А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Любовник королевы" (страница 17)

   За все время долгого пути по сырым еще дорогам Эми ни разу не упала духом и ни на что не пожаловалась, хотя целых три ночи им пришлось спать на постоялых дворах. Один из них оказался ничуть не лучше деревенского сарая, где на обед дамам пришлось довольствоваться жидким бараньим супом, а на завтрак – не менее водянистой овсяной кашей. Все это казалось ей пустяками по сравнению с радостью путешествия и еще большим восторгом, который принесет ей грядущая встреча с сэром Робертом. Иногда Эми отрывалась от процессии, пускала черную кобылу галопом и объезжала холмы, покрытые сочной весенней травой. Остальное время она ехала быстрым шагом. Погода становилась все теплее, и даже ветер теперь был приятен. Дорога вилась среди лугов и полей, на которых пробивались всходы. Здесь охрана держалась позади, не мешала женщинам ехать вдвоем. На открытых пространствах не стоило опасаться бродяг, а каждый встречный путник был виден издалека. Впрочем, путники встречались им редко. Час за часом дорога вилась и вилась по пустынным равнинам, которые еще никто не успел возделать и разделить межами.
   Когда дорога ныряла в дубовые рощи и перелески, стражники подтягивались ближе, готовые к возможным опасностям. Однако небеса хранили леди Дадли. Ей не угрожал никто, не считая дождя и тумана. Редко где можно было увидеть одинокого пахаря, идущего за плугом, или мальчишку, пасущего овец. Что касается самой леди Дадли, она вообще не думала ни о каких опасностях. Все ее мысли были заняты поисками дома и, конечно же, скорой встречей с сэром Робертом.
   Лиззи Оддингселл привыкла к невероятным переменам в настроении своей младшей подруги, которые зависели от обещаний сэра Роберта или отсутствия таковых. Она не сердилась, когда Эми, оборвав разговор на полуслове, вдруг пускалась вперед. Лиззи только радовалась, слыша, как подруга распевает полузабытые песни. Ее мысли тоже были заняты будущим супругов Дадли.
   Светлая полоса в жизни сэра Роберта становилась все шире. Елизавета одаривала его своими милостями, должности при дворе приносили ему ощутимый доход. Самое время задуматься о собственном поместье, достойном фаворита королевы. Если все пойдет так и дальше, то очень скоро сэр Роберт наверняка задумается о наследнике. Ведь самым приятным для любого мужчины может быть только один факт: когда за столом, напротив него, сидит жена с младенцем-сыном на руках.
   К чему богатство и влияние при дворе, если накопленное будет некому передать? Какой толк в обожающей жене, если она не умеет управлять поместьем и обеспечивать мужу приятную жизнь в лондонском доме?
   Лиззи Оддингселл думала о том, что сэру Роберту очень повезло в браке. Эми из кожи вылезет, только бы исполнить все его пожелания. Конечно, лондонская жизнь для нее тяжела, зато более умелой хозяйки поместья ему не найти. Тяжелые годы супругов Дадли позади. Эми больше не придется гнуть спину на мачеху, а репутацию Роберта не будет омрачать тень обвинений в государственной измене. Они смогут заново начать совместную жизнь. Такие союзы, как этот, не редкость в нынешнее время. Муж и жена вместе умножают семейное богатство и строят благополучие. Он делает это при дворе, а она – управляя поместьем и создавая уют в доме.
   Конечно, между супругами Дадли уже нет прежней взаимности. Но сколько крепких браков строилось не на любви, а на богатстве и благополучии семьи? Возможно, сэр Роберт взглянет на жену глазами взрослого мужчины и увидит ее прекрасные качества, которых не замечал в прежние годы. Кто знает, вдруг в его сердце снова вспыхнут былые чувства к Эми?

   Дом мистера Хайда стоял в прелестном месте, утопая в зелени. От дороги к нему вел широкий проезд, упиравшийся в высокие стены, сложенные из местного камня. Конечно, он отличался от новомодных поместий, изначально построенных с размахом. Некогда здесь находился довольно скромный фермерский дом, состоявший всего из одной большой комнаты. Нынче эта средневековая основа служила залом, к которому были пристроены дополнительные помещения. Такая усадьба вряд ли удовлетворила бы вкус ревнителя строгих пропорций, поскольку ее крыша то взлетала вверх, то падала вниз, то изгибалась под странными углами. Но Эми всегда с радостью останавливалась у Хайдов. Лиззи Оддингселл доводилась хозяину родной сестрой. Здешняя обстановка нравилась Эми своей теплотой и не вызывала той неловкости, какую она испытывала, попадая к другим родственникам мужа. В минуты отчаяния ей казалось, что она – ноша на плечах Роберта, которую он время от времени перекладывает на спины своей родни. Зато у Хайдов она чувствовала себя среди друзей. Разномастная постройка, приютившаяся в полях, напоминала ее родной дом в Норфолке. Повседневные заботы мистера Хайда тоже были ей знакомы и понятны. Удастся ли высушить сено? Как уродится ячмень? Понимала она и тревоги хозяина, сосед которого решил разводить карпов и вырыл слишком глубокий пруд, поглощавший во время разливов реки всю воду, которой теперь не хватало на орошение заливных лугов.
   Дети Хайдов уже не первый день караулили свою тетю Лиззи и леди Дадли. Когда маленькая процессия подъехала к воротам дома, ребятня с радостными криками выскочила наружу и запрыгала вокруг гостей.
   Лиззи Оддингселл спрыгнула с лошади, обняла и перецеловала их всех, после чего проделала то же самое со своим братом Уильямом и его женой Алисой. Затем все трое поспешили к Эми, чтобы помочь ей сойти с лошади.
   – Добро пожаловать в Денчворт, дорогая леди Дадли, – сердечно приветствовал ее Уильям Хайд. – Ждать ли нам в скором времени сэра Роберта?
   Лицо Эми озарилось. Такой Хайды ее еще не видели.
   – Да, – весело сказала она. – Он обещал приехать через две недели, а мне наказал за это время подыскать дом в ваших краях. Представляете? Возможно, мы скоро станем соседями!

   Раз в неделю королевский шталмейстер Роберт Дадли проверял состояние дворцовых конюшен. Пройдя туда, он вскоре услышал цокот копыт быстро скачущей лошади. Еще через мгновение во двор влетел Томас Блаунт. Его кобыла была вся в мыле. Торопливо бросив поводья мальчишке-конюху, Блаунт подошел к насосу с явным желанием освежить голову под холодной водой. Роберт с готовностью приналег на рукоятку.
   – Новости из Вестминстера, – отфыркиваясь, сообщил Томас. – Думаю, я опередил всех остальных. Возможно, вас это заинтересует.
   – Меня всегда интересуют новости из Вестминстера. Сведения – это единственные настоящие деньги.
   – Я только что из парламента. Сесил уломал их. Теперь они готовы принять билль об изменениях в церкви.
   – С каким перевесом?
   – Двух епископов арестовали, еще двое сказались больными, один исчез. Сесил получил преимущество всего в три голоса. Я пересчитал их по головам и сразу рванулся сюда. Думаю, в подсчетах не ошибся.
   – Новая церковь, – задумчиво проговорил Дадли.
   – И новое начальство над ней. Королева станет верховной правительницей церкви.
   – Верховной правительницей? – повторил Дадли, удивляясь странному титулу. – Не главой?
   – Я так слышал.
   – Очень странный титул, – сказал сэр Роберт, говоря больше с собой, чем с Блаунтом.
   – Что вы сказали?
   – Заставляет задуматься.
   – О чем, сэр?
   – О том, что еще она способна предпринять.
   – Сэр, я вас что-то не понимаю.
   – Не обращай внимания, Блаунт, – заявил ему Дадли. – Мысли вслух. Спасибо тебе за ценные сведения.
   Королевский шталмейстер продолжил обход, велел конюху сменить недоуздок у одной лошади, после чего повернулся и медленно зашагал к дворцу. Душа сэра Роберта была полна тихого ликования.
   На пороге ему встретился Сесил, одетый по-дорожному и готовый ехать к себе домой.
   – Приветствую вас, досточтимый главный советник. Я как раз шел и думал о вас, – весело сказал Дадли и похлопал Уильяма по плечу.
   Сесил поклонился и сказал с ироничной учтивостью, часто позволявшей ему держать Роберта на безопасном расстоянии и напоминать им обоим, что прежние отношения хозяина и слуги давным-давно окончились:
   – Для меня большая честь занимать ваши мысли.
   – Я слышал, вы одержали победу в битве за реформирование церкви, – заявил Дадли.
   «Черт его подери, а он-то откуда это знает? Даже я еще не получал сведений о результатах голосования, – сердито подумал Сесил. – Впрочем, что я злюсь? Не будет ли разумнее позволить ему танцевать с королевой, кататься с ней верхом и развлекать, пока я не выдам ее замуж за герцога Арранского?»
   – Я бы не стал громко называть это победой. Но нам наконец-то удалось достичь соглашения, – сказал Сесил, деликатно высвобождая свой рукав из пальцев Дадли.
   – Королеве суждено стать правительницей церкви?
   – Да. Она продолжит традиции своего отца и брата.
   – Их, насколько помню, называли главами церкви.
   – Как мы знаем, апостол Павел всегда противился женскому управлению церковью, – не совсем к месту вставил Сесил. – Поэтому королеву нельзя было назвать главой. Слово «правительница» приемлемее. Но если что-то тревожит вашу совесть, сэр Роберт, то найдутся духовные лица, которые объяснят вам эти тонкости лучше, чем я.
   Дадли коротко рассмеялся, оценив великолепный сарказм Сесила.
   – Благодарю, сэр Уильям. Но в таких вопросах я вполне доверяю своей душе. Позвольте спросить, духовенство скажет вам спасибо за эти новшества?
   – Нам, конечно же, не скажет, – ответил Сесил, делая упор на слове «нам». – Но их можно принудить к согласию, подтолкнуть к нему, убедить или заставить угрозами. Я жду борьбы. Положение не из легких.
   – Да, это верно. А как вы намереваетесь их принуждать, подталкивать, убеждать и заставлять угрозами?
   – Им придется принести королеве клятву, подтверждающую верховенство монарха в делах церкви, – не моргнув глазом, ответил главный советник. – Такое уже бывало в нашей истории.
   – Но никогда еще церковь не была в полной оппозиции к власти, – заметил Дадли.
   – Надеюсь, оппозиция перестанет быть полной, когда им придется делать выбор: приносить клятву верности или терять доход и свободу, – учтивым тоном произнес Сесил.
   – Вы же не станете сжигать упрямцев? – напрямую спросил Дадли.
   – Уверен, что до этого не дойдет, хотя ее отец пошел бы на такой шаг.
   Роберт кивнул и поинтересовался:
   – Значит, королева получает всю полноту власти над церковью, невзирая на измененное название ее титула? Будут ли у нее все те полномочия, какие имели ее отец и брат? Станет ли она «папой» Англии?
   Сесил поклонился, давая понять, что ему пора идти, и ответил:
   – Можно сказать, что так оно и будет. А сейчас, с вашего позволения…
   Как ни странно, Дадли прекратил расспросы и тоже поклонился.
   – Конечно, сэр Уильям. Не смею больше задерживать. Я и так отнял у вас время, за что прошу меня простить. Вы ведь едете домой?
   – Да. Всего на пару дней. Вернусь заблаговременно и обязательно буду на церемонии вашего награждения. Примите мои поздравления. Королева оказывает вам высокую честь.
   «Как он сумел об этом узнать? – неприязненно подумал Дадли. – Она же мне клялась, что никому раньше времени не скажет. Его шпионы разнюхали или Елизавета сама ему сообщила. Значит, королева делится с ним всем?»
   – Благодарю вас, сэр Уильям, – сказал он вслух. – Мне оказана великая честь.
   На этом они расстались.
   «Да уж, оказана, – мысленно продолжал разговор Сесил, идя к конюшне, где его уже ждала все та же лошадь и несколько сопровождающих. – Я только не пойму, почему тебя так обрадовало главенство королевы над церковью? Тебе-то от этого какая выгода, скользкий, верткий, продажный хлыщ?»
   – Она будет английским «папой», – прошептал Роберт, неспешной походкой принца удаляясь в противоположную сторону.
   Стражники в конце коридора распахнули перед ним двойные двери. Он лучезарно улыбался, и это заставило гвардейцев поклониться ему, хотя улыбка Роберта предназначалась вовсе не им. Возникла редкая по своей ироничности ситуация. Сесил, сам того не желая, отлично послужил замыслам Дадли. Этот опытный лис поступил как хорошо выдрессированный охотничий пес. Он поймал дичь и принес ее к самым ногам Дадли.
   – Она получила все права, какие есть у Папы Римского, – шепотом продолжал он разговор с самим собой. – Название титула – пустяки. Теперь Елизавета может давать разрешение на брак и на развод. Сесил даже не представляет, какой подарок он мне приготовил. Главное в том, что Уильям уговорил этих тупых сквайров и они проголосовали за избрание королевы правительницей английской церкви. Отныне вопрос развода – в ее руках. Так кто, спрашивается, уже получил выгоду от голосования?

   А мысли Елизаветы были заняты совсем не ее обаятельным шталмейстером. Королева находилась у себя в приемной и с интересом разглядывала портрет эрцгерцога Фердинанда. Фрейлины и придворные дамы, окружавшие ее, принимали в этом живейшее участие, восхищаясь темными глазами Габсбурга и его безупречно модной одеждой. Войдя в приемную, Роберт сразу понял, что Елизавета разыгрывает спектакль с очередным сватовством.
   – Приятный человек, – сказал он и заработал улыбку королевы. – Да и осанка у него горделивая.
   Елизавета шагнула к нему. Дадли замер, прямо как опытный учитель танцев, предугадывающий движения своих учеников. Пусть подойдет ближе.
   – Сэр Роберт, значит, вы тоже восхищены эрцгерцогом Фердинандом?
   – Я не имел удовольствия видеть его в жизни, но портрет меня определенно восхищает.
   – Художник, писавший его, добился высокой степени сходства, – обиженно-учтивым тоном пояснил присутствовавший здесь посол граф фон Хельфенштейн. – Наш эрцгерцог не страдает тщеславием. Ему не нужен льстивый и обманчивый портрет. Тем более для отправки ее величеству.
   – Разумеется, – любезно улыбаясь, согласился с ним Роберт. – Но можно ли выбирать себе спутника жизни, основываясь лишь на портрете, пусть даже мастерски исполненном? – спросил он Елизавету. – Ведь вы не стали бы покупать себе лошадь по рисунку.
   – Но эрцгерцог – не лошадь.
   – Тем более, ваше величество. Позволю себе вернуться к данному примеру. Если бы мне принесли живописный шедевр, я предпочел бы увидеть изображенную там лошадь в жизни. Только тогда я смог бы решить, нужна мне такая или нет. Я взглянул бы на ее шаг, проверил бы, как она отзывается на мои прикосновения, будь то почесывание за ушами, поглаживание гривы, похлопывание по бокам. Затем я поглядел бы, как лошадь воспринимает мои приказы, как чувствует себя, когда я усаживаюсь в седло. Значение имеет даже оттенок запаха конского пота.
   Елизавета вздохнула. Словесная картина, нарисованная ее шталмейстером, была куда живее и правдоподобнее портрета австрийского эрцгерцога.
   – На месте вашего величества я выбирал бы себе мужа из числа знакомых людей, – тихо сказал Роберт, обращаясь только к королеве. – Которых часто видел, чьих пальцев касался и чей запах мне приятен. Будучи королевой, я вышел бы замуж не просто за знакомого мне мужчину, но за того, кого уже желал бы.
   – Я – девственница, – прошептала Елизавета. – У меня нет плотского желания к мужчине.
   – Не лги, Елизавета, – прошептал в ответ Роберт, подойдя к ней вплотную.
   От такой дерзости ее глаза широко раскрылись, однако она не одернула своего чересчур откровенного придворного.
   Роберт же привычно счел ее молчание знаком одобрения своих слов и шепотом продолжил:
   – Ты лжешь. Ты испытываешь желание к мужчине.
   – Только не к тому, кто не свободен и не может вступить в брак, – быстро ответила она.
   – Так ты хочешь, чтобы я обрел эту свободу?
   Елизавета встала вполоборота к нему и заслонилась своим обычным кокетством:
   – А разве мы говорили о тебе?
   Дадли пришлось принять навязанные ему правила.
   – Нет, мы говорили об эрцгерцоге, о том, что он приятный и обаятельный человек.
   – И весьма покладистый, – вмешался посол, слышавший лишь последнюю фразу их интимной беседы. – Прекрасно образован. По-английски говорит почти в совершенстве.
   – Не сомневаюсь, – ответил сэр Роберт. – Кстати, я тоже замечательно говорю по-английски.

   Апрельская погода благотворно действовала на Эми. Каждый день она ездила верхом то с Лиззи Оддингселл, то Алисой или Уильямом Хайд. Это были не увеселительные прогулки, а выполнение обещания, данного сэру Роберту. Эми смотрела выставленные на продажу земельные участки, фермерские дома, годные к перестройке, и даже лесные угодья, которые можно было бы вырубить, а на их месте возвести усадьбу, подобающую высокому положению семьи Дадли.
   В один из дней, когда они осматривали поместье, раскинувшееся на двухстах акрах земли, посередине которого стоял аккуратный дом под красной черепичной крышей, Уильям Хайд спросил ее:
   – А не мал ли этот домик для запросов сэра Роберта? Не будет ли ему здесь тесно?
   – Конечно же, здание пришлось бы перестраивать, – согласилась Эми. – Но нам вовсе не нужен дворец. Мужу очень понравился особняк моих родственников в Кэмберуэлле.
   – Понимаю, о чем речь. Городской купеческий дом. Однако сэру Роберту может потребоваться более внушительное строение, где можно было бы принимать королеву и ее двор, если они пожелают нанести вам визит. Представляете, сколько комнат нужно, чтобы разместить всех придворных? Тут, пожалуй, понадобится целый дворец, как в Хэмптон-Корт или Ричмонде.
   Слова Уильяма смутили Эми.
   – Нет, что вы. Мужу хочется, чтобы у нас был настоящий семейный дом. В меру просторный, но совсем не дворец. Если королеве будет угодно отправиться в эту часть страны, разве она не может остановиться в Оксфорде?
   – А если ей захочется выехать на охоту? – предположила Алиса. – Сэр Роберт – ее шталмейстер. Тут очень пригодился бы олений заповедник.
   – Теперь понимаю! – засмеялась Эми. – Вы хотите склонить к меня к покупке Нью-Фореста! Нет. Это дорого и обременительно. Нам нужен дом вроде моего родного в Норфолке, только побольше. Мы чуть не купили там поместье Флитчем-холл. Увы, оно слишком далеко от Лондона. Этот дом несколько просторнее Флитчем-холла. К нему можно пристроить еще одно крыло и сделать ворота. Чтобы вокруг был сад для приятных прогулок, еще фруктовый, пруды с рыбой, участки леса, луга для прогулок верхом. Остальную землю надо пустить под дело. Сэр Роберт мог бы разводить здесь лошадей. Муж и так почти все время проводит рядом с королевой. Приезжая ко мне, он захочет чувствовать себя дома, а не в подобии дворца, заполненного толпой лицедеев. Всего этого ему хватает и так.
   – Если ты так хорошо знаешь пожелания мужа, то можно поговорить с хозяевами насчет цены их владений, – осторожно сказал Уильям Хайд, испытывавший недоверие к словам Эми. – Возможно, нам все-таки стоит написать сэру Роберту и убедиться, что ему не требуется более внушительное строение и больше земель.
   – Незачем ему писать, – уверенно возразила Эми. – Я знаю желания своего мужа. Мы годами мечтали о таком доме, как этот.

   Роберт Дадли был с головой погружен в подготовку к самому грандиозному придворному торжеству, каких не устраивалось со времени коронации Елизаветы. Предлогом для него служил день святого Георгия – официальный праздник, введенный в придворный календарь династией Тюдоров. Но главным событием, конечно же, станет вручение ордена Подвязки самому сэру Роберту и еще троим аристократам. Все четверо получат из рук Елизаветы высший рыцарский орден, которого удостаивались лишь те, кто отличился в деле защиты интересов короны. Дадли знал имена еще троих счастливцев: родственник королевы Томас Говард, сэр Уильям Парр – герцог Норфолкский и брат покойной мачехи королевы, – а также эрл графства Ратленд.
   Кое-кому из придворных кандидатура сэра Роберта казалась весьма странной. Он не являлся ни родственником королевы, ни ее советником. Более того, Дадли командовал армией, не сумевшей удержать Кале. Какая уж тут защита интересов короны!
   Злые языки утверждали, что успешное устройство королевских церемоний и развлечений едва ли можно считать веской причиной для вручения человеку высшего рыцарского ордена. Вспомнили отца и деда Роберта, обвиненных в государственной измене. За что же Роберту Дадли будет оказана столь высокая честь? Однако все такие разговоры велись шепотом или вполголоса, и никто не отваживался заикаться об этом в присутствии королевы.
   В день награждения намечался грандиозный рыцарский турнир. Участники в средневековых доспехах появятся перед королевой, придворными и зрителями, чтобы в стихах, написанных на манер старинных баллад, рассказать о себе и своей роли в этом состязании. Весь турнир должен будет отображать времена короля Артура.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [17] 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация