А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Любовник королевы" (страница 15)

   Его ласки успокоили Эми. Теперь можно было менять тему разговора.
   – Дорогая, но я хотел рассказать тебе совсем о другом. Вскоре я буду отмечен королевой.
   – Как именно? Она введет тебя в свой Тайный совет?
   – Есть и другие способы отметить заслуги придворного, – сказал Роберт, получивший очередной удар по самолюбию, ибо он до сих пор не имел политической власти.
   – Уж не хочешь ли ты сказать, что она собирается сделать тебя эрлом? – воскликнула Эми.
   – Ты опять не о том, – поморщился он. – Это было бы смешно.
   – Почему смешно? Чем титул эрла может быть смешон? Все называют тебя фаворитом королевы.
   Дадли насторожился, пытаясь понять, какие слухи могли дойти до его жены и под каким соусом в них было преподнесено слово «фаворит».
   – Тем-то и коварны слухи, – произнес он назидательным тоном, сопровождаемым улыбкой. – Нет, дорогая, я отнюдь не фаворит королевы. У нее таких двое. В государственных делах это сэр Уильям Сесил, а для приятного времяпрепровождения – Екатерина Ноллис. Уверяю тебя, мы с сестрой – всего лишь незначительная часть многочисленного штата придворных.
   – Однако она назначила тебя своим шталмейстером, – резонно возразила Эми. – Не жди, что я поверю, будто она не выделяет тебя среди других. Ты мне рассказывал, что у Елизаветы еще в детстве были симпатии к тебе.
   – Мало ли к кому у нас в детстве были симпатии! – отмахнулся Роберт. – Королева любит, чтобы ее лошади были хорошо ухожены. Я в меру своих сил стараюсь это делать. Естественно, меня она знает лучше, чем многих других придворных. Детская дружба. Но я имел в виду совсем не это. Я…
   – Роберт, если бы у нее не было к тебе симпатий, она не ездила бы с тобой кататься верхом. – Эми гнула свое, но старалась, чтобы в ее голосе не было ни одной нотки ревности. – Говорят, вы развлекаетесь так каждый день. Кто-то мне рассказывал, что она может спокойно отложить в сторону государственные дела и отправиться на прогулку.
   – Королева сама решает, когда и чем ей заниматься. Если она говорит, что желает прокатиться, мне остается лишь поклониться и идти готовить лошадей к выезду.
   Пойми, это моя работа. Думаешь, мне всегда хочется садиться на коня? Но между мною и королевой нет никаких особых отношений, тем более близости.
   – Очень хочется надеяться, – резко сказала Эми. – Ее величеству не следует забывать, что ты женатый человек. Правда, в прошлом ее это не останавливало. Говорят, что она…
   – Ради бога, перестань повторять глупые сплетни! – почти крикнул Роберт.
   – Пусть тебе это и не нравится, но дыма без огня не бывает. Про Марию-покойницу такого не говорили.
   Он шумно выдохнул и сказал:
   – Прости, ради бога. Я не хотел повышать на тебя голос.
   – Мне нет никакой радости слышать, что ты у нее в фаворитах, поскольку ее величество целомудрием не отличается, – выпалила Эми, боясь, что муж ее оборвет. – А ваши имена часто произносят вместе.
   Роберту пришлось сделать глубокий и долгий вдох. Разговор начинал его утомлять.
   – Эми, мне грустно, что моя жена принимает всерьез россказни тех, кто едва ли бывал во дворце и ничего не знает о жизни его обитателей. Могу еще раз повторить, я не являюсь фаворитом королевы. Я езжу с ней верхом, поскольку состою в должности шталмейстера. Меня выделяют при дворе не за красивые глазки, а благодаря моим способностям и положению, которое занимала моя семья. Мы оба должны только радоваться, что королева относится ко мне так, как я того заслуживаю. А по поводу ее репутации… Эми, я искренне удивлен, что ты опускаешься до уличных сплетен. Она твоя законная королева, и тебе не пристало повторять чужие домыслы.
   Эми кусала губы и продолжала упрямо твердить свое:
   – Все знают, какая она. А мне не очень-то лестно слышать, что ваши имена полощут вместе.
   – Не смей повторять эти сплетни при мне!
   – Я повторяю только то, что люди…
   – Эти люди состоят в придворном штате или входят в Тайный совет? Елизавета почти наверняка выйдет замуж за герцога Арранского и упрочит его притязания на шотландский трон. Эми, я говорю тебе это под большим секретом, чтобы ты знала: между нами ничего нет.
   – Ты клянешься?
   Чтобы сделать свою ложь убедительнее, он вздохнул, показывая, как устал от ее бесплодных подозрений, и заявил:
   – Клянусь. Между нами ничего нет.
   – Я тебе верю, – обрадовалась Эми. – Но вот ей не могу. Все знают, что она…
   – Эми! – прикрикнул на нее Роберт.
   Она замолчала и оглянулась на дверь. Вдруг Франсес слышала его сердитый голос?
   – Почему ты озираешься? Слышал кто или нет – какая разница?
   – Что люди подумают?
   – Плевать мне на это, – с пренебрежением, свойственным всем Дадли, ответил Роберт.
   – А мне не плевать.
   – Люди всегда думают не то, что есть на самом деле.
   – Мы же в чужом доме.
   Роберту всерьез надоела эта никчемная перепалка, и он сказал, стараясь не раздражаться на Эми:
   – Я об этом помню. Но и ты не забывай, что являешься леди Дадли. Мнение какого-то лондонского торговца и его жены для тебя – пустой звук.
   – Это моя двоюродная сестра… – Эми шепотом добавила еще несколько слов, которых Роберт не слышал. – Мы у них в гостях. Они всегда с большим почтением относились к тебе.
   – Эми, прошу тебя. – Он поморщился.
   – Мне с ними жить, – напомнила она мужу. – Едва ли я увижу тебя на следующей неделе…
   Роберт встал, увидел, как Эми вздрогнула, и сказал:
   – Жена, прости меня. В голове все перепуталось. Сам не знаю, что говорю.
   Это был лишь слабый намек на покаяние, однако Эми хватило такой малости.
   Она вскинула голову, слегка улыбнулась и спросила:
   – Тебе нездоровится?
   – Нет. Я…
   – Переутомился?
   – Нет!
   – Давай я тебе горячий поссет приготовлю!
   Эми тоже вскочила на ноги, готовая услужить мужу. Он поймал жену за руку и не без труда заставил себя нежно ее обнять. На самом деле ему хотелось изо всех сил встряхнуть эту женщину, заставить слушать себя.
   – Эми, прошу тебя, посиди тихо и послушай, что я скажу. Я ведь так еще ничего тебе и не сообщил. Ты мне просто не даешь говорить.
   – Как это я не даю тебе говорить?
   Он ничего не ответил. Молчание мужа заставило Эми усесться на стул и послушно ждать.
   – Королева намерена произвести меня в кавалеры ордена Подвязки. Этой чести удостоятся еще трое аристократов. После церемонии будет пышное празднество. Представляешь, как я отмечен? – Роберт не дал жене излить поток поздравлений и сразу же перешел к более щекотливой теме: – Вместе с орденом королева жалует мне землю и дом.
   – Что? – удивилась Эми.
   – Молочный домик в Кью, – пояснил Роберт.
   – Так он будет нашим лондонским жильем?
   Дадли представил, как отнеслась бы к этому Елизавета, посели он жену в уютном холостяцком гнездышке, притулившемся в саду королевского дворца.
   – Нет, дорогая. Это не такой большой дом. Прибежище для меня, где я смогу передохнуть от шума и суеты дворцовой жизни. А у меня есть предложение. Почему бы тебе не пожить у Хайдов и не поискать нам достойный особняк, который мы с полным основанием могли бы назвать своим? Просторнее и величественнее, чем усадьба во Флитчеме? В том же Оскфордшире, где-нибудь неподалеку от них.
   – Конечно. Но кто будет следить за твоим домом в Кью?
   – Там всего несколько комнат. – Роберт небрежно махнул рукой. – Не беспокойся, Боуз найдет мне слуг.
   – Значит, королева больше не хочет, чтобы ты жил во дворце?
   – Пойми, это подарок. Я могу вообще там не показываться.
   – Тогда зачем она подарила тебе тот дом?
   – Это знак ее внимания, – ответил Роберт, пытаясь отшутиться. – Кстати, мои покои во дворце – далеко не из лучших.
   Он понимал, что на какое-то время Эми ему поверит. Потом до нее обязательно дойдут слухи. Мол, королева подарила ему дом в Кью не просто так, а чтобы они могли там встречаться, не опасаясь глаз придворных. Нужно придумать что-то еще, какую-то убедительную ложь, которая заставила бы Эми с недоверием отнестись к сплетням, когда те достигнут ее ушей.
   – Я знаю, что этот дом очень хотел заполучить Сесил. Но между ним и королевой возникли какие-то разногласия, и она решила, что называется, проучить своего советника. Вот такая история.
   Судя по лицу Эми, история с домом ей очень не понравилась.
   – Сесил собирался жить там вместе с женой? – спросила она.
   Роберт обрадовался. Говорить про Сесила было куда безопаснее, чем про его отношения с Елизаветой.
   – Ты не поверишь! Уильям не видел жену с самой коронации. Она сейчас занята строительством их нового особняка в Бургли. У нас с Сесилом одинаковая участь. Он тоже хочет вырваться домой, но дела не позволяют. Кстати, почему бы и тебе не последовать примеру жены Сесила? Глядишь, вскоре у нас уже было бы свое пристанище. Я приезжал бы туда летом. Как, возьмешься? Присмотришь нам достойный дом? Если ни один тебе не понравится, поищи землю, где можно построить новый. В самом деле, сколько нам еще жить без своего угла?
   Стрела попала в цель. Лицо Эми просветлело.
   – Конечно. Я с радостью этим займусь. Мы там будем постоянно жить вместе?
   Роберт нежно обвил ее руками и ответил:
   – Дорогая, ты же знаешь, мне необходимо почти всегда находиться при дворе. Но я приезжал бы туда при первой возможности, а у тебя был бы настоящий дом, достойный нас обоих.
   – Но ты должен будешь часто приезжать ко мне. Обещаешь?
   – Работа придворного – находиться при своей повелительнице, – объяснил Роберт так терпеливо, будто говорил с маленькой девочкой. – Но я никогда не забываю, что ты – моя жена. Естественно, я буду приезжать к тебе всякий раз, когда у меня появится возможность, постараюсь делать это как можно чаще.
   – В таком случае я говорю «да», – сказала Эми. – Я с радостью займусь нашим новым домом.
   Он притянул жену к себе, чувствуя сквозь легкое платье тепло ее тела.
   – Но ты обещаешь мне быть внимательным?
   – Внимательным? – насторожился Роберт. – К чему?
   – К ее попыткам приблизить тебя к себе. – Эми тщательно подбирала слова, чтобы вновь не рассердить мужа.
   – Эми, ну как ты не понимаешь? – Он ласково улыбнулся. – Она – королева, и мужское окружение льстит ее тщеславию. А я, будучи придворным, и так приближен к ней. Как, впрочем, Сесил, сэр Фрэнсис и другие. Это ничего не значит.
   – Но если она награждает тебя и делает подарки, то у тебя появятся враги.
   – Ты о чем? – спросил Роберт, делая вид, будто не понял.
   – Каждый, кто находится в фаворе у коронованной особы, обязательно наживает себе врагов. Я хочу, чтобы ты был осторожен.
   Он кивнул, обрадованный тем, что продолжения опасного разговора не будет, и согласился:
   – Ты права. У меня есть враги, но я знаю их поименно и понимаю, чего ждать от каждого из них. Они мне завидуют, но бессильны, пока я пользуюсь расположением королевы. Однако ты права, дорогая жена, и я внимательно отнесусь к твоему предостережению. Спасибо тебе за мудрый совет.

   В ту ночь постель в чужом доме стала для Роберта Дадли и его жены супружеским ложем. Он старался ласкать Эми как можно нежнее и искреннее, и она, истосковавшаяся по его рукам, приняла фальшивую монету за настоящее золото. Эми так долго ждала поцелуев, мечтала о времени, когда его тело мягко прижмет ее к перине, что в первые минуты стонала и всхлипывала от радости. Роберту не составило труда вспомнить их прежние любовные слияния и ее тело, которое после стольких месяцев любовного голодания было очень легко насытить. Как ни странно, это обрадовало Роберта. Он привык делить постель со шлюхами, с которыми мог делать что угодно, и с придворными дамами, не слишком отличавшимися от продажных девок. Ему редко встречалась женщина, вызывавшая какие-то иные чувства, кроме желания удовлетворить свою мужскую страсть, а жить в воздержании, храня верность жене, он считал противоестественным и глупым. Эми отвечала ему нежно и порывисто, и это закружило его мысли. Он представил на ее месте Елизавету, он уже видел руки королевы, обнимавшие его так же страстно, как сейчас это делала жена. Фантазия оказалась настолько яркой и мощной, что страсть Роберта прорывалась, словно ураган. Он шумно вздыхал, представляя белую шею, откинутую назад, неистовое порхание темных ресниц и море бронзовых волос, разметавшихся по подушкам.
   Эми сразу же уснула, положив голову ему на плечо. Роберт приподнялся на локте и посмотрел на нее. Лунный свет, лившийся из окна, делал лицо Эми бледным и придавал коже странный зеленоватый оттенок, какой бывает у утопленников. Роберту казалось, что она не лежит на постели, а покачивается на волнах глубокой реки, прежде чем навсегда погрузиться на дно.
   Он глядел на нее, испытывая смешанное чувство жалости и раздражения. Это была его жена. Ее счастье целиком зависело от Роберта, все желания вращались вокруг мужа. Для этой женщины он был смыслом жизни, зато она могла разозлить его в первые же минуты их встречи. Чем больше он сейчас смотрел на нее, тем отчетливее понимал, что Эми – пройденный этап. Дело не только в том, что она уже не могла удовлетворить его амбиции. Роберт знал, что он тоже никогда не смог бы сделать ее счастливой. Ни прежде, когда юношеская горячность заглушала голос рассудка, ни сейчас. Скажи он это ей, она начнет возражать, станет говорить, что они созданы друг для друга, им предначертано счастливо прожить до самой смерти. На самом же деле муж и жена оказались совершенно непохожими людьми, имели настолько разные жизненные устремления, что ни о каком семейном единстве не могло быть и речи.
   Роберт вздохнул, лег на спину и положил руку под голову. Ему вспомнились отцовские предостережения. Тот говорил, что хорошенькие личики годятся для флирта и утех на лугу, но не для серьезного брака. Мать тоже заявляла, что Эми Робсарт может осчастливить собой какого-нибудь норфолкского фермера, а для честолюбивого человека она не более чем цветок в петлице. Однако в те годы Роберт больше всего жаждал показать родителям свою самостоятельность и независимость от их мнения. Отец уже выбрал невесту для Гилфорда. Тот покорился родительской воле, а потом страдал, откровенно ненавидимый женой. Роберт не желал для себя участи брата. А Эми тогда была такой молодой, свежей, влюбленной и соглашалась на все его предложения. Он верил, что из нее получится прекрасная жена для придворного, настоящая союзница, умеющая наблюдать, подмечать и держать мужа в курсе всего, о чем говорилось в женских покоях дворца. У него был замечательный пример – родная мать. Дадли поднимались к вершинам власти, Роберт искренне считал, что Эми вольется в их семью и станет его верной спутницей. Как же он ошибался! Эми оказалась точной копией сэра Джона Робсарта – великого человека в масштабах маленького графства. Прекрасная жена для провинциального лорда, но никак не для Роберта Дадли, делавшего ставку на величие и готового рисковать для этого всем.

   Роберт проснулся рано и сразу же ощутил знакомое раздражение, увидев рядом с собой в постели Эми, а не какую-нибудь лондонскую шлюху, которую он спровадил бы раньше, чем та набралась бы смелости раскрыть рот. А здесь, стоило ему пошевелиться, как она тоже задвигалась, будто все ее чувства даже во сне были настроены только на него.
   Эми открыла глаза почти одновременно с ним, сразу же знакомо, как-то бессодержательно улыбнулась и произнесла не менее привычные слова:
   – Доброе утро, мой господин, да пребудет с тобой Господь. Как спалось?
   Роберт ненавидел и себя за резкий короткий ответ, от которого по лицу жены пробежала тень, словно он с первых же минут пробуждения влепил ей пощечину. Это заставило его улыбнуться ей, добавить в свой голос толику участливости и спросить, хорошо ли она спала.
   Всегда одно и то же, будто они и не расставались. Роберт заскрипел зубами и выскочил из постели, всем видом показывая, что его ждут неотложные дела, хотя вчера раззвонил придворным о своем намерении провести несколько дней в Камберуэлле с женой. Если он останется, то их общение потечет по знакомому руслу со вспышками его раздражения и ее ненавистной покорностью. Здесь не Норфолк, и притворяться перед Скоттами ему было особенно невыносимо.
   – Ты никак собрался уезжать? – спросила Эми.
   «Какая же дура! Неужели не видит, что я одеваюсь?»
   – Да, – коротко ответил он. – Я совсем забыл об одном важном деле. Я должен был заняться этим еще вчера. Так что поеду наверстывать упущенное.
   – В такую рань? – спросила она, не успев скрыть свое недовольство.
   – Да, в такую рань, – резко ответил Роберт и быстро вышел из комнаты.
   Он рассчитывал наспех позавтракать и уехать раньше, чем проснутся хозяева, но неугомонная Эми, конечно же, всех разбудила. Мистер и миссис Скотт, зевая, спускались по лестнице. Франсес на ходу закалывала волосы. Вслед за нею шла миссис Оддингселл. Естественно, Эми тоже торопилась вниз, стуча каблуками новых дорогих башмачков. Роберт натянул налицо любезную улыбку и приготовился повторить недавнюю ложь о важном деле, которое он позабыл сделать вчера.
   Более искушенное семейство сразу распознало бы простую причину. Их благородному гостю невыносимо было оставаться под одной крышей с женой. Но для Скоттов, как и для Эми, столь поспешный отъезд оказался полной неожиданностью и поводом для беспокойства. Особенно тревожилась Эми, считавшая, что муж перегружен придворными делами.
   – Неужели там больше никто не может справиться с этим делом? – спросила она, нависнув над ним с назойливостью заботливой мамаши.
   – Нет, – ответил Роберт, жуя хлеб и запивая его элем.
   – Сколько важных дел они тебе поручают, – с нескрываемой гордостью сказала Эми, оглядываясь на Франсес и Лиззи. – Им что, и шагу без тебя не ступить? Нельзя же взваливать все на плечи одного человека.
   – Я королевский шталмейстер и обязан выполнять то, что мне поручают.
   – Разве Уильям Сесил не может взять это дело на себя? – спросила Эми, назвав первое попавшееся имя. – Послал бы ему записку с кем-нибудь из своих людей.
   В другое время Роберт посмеялся бы над такой наивностью, но сейчас был слишком раздражен.
   – Нет. У Сесила хватает своих дел, и меньше всего я хочу, чтобы он вмешивался в мои.
   – Тогда попроси своего брата, – предложила Эми. – Уж ему-то ты доверяешь? А сам остался бы здесь еще на день.
   – Мне очень не хочется покидать вас всех, – сказал Дадли, включая в свое учтивое придворное извинение и Скоттов, а потом покачал головой. – Увы, я должен ехать. Я с великим удовольствием остался бы, если бы мог, но сегодня ночью вдруг проснулся с мыслью о том, что не распорядился насчет барок! После вручения ордена Подвязки задумано грандиозное празднество на воде. Заказ барок лежит на мне. Если я не сделаю это немедленно, торжества могут сорваться. Хорошо, что я вовремя вспомнил и еще успею отдать распоряжения.
   – Но если тебе нужно всего лишь заказать какие-то барки, это можно сделать и в письме, – не унималась Эми – Напишешь все, что нужно, а слуга отвезет письмо.
   Роберт снова заставил себя улыбнуться, любезно, но с оттенком снисходительности. Эми рассуждала как глуповатая норфолкская фермерша. Ему даже стало стыдно перед Скоттами.
   – Письмами такие дела не делаются, – сказал он. – Я должен отдать устные распоряжения. Нужно еще раз проверить, сколько барок понадобится, какое количество гребцов необходимо для каждой из них. Это же будет не просто катание по реке, а пышное празднество. Отдельная барка понадобится для музыкантов. Еще столько хлопот. Как я вчера мог забыть?
   – Может, и мне поехать с тобой? – робко предложила Эми. – Я делала бы все, что ты скажешь.
   Роберт встал из-за стола. Прилипчивость Эми уже не раздражала, а бесила его.
   – Дорогая, было бы жестоко вовлекать в мои дела еще и тебя, – сказал он тоном заботливого мужа. – Кстати, разве ты забыла о своем деле? Оно куда важнее. Вспомнила? Ты обещала, что обязательно сделаешь это для меня. Для нас.
   – Конечно! – воскликнула Эми, и на ее лице мгновенно вспыхнула улыбка.
   – Я прошу тебя заняться этим как можно быстрее. А сейчас я должен всех вас покинуть. Эми, обязательно расскажи нашим друзьям о моем поручении.
   Роберт поспешно вышел, лишив жену возможности снова пристать к нему с мольбами и уговорами. На конюшне слуги уже седлали лошадей. Он опытным взглядом скользнул по ним. Молодцы, быстро управились. Дадли славился тем, что его сопровождающие отличались расторопностью хорошо обученных солдат, готовых выполнить любой приказ командира.
   – Дорогой Ральф, хочу поблагодарить тебя и Франсес за гостеприимство, – сказал он, обращаясь к мистеру Скотту. – Знаю, что пребывание моей жены у вас не требует благодарности, поскольку вы любите ее не меньше моего и всегда рады видеть у себя.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [15] 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация