А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Любовник королевы" (страница 16)

   – Вы правы, сэр Роберт. Эми всегда желанная гостья у нас, а ваше пребывание, даже краткое, – большая честь. – Мистер Скотт лучезарно заулыбался. – Вы позволите перед отъездом обратиться к вам с незначительной просьбой?
   – С какой?
   Ральф отвел его в сторону и пояснил:
   – У меня возникли трудности с возвратом долга одного антверпенского купца. Представляете, сэр Роберт? Он написал долговое обязательство, но не платит. Мне не хотелось бы впутывать в это дело магистрат. Есть… некоторые сложности, которые лишь затуманят их простые умы. Мой должник об этом знает и пользуется как преимуществом, не желая рассчитываться.
   Роберт сразу догадался, что к чему. Скорее всего, Ральф ссудил некоему антверпенскому купцу деньги под незаконно высокий процент и теперь тот отказывался платить долг, зная, что никакой лондонский коммерсант, дорожащий своей репутацией, не захочет сообщать властям, что решил нажиться и давал взаймы под запретные двадцать пять процентов.
   – Какова общая сумма долга? – осведомился Роберт.
   – Для такого влиятельного человека, как вы, – сущий пустяк. Всего триста фунтов. Но для меня это большие деньги.
   Роберт кивнул. Не так уж давно и для него триста фунтов были просто громадной суммой.
   – Можешь написать в Антверпен сэру Томасу Грэшему. Объяснишь ему, что ты – родственник моей жены. Мол, я прошу его посодействовать тебе в этом деле. Напиши, что он меня очень обяжет, оказав тебе помощь. Потом дашь мне знать насчет его решения.
   – Я бесконечно вам признателен, сэр Роберт, – расплываясь в улыбке, сказал Ральф Скотт.
   – Всегда рад помочь тем, что в моих силах.
   Роберт отвесил церемонный поклон, после чего поцеловал Франсес и только потом подошел к Эми.
   Она не скрывала своей печали. Лицо женщины было бледным, похолодевшие пальцы дрожали в его теплых руках. Эми пыталась улыбаться, однако ее глаза были полны слез.
   Роберт наклонился и поцеловал жену в губы, ощутив их печальный изгиб. Ночью, лежа под ним, она улыбалась его поцелуям, обнимала, обвивала ногами и шептала его имя. Тогда ее поцелуи были ему приятны и даже сладостны. Но это было ночью.
   – Что ты так печалишься, Эми? – сказал он, снова нагнулся и прошептал ей на ухо: – Я же не на войну еду. Мне очень не нравится видеть тебя грустной.
   – Мне тоже не нравится видеть тебя раз в год, – прошептала она в ответ. – Неужели ты не можешь задержаться? Прошу тебя, побудь со мной хотя бы до обеда…
   – Я должен ехать, – сказал Роберт, обнимая ее.
   – Торопишься прочь отсюда, к другой женщине? – упрекнула мужа Эми.
   Она прошептала это ему на ухо, но ярость, внезапно вспыхнувшая в ней, превратила фразу в змеиное шипение.
   Роберт Дадли мягко отстранил ее, хотя предпочел бы оттолкнуть, и сказал:
   – Нет, конечно. Я же все тебе объяснил. Улыбнись мне на дорогу! Наша семья вновь приобретает вес и влияние. Прошу тебя, порадуйся за меня и проводи с улыбкой.
   – Поклянись мне честью своей матери, что у тебя больше никого нет.
   Дадли даже поморщился – до того напыщенными были слова, произнесенные Эми.
   Потом он быстро превратил гримасу в улыбку и сказал:
   – Клянусь, дорогая. А теперь – улыбнись мне.
   Эми попыталась улыбнуться дрожащими губами и солгала:
   – Я так счастлива. Я радуюсь твоему успеху и тому, что у нас наконец-то будет дом. – Тут ее голос дрогнул. – Если ты клянешься, что оставался мне верен…
   – Ты еще сомневаешься? Сама посуди, зачем тогда я стал бы говорить о нашем доме? Недели через две, может, позже, я навещу тебя у Хайдов в Денчворте. Я напишу миссис Оддингселл.
   – Нет, напиши мне, – потребовала Эми. – Я так люблю получать письма от тебя.
   Роберт слегка обнял ее и пообещал так, как взрослые сулят что-то ребенку, только бы он перестал капризничать:
   – Хорошо. Я напишу тебе письмо и запечатаю. Никто его не прочтет, кроме тебя. Ты сама сломаешь печать.
   – Нет, я еще не сломала ни одной твоей печати. Я осторожно снимаю их с листа и складываю в шкатулку для украшений. Там у меня хранятся печати всех-всех твоих писем.
   Такой глупости Роберт от жены не ожидал. Что вздумала – хранить восковые печати с его писем! Он спешно сбежал по ступеням крыльца и вскочил на лошадь. Прежде чем тронуть поводья и поскакать прочь отсюда, он церемонно взмахнул шляпой.
   – Мне пора, – сказал Дадли, даря Эми на прощание прекрасно заученную придворную улыбку. – Думай не о расставании, а о нашей скорой встрече.
   Он старался не смотреть ей в глаза. Рядом с Эми уже стояла Лиззи Оддингселл, готовая поддержать и подбодрить свою подругу, когда он уедет. Роберт терпеть не мог затяжных прощаний. Он кивнул своим людям, те выстроились привычным порядком и тронулись в путь. Копыта громко цокали по камням пустой улицы. Роберту хотелось поскорее оказаться в том месте, где Хай-стрит сужалась и переходила в дорогу на Лондон.
   Эми смотрела вслед процессии, пока всадники не скрылись за углом. Но и потом она оставалась на крыльце, ибо до нее еще доносились цокот копыт и позвякивание лошадиных удил. Наконец стихли и эти звуки, а Эми все не уходила с крыльца. Она ожидала, что ее господин вдруг чудесным образом передумает и вернется, чтобы получить от нее прощальный поцелуй или пригласить ехать вместе с собой. Не менее получаса Эми провела на крыльце, надеясь, что Роберт все-таки повернет назад. Но чуда не случилось.

   Возвращаясь в Лондон, Роберт избрал длинную кружную дорогу и помчался по ней во весь опор, устроив настоящее испытание на выносливость и людям, и лошадям. Когда процессия наконец-то достигла конюшен Уайтхолла, кони тяжело дышали, их шкуры потемнели от обильного пота. Знаменосец скрипел зубами от боли в руках. Ему пришлось почти час выдерживать скачку галопом, держа над головой штандарт Дадли.
   – Какая вожжа попала сегодня под хвост нашему хозяину? – спросил он, вываливаясь из седла на руки своих спутников.
   – Похоть, – грубо ответил другой слуга. – Если не она, то неуемное честолюбие или больная совесть. Это три главные пружины нашего господина. Видел, как он сегодня торопился поскорее убраться от жены и вернуться к королеве? Сначала совесть загрызла, потом покрасоваться захотелось, а там уже и мужская страсть взыграла.
   Когда Роберт спешился, к нему подошел Томас Блаунт, один из его старших слуг.
   Он взялся за потные конские поводья, но отводить лошадь в стойло не спешил и тихо сказал:
   – Есть новости.
   Роберт молча ждал.
   – Вчера заседал Тайный совет. Королева устроила им выволочку. Спрашивала, почему по договору, заключенному в Като-Камбрези, французов не заставили вернуть Англии Кале, а их принцессе не запретили изображать у себя на гербе наших леопардов. Потом сэр Фрэнсис ее утихомирил. Совет решил собирать средства на два военных корабля. Вам, как и всем, придется раскошелиться.
   – Что-нибудь еще? – спросил Дадли, сохраняя на лице маску невозмутимости.
   – Говорили о церкви. Сесилу было поручено составить билль насчет богослужений. Потом они проведут его через парламент. В основу служб положили требник короля Эдуарда с незначительными изменениями.
   Дадли сощурился, раздумывая над услышанным, потом спросил:
   – Были призывы к королеве не ограничиваться этим и посильнее прижать церковь?
   – Да, но Сесил стал возражать. Сказал, что дальше заходить нельзя, иначе епископы взбунтуются, а часть знати их поддержит. Ему возражали. Мол, отцы церкви и так в оппозиции к королеве. Билль надо представить парламенту к Пасхе. Сесил надеется к тому времени уломать оппозицию.
   – Это все?
   – Остальное так, мелочи. У королевы случилась вспышка ревности, когда она узнала о предстоящей женитьбе Филиппа Испанского. Потом заседание продолжалось без нее. Члены совета пришли к выводу, что королеве было бы лучше всего выйти замуж за герцога Арранского. Сесил ему благоволит. Многие советники – тоже, особенно если герцог очистит от французов Шотландию. Еще про вас говорили. Непочтительно.
   – Чем же я им не угодил?
   – Мол, вы отвлекаете королеву от брачных замыслов, кружите ей голову, флиртуете с нею и все такое.
   – Дальше слов они не пошли?
   – Герцог Норфолкский сказал, что вас надобно снова отправить в Тауэр, иначе он сам проткнет вас кинжалом и сочтет это благим делом.
   – Герцог лишь тявкает, как щенок, но ты все равно следи за ним, – сказал Блаунту Роберт. – Благодарю за сведения. Ты усердно потрудился. Ценю. Зайди ко мне потом. У меня к тебе будут еще кое-какие поручения.
   Слуга поклонился и растворился в сумраке конюшни, словно его никогда и не было. Роберт поспешил во дворец. По лестнице он поднимался, перепрыгивая через две ступеньки.

   – Как поживает твоя жена? – тихо спросила Елизавета, хотя заботливый тон ее голоса никак не вязался с жестким взглядом, брошенным на Роберта.
   Роберт был слишком опытен в куртуазных делах, чтобы такой вопрос мог застать его врасплох.
   – Замечательно поживает, ваше величество, – без секундной запинки ответил он. – Пышет здоровьем и цветет красотой. Каждый раз я нахожу ее все краше.
   Елизавета, готовая выслушать знакомые слова о недостатках Эми, оказалась застигнутой врасплох.
   – Значит, у нее все хорошо?
   – Лучше и быть не может, – заверил королеву Роберт. – Прекрасное здоровье. Эми очень счастлива. Сейчас она гостит в доме своей двоюродной сестры. Та замужем за Ральфом Скоттом, весьма преуспевающим лондонским купцом. У них там очень весело. Не хотели меня отпускать. Еле вырвался.
   – Зачем же ты испортил людям праздник, сэр Роберт? – Темные глаза королевы вновь полоснули по нему. – Никаких неотложных дел при дворе сейчас для тебя нет. Погостил бы там несколько дней. Как называется то место? Кендал?
   – Кэмберуэлл, ваше величество, – подсказал Роберт. – Это к югу от Лондона. Очаровательная деревушка. Вам понравилось бы там. Удивлен, что вы не слышали об этом местечке. Эми обожает Кэмберуэлл, а у нее прекрасный вкус.
   – Напрасно ты так торопился, – вновь уколола его Елизавета. – У нас обычная рутина придворной жизни и, как всегда, вереница претендентов на мою руку.
   – Не сомневаюсь, – с улыбкой произнес Роберт, которому сейчас хотелось наорать на королеву. – Полагаю, вы даже не заметили моего отсутствия и уж точно не скучали без меня, если сочли, что я уехал в Кендал.
   Елизавета надула губы.
   – Откуда мне знать, где ты и что делаешь? Вообще-то придворным надлежит постоянно находиться при мне. Разве это не твоя обязанность?
   – Нет, ваше величество, – ответил сэр Роберт. – Я никогда не позволил бы себе не исполнять свои обязанности.
   – Значит, ты пренебрег мною, в чем и признаешься?
   – Нет, ни в коем случае. Я убежал от вас.
   – Убежал от меня? – со смехом поинтересовалась королева, и фрейлины увидели, как засияло ее лицо. – А почему? – задала новый вопрос Елизавета, наклоняясь к нему. – Неужели я вызываю такой страх?
   – Не ты. Но угроза, исходящая от тебя, страшнее всякой Медузы, – сказал Роберт, оставляя придворный этикет.
   – За всю жизнь я ни разу тебе не угрожала.
   – Пойми, Елизавета, ты угрожаешь мне даже своим дыханием. Если я позволю себе любить тебя так, как мог бы, что станется со мной?
   Она пожала плечами, вновь прислонилась к спинке трона и проговорила:
   – Неделю ты будешь страдать и чахнуть, потом снова отправишься к своей жене в Кэмберуэлл, загостишься там и забудешь вовремя вернуться ко двору.
   Роберт покачал головой.
   – Если бы я позволил себе любить тебя так, как мне этого хочется, все для меня бесповоротно изменилось бы. Дай для тебя…
   – А что изменилось бы для меня?
   – Ты никогда уже не была бы прежней, – пообещал он, понизив голос до шепота. – Вся твоя жизнь изменилась бы. Ты преобразилась бы. Все предстало бы перед тобой… в ином виде, имело бы совсем другую ценность.
   Елизавета хотела шутливо отмахнуться, но взгляд Дадли был слишком завораживающим, чересчур серьезным для легкомысленного придворного флирта.
   – Роберт… – прошептала она и коснулась горла, где пульсировала жилка.
   Ее лицо вспыхнуло от желания. Но Роберт, опытный придворный волокита, смотрел сейчас не на пылающие щеки Елизаветы, а на медленно краснеющую шею и такие же мочки ушей, в которых подрагивали старинные серьги, стоящие целое состояние. Все это говорило о нескрываемом любовном желании. Роберту Дадли пришлось закусить губу, чтобы не рассмеяться от неожиданного открытия. Девственная королева Англии была охвачена такой же плотской страстью к нему, какую он видел у каждой шлюхи.

   Убедившись, что сэр Роберт не передумает и не вернется с дороги, Эми прошла в дом. Там она взяла со Скоттов и Лиззи Оддингселл клятвенное обещание сохранять услышанное в тайне и сообщила им, что королева решила пожаловать сэру Роберту высшую рыцарскую награду – орден Подвязки, а также домик в Кью, земельные наделы и доходную должность. Затем Эми пересказала им просьбу мужа найти в Оксфордшире дом, отвечающий его новому положению при дворе.
   – Что тебе говорили миссис Вудс и я? – воскликнула сияющая Лиззи Оддингселл. – Ты будешь жить в прекрасном доме, а сэр Роберт станет приезжать туда каждое лето. Возможно, постепенно к вам зачастят придворные. Не удивлюсь, если со временем ты будешь принимать там королеву. У сэра Роберта появятся все основания гордиться тобой.
   От последней фразы личико Эми раскраснелось, как у ребенка, дождавшегося похвалы взрослых.
   – Как взлетел твой муж! – сказал ей Ральф Скотт. – Представить невозможно, каких высот он достигнет при таком внимании королевы.
   – А ведь потом ему понадобится собственный особняк в Лондоне, – продолжала Лиззи. – Ты же сама говорила, что в Кью места маловато. У вас должен быть настоящий дом семьи Дадли или даже дворец. Ты будешь приезжать в столицу каждую зиму и устраивать такие празднества и развлечения, что каждому захочется оказаться у тебя в друзьях. Вот посмотришь, люди станут искать знакомства с прекрасной леди Дадли.
   – Боже мой, – вздохнула Эми, краснея еще сильнее. – Я не стремлюсь к жизни в Лондоне.
   – Ничего, дорогая. Аппетит приходит во время еды. Стоит заранее подумать, какие наряды ты себе закажешь.
   – А когда сэр Роберт собрался навестить тебя в Денчворте? – спросил Ральф, прикидывая возможность самому наведаться туда и укрепить отношения со знатным родственником.
   – Говорил, что недели через две. Но он всегда опаздывает.
   – Значит, у тебя будет время объехать все тамошние места и приискать дом, который ему понравится, – сказала миссис Оддингселл. – Вокруг Денчворта полно старых построек. По-моему, в Англии не сыскать лучшего уголка, чем Оксфордшир. Мой брат и его жена будут только рады помочь нам с поисками. Мы можем делать это вместе. А потом, когда сэр Роберт приедет, ты покажешь ему лучшие варианты. Королевский шталмейстер! Кавалер ордена Подвязки! Да он пол графства сможет купить!
   – Надо собираться! – воскликнула Эми, не желавшая терять время. – Он просил ехать в Оксфордшир как можно скорее. Отправляемся сегодня же!
   Она подбежала к Лиззи Оддингселл и взяла ее за руки, заставляя встать со стула.
   – Эми! К чему такая спешка? Мы за три дня доберемся до Оксфордшира. Ты вполне еще можешь погостить в Лондоне.
   Но Эми ее уже не слушала. Она лучилась радостью, как ребенок, у которого появилась новая игра.
   – Нет! У нас должен быть запас времени. Сэр Роберт очень огорчится, если к его приезду я ничего не найду. А две недели пролетят мигом. Лиззи, мы должны ехать немедленно!

   Уильям Сесил вполголоса разговаривал с королевой. Оба стояли в оконной нише. За толстыми стеклами хлестал мартовский дождь. В зале томились придворные, ожидавшие, когда же ее величество закончит нудный разговор с главным советником и пожелает развлечься. Роберта Дадли среди них не было. Он сейчас находился у себя и обсуждал подробности грандиозного речного увеселения. Разговор Елизаветы и Сесила могла подслушать только Екатерина Ноллис, но Уильям не сомневался в ее преданности королеве.
   – Я не могу выходить замуж за человека, которого ни разу не видела.
   Эти слова она повторяла каждому, кто заикался о ее возможном браке с эрцгерцогом Фердинандом.
   – Он ведь не деревенский пастушок, чтобы явиться к вам на смотрины да еще развлекать вас плясками и игрой на дудочке, – заметил ей Сесил. – Эрцгерцог не может проехать пол-Европы, чтобы вы оглядели его со всех сторон, словно бычка на ярмарке. Если будет достигнута договоренность о браке, Фердинанд нанесет вам визит, а в конце его пребывания вы поженитесь. Допустим, он мог бы приехать весной, а ваше бракосочетание состоялось бы осенью.
   Елизавета покачала головой. Сроки, даже расплывчатые, ее пугали, но еще сильнее страшила необходимость решительных действий в этом направлении.
   – Не так скоро, Призрак, – сказала она Сесилу. – Не подталкивай меня.
   – У меня нет таких намерений, – искренне возразил Уильям, беря ее за руку. – Но от этого брака зависит ваша безопасность. Если вы породнитесь с династией Габсбургов, то на всю жизнь приобретете себе верного союзника.
   – Говорят, Карл ужасно некрасив, к тому же ревностный католик, – напомнила ему королева.
   – Пусть говорят, – спокойно ответил он. – Речь сейчас не о Карле, а о его брате Фердинанде. Он человек приятной наружности и умеренных взглядов.
   – Так испанский король высказывается за эту партию? Если я выйду за Фердинанда, мы сможем заключить договор о взаимной поддержке?
   – Граф Фериа намекнул, что Филипп отнесся бы к этому как к гарантии взаимно проявленной доброй воли. – Сесил понял, что его слова произвели впечатление на королеву, и продолжил: – Наверное, вы помните, когда на прошлой неделе я предложил вам кандидатуру герцога Арранского, вы сказали, что Фердинанд видится вам более выгодной партией. Поэтому сегодня я и завел о нем разговор.
   – На прошлой неделе я действительно так думала, – согласилась Елизавета.
   – Такой союз рассорил бы Францию с Испанией и успокоил бы наших папистов, – добавил Сесил.
   – Я подумаю об этом, – кивнула Елизавета.
   Сесил вздохнул. Он заметил изумленную улыбку Екатерины Ноллис. Уж она-то знала, как королева умеет огорчать и разочаровывать своих советников. Уильям понимающе улыбнулся. В это время со стороны передней послышался шум. Потом закрытые двери приемной содрогнулись от глухого удара. Побледневшая Елизавета озиралась по сторонам, не зная, куда ей скрыться. Двое телохранителей Сесила поспешили к ней, тревожно поглядывая на дверь. Уильям шагнул к порогу. В висках у него стучало. Боже милосердный! Неужели враги королевы сумели проникнуть во дворец?
   Дверь медленно отворилась.
   Вошел дежурный стражник и сказал:
   – Ваше величество, просим извинить за беспокойство. Ничего страшного. Тут один парень… подмастерье дворцовых рабочих. Выпил лишку, забрел сюда, споткнулся и лбом врезался прямо в двери. Вы не тревожьтесь.
   Лицо королевы медленно обретало цвет. Ее глаза были полны слез. Не желая показывать придворным свой испуг, она отвернулась к окну. Екатерина Ноллис подошла к ней и обняла двоюродную сестру за талию.
   – Возвращайся на свое место, – велел Сесил стражнику.
   Он кивнул телохранителям, и те снова отступили к стенам. Придворные оживленно перешептывались, обсуждая недавнее происшествие. Лишь немногие видели вспышку страха у королевы. Сесил нарочито громко задал Николасу Бэкону какой-то пустяшный вопрос, стремясь развеять гнетущее состояние. Краем уха он слышал увещевания Екатерины. Та говорила обычные утешительные слова. Мол, дворец охраняется как никогда и королеве нечего бояться. Наконец Елизавета заставила себя улыбнуться. Екатерина ободряюще похлопала ее по руке, затем они повернулись к придворным.
   В это время открылись другие двери. К королеве церемонно приближался граф фон Хельфенштейн, австрийский посол, представляющий интересы эрцгерцога Фердинанда.
   Елизавета пошла ему навстречу, протягивая руки.
   – Здравствуйте, граф. Меня уже начал тяготить этот холодный дождливый день. Хвала небесам! Тут, будто весенняя ласточка, появляетесь вы!
   Посол поклонился и поцеловал обе руки королевы.
   – А теперь, граф, расскажите мне о Вене, о том, что нынче в моде у венских женщин. Я слышала, у них есть чепчики особого покроя. Еще я хочу знать, какие женщины нравятся эрцгерцогу Фердинанду.

   Эми, воодушевленная новой встречей с мужем, была готова немедленно отправиться в Оксфордшир. Она мгновенно собрала свои вещи и почти уговорила Лиззи Оддингселл. Но той вовремя пришел на помощь Ральф Скотт, сказав, что без вооруженных сопровождающих он их никуда не отпустит. Путь неблизкий, а на дорогах случается всякое. Бедняжке Эми пришлось прождать еще целых два дня, пока к дому Скоттов не прибыли люди, выделенные жене сэром Робертом Дадли.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [16] 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация