А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Готовьте ваши денежки" (страница 8)

   – Как? Ведь ты был лишь подсадной уткой – водил за нос людей Давыдова, а я тебя охраняла, чтобы они раньше времени не сцапали тебя и не разоблачили. Но теперь-то все закончено. Настоящая картина передана твоему напарнику, он уже должен быть где-то на полпути к Тарасову. Ищейкам Семена его не догнать. Значит, мы свою работу выполнили…
   Марк запрокинул голову и разразился громким смехом.
   – Как бы не так! – произнес он. – Мы выполнили лишь часть работы.
   – О чем ты?
   – Женя, – Марк резко посерьезнел, взял меня за плечи и развернул к себе.
   Меня передернуло. Впервые за все время нашего знакомства он назвал меня по имени.
   – Женя, наш маршрут остается прежним. Завтра утром мы выезжаем в Тарасов.
   – Но… Какой смысл? Ведь Давыдов знает, что у тебя нет картины!
   – Видишь ли, в чем дело, – в глазах Марка плясали чертики, – я не только вор, но еще и отъявленный обманщик и аферист. Я наврал Давыдову про то, что у меня нет оригинала картины! Подлинник старинной живописи у меня.
   – ???
   Марк с некоторым трудом поднялся на ноги, снял пальто, встряхнул его.
   – Такая отличная вещь была. Эх, жаль… – проворчал он, повесил пальто на крючок и открыл кран с холодной водой. Я наблюдала за тем, как он старательно закатывает рукава рубашки, ополаскивает лицо. И все это так, будто ничего не произошло. Когда он совершенно спокойно повесил полотенце на крючок и собрался выйти из ванной, я не выдержала – вскочила с места и налетела на него.
   – Повтори, что ты сказал?! Настоящая картина у тебя, я не ослышалась?
   – Ну да. А что такое? – пожал плечами мужик.
   – Как картина могла оказаться у тебя? Ведь в кейсе была пустышка! Ты же сам сказал, что передал оригинал другому человеку.
   – Нику?.. – вскинул брови Марк. – Ну да, конечно! Я так и знал, что ты не усидишь на месте и обязательно помчишься следить за мной. Но на этот раз твое любопытство сыграло мне только на руку. Спасибо, Женечка!
   – За что? – растерялась я.
   – За твою пламенную речь перед Давыдовым, когда ты рассказала ему о моей встрече с Ником возле ночного клуба. Если бы не ты, может, и не поверил бы мне прохвост Семка!
   – Так для чего тогда все это было?
   – Для того, чтобы пустить Давыдова и его свиту по ложному следу. Теперь они будут со всех ног догонять Ника, а мы с тобой доберемся до Тарасова.
   – Так это не ты подсадная утка, а Ник?.. – наконец-то дошло до меня.
   – Гениально, правда? Попасться в лапы Давыдова, суметь его убедить, что картина не у меня, а самому спокойненько продолжить путешествие с багажом стоимостью в целое состояние! – хлопнул в ладоши Марк. – Так что все идет по плану! Все лучше некуда! Предлагаю выпить за это! – Марк подмигнул мне, отвернулся и прошел в комнату.
   Я пошла следом, чуть помедлила у порога, наблюдая, как Марк разливает по бокалам виски. В голове разом разбежались все мысли, в этот момент совершенно отчетливо я понимала одно – история только начинается…
   Марк обернулся ко мне, уселся в ближайшее кресло и протянул бокал виски:
   – Давай выпьем!
   Почти на автомате я приблизилась, взяла емкость и опустилась в кресло напротив Марка.
   – За великие аферы! – поднял он бокал и залпом выпил, я лишь пригубила. Мне никак не давал покоя один вопрос:
   – Марк, тогда для чего ты так старательно просил меня отпустить? Не все ли было равно?
   – Я не мог допустить, чтобы мой телохранитель как-то пострадал в этой потасовке с Давыдовым. У нас с тобой впереди еще долгий путь до Тарасова. Вот там-то ты и пригодишься мне, – отозвался Марк и опрокинул в себя еще порцию спиртного.
   «Брешет!» – подумала я, но настаивать на честном ответе не стала. От этого мужика правды просто не добиться! Он даже под дулом пистолета бесстыдно врал уважаемому господину Давыдову.
   – Скажи, эта картина действительно стоит того? – задала я другой вопрос.
   – Да! – многозначительно закивал Марк. – Искусство пятнадцатого века, картина неизвестного художника, некогда принадлежавшая королевской семье Франции. После войны полотно считалось утерянным, но не так давно его случайно отыскали в хранилищах какого-то обнищавшего немецкого антиквара. Картина была выставлена на торги, – не спеша потягивая виски, рассказывал он. – Аукцион проходил в Мюнхене. Туда съехались десятки коллекционеров со всего мира. Но купил картину стоимостью в несколько миллионов русский старьевщик Семен Давыдов.
   – А Миша Кравец решил сэкономить: нанял тебя, чтобы выкрасть полотно? – спросила я, взяла со стола пачку сигарет и закурила.
   – Миша Кравец? – меланхолия в миг исчезла из его голоса. Передо мной был прежний Марк – решительный, злой и настороженный. – Откуда ты вообще узнала про Мишу Кравца? С чего взяла, что тебя нанял именно он?
   Я помедлила секунду, а потом ответила:
   – Мне сказал об этом Эд.
   – ???
   – Художник с Соборной, тридцать два.
   Я ждала какой-то реакции – негодования, вопросов, но Марк просто пожал плечами.
   – Значит, Эд сболтнул. От него всего можно ожидать…
   Перед глазами снова возникла страшная картина – темная комната, разбитая мебель и умирающий в осколках стекла человек. Меня обуяла злоба.
   – Так я не ошиблась – Миша Кравец решил украсть картину у Давыдова. Оплатить услуги воров дешевле, чем раскошеливаться на миллионы за полотно? – должно быть, сейчас стоило молчать в тряпочку, но меня словно сто чертей толкали в спину. – А мне и вовсе платить не надо? Достаточно организовать похищение родственницы, и бесплатная рабочая сила гарантирована?!
   Мы с Марком сидели друг напротив друга – заведенные, бешеные, готовые сорваться в любую минуту. Я смотрела на него, не мигая, сквозь струйки едкого сигаретного дыма, готовая ко всему. Марк первым отвернулся, с грохотом поставил пустой бокал на стол и поднялся.
   – Бросай курить, Женька! – неожиданно мирно произнес он. – И давай ложиться спать, завтра рано утром мы выезжаем.
   Я перевела дыхание, щелкнула по кончику сигареты ногтем и откинулась назад. Я больше не заговаривала с Марком, а он не обращался ко мне. Молча он погасил верхний свет. В мутном свете прикроватного ночника я видела, как он ходит по комнате – стягивает с плеч рубашку, закидывает на диван подушки, сгребает с кровати плед.
   Я устало закрыла глаза. Что ж, все вернулось на круги своя: ненавистный Марк, предстоящая поездка в Тарасов, чертова украденная картина и мысли о тете Миле…

   Глава 5

   Утро следующего дня началось для нас с Марком, как для обычных людей, по будильнику ровно в восемь.
   Когда я открыла глаза, мужик уже энергично паковал свои вещи. Услышав, что я села в кровати, он обернулся и сухо сообщил:
   – Завтрак я заказал в номер. Через полчаса выезжаем.
   От намеченных временны́х рамок мы не отклонились ни разу, и ровно в восемь тридцать Марк сдавал ключи от номера управляющему, а я спустилась к стоянке, чтобы прогреть машину.
   – Едем в Тарасов! – не свойственным ему веселым тоном дал указание мой попутчик, шлепаясь на соседнее сиденье, и я послушно повернула ключ в замке зажигания.
   – Кравец живет в Тарасове? – спросила я, когда наша машина на полной скорости мчалась вперед.
   – С чего ты взяла? – резко обернулся ко мне Марк.
   – Мы везем в Тарасов картину, похищение которой он организовал.
   – Верно заметила – организовал! Кравец только организатор. Картину мы везем в Тарасов для другого человека.
   – Для кого? – навострила я ушки.
   – Ты все равно его не знаешь. Гриша Орлов. Это он заказал Кравцу аферу с кражей.
   – Марк, а Эд рисовал для вас копию картины, так? – задала я очередной вопрос. – Ты забрал у художника подделку и передал ее Нику? Все верно?
   – Верно. Эд был не особо талантливым художником, но для того, чтобы нарисовать более или менее сносную подделку, вполне годился. Его-то мазню я и передал Нику, – с неохотой ответил Марк и демонстративно прибавил громкость радиоприемника. Было ясно, что больше из него не вытянуть ни слова. Я не стала настаивать. Того, что я уже узнала, было вполне достаточно, чтобы я подумала: «Эд был случайным участником аферы Миши Кравца. А когда он стал не нужен, художника просто убили». Я поудобней перехватила руль и, прибавив скорость, повела машину вперед.
   Возможно из-за того, что сегодня был выходной день или нам просто везло, но мы промчались через весь город, не попав ни в одну пробку. «Фольк» стрелой вылетел на шоссе, серый, неуютный Зеленоград, застрявший между осенью и зимой, остался позади. Спидометр наматывал километры, мы уезжали все дальше и дальше от проклятого города.
   «А ведь всего неделю назад я собиралась сюда, спешно складывая вещи, наспех прощаясь с тетушкой и на ночь глядя выезжая из дома, – невольно думала я. – Я даже представить не могла, что сумасбродная поездка в город моей юности может обернуться таким опасным приключением».
   – Черт! – я так увлеклась своими мыслями, что не заметила, как на обочине появился дядька в форме дэпээсника. На тормоз я нажала, только когда услышала свисток.
   – Что за такое… – выругался Марк.
   – Никаких проблем быть не может, – съезжая на обочину, отозвалась я.
   – Надеюсь, ты помнишь: никаких фокусов, иначе… – он не закончил, отвернулся к окну и замолчал.
   Я машинально поставила машину на ручник, достала из «бардачка» документы, подняла голову… Сердце замерло, екнуло и быстро-быстро забилось.
   Быть не может!
   Неужели он?!
   К нашей машине, небрежно размахивая жезлом, шагал Дмитрий Евдокимов.
   «Значит, ему передали мою записку! Он прочел ее! Он приехал! А я и не надеялась, не ждала, даже думать забыла…» – замельтешило в голове. Первым желанием было выскочить из машины, броситься ему на шею и рассказать все, что мне пришлось пережить с той минуты, как мы расстались в кафе на Центральной.
   Но я заставила себя собраться. Онемевшей рукой я опустила стекло и одними губами улыбнулась Димке.
   – Евдокимов. Ваши документы, пожалуйста, – совершенно невозмутимым тоном попросил приятель.
   – Конечно, – я старалась, чтобы мой голос не дрожал. Я протянула свои корочки, Димка ухватился за ламинированный уголок, на короткое мгновение наши взгляды встретились, а большего и не надо было – мы без слов поняли друг друга.
   – Куда направляетесь? – задавал Димка привычные вопросы.
   – В Тарасов.
   – Откройте багажник, – попросил он.
   Я обернулась к Марку. Он зло смотрел на меня исподлобья, но возражать не решился. Так что я открыла дверцу, шагнула на дорогу и тут же замерзла. Здесь, на трассе, было особенно холодно. Снега нет, по голой земле метет поземка.
   – Рядовая проверка, – бубнил между тем Дима заученный набор слов, – проверяем все машины с неместными номерами…
   Как только мы оказались позади авто и я открыла багажник, никаких сил молчать больше не было.
   – Димка… Ты все же получил мою записку… А я и не надеялась… – горячо зашептала я.
   – Женя, в чем дело? Это правда, что ты работаешь на Кравца?
   – Да, этот человек похитил тетю Милу, это заставило меня работать на них. Кравец организовал кражу, и теперь я должна сопровождать его человека, который везет картину в Тарасов!
   – Ты видела Кравца?
   – Нет! Дима, что делать? Они грозились убить тетю, если я расскажу все полиции! – меня трясло то ли от холода, то ли нервы начали сдавать. На глаза навернулись слезы.
   Евдокимов ухватил меня за локоть и легонько тряхнул:
   – Спокойно! Объясни все по порядку, только не здесь, – шепнул он и добавил громко: – Номера машины заляпаны грязью. Придется выписать штраф.
   Я проглотила комок, подступивший к горлу, и с благодарностью посмотрела на приятеля. Он был отличный актер и потрясающе справлялся со своей ролью. Но я тоже не сплоховала, взяла себя в руки, заглянула в салон «Фолька» и быстро сказала Марку: «Дай портмоне, видно, придется раскошелиться…» Попутчик с недоверием посмотрел на меня, но сумку дал и возражать против моей короткой отлучки в компании ментов не стал.
   Я схватила клатч и на негнущихся ногах заспешила к машине ДПС. Димка уже ждал меня в салоне и старательно заполнял какие-то бумаги. Я уселась рядом с ним. На водительском сиденье сидел молоденький полицейский, я поймала в зеркале заднего вида его любопытный взгляд, но тут же отвернулась.
   – Женя, слушай меня, – заговорил приятель, параллельно чиркая что-то ручкой на клочке бумаги, – за Мишей Кравцом мы охотимся последние года два. Он аферист номер один во всех делах, связанных с картинами. Если из музея пропало полотно или ограбили какого-нибудь коллекционера, то девяносто процентов из ста, что Кравец приложил к этому свою руку! Но поймать этого проходимца еще ни разу не удавалось. Миша Кравец – это легенда. Настоящего имени этого человека мы не знаем, точного фоторобота у нас нет. Но думаю, что ты вполне можешь нас вывести на него. Сделай все, чтобы узнать хоть какие-то его координаты – телефон, адрес, все, что угодно! Если нам удастся его арестовать, мы освободим и твою тетю. Понимаешь?
   – Да. Я пыталась узнать, но Марк ничего не говорит о нем.
   – Марк?
   – Марк – мой попутчик, – быстро пояснила я.
   – Попробуй выведать хоть что-то!
   – Я постараюсь, – пообещала я.
   – Вы сейчас едете в Тарасов. Я догоню вас где-то на полпути, не брошу тебя.
   – Спасибо.
   – Только все время держи со мной связь, и если узнаешь хоть что-то про Мишу Кравца, сразу же сообщи.
   – Они забрали у меня телефон.
   – Я отдам тебе свой. Звонить на него не буду. Общаемся через эсэмэс, – Димка сунул мне в руки сотовый.
   – Хорошо, – я тут же спрятала заветную раскладушку в нагрудный карман.
   – Женя, и еще… Тот адрес, Соборная, дом пять, квартира тридцать два…
   – Я знаю, – перебила я.
   – Я получил записку только сегодня утром и сразу же отправил сюда ребят и примчался сам.
   – Спасибо… Спасибо тебе…
   – А теперь иди!
   Димка оторвал бланк, который все это время старательно заполнял, и отдал мне. Я крепко зажала бумажку в руке.
   – Иди и знай – я тебя не брошу. Я буду рядом! Главное – постарайся выйти на Мишу Кравца, – дал мне последние наставления Димка.
   – Хорошо, – кивнула я и, выйдя из машины, быстро зашагала к «Фольку». Я знала, что сейчас Марк смотрит на меня, и старалась идти как можно увереннее, с виду – сама невозмутимость, а внутри все переворачивалось и волновалось.
   Я распахнула дверцу, села за руль.
   – Что так долго? – тут же спросил нетерпеливый попутчик.
   – Выписывал штраф, – коротко ответила я, бросила неоплаченную квитанцию в «бардачок» и повернула ключ в замке зажигания. Машина медленно поползла вперед, миновала автомобиль ДПС. Я не удержалась, обернулась – Димка все так же сидел на заднем сиденье и о чем-то переговаривался со своим напарником за рулем. Я тихонечко перевела дыхание, поудобней перхватила руль и погнала «Фольк» вперед.
   В потайном кармашке осеннего плаща у меня лежал телефон. И пусть я уезжала все дальше и дальше от ментовской машины, в которой остался приятель Евдокимов, но на душе у меня было уже не так тревожно, ее грела мысль – Димка поможет!
   Мы успели отъехать от города на какую-то пару километров, когда на лобовое стекло упали снежинки – одна, другая. А потом начался не дождь, не изморось, а настоящий снегопад. Началась зима.
   Я прибавила мощность печки, включила «дворники» и вздохнула:
   – Эх, жаль с собой почти нет зимних вещей…
   – Думаю, что в дороге они тебе и не понадобятся. Если мы нигде не будем задерживаться, то завтра к вечеру будем в Тарасове, – прокомментировал Марк. – Кстати, тормозни около магазинчика, – спохватился он, – нам часа два ехать по трассе, надо хотя бы какую-то провизию прихватить с собой.
   – О’кей, – покладисто отозвалась я, сбавляя скорость и перестраиваясь в крайний правый ряд. Путь нам и впрямь предстоит неблизкий. И с попутчиком не повезло, а без съестных припасов и вовсе беда!
   Я приткнула машину около безлюдной остановки. Следом за нами с трассы свернула громоздкая «БМВ».
   – С тобой пойти?
   – Сам сбегаю! – откликнулся Марк и быстренько выбрался из машины. Дверца хлопнула, мужик бегом поспешил к крошечному придорожному ларечку.
   Я дотянулась до «бардачка», достала пачку «Парламента» и выудила сигаретку. Зажав сигарету зубами, я пощелкала зажигалкой. Она не сработала.
   – Черт! – я встряхнула пластмассовое устройство, еще пощелкала. Пока я мучилась с зажигалкой, боковым зрением заметила, как из припарковавшейся позади нас иномарки выбрались два колоритных дядьки – коренастые, широкоплечие, оба в одинаковых кожаных куртках.
   Зажигалка наконец-то сработала, я сделала затяжку и подняла голову.
   Мужики из «БМВ» заходили в магазинчик, за последним из них как раз закрывалась дверь. Я мельком взглянула и тут же встрепенулась – за пояс джинсов одного из них был заткнут пистолет.
   – Черт! – выругалась я, выплюнула сигарету и резво выскочила из машины.
   В два прыжка я оказалась на крыльце магазинчика, рванула на себя дверь и сокрушенно выдохнула. Моя интуиция меня никогда не подводила, не ошиблась я и на этот раз.
   Двое головорезов из «БМВ» были по наши с Марком души. Один из них уже схватил моего попутчика в охапку и под дулом пистолета подтаскивал к двери, второй стращал перепуганную насмерть продавщицу: «Ты ничего не видела и не слышала! Усекла?» В этот кульминационный момент я и появилась.
   – Подружка твоя? – оскалился тот, который волок Марка на улицу.
   – Подружка, подружка, – отозвалась я и одним махом выбила пистолет из руки бандита. Боевой ТТ отлетел в угол помещения, верзила взвыл, продавщица за прилавком пронзительно завизжала. Вот они, прелести работы телохранителя: враги в нокауте, зрители в восторге!
   Я схватила Марка за руку:
   – Быстро! Уходим отсюда!
   Второй бандит выхватил из-за пояса джинсов пистолет и без предупреждения выстрелил. Я успела толкнуть Марка вперед, а вот сама увернуться я не смогла. То, что пуля попала в меня, я поняла не сразу. Просто что-то обожгло плечо, и я провалилась в темноту.
* * *
   – Женя… Женя. Женя! – голос звучал сначала откуда-то издалека, словно сквозь слой ваты, потом ближе и ближе.
   – Женя!!! – наконец совсем отчетливо сказал кто-то в ухо.
   Я с трудом разлепила веки, постепенно фокусирующимся взглядом обвела все вокруг – бетонный потолок, крошечное окошко высоко над головой, стены из кирпича и встревоженную физиономию Марка точно напротив меня.
   Бредя-я-я-тина!
   Я снова зажмурилась.
   – Женька, с тобой все в порядке? – снова услышала я, и на этот раз кто-то сильно стиснул мою руку.
   Я ойкнула и открыла глаза.
   – Извини, – отшатнулся Марк, и мою руку тут же отпустили.
   «Так это он зовет меня и держит руку?» – дошло до меня, хотя подобные проявления заботы были совсем не свойственны моему попутчику. Меня передернуло от такой неслыханной нежности, и я как по команде села.
   – Ты чего?.. – начала было я, но тут же осеклась. Стало так больно, что перед глазами поплыли темные круги. Я схватилась за ключицу, потом отняла руку и увидела окровавленные пальцы.
   В мозгу пронеслось все: ранний отъезд из гостиницы, встреча с Евдокимовым на трассе, потом двое головорезов в придорожном магазинчике и выстрел…
   – Где мы? – заволновалась я.
   – Не знаю точно. Какой-то дачный поселок. Нас привезли сюда, втолкнули в этот подвал и заперли. Не знаю, сколько времени мы здесь провели. Часы разбиты… – Марк тряхнул рукой, на которой болтался расколотый хронометр, и вздохнул.
   Я посмотрела вверх. За крошечным оконцем на фоне серого неба кружились снежинки.
   – Еще день, – определила я. – Может, полдень, может, часа два. Но точно не больше четырех. В это время года темнеет рано, а за окном еще совсем светло. Впрочем, это не важно, главное другое – кто те люди, которые нас сюда привезли?
   – Не знаю, – сокрушенно пожал плечами Марк.
   – Люди Давыдова? – спросила я.
   – Не похоже.
   Мне тоже так показалось. Свита многоуважаемого Семена устраивала допрос с пристрастием, на крайние меры типа пальбы в общественных местах до сих пор они не решались. Я снова дотронулась до простреленного плеча и болезненно поморщилась.
   – Ну, попадутся они мне! – пообещала я.
   – Болит? – встревожился мой не очень заботливый попутчик, распахнул пальто и оторвал клок от рубашки: – Давай перевяжу. Повезло, пуля только задела тебя, но обработать рану не мешало бы…
   Он аккуратно наложил на раненое плечо повязку, завязал края тряпки.
   – Ну как?
   – Терпимо.
   – Тебе нужно в больницу.
   – Какое тут! – отмахнулась я, с некоторым трудом поднялась на ноги и обошла наше логово. Комнатенка метр на три, без малейшего намека на мебель, с одним-единственным окном под самым потолком и тяжеленной проржавевшей дверью. Я внимательно осмотрела металлическую створку, провела рукой по шершавой поверхности – на ней не было ни единого намека на замок. Скорее всего с другой стороны она просто запиралась на засов. Вот попались, так попались!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 [8] 9 10 11 12 13 14 15 16 17

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация