А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Любовник королевы" (страница 14)

   – Вы же знаете, меня считают еретичкой, – торопливо добавила Елизавета. – Я полностью отрицаю власть Папы Римского. Это всем известно. Вашему королю никак нельзя на мне жениться. Я лишь поставила бы его в неловкое положение.
   – Если так, то он останется вашим любящим братом, каким был всегда, – сказал граф.
   – А брак с ним… Нет, это было бы совсем невозможно, – повторила Елизавета, теперь уже с большей горячностью. – Прошу вас, передайте его величеству мои искренние сожаления по поводу того, что я невольно ввела его в заблуждение.
   Граф еще раз низко поклонился, мечтая побыстрее покинуть приемную. От этой взбалмошной королевы можно ждать чего угодно. Она твердила о своем отказе, губы ее дрожали, в глазах блестели слезы.
   – Я безотлагательно напишу королю, и он обязательно все поймет, – словно в утешение, сказал посол.
   – Мне очень жаль! – крикнула Елизавета вслед графу, почти достигшему двойных дверей. – Прошу вас, опишите ему всю глубину моего сожаления!
   – Ваше величество, не думайте более об этом, – ответил посол, поднимая голову после прощального поклона. – Есть обиды наносимые и нанесенные. Сожаление всегда испытывают обе стороны. Так уж устроен наш мир. Вы останетесь самым близким другом и союзником, о каком Испания могла бы только мечтать.
   – Вечными союзниками? – спросила Елизавета, поднося платок к глазам. – Можете ли вы обещать мне это от имени вашего короля? Вечный союз Англии и Испании?
   – Да, вечный, – едва слышно произнес граф Фериа.
   – Если мне понадобится помощь вашего короля, могу ли я на нее рассчитывать?
   К тому моменту, когда граф достиг спасительных дверей, ему казалось, что королева вот-вот упадет в обморок.
   – Что бы ни случилось в будущем? – допытывалась Елизавета.
   – Всегда. Я гарантирую это от имени моего короля.
   Поклонившись в последний раз, испанский посол поспешил в спасительное пространство передней.
   Едва за ним закрылись двери, Елизавета бросила платок и торжествующе подмигнула Сесилу.

   Заседание Тайного совета происходило в приемной королевы. Елизавете полагалось занимать место во главе стола, однако сейчас она, точно львица в клетке, ходила от окна к окну. Сесил еще раз просмотрел аккуратно выписанные пункты повестки дня, надеясь, что сегодняшнее заседание пройдет без особых затруднений.
   – Договор, который мы заключили в Като-Камбрези, делает наше положение сильнее, чем прежде, – начал он. – Этот документ обеспечивает мир между Испанией, Францией и Англией. Теперь в течение какого-то времени мы можем не опасаться вторжения.
   Члены Тайного совета одобрительно забубнили. Соглашению, гарантировавшему мир между тремя крупнейшими европейскими державами, предшествовали долгие переговоры, но это была первая победа дипломатии Сесила. У Англии наконец-то появилась уверенность в том, что она получила мирную передышку.
   Сесил беспокойно оглянулся на свою королеву, которую всегда раздражала напыщенная мужская болтовня, характерная для заседаний Тайного совета.
   – Успехом этого договора мы почти целиком обязаны дипломатическим способностям ее величества. Королеве удалось добиться от испанцев всего, что нам нужно.
   Елизавета остановилась. Похвала была ей приятна. Интересно, что еще скажет главный советник?
   – Ее величеству столь долго удавалось сохранять дружеские и союзнические отношения с испанцами, что Франция не на шутку испугалась. Когда королева наконец-то освободила Филиппа от его матримониальных обещаний, она сделала это с таким блеском и тактом, что Испания и по сей день остается нашим другом.
   Ублаженная лестью, Елизавета подошла к своему месту и уселась на подлокотник массивного кресла, оставаясь на целую голову выше всех членов Тайного совета.
   – Это так, – сказала она. – Продолжай, сэр Уильям.
   – Договор и та безопасность, которую он обеспечил, позволяют нам сосредоточиться на необходимых реформах внутри страны, – продолжал Сесил. – На какое-то время мы можем отложить в сторону вопрос о Шотландии, поскольку договор защищает нас от вторжения французов. Таким образом, мы можем сосредоточиться на неотложных делах нашего королевства.
   Елизавета кивнула, ожидая, что последует за этим вступлением.
   – Первый момент, заслуживающий скорейшего рассмотрения, – это вопрос о том, чтобы сделать королеву верховной правительницей нашей церкви. Как только мы осуществим этот шаг, можно будет созывать заседание парламента.
   Елизавета спрыгнула на пол, вновь подошла к окну и спросила:
   – Неужели этот вопрос нужно решать прежде всех остальных?
   – Хорошая мысль, – сказал герцог Норфолкский, будто не слыша слов королевы, доводившейся ему племянницей. – Пусть крестьяне возвращаются на поля, пока в их тупых головах не появились разные вредные мысли. Да и церковь приструним, чтобы попы отвыкли роптать.
   – Все наши внешние беды позади, – напыщенно провозгласил какой-то член совета, не отличавшийся умом.
   Его помпезная глупость мгновенно разрушила спокойную атмосферу заседания.
   – Позади? – Елизавета взвилась, точно котенок, которому наступили на лапу. – Кале остается в руках французов, анаши шансы вернуть себе город ничтожны! Французская принцесса осмеливается изображать на своем гербе английских леопардов! Как это наши беды позади? Я что, незаметно для себя стала еще и королевой Франции?
   Установилась мертвая тишина.
   – Да, ваше величество, – спокойно ответил Сесил, единственный, кто отважился сейчас открыть рот.
   Теоретически она была королевой Франции. Английские монархи называли себя правителями Франции даже тогда, когда их тамошние владения уменьшились до одного-единственного города – Кале. Всем казалось, что Елизавета продолжит традицию, хотя теперь Англия лишилась и Кале.
   – Говоришь, я – королева Франции? Тогда где мои форты и земли в этой стране? Я отвечу: в руках противозаконных сил. Где мои пушки и стены крепостей? Я отвечу: стены разрушены, а пушки повернуты в сторону Англии. А когда моего посла зовут к французскому двору на обед, какой герб видит он на тарелках их принцессы?
   Собравшиеся уперлись глазами в стол, желая, чтобы буря как можно скорее утихла.
   – Он видит моих леопардов! – закричала Елизавета. – На французских тарелках! Может, это было записано в одном из пунктов договора, которым вы только что восхищались? Нет! На переговорах никто и не заикнулся о том, что подобные вольности оскорбительны для Англии. После этого вы думаете, что у нас нет дел важнее, чем главенствование над церковью? Ни в коем случае! Слышите, досточтимые лорды? Самое важное и неотложное дело – вернуть мне мой Кале и запретить этой дерзкой принцессе ставить мои геральдические знаки на свои дурацкие тарелки!
   – Этот вопрос будет решен, – сказал Сесил, утешая королеву, как не раз успокаивал ее в юные годы.
   Он оглядел собравшихся. Уильям догадывался, о чем сейчас думает каждый из них. Заседания совета протекали бы куда спокойнее и легче, если бы королева вышла замуж за разумного человека и передала бы решение подобных вопросов в мужские руки.
   Увидев, что глаза Елизаветы полны слез, Сесил не на шутку встревожился.
   – Теперь еще Филипп Испанский. – Голос королевы стал хриплым. – Мне сообщают, что он намерен жениться.
   Сесил в ужасе смотрел на свою королеву. Меньше всего он думал, что эта новость так ее заденет. Он всегда считал, что Елизавета флиртовала с Филиппом, желая позлить свою сестру, а затем просто развлекала себя перепиской с ним.
   – Брак Филиппа должен скрепить этот договор, – неуверенно произнес Уильям. – Сомневаюсь, что Филипп рассматривает этот брак как-то иначе. Он не расположен к своей невесте, не испытывает к ней никаких чувств. Нельзя сказать, что король предпочел ее…
   – А ведь ты, сэр Уильям, как только не убеждал меня выйти замуж за Филиппа! – сказала королева дрожащим от сдерживаемых рыданий голосом.
   Никто из членов Тайного совета не осмеливался поднять голову.
   – Может, меня до сих пор считают ребенком? Девочкой, не умеющей сделать самостоятельный выбор?
   – Н-нет, ваше величество, – промямлил Сесил.
   – Тогда почему ты без конца убеждаешь меня выйти замуж то за одного, то за другого? Вот он, твой избранник! Жених, которого ты предпочел бы видеть рядом со мной! Где его верность? Он клялся мне в любви, а теперь – женится на другой. Я чуть было не вышла замуж за вероломного сердцееда.
   – Лучшего мужа ей вовек не сыскать, – сказал герцог Норфолкский так тихо, что эти слова слышал лишь его сосед, кашлянувший, дабы не засмеяться.
   Сесил знал, что любые разумные доводы сейчас будут встречены в штыки.
   – Да, ваше величество. Мы сильно ошиблись в характере короля Филиппа, – сказал он. – Слава Господу нашему, вы еще столь молоды и прекрасны, что недостатка в претендентах на вашу руку не будет. Выбор за вами, ваше величество. Всегда найдутся мужчины, мечтающие жениться на вас. Мы можем лишь посоветовать вам слушать свое сердце и сделать мудрый выбор.
   Члены Тайного совета облегченно вздохнули. Сесил знал, на какую пружину нажать. Буря пронеслась.
   Сэр Фрэнсис Ноллис встал, подошел к Елизавете, учтиво проводил к ее креслу и заявил:
   – А теперь, ваше величество, нам все-таки придется заняться второстепенными вопросами. Они тоже требуют скорейшего решения. Нам необходимо поговорить о епископах. Дальше терпеть их противостояние мы не можем. Нужно определиться в наших отношениях с церковью.

   Двоюродная сестра Эми вместе со своим мужем – преуспевающим торговцем, имеющим прочные деловые связи с Антверпеном, – встретили ее на пороге их большого крепкого каменного дома в Кэмберуэлле.
   – Эми! Ты даже не представляешь, какая у нас для тебя новость! Сегодня утром мы получили записку от сэра Роберта! – радостно сообщила Франсес Скотт. – Он приедет к нам на обед и, скорее всего, заночует!
   Лицо Эми стало огненно-красным.
   – Неужели? – воскликнула она и тут же повернулась к служанке. – Миссис Пирто, достань мое лучшее платье. Полагаю, тебе придется заново накрахмалить его воротник. Франсес, когда придет твой цирюльник? – спросила она у двоюродной сестры.
   – Не волнуйся, не опоздает, – со смехом сказала та. – Я попросила его появиться на час раньше, чтобы он успел поколдовать и над твоей головкой. Тебе же хочется предстать перед мужем во всем великолепии. Едва я узнала о визите сэра Роберта, как тут же велела повару приготовить его любимые марципаны.
   Волнение двоюродной сестры передалось и Эми, и она радостно засмеялась.
   – Сэр Роберт вновь стал большим человеком, – сказал Ральф Скотт, наклонился и поцеловал свою двоюродную свояченицу. – Мы слышим о нем только восторженные отзывы. Королева высоко ценит его и ежедневно проводит время в обществе твоего супруга.
   Эми не терпелось начать приготовления к встрече с мужем.
   – Мне позволено занять свою всегдашнюю комнату? – торопливо спросила она. – Прошу вас, поторопите слуг. Пусть внесут туда сундук с моими платьями.

   Эми закружилась в вихре приготовлений. Она велела выгладить все платья и никак не могла выбрать, какое же из них надеть, потом ужаснулась своим чулкам и спешно отправила служанку купить новые. Вдруг прибыл человек от сэра Роберта и на словах передал, что тот задержится и просит его извинить. Целых два часа провела Эми у окна просторной гостиной Скоттов, глядя на дорогу в ожидании мужа.
   Было почти пять часов пополудни, когда на Хай-стрит – главной улице Кэмберуэлла – наконец-то показалась долгожданная процессия. Сэра Роберта сопровождала шестерка слуг. Все они ехали на великолепных, подобранных в масть охотничьих лошадях. На каждом красовалась ливрея с гербом семейства Дадли. Процессия двигалась, распугивая кур и заставляя сторониться пешеходов. Впереди, радостно вопя, бежали местные ребятишки, возбужденные неожиданным зрелищем. В середине процессии ехал сэр Роберт. Одной рукой он держал поводья, другая упиралась в бок. Он ни на кого не глядел, но всем обворожительно улыбался, как делал всегда, оказываясь на лондонских улицах.
   Дом Скоттов был богаче, значительно новее и красивее всех строений на Хай-стрит. Процессия остановилась напротив дверей. Конюх сэра Роберта первым спешился и теперь придерживал лошадь своего господина. Дадли легко спрыгнул на землю.
   При первых звуках приближающейся процессии, едва по камням мостовой застучали копыта, Эми застыла у широкого окна гостиной. Она не замечала того, что происходило у нее за спиной. Супруги Скотт тоже замерли, но возле дверей. По сигналу Ральфа двое лучших его слуг распахнули двери, и в гостиную вошел сэр Роберт.
   – Приветствую, Ральф, – любезным тоном придворного произнес он, пожимая руку хозяина дома.
   Ральф Скотт слегка покраснел, радуясь, что его узнали.
   – А вот и дорогая Франсес. – Сэр Роберт улыбнулся, вовремя вытащив из памяти имя двоюродной сестры Эми.
   Он поцеловал Франсес в обе щеки и увидел, как они зарделись румянцем от его прикосновения. Так вели себя все женщины, и он к этому привык. Затем глаза Франсес потемнели от желания, что также нередко происходило с дамами в присутствии сэра Роберта.
   – Рад тебя видеть, дорогая родственница, – еще более учтивым тоном добавил он, приглядываясь к ней.
   – Сэр Роберт, – с замиранием сердца произнесла Франсес, задерживая руку в его ладони.
   «Ого, – подумал Роберт. – Слива созрела и жаждет, чтобы ее сорвали. Только сей плод не стоит той шумихи, которая поднялась бы в случае чего. Это обязательно выплыло бы наружу».
   Только теперь он заметил в гостиной свою жену.
   Эми шагнула к нему и тихо сказала:
   – Мой господин! Как же я рада тебя видеть.
   Роберт Дадли осторожно извлек ладонь из жарких пальцев Франсес Скотт и подошел к жене. Он взял руку Эми, наклонился, поцеловал ее, потом щеки, привлек жену к себе и впился в теплые полураскрытые губы.
   От его вида, прикосновения и запаха Эми буквально растаяла. Давно сдерживаемое желание растеклось по всему ее телу.
   – Мой господин, – прошептала она. – Как давно я ждала минуты, когда увижу тебя.
   – Вот и увиделись, – произнес Роберт с поспешностью мужчины, стремящегося предотвратить поток женских упреков, обнял жену за талию и вновь повернулся к Скоттам: – Я чертовски запоздал, дорогие родственники. Надеюсь на ваше великодушное прощение. Я играл с королевой в кегли и не смог уйти до тех пор, пока ее величество не выиграла. Я делал все, чтобы намеренно уступить ей, но удача не желала меня покидать. Мне пришлось допустить грубый промах, да еще и выслушать нотации ее величества за неумелую игру.
   Франсес Скотт забыла, что ей хочется есть. Беззаботная речь важного гостя насытила ее лучше всякого обеда. Но Ральф был другого мнения.
   – Играть в кегли с ее величеством – тут поневоле обо всем забудешь. Но я надеюсь, что вы прихватили с собой ваш аппетит?
   – Я голоден, как охотник, весь день носившийся по полям, – заверил его Дадли.
   – Тогда прошу к столу! – воскликнул Ральф и на правах хозяина повел сэра Роберта через гостиную в столовую, находившуюся в задней части дома.
   – Какой замечательный у вас дом, – сделал ему комплимент сэр Роберт.
   – В сравнении с загородным поместьем он совсем невелик, – сказала Франсес, почтительно шедшая сзади вместе с Эми.
   – Можно сказать, этот дом почти целиком построен по моим замыслам, – похвастался Ральф. – Я подумал, зачем громоздить дворец на берегу реки и потом нанимать целую армию слуг для его уборки и обогрева? Ведь их нужно кормить, давать им кров и платить жалованье. Вот я и решил возвести дом поскромнее, чтобы обходиться меньшим числом прислуги, но такой, где легко можно будет угостить обедом дюжину друзей.
   – Согласен с тобой, – поддакнул хозяину Роберт, который сам так не думал. – Чего еще желать здравомыслящему человеку?
   Ральф открыл двойные двери и ввел сэра Роберта в столовую. Дадли, привыкшему к размаху Уайтхолла и Вестминстера, она показалась крошечной. Однако за столом и впрямь могла поместиться дюжина гостей. Возле стены, почтительно склонив головы, стояли несколько бедновато одетых людей, вероятно нахлебники Скотта. Чуть поодаль выстроилась вся старшая прислуга. Вслед за Франсес и Эми в столовую вошли миссис Оддингселл и компаньонка Франсес, а также старшие дети Скоттов – десятилетняя девочка и мальчик на год старше. На них была неудобная одежда взрослого покроя, ступали они неслышно, опустив глаза, завороженные присутствием столь важной персоны. Дадли учтиво поздоровался со всеми и сел по правую руку от хозяина. Место Эми было рядом с мужем. Воспользовавшись тем, что никто на нее не смотрит, она подвинула свой стул еще ближе к нему. Роберт почувствовал, как ее нога в тонком женском башмаке прижалась к его сапогу. Он наклонился, чтобы Эми ощущала силу мужского плеча и тепло, исходящее от него.
   Только он услышал тихий стон, полный желания, и почувствовал дрожь Эми, когда ее ждущие пальцы дотронулись до его руки.
   – Сердце мое, – произнес Дадли.

   Роберту и Эми не удавалось остаться наедине до самого отхода ко сну. Дом Скоттов затих. Супруги уселись в отведенной им комнате перед пылающим очагом. Роберт поставил на приступку две кружки с элем, чтобы согрелись.
   – У меня есть новости, – заявил он жене. – Я должен тебе рассказать кое о чем. Лучше, если ты это услышишь от меня, а не из уличных сплетен.
   – Какие же это новости? – спросила Эми, улыбаясь ему. – Хорошие?
   Дадли была знакома эта улыбка маленькой девочки, надежды которой всегда готовы воспарить к небесам. Открытый взгляд ребенка, считавшего, что у мира для него припасены только приятные сюрпризы.
   – Конечно хорошие, – поспешил ответить он.
   Роберт пока не знал, какие иллюзии успели возникнуть за эти месяцы в мозгу его жены, по-крестьянски практичной и по-детски наивной. Скорее всего, он опять их разрушит. Дадли подумал о собственном жестокосердии, о том, сколько горя успел принести жене за их совместную жизнь. Но ведь и Эми пора перестать верить в собственные сказки.
   – Ты купил Флитчем-холл! – Она захлопала в ладоши. – Я боялась на это надеяться, но знала, была в полной уверенности!
   Ну вот, началось. Восторги жены всегда вышибали его из колеи.
   – Флитчем? Нет. Я посылал Боуза осмотреть усадьбу и сказать владельцу, что мы не заинтересованы в покупке.
   – Как же так? А я ведь просила леди Робсарт передать сквайру Саймсу, чтобы не продавал Флитчем-холл никому. Что мы – первые покупатели на усадьбу.
   – Эми, это невозможно. По-моему, у нас уже был разговор перед моим отъездом из Чичестера. Ты тогда впервые упомянула о покупке. Разве я тебе ничего не говорил?
   – Нет, ни слова. Я думала, тебе нравится Флитчем-холл. Ты всегда восхищался им и моему отцу говорил…
   – Это было давно. Но я собираюсь рассказать тебе не про Флитчем. Дело в том…
   – Погоди. Что Боуз сказал сквайру Саймсу? Я обещала ему, что мы почти наверняка купим Флитчем-холл.
   Роберт понял, что нечего и пытаться говорить с ней о чем-то другом, пока он не ответит на все эти вопросы.
   – Боуз объяснил сквайру Саймсу, что у меня изменились обстоятельства и теперь нам нет смысла покупать его усадьбу. Саймс даже не огорчился. Он все понял.
   – Зато я ничего не понимаю! – горестно воскликнула Эми. – Я думала, ты полюбил те места не меньше, чем я, и хочешь, чтобы мы обосновались во Флитчеме. Оттуда совсем недалеко до Сайдерстоуна, до всей моей родни. Отцу Флитчем тоже всегда нравился…
   Дадли взял ее маленькие руки в свои и увидел, как от его прикосновения гнев и обида жены начали рассеиваться. Он стал нежно проводить пальцами по ее ладоням.
   – Эми, дорогая, послушай меня внимательно. Флитчем – прекрасное место для тех, кто собирается жить там безвылазно. А я позволить себе это не могу. Я состою в штате королевы и не распоряжаюсь своей судьбой. К тому же Флитчем-холл находится весьма далеко от Лондона. Если ты погребешь себя в глуши Норфолка, то мы не сможем видеться. В такие места и гости не очень-то поедут, да и размещать их было бы негде.
   – Я не хочу жить вблизи Лондона, – с детским упрямством заявила Эми. – Отец всегда говорил, что оттуда приходят одни только беды.
   – Твой отец любил Норфолк и был там на своем месте, – ответил ей Роберт, с трудом сдерживая нараставшее раздражение. – Но почему мы с тобой должны подражать ему? Эми, любовь моя, он был человеком другого времени и взглядов, занимал иное положение. При всем уважении к его памяти, я – птица высокого полета. Норфолк для меня слишком мал. Я не люблю те места так, как твой отец. Мне хочется, чтобы ты подыскала нам усадьбу попросторнее и поближе к Лондону. Скажем, где-нибудь под Оксфордом. Дорогая моя, ты же знаешь, что Англия состоит не только из Норфолка.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [14] 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация