не должен знать даже твой муж.
   – Его грех я как раз и намереваюсь искупить, – угрюмо призналась Эми. – Да и свой тоже, поскольку подвела мужа.
   Священник видел, как болезненно исказилось ее лицо.
   – Ах, леди Дадли, ты едва ли могла его в чем-то подвести! – воскликнул отец Уилсон, движимый не столько пастырской обязанностью, сколько обычной человеческой жалостью.
   – Увы, святой отец. Я подводила его много раз. Теперь он уехал от меня, и я не знаю, как мне жить без него. Только Бог может восстановить наши прежние чувства, вернуть нам былую любовь… если, конечно, муж простит мне мое нерадение, не достойное хорошей жены.
   Священник наклонился и поцеловал ей руку, сожалея, что больше ничем помочь не в силах. Потом он глянул по сторонам, не подслушивал ли кто их разговор. Невдалеке стояла Лиззи Оддингселл.
   Увидев, что Эми закончила говорить, подруга подошла, взяла ее за руку и сказала:
   – Пошли домой, а то потом жарко будет.

   Турнир роз происходил в пятнадцатый день июля. Весь двор Елизаветы только и думал о том, какие наряды они наденут, в каких доспехах будут состязаться, какие розы прикрепят к одежде, какие песни и танцы станут исполнять и, конечно же, чьи сердца разобьют. Но мысли Сесила были далеки от грандиозного празднества. Он думал исключительно о последнем письме Трокмортона, полученном из Парижа.
...
   Июля девятого дня
   Он быстро угасает. Каждый день я ожидаю известия о его смерти. Как только это станет печальной реальностью, я Вам тут же сообщу. На трон Франции взойдет Франциск II. Мария уже видит себя королевой Франции, Шотландии и Англии. Это не досужие предположения. Мои шпионы видели наметки воззваний, подписанных именно так. Учитывая могущество Франции и доминирование семейства Гизов, они постараются сделать Шотландию своим троянским конем, и тогда их нельзя будет остановить. Да поможет Бог Англии и Вам, мой старый друг. Я с ужасом думаю, что Вы – наш последний главный советник. Все надежды, какие у меня были, рухнули.
   Сесил расшифровал письмо и несколько тягостных минут сидел, глядя на ровные строчки. Затем он взял лист и направился в покои королевы. Елизавета весело смеялась с фрейлинами, наряжаясь к турниру. Летиция Ноллис в ослепительно белом платье, к которому была прикреплена темно-красная роза, сплетала для королевы корону из роз. Сесилу подумалось, что вести из Парижа будут подобны летней буре, какие появляются неведомо откуда и могут за пару часов согнуть и сломать все розовые кусты в саду.
   Елизавета избрала для турнира светло-красное платье с белыми шелковыми вставками на рукавах, украшенных серебристыми кружевами. Голову она повязала светлой шелковой лентой, усыпанной белыми и розовыми мелкими жемчужинами. Это создавало впечатляющий контраст с ее медно-рыжими волосами.
   Заметив удивленное лицо Сесила, она расцвела в улыбке и кокетливо спросила:
   – Как я выгляжу?
   «Как невеста», – с ужасом подумал Сесил, однако вслух сказал совсем иное:
   – Как истинная красавица, королева лета.
   Елизавета подобрала полы платья и сделала шутливый реверанс.
   – Кого ты предполагаешь увидеть победителем состязаний?
   – Не знаю, – рассеянно ответил Сесил. – Ваше величество, я понимаю, что сегодня вы хотите смеяться и веселиться, однако у меня к вам очень серьезный и безотлагательный разговор.
   Она кокетливо поджала губы, но по лицу Сесила поняла, что беседы не избежать.
   – Хорошо, Призрак, только недолго. Сам понимаешь, без меня ничего не начнут, а сэр Ро… А всадникам не захочется ждать в тяжелых доспехах. Сам видишь, какая сегодня жара.
   – И кто же такой этот сэр?.. – игриво спросила Летиция.
   Королева захихикала и покраснела.
   Не обращая внимания на ужимки Летиции, Сесил отвел Елизавету к окну, передал ей расшифрованное письмо и без прелюдий начал:
   – Получено только что от нашего посла Трокмортона. Он предостерегает о возможном развитии событий после смерти нынешнего французского короля. Ваше величество, как только сердце Генриха Второго перестанет биться, мы окажемся в смертельной опасности. Необходимо спешно вооружаться. Мы должны безотлагательно отправить деньги шотландским протестантам. Дайте мне разрешение на это. Нужно начинать готовить нашу армию.
   – Ты всегда говоришь, что у нас нет денег, – вздохнула Елизавета.
   Сесил намеренно старался не смотреть на жемчужные серьги королевы и толстые нитки жемчуга, украшавшие ее шею.
   – Ваше величество, нам грозит серьезнейшая опасность.
   Елизавета забрала у него письмо и быстро прочла.
   – Когда ты его получил? – спросила она, забыв, что Сесил уже говорил об этом.
   – Пару часов назад. Оно пришло в зашифрованном виде. Мне понадобилось некоторое время на его расшифровку.
   – Она не имеет права именоваться королевой Англии! По договору Като-Камбрези французские короли отказались от этой добавки к своему титулу.
   – Как видите, не все. Тем более что Мария никаких договоров не подписывала. Это сделал Генрих Второй, дни которого сочтены. Возможно, что и часы. Теперь ничто не остановит амбиций Марии. Новый король и его родня будут лишь умело их подогревать.
   Елизавета выругалась сквозь зубы, повернулась к окну, чтобы фрейлины не видели ее мрачнеющего лица, и яростно прошептала:
   – Неужели я никогда не буду в безопасности? Я всю жизнь воюю за свое право на трон. Этой войне не суждено кончиться? Я что, обречена всю жизнь опасаться убийцы, скрывающегося за портьерой, и вторжения вражеских армий? Завидная же у меня судьба, если я должна бояться своей родни!
   – Ваше величество, я не вправе убаюкивать вас ложными надеждами, – сурово произнес Сесил. – Но вы действительно потеряете трон и, возможно, даже жизнь, если не будете сражаться за то и другое. Вы сейчас в такой же опасности, в какой были всегда.
   От недавнего кокетства не осталась и следа. Елизавета всхлипнула, не позволяя слезам выплеснуться наружу.
   – Сесил, меня едва не обвинили в государственной измене. Я видела плаху, а совсем недавно чуть не погибла от рук подосланного убийцы. Поневоле начнешь вспоминать домашний арест как самую спокойную пору своей жизни.
   – Тогда вы играли в заговоры против сестры и мечтали занять английский трон. Ваша мечта исполнилась. Но у человека, сидящего на троне, опасностей больше, чем у того, кто находится под домашним арестом. Вам угрожает потеря не только власти, но и независимости Англии, – напомнил ей Сесил. – Из-за недальновидной политики вашей сестры мы отдали Кале. Неужели вы позволите, чтобы дело кончилось утратой всей нашей страны?
   Она медленно втягивала в себя воздух, наконец сказала:
   – Теперь я понимаю, что надо делать. Возможно, нам придется воевать с французами. Мой Призрак, я обязательно поговорю с тобой. Очень подробно. Но не сейчас. К тому времени, когда умрет французский король и их двор открыто заявит о своих притязаниях, мы должны быть готовы.
   – Да, ваше величество, – подтвердил Сесил, довольный тем, что услышал от нее нужные слова. – Это решение, достойное королевы.
   – Но сэр Роберт считает, что мы должны убедить шотландских лордов-протестантов договориться с регентшей. Если в Шотландии восстановится мир, у французов не будет повода вторгаться в Англию.
   «Как же, главного лошадника не спросили!» – с ехидством подумал Сесил.
   – Я не знаю, какими соображениями руководствовался сэр Роберт. Возможно, он и прав. Но если нет, а мы примем его точку зрения и будем уповать на дипломатию шотландских протестантов, то нам это может очень дорого стоить. Люди, которые старше и опытнее сэра Роберта, считают, что мы должны ударить по французам сейчас, пока те не получили подкрепление.
   – Но сэра Роберта нельзя посылать на войну, – вдруг сказала Елизавета.
   «Если бы мог, я послал бы твоего красавца прямиком в ад», – пронеслось в мозгу Сесила.
   – Конечно нет. Нашими солдатами должен командовать опытный полководец. Однако перво-наперво нужно финансово поддержать борьбу шотландских лордов против Марии де Гиз. Это дело не терпит никакого промедления.
   – Испания останется нашей союзницей, – напомнила ему Елизавета.
   – Значит, я могу послать шотландцам деньги? – спросил Сесил, которого интересовал только этот вопрос.
   – Пока никто не догадывается, что они от меня, – сказала Елизавета, всегда помнившая об осторожности. – Пошли столько, сколько нужно. Только сделай так, чтобы французы потом не обвиняли меня в вооружении мятежников и пособничестве бунту против законной королевы. Мне такая слава не нужна.
   Сесил поклонился, стараясь не показывать своей радости, и пообещал:
   – Все будет сделано с крайней осторожностью.
   – Мы можем рассчитывать на помощь Испании, – повторила Елизавета.
   – Только в том случае, если они поверят в ваши серьезные намерения выйти за эрцгерцога Фердинанда.
   – У меня есть такие намерения, – с пафосом произнесла Елизавета, возвращая Сесилу письмо. – А после сегодняшних новостей они стали еще серьезнее. Можешь мне верить, Призрак. Я не шучу. Если дело дойдет до войны, мне придется выйти за него замуж.

   Сесилу очень хотелось верить королеве. Но едва она оказалась в своей великолепной, увитой розами беседке, ее глаза сразу же стали искать среди участников состязаний сэра Роберта. Заметив его, она восторженно глядела на фамильный штандарт семейства Дадли с изображением медведя, сжимавшего в лапах странного вида жезл. Плечо сэра Роберта украшал светло-красный шарф, точь-в-точь соответствующий цвету платья королевы. Он не постеснялся выставить эту полоску ткани на всеобщее обозрение. Сесил следил за поведением королевы. Она даже привстала с места, когда Дадли перечислял пары состязающихся. А с каким энтузиазмом Елизавета аплодировала каждому его успеху, включая и победу над сэром Уильямом Пикерингом, которого он сильным и безжалостным ударом выбил из седла! Когда турнир окончился, Дадли подошел к беседке, королева наклонилась и надела на его голову свой венок из роз. Еще бы! Ведь сэр Роберт стал безоговорочным победителем. Елизавета разве что не расцеловала его в губы. Все видели, как она, низко склонившись, улыбалась и что-то шептала ему на ухо.
   Однако это не помешало королеве пригласить к себе в беседку нового австрийского посла Каспара фон Брейнера и угостить его деликатесами по своему выбору. Рука Елизаветы лежала на его обшлаге. Королева улыбалась ему. Из всех состязавшихся ее интересовал только Дадли. Когда сэр Роберт не носился по арене, она расспрашивала посла об эрцгерцоге Фердинанде… словом, всячески давала австрийцу понять, что пару недель назад слишком поспешно отказала Фердинанду и теперь все больше сожалеет об этой оплошности.
   Каспар фон Брейнер был поражен таким вниманием и пребывал в некотором недоумении. Наслышанный о переменчивом характере Елизаветы, он решил, что она наконец-то увидела несомненные выгоды союза с Фердинандом. Теперь эрцгерцог сможет приехать в Англию, и где-нибудь в конце лета они поженятся.

   Вечером следующего дня, когда Сесил находился у себя в кабинете, лакей доложил ему о прибытии посланца.
   – Зови, – велел он.
   Вошедший гонец едва не падал от усталости. Когда он откинул капюшон, Сесил узнал верного слугу сэра Николаса Трокмортона.
   – Сэр Николас послал меня сообщить вам, что французский король умер, и передать вот это. – Он полез за пазуху и вытащил измятый пакет.
   – Садись и отдохни, – сказал ему Сесил, отошел к огню и вскрыл печать.
   Письмо было совсем коротким. Чувствовалось, что сэр Николас писал его второпях.
...
   Сегодня, в десятый день июля, король умер. Господи, упокой его душу. Молодой Франциск уже называет себя королем Франции и Англии. Надеюсь, Вы успели приготовиться и королева проявляет достаточную решительность. Случившееся – несчастье для всех нас.
   Эми прогуливалась по саду Хайдов. Несколько роз привлекли ее своей красотой и тонким ароматом, и ей захотелось унести их к себе в комнату. Чтобы связать букет, требовалась бечевка. Эми подошла к дому со стороны кухни, решив, что попросит веревочку у слуг. За несколько шагов до кухонной двери она вдруг услышала свое имя. Эми остановилась возле куста, поэтому говорившие ее не видели. Прислушавшись, она поняла, что повар, кухарка и мальчишка-подручный говорят о сэре Роберте.
   – Представляете, он выступал личным рыцарем королевы, – смеясь, рассказывал повар. – Даже шарф нацепил того же цвета, что ее платье. Королева поцеловала его в губы на глазах у всего двора. Да что там двора! Считай, всего Лондона.
   – Храни нас Господь, – перекрестилась набожная кухарка. – Этим знатным леди позволено делать что угодно.
   – Так ведь говорят, что он ее поимел. – Подручный хмыкнул. – Представляете? Окучил саму королеву! Ну и прыткий!
   – Тише ты! – шикнул на него повар. – Мал еще сплетничать о важных особах.
   – Так я же ничего не придумал, – начал оправдываться парень. – Я слышал, как отец матери рассказывал. А ему кузнец. Раз люди говорят, значит, что-то точно есть. Про королеву Марию такого никто не болтал. Словом, с этим Робертом Дадли нынешняя королева держится как шлюха. Нарочно оденется как простая девка и высматривает его. Пока они в сенном сарае валялись, конюх сэра Роберта их и увидел. Он кузнецу рассказал, а тот приезжал к нам на прошлой неделе, привозил деньги для леди Дадли.
   – Нет, парень, путаешь ты что-то, – возразила кухарка, которой набожность не мешала любить сплетни. – Не на сене это было!
   Затаив дыхание и придерживая платье, чтобы не шуршало, Эми попятилась, торопясь поскорее уйти от кухонной двери. Она вернулась к каменной арке, осторожно, чтобы не скрипнули петли, открыла калитку и вышла в дышащий зноем сад. Собранные розы одна за другой выпали из ее руки. Эми все быстрее шла по дорожке, затем побежала куда глаза глядят. Ее щеки раскраснелись от стыда, будто слуги сплетничали о ней. Женщине сейчас хотелось убежать подальше от дома Хайдов. Сад сменился кустарниками, цеплявшимися за платье. Потом ее вынесло в лесок. За ним начались вырубки, поросшие ежевикой. Эми не останавливалась. Она изорвала подол платья, сбила о камни изящные шелковые туфельки. У нее кололо в боку, огнем горели ноги. Ей не хватало воздуха, и она стала дышать ртом. Эми могла убежать от дома Хайдов, от сплетничающих слуг, но не от ужасной картины, застрявшей в ее мозгу. Она видела Елизавету, стоявшую на карачках и упиравшуюся руками в сено. Такую же жаркую, неистовую, как сука в момент течки. Эми видела рыжие волосы, выбившиеся из-под чепца, лицо, сияющее сладострастием, а рядом – Роберта, похотливо улыбающегося и наскакивающего на нее сзади, как кобель.

   В середине лета королевский двор обычно пускался в путешествия между дворцами. Перемещался и Тайный совет. Решение об экстренном заседании было принято, когда вельможи находились в Этамском дворце. Члены совета собрались в мрачноватой комнате, окна которой выходили во внутренний двор. Все ждали Елизавету, а она не появлялась. Королева еще с утра отправилась на охоту с сэром Робертом и полудюжиной сопровождающих, и никто не знал, когда она вернется. Членам совета пришлось усесться за стол и начать заседание без королевы, угрюмо поглядывая на пустующий стул.
   – Если хотя бы один человек встанет на мою сторону, а остальные просто дадут свое согласие, то этот Дадли – нежилец, – тихо объявил в кругу друзей герцог Норфолкский. – Мое терпение лопнуло. Королева не отходит от него ни на шаг.
   – Считай, что мое благословение у тебя есть, – сказал граф Арундель, а двое других молча кивнули.
   – Я-то думал, она свихнулась на Пикеринге, – посетовал еще один член Тайного совета. – А он куда-то пропал. Что с ним сталось?
   – Он просто не вынес этого зрелища, – ответил герцог Норфолкский. – Такого ни один мужчина не выдержит.
   – Правильнее сказать, это зрелище стало Пикерингу не по карману, – подсказал кто-то. – Он ухлопал кучу золота на подкуп своих друзей при дворе, и все впустую, а теперь поехал по своим владениям новые денежки собирать.
   – Просто понял, что с Дадли ему не тягаться, – не мог успокоиться герцог Норфолкский. – Ему пришлось убираться из-под копыт нашего лошадника.
   – Тише, Сесил идет!
   Разговоры смолкли.
   – У меня есть новости из Шотландии, – объявил У Ильям, войдя в комнату. – Лорды-протестанты вошли в Эдинбург.
   – Боже, неужели?! – воскликнул сэр Фрэнсис Ноллис. – А что французская регентша?
   – Бежала в Лейтский замок.
   – А толку-то? – поморщился герцог Норфолкский. – Чем отчаяннее ее положение, тем больше вероятность, что французы пришлют ей подкрепление. Разве это победа протестантов? Они торжествовали бы в том случае, если бы с регентшей было покончено без лишних проволочек. Протестанты позволили ей сбежать. Лейтский замок хорошо укреплен. Регентша вполне пересидит там до подхода французов. У них будет веский довод. Ведь они пришли на помощь законной правительнице.
   – Хорошо рассуждать, когда над головой не свистят мечи, – заметил герцогу Сесил. – Без нашей поддержки шотландцам не выстоять. Им, конечно, нужен человек, за которым они пойдут без раздумий, наш надежный друг.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 [24] 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация