А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Любовник королевы" (страница 22)

   – Королева никогда не выйдет за него, – уверенным тоном произнес Роберт, но в душе у него не было такой уверенности.
   – Почему это не выйдет? – удивилась Летиция. – Самый красивый мужчина во всей Европе. Богат, как император. Политикой не интересуется, к власти не стремится. Королева может и дальше править в свое удовольствие. А у сэра Уильяма в Англии – ни врагов, ни жены. Лучшего мужа для нашей королевы не сыщешь.
   Роберта душила ярость.
   Он молча отошел от болтливой Летиции, чуть не столкнулся с Уильямом Сесилом и извинился:
   – Прошу прощения, сэр Уильям. Я собирался уходить.
   – По-моему, вы только-только пришли сюда.
   – Я хотел уйти к себе, – пояснил Роберт и закусил губу, чтобы не наговорить резкостей.
   – Рад, что вы вернулись, – сказал Сесил и пошел вместе с ним. – Мы нуждались в вашем совете.
   – Здесь хватало советников и без меня, – не сдержавшись, огрызнулся Роберт.
   – Но они не знают королеву так, как вы, – без обиняков сказал ему Сесил. – Возможно, ее величеству и льстят головокружительные ухаживания Пикеринга, но я уверен в том, что стране это не принесет никакой пользы.
   – Вы говорили ей об этом?
   – Это должен сделать не я! – возразил Сесил и усмехнулся. – Она молодая женщина, захваченная любовью. Думаю, сказать об этом Елизавете надобно вам.
   – Но почему мне?
   – Можно и не говорить. Вы способны отвлечь ее, завладеть вниманием, напомнить, что в мире полно красивых и обаятельных мужчин. Ей незачем выходить замуж за первого попавшегося холостяка.
   – На всякий случай напоминаю вам, сэр Уильям, что я женат. – От этих слов Роберт поморщился. – Я вряд ли могу соперничать с холостяком, да еще с таким, который щедро разбрасывается золотом.
   – Спасибо за напоминание, – учтиво ответил Сесил и решил изменить подход к строптивому Дадли. – Если королева выйдет за Пикеринга, мы с вами сможем отправиться по домам и наслаждаться обществом наших жен. Он сумеет оградить королеву от нашего влияния. Нас заменят его фавориты, и наша служба при дворе закончится. Я наконец-то поеду к себе в Бургли, а вы… – Сесил сбился, вспомнив, что у Роберта нет большого семейного поместья. – Вы отправитесь, куда захотите.
   – При моих нынешних доходах я вряд ли построю что-то вроде вашего Бургли, – сердито, с явной досадой признался Роберт.
   – Тогда для нас обоих будет лучше, если у Пикеринга появится соперник. Пусть подергается и убедится, что не все складывается так, как ему хочется. Каждый может улыбаться и расточать комплименты, не имея достойных противников.
   – Простите, сэр Уильям, но мне надо привести себя в порядок и передохнуть с дороги. – Дадли вздохнул, всем своим видом показывая, что устал от этого пустого разговора.
   – Конечно. Я увижу вас за обедом?
   – Да. Я приду.
   Сесил улыбнулся и произнес со своей неизменной учтивостью:
   – Очень рад, что вы вернулись ко двору.

   За обедом королева отправила большую тарелку жареной оленины сэру Уильяму Пикерингу и той же рукой послала Роберту Дадли превосходный пирог с дичью. Когда обед закончился и, по обыкновению, начались танцы, она танцевала то с Пикерингом, то с Дадли. Сэру Уильяму, привыкшему за эти дни быть звездой первой величины, такая перемена не слишком-то понравилась, но Роберт Дадли держался безупречно, не давая ни малейшего повода заподозрить его в чем-либо. Королева ликовала, словно ребенок, неожиданно получивший двойную порцию сладкого. Танцуя с Летицией Ноллис, Роберт Дадли имел удовольствие услышать слова испанского посла, сказавшего королеве, какую же великолепную пару составляют они с Пикерингом. Дадли, бледный от гнева, пристально следил за каждым шагом королевы. Вскоре Елизавета пожелала устроить карточную игру. Роберт объявил, что к полуночи наберет максимальное число очков, и пообещал в случае проигрыша отдать победителю крупную жемчужину со своей шляпы. Он и Пикеринг шли вровень. Каждый из них видел только своего соперника, забыв о королеве и окружающем мире. Затем удача изменила сэру Уильяму Пикерингу. Он сослался на усталость и довольно рано ушел спать.

   В начале июля посланец вручил Сесилу шифрованное письмо от сэра Николаса Трокмортона, английского посла в Париже. Гонец валился с ног от усталости, торопясь доставить это сообщение как можно скорее.
...
   Июля первого дня, 1559 года
   Дорогой Уильям!
   Потрясающая новость: сегодня король, участвовавший в рыцарском турнире, был серьезно ранен. Лекари не отходят от него. Судя по тому, что я слышал, надежд на выздоровление короля мало. Удар, нанесенный ему, может оказаться смертельным. Если он умрет, управление Францией фактически перейдет в руки семейства Гизов, а они, вне всякого сомнения, сразу же пошлют в Шотландию дополнительные войска для укрепления позиций их родственницы Марии. Этим дело не ограничится, и Гизам захочется вторгнуться в Англию, дабы завоевать нашу страну для ее дочери Марии Шотландской. Надо принять во внимание богатство, силу, решимость и закономерность их притязаний в глазах всех католиков, учитывать слабость, разобщенность и неуверенность нашей несчастной страны, управляемой молодой и неопытной королевой. Кстати, законность ее правления у многих до сих пор вызывает сомнения. Нельзя забывать и об отсутствии у нашей королевы наследника. Думаю, Вы легко представите себе вытекающие из этого последствия.
   Ради всего святого и нас самих убедите королеву собрать армию и послать ее для обороны границы с Шотландией, иначе мы пропали. Если Елизавета этого не сделает, она потеряет королевство без единого сражения. Впрочем, я сильно сомневаюсь в ее победе, даже если она внемлет столь серьезным доводам. О смерти короля я извещу Вас немедленно. Будем молиться о выздоровлении французского венценосца, иначе нам конец. Но предупреждаю, что сам я не верю в его выздоровление.
Николас
   Уильям Сесил дважды внимательно перечитал письмо, затем легким движением бросил его на ярко тлеющие угли камина. Он обхватил голову руками и долгое время сидел неподвижно. Сесилу казалось, что будущее Англии сейчас зависит от лекарей французского короля, пытавшихся не дать угаснуть жизни Генриха II. Этот король, подписавший договор в Като-Камбрези, по сути дела, был гарантом безопасности Англии. Если он умрет, то ситуация переменится коренным образом. Тогда алчное семейство Гизов пошлет свою беспощадную кавалерию в Шотландию, после чего начнет завоевание Англии.
   В дверь постучали.
   – Кто там? – По ровному голосу Уильяма никто не догадался бы, насколько он испуган.
   – Посланец к вам, – ответил слуга.
   – Впусти.
   В кабинет вошел человек в пыльном дорожном костюме, двигавшийся на негнущихся ногах. Чувствовалось, что он привык целыми днями не вылезать из седла. Сесил сразу узнал самого верного слугу и шпиона сэра Джеймса Крофта.
   – Уильям! – радостно воскликнул Сесил, пожимая тезке руку. – Рад тебя видеть. Садись.
   Тот кивком поблагодарил за любезность, очень медленно сел и объяснил свою осторожность:
   – Мозоли. Полопались все разом и кровоточат. Но мой господин сказал, чтобы я нигде не задерживался.
   Сесил кивнул и молча стал ждать.
   – Сэр Джеймс просил вам передать, что в Перте прямо ад кромешный для французской регентши. Ей ни за что не сломить дух лордов-протестантов. Сэр Джеймс считает, что она не посмеет двинуть против них свои войска. Те на чужой земле, и боевой дух у них не ахти какой. Шотландские протестанты у себя дома и готовы сражаться как львы.
   Сесил снова кивнул.
   – На всей дороге к Эдинбургу протестанты громят католические монастыри. Ходят слухи, что начальник стражи Эдинбургского замка не стал принимать ничью сторону, а запер крепостные ворота до тех пор, пока не восстановится спокойствие. Мой господин считает, что регентша будет вынуждена вернуться в Лейтский замок. Еще он просил передать, что на свои средства вооружит людей Нокса, если вы готовы вступить в эту рискованную игру. Они непобедимы и сражаются до последней капли крови.
   Сесил молча ждал, не будет ли еще каких-либо новостей.
   – Это все, сэр Уильям.
   – Спасибо тебе за сообщения. Скажи, а сам-то ты что думаешь по этому поводу? Тебе довелось видеть сражения или хотя бы стычки?
   – Бойцов Нокса я видел. Могу сказать, что это дикие звери, – искренне ответил посланец Джеймса Крофта. – Не хотел бы я иметь таких врагов. Да и союзников тоже.
   Сесил улыбнулся и убежденно произнес:
   – Люди Нокса – наши благородные союзники. Мы должны каждый день молиться за успех их благородной битвы.
   – Крушат все без разбору. После них ничего не остается. Нашествие саранчи, да и только, – продолжал твердить посланец.
   – Не забывай, что эта саранча способна пожрать французов, – напомнил ему Сесил. – Нам не всегда нравятся союзники. Но главное в том, что они стоят на нашей стороне. А свое суждение о них лучше держи при себе. Если тебя спросят о людях Нокса, отвечай, что они сражаются на стороне ангелов. Не забудешь?

   Сесил не стал подслащивать пилюлю и приуменьшать опасности, грозящие Англии и Елизавете. У королевы застучало в висках. Она по-настоящему испугалась. Угрозы, которые весной казались далекими и туманными, внезапно обрели жестокую ясность. В тот вечер она не пожелала танцевать ни с сэром Уильямом Пикерингом, ни с сэром Робертом Дадли. Те поглядывали друг на друга, как два соперничающих кота, оказавшиеся на одной крыше. Королеве было сейчас не до ухаживаний и комплиментов. Что толку от Уильяма Пикеринга или Роберта Дадли, если французский король при смерти, а его наследницы уже замышляют вторжение в Англию под предлогом войны с шотландцами? Какая польза от любого англичанина, каким бы обаятельным и желанным он ни был?
   Роберт Дадли улыбался ей, стараясь привлечь внимание, но Елизавета едва видела его сквозь пелену боли, сдавившей затылок. Она покачала головой, отвернулась и подозвала к себе австрийского посла. Тот поставил стул возле ее трона. Их разговор, естественно, касался эрцгерцога Фердинанда. Вместе с ним сюда пришла бы вся мощь Испании. Он был единственным человеком, способным защитить Англию и власть Елизаветы, потому как привел бы с собой довольно большую и хорошо обученную армию.
   – Знаете, я вовсе не любительница одиночества, – говорила послу Елизавета, игнорируя вытаращенные глаза сэра Уильяма Пикеринга, пожиравшие ее. – Как всякая разумная девушка, я просто жду подходящей для меня партии.

   Роберт обдумывал грандиозный рыцарский турнир, который он намеревался устроить в Гринвичском дворце, – последнее празднество перед летним затишьем, когда многие придворные разъезжались по своим поместьям и усадьбам. Его знаменитый длинный стол теперь стоял не в дворцовых покоях, а в уютном Молочном домике. На столе лежал свиток бумаги, пока еще не развернутый. Писарь Роберта в это время составлял пары из претендентов, которые будут состязаться друг с другом. Замысел этого празднества созрел у Дадли уже давно. Он решил устроить турнир роз. Королева будет восседать в увитой розами беседке. Красная роза Ланкастеров, белая – Йорков и, конечно же, галицийская, соединившая в себе оба цвета и положившая конец старинной вражде между знатнейшими английскими семьями. Галицийских роз будет больше всего, дабы подчеркнуть заслугу Тюдоров, прекративших эту междоусобицу. На всем пешем пути из Гринвичского дворца до арены дети, наряженные в одежды соответствующего цвета, будут разбрасывать перед королевой лепестки роз. Арену тоже предполагалось украсить штандартами с изображением роз. Участников предупредили, что они обязательно должны упомянуть розу в приветственных стихах либо прикрепить цветок к оружию и доспехам.
   Художникам было заказано большое полотно, приветствующее Елизавету – королеву роз. Перед началом празднества ей поднесут корону – венок из розовых бутонов. Основным угощением станут засахаренные лепестки роз. Перед ареной будет бить фонтан с розовой водой. Сам воздух будет густо напоен ароматом роз, а все пространство арены усеяно их лепестками.
   По замыслу Роберта, турнир должен был стать главным событием дня. Но в отличие от прежнего состязания, где слава победителя щедро изливалась на него, у Дадли появился сильный соперник – сэр Уильям Пикеринг. Тот не менее самого Роберта рассчитывал на внимание королевы. Блондин с прекрасной мужской фигурой, богатый холостяк, начитанный, много путешествовавший, хорошо образованный. Синие глаза Пикеринга обладали особым, поистине магнетическим воздействием на женщин. Те просто таяли, не в силах противостоять его чарам. Королева всегда трепетала перед сильными и властными мужчинами. Таких, как сэр Уильям, называли баловнями судьбы. Он родился в богатой и знатной семье, с детства был окружен вниманием, доходившим до обожания. В отличие от Роберта судьба уберегла его от впадения в немилость. Едва ли этот самоуверенный и самовлюбленный аристократ задумывался о том, насколько низко может пасть человек и как тяжело подниматься. В его жизни солнце не заходило, вечное лето не сменялось внезапными ледяными ветрами. Жизнь благоволила к сэру Уильяму, и он искренне считал, что его будущее окажется столь же прекрасным, как и прошлое.
   Хуже всего, что королева буквально завтра могла выйти замуж за Пикеринга. Несколько лишних бокалов вина, излишне возбуждающий разговор, многообещающий взгляд. Елизавета отнюдь не такая ледышка, как Мария. Дадли не раз убеждался в этом. Пикеринг умел соблазнять тонко и незаметно. Оглянуться не успеешь, как Елизавета уже его невеста. Нельзя было сбрасывать со счетов чисто женское тщеславие королевы, ее любовь к красивым дорогим вещицам. Пикерингу ничего не стоило бы подарить ей безумно дорогое кольцо с бриллиантом, и… дальнейший путь к власти и славе ему открыт. Придворные начали заключать пари, что к осени сэр Уильям женится на королеве. Дадли поморщился, вспоминая взрывы ее смеха в присутствии своего соперника и снисходительное отношение Елизаветы к выпирающей гордости Пикеринга. Все это давало основание думать, что королеве больше по вкусу синеглазый блондин, чем темноволосый и темноглазый Дадли.
   Но Пикеринг был не первым соперником Роберта. С тех пор как Елизавета взошла на трон, ему приходилось зорко следить за всеми, кто ее окружал. Королева обожала флирт. Ее переменчивым вниманием мог завладеть каждый, способный преподнести дорогой подарок или обворожительную улыбку. Через двадцать минут или час она могла забыть о недолгом счастливце. Но сэр Уильям представлял собой куда более серьезную угрозу. Помимо красоты и ума он был сказочно богат, что, вне всякого сомнения, привлекало Елизавету, помнившую о неполноценных английских монетах и пустой казне. Как и Роберт, он был давнишним другом молодой королевы. Она ценила верность мужчин, прежде всего тех, кто плел заговоры с целью возведения ее на престол, и не брала в расчет непродуманность действий и отсутствие умения у этих заговорщиков. Конечно же, Елизавете нравились красивые и остроумные мужчины. Если добавить к этому, что Пикеринг – завзятый протестант и холост… то становится ясно, что шансов у него больше, нежели у Роберта. Когда королева танцевала с сэром Уильямом, они сразу становились центром сплетен и предположений. Придворным эта пара определенно нравилась. Пикерингу было проще завоевать сердце Елизаветы еще и потому, что за ним не тянулось обвинение в государственной измене. Сэр Уильям не ломал голову над тем, как расстаться с опостылевшей женой. Пусть ушей королевы и достигал шепот завистников, но никто не считал ее флирт с Пикерингом безумием, которое до добра не доведет. Спешное возвращение Дадли ко двору нарушило плавное вхождение сэра Уильяма в фавор и силу, но остановить его не могло. Королева не стесняясь наслаждалась тем, что два самых обаятельных и желанных мужчины королевства соперничали, добиваясь ее внимания.
   Дадли надеялся воспользоваться турниром и скинуть сэра Уильяма с лошади одним сильным ударом. Лучше всего будет врезать этому красавчику по лицу или по светлой голове. Список участников Роберт составлял с таким расчетом, чтобы они с Пикерингом встретились в завершающем поединке. Он был поглощен работой, когда дверь распахнулась без стука, совершенно неожиданно. Роберт вскочил на ноги и потянулся к кинжалу. Его сердце бешено колотилось. Вот худшее и случилось: подоспел подосланный убийца или же начался мятеж.
   Но к нему ворвался не подосланный убийца и не мятежник. Это была королева. Одна, без фрейлин.
   Такая же белая, как роза Йорков, она влетела в комнату и выдохнула три слова:
   – Роберт! Спаси меня!
   Он обнял ее, крепко прижал к себе и услышал сбивчивое дыхание. Похоже, что Елизавета сюда не шла, а бежала со всех ног.
   – Что случилось, любовь моя? – спросил Роберт. – В чем дело?
   – Какой-то человек, – прошептала королева. – Он преследует меня.
   Продолжая одной рукой обнимать ее за талию, другой Роберт сдернул с крючка меч и распахнул дверь. Двое его слуг до сих пор не могли прийти в себя. Они видели королеву, промчавшуюся мимо них.
   – Тут еще кто-нибудь был? – напряженным голосом спросил Роберт.
   – Нет, сэр.
   – Осмотрите все вокруг дома, – приказал он слугам и вернулся к перепуганной королеве. – Как этот человек выглядел?
   – Хорошо одет, в коричневом камзоле. Похож на лондонского торговца. Я гуляла по саду и заметила, что он идет за мной. Я направилась к реке, прибавила шагу, потом побежала. Этот мужчина бросился следом. Это кто-то из людей Папы. Его подослали, чтобы меня убить…
   Последние слова она произнесла шепотом. Чувствовалось, что от страха у нее перехватило дыхание.
   Роберт повернулся к очумелому писарю и приказал ему:
   – Пойдешь вместе со слугами. Вызовешь стражников и лейб-гвардейцев королевы. Скажешь, чтобы искали человека в коричневом камзоле. Перво-наперво проверьте реку. Если он отплыл на лодке, догоните. Он нужен мне живым и как можно скорее.
   Отослав слуг и писаря, Роберт надежно запер входную дверь на замок и засов, после чего повел Елизавету во внутренние покои. Там он осторожно усадил ее на стул, закрыл ставни, вынул из ножен меч и положил его на стол.
   – Роберт, мне подумалось, что он приходил за мной. Этот мужчина мог меня убить. Там, в саду, где я гуляла.
   – Сейчас ты в полной безопасности, любовь моя, – нежно ответил ей Дадли, опустился на колени и взял ее руку, холодную как лед. – Рядом со мной тебе ничего не угрожает.
   – Я не знала, что делать, где прятаться, потом решила бежать к тебе.
   – Правильная мысль. Ты приняла очень верное решение, хорошо сделала, что не стала вступать с ним в разговоры, а сразу побежала ко мне. Ты очень смелая.
   – Никакая я не смелая, – возразила Елизавета и вдруг заплакала, как испуганный ребенок.
   Роберт осторожно снял ее со стула, сел сам, а ее пристроил к себе на колени. Елизавета уткнулась ему в шею. Он почувствовал влагу ее вспотевшего, мокрого от слез лица.
   – Роберт, во мне не было никакой смелости. Я вела себя не как королева. Даже не знаю, с кем надо меня сравнить. Так перепугаться могла разве что девчонка-торговка. Я не сумела закричать, кликнуть стражу, даже не подумала обернуться и строго спросить его, кто ему позволил зайти в сад королевы, шла все быстрее и быстрее, а потом бросилась бежать.
   – Любовь моя, храбрость королевы не в том, чтобы разговаривать с фанатиками. Тебе вообще незачем опускаться до бесед с такой швалью. Если его поймают, то в Тауэре найдется кому с ним поговорить.
   – Представляешь, я слышу его приближающиеся шаги, начинаю идти быстрее. Он тоже прибавляет ход. Мне ничего не оставалось…
   Она снова заплакала. Опять по-детски, громко шмыгая при этом носом.
   – Я чувствовала себя беспомощной маленькой девчонкой. Совершенной дурой. Увидев меня, каждый подумал бы, что я дочь какого-нибудь лютниста, а вовсе не короля.
   Слова, вырвавшиеся у Елизаветы, испугали ее так же, как и незнакомец в коричневом камзоле.
   Она подняла на Роберта заплаканное лицо и растерянно прошептала:
   – Боже мой.
   Роберт ласково посмотрел ей в глаза, улыбнулся и тихо сказал:
   – Никто о тебе ничего не подумает, поскольку не узнает, – тихо сказал он. – Все это останется между нами. Другие не проведают об этом.
   Елизавета всхлипнула, проглотила рыдание и кивнула.
   – Но даже если бы кто-то и узнал, то не посмел бы упрекнуть тебя. В том, что ты испугалась, нет ничего постыдного. Мы знали о существовании такой опасности. Мне хотелось верить, что любого злоумышленника схватят еще на подходе к дворцу. Но за всеми не уследишь, притом каждый день. Тут любая испугалась бы, а ты ведь не только королева, а еще и женщина. Прекрасная!..
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 [22] 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация