А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Готовьте ваши денежки" (страница 6)

   Глава 4

   На часах десять. За окном реденький снег. В дверь стучат.
   Так начиналось наше первое с Марком совместное утро, а я уже была готова послать все к черту.
   Я села на кровати, тряхнула головой.
   – Откройте! Уборка номера! – потребовал голос из-за двери, и о косяк снова ударил чей-то тяжелый кулак.
   Делать нечего – пришлось выбираться из-под теплого пледа и босиком шлепать через весь номер.
   – Кого нелегкая принесла в такую рань? – недовольно проворчал Марк, выбираясь из-под пары подушек.
   Зевая и приглаживая волосы, я подошла к двери, щелкнула замком и обернулась было к мужику.
   – Уборка… – начала я, но договорить не успела. Из приоткрытой двери прогремел выстрел. Окажись я напротив порога, а не за дверью, сейчас бы пала смертью храбрых. Тот, кто стрелял, целился на поражение. И на обслугу номеров это было мало похоже.
   На то, чтобы отреагировать, были считаные секунды: я только успела толкнуть дверь обратно, навалилась на нее, повернула щеколду. Снаружи на створку тут же обрушился шквал ударов.
   – Ах ты, черт! – выругалась я.
   Марк вскочил с кровати как ошпаренный.
   – Что это было?
   Побудка у нас получилась бодрая, что и говорить!
   – Похоже, это за тобой, – невесело хмыкнула я.
   – Что делать? – заметался мужик по номеру.
   – Валим отсюда! – приняла я решение за двоих, метнулась к дивану, быстро надела сапоги, накинула на плечи плащ.
   – Одевайся, чего стоишь! – рыкнула я в сторону Марка, который только и делал, что наблюдал за моими лихорадочными сборами.
   – Но как мы уйдем?
   В этот момент бравые ребята, жаждущие общения с нами, с такой силой навалились на дверь, что искореженный замок жалобно скрипнул, а створка отошла от косяка. Еще немного, и…
   – Есть один проверенный способ, – плотоядно оскалилась я, – так что живо: шмотки в зубы и валим, если жизнь дорога!
   То ли мои слова, то ли решительный настрой наших ранних визитеров, но Марк оживился – быстренько похватал свои вещички и по моему указанию шмыгнул в ванную комнату.
   – Ты предлагаешь бежать через окно? – дошло наконец-то до мужика.
   – А что? Вчера мне это удалось!
   Второй раз – не первый, со знанием дела я раздернула жалюзи, распахнула раму и взобралась на подоконник.
   И сделала я это вовремя, так как, судя по приближающемуся грохоту, боевые действия переместились из коридора в наш номер.
   – Эй! Выходите! Мы все равно до вас доберемся! – бесновался кто-то в нашей комнате.
   Что-то падало, грохотало – должно быть, бандиты крушили номер в поисках хозяев.
   – Они заперлись в ванной! – пробасил второй голос.
   Это был сигнал не только для тех, кто вломился к нам ни свет ни заря. Дальнейшее промедление могло стоить нам жизни. Я выпрыгнула из окна первая. Не отставал от меня и Марк – вывалился из окна, выругался, вскочил на ноги.
   – Бежим! – подгоняла я его, и мы помчались вперед, а вслед нам уже несся чей-то хриплый голос: «Вон они! Уходят! Догоняй!»
   На бегу я обернулась – в распахнутом настежь окне маячила знакомая физиономия Коляна, водителя «Ауди», которого прислал следить за Марком обворованный Семен Давыдов. Николашка снова вышел на нас, но на этот раз не один, а прихватил с собой дружков. Чего и следовало ожидать…
   – Нам нужно добраться до машины! – дала я указание Марку.
   – Успеем ли?
   Но на разговоры времени не было, и мы со всех ног побежали в сторону автостоянки, где остался мой старенький «Фольк».
   Но и здесь нас ждал неприятный сюрприз – около моей четырехколесной лошадки, небрежно облокотившись о капот, тосковал здоровенный детина. То, что он явился сюда по нашу душу, было делом очевидным. Его причастность к той же шайке-лейке, что бесновалась сейчас в нашем номере, тоже не вызывала никаких сомнений.
   Стоило нам только выбежать из-за угла гостиничного здания, как мужик тут же отделился от машины и, хищно скалясь, пошел нам навстречу. На долю секунды мы с Марком тормознули, переглянулись, должно быть, думали мы сейчас об одном и том же.
   – Иди в машину!
   – Что?
   – В машину! – рявкнула я.
   – А ты? – не на шутку переполошился Марк.
   – А я скоро буду, – заверила я его, опуская руку в сумочку.
   Должно быть, верзила, идущий нам наперерез, понял, что к чему, и завел руку назад. Теперь вопрос был в том, кто окажется ловчее. Здесь мне не было равных – пистолет в моих руках оказался прежде, чем мой противник успел расстегнуть кобуру.
   – Уйди с дороги! – гаркнула я, взводя курок и наставляя на мужика боевой «макаров».
   Дядька замер, но с места не сдвинулся.
   – Бегом в машину! – скомандовала я Марку, и его тут же как ветром сдуло.
   Я тоже сделала шаг в сторону. Детина зло сощурился, но не шевельнулся. Я еще чуть отступила в сторону. Он только хищно скалился и сверкал глазами. Но что поделаешь – в этой схватке победа была за мной! Медленно отступая назад, держа противника под прицелом, я все же оказалась у своей машины.
   Марк, поджидавший меня в салоне, тут же открыл дверцу.
   – Садись! Скорее! – торопил он меня.
   Еще долю секунды мы с мужиком сверлили друг друга глазами.
   – Никогда не вставай у меня на дороге, – прошипела я и выстрелила в асфальт. Пуля ударила точно около ног детины. Он отпрыгнул в сторону, выругался. Этого короткого мгновения мне хватило, чтобы запрыгнуть в салон и повернуть ключ в замке зажигания.
   Вдогонку тут же полетели пули. Одна сбила зеркало, другая царапнула капот.
   – Заводи мотор! Быстрее! Едем! – подпрыгивал от нетерпения Марк. – Еде-е-ем!
   Я повернула ключ, до конца выжала педаль газа. Машина рванула с места на бешеной скорости. И вовремя… Из-за угла гостиницы выбежали трое мужиков. В одном из них я безошибочно узнала своего приятеля Кольку.
   В зеркало заднего вида я заметила, как стрелявший детина запрыгнул в салон ближайшей иномарки. Остальные дядьки во главе с Колькой тоже расселись по машинам. Намечалась нешуточная погоня!
   Я отвернулась, поудобнее перехватила руль, откинулась на спинку сиденья и перевела дыхание. Рядом со мной причитал Марк:
   – Ох, что же теперь будет?..
   – Попробуем оторваться от них, – прокомментировала я и решительно переключила передачу. Наш автомобиль несся вперед, нарушая все скоростные режимы, пару раз промчался на красный свет, чуть не врезался в выезжающий из подворотни «КамАЗ».
   – Ах ты, черт! – вовремя крутанула я руль вправо. Увернувшись от грузовика, машина вылетела на встречку. Со всех сторон тут же тревожно загудели машины, послышался скрип тормозов. Наш «Фольк» заметался в потоке встречных автомобилей.
   Откуда-то со стороны послышался свисток. Я взглянула в зеркало заднего вида и выругалась уже вслух – вдоль тротуара к нам спешил гаишник. Он размахивал жезлом и надрывно свистел.
   – Влипли! Ой, влипли! – схватился за голову Марк.
   Я еще раз крутанула руль, дернула рычаг переключения передач и вдавила педаль газа в пол. «Была не была!» – решила я и повела машину вперед.
   – И надо же было так… – не унимался мой попутчик. – Теперь еще и полиция…
   Я обернулась назад, и точно! – к трем иномаркам, мчавшимся за нами по пятам, присоединилась еще и машина с мигалками. Теперь вопрос был только в том, кто первый нас догонит – полицейские или люди Давыдова? Лично я не могла ответить однозначно, какой из двух вариантов был бы предпочтительнее.
   Несколько кварталов вниз мы мчались, словно кортеж в сопровождении полицейской машины. Я только успевала замечать, как сменяются названия улиц – Слободская, Сенная, Костромская… «Эх, и не задался же денек с самого утра!»
   – Похоже, у этих ребят серьезные намерения на наш счет, – произнес Марк, все это время сидевший вполоборота. Я посмотрела в зеркало заднего вида и присвистнула. Слов нет – мой попутчик прав, как никогда. Люди Давыдова явно не хотели уступать свою жертву (нас, горемычных) полицейским, и теперь одна из их иномарок, поравнявшись с авто правоохранительных органов, оттесняла его к тротуару. Несколько раз машины стукнулись бамперами. За дальнейшим развитием событий наблюдать времени не было. Но, когда я обернулась через пару минут, машины полиции позади уже не было. У нас на хвосте были только иномарки прихвостней Давыдова.
   – Может, оторвемся от них? – с надеждой спросил Марк.
   – Попробуем, – кивнула я, но сегодня точно был не наш день. Стрелой промчавшись вдоль всей Норильской, мы выскочили на автостраду. Я мысленно выругалась – поймать нас на открытой трассе проще простого…
   Очевидно, смекнул это и мой попутчик. Притих на сиденье, вцепившись в свой чемоданчик. Не произнес он ни слова даже тогда, когда одна из машин преследователей поравнялась с нами и ударила бампером в капот. «Фольк» занесло в сторону, но скорость я не сбавила. Прямо за нами пристроилась вторая машина и толкнула в багажник. Покрышки жалобно завизжали. Нас медленно, но верно теснили к обочине.
   Следующий удар пришелся по бамперу, затем снова по багажнику. «Фольксваген» мотало из стороны в сторону. По левому боку вровень с нами уже мчалась третья машина. Мы были в ловушке. Кольцо из машин сомкнулось плотнее. Я сделала последнюю попытку вырваться: прибавила скорость, рванула вперед и налетела на ехавшую впереди иномарку преследователей. «Фольк» отбросило назад. Я попыталась выровнять машину, но справиться с управлением уже не смогла, и наш автомобиль на полной скорости вынесло за пределы трассы. Дыхание перехватило, я зажмурилась.
   Машина сгребла брюхом сугробы и уперлась в корявые придорожные кусты. На лобовое стекло осыпались куски заледенелого снега. Мотор старенького «Фолька» безнадежно заглох.
   Мы с Марком, как по команде, выскочили из машины. От дороги вниз к нам уже спешили головорезы господина Давыдова. Я обернулась назад – пустошь, припорошенная снегом, взглянула вперед и покачала головой – и ехать невозможно, и убегать некуда!
   В качестве последнего варианта я выхватила из сумочки пистолет. Хотя для вооруженной до зубов братвы мой «макаров» выглядел слабым аргументом. Да и от Марка толку никакого – мужик только беспомощно жался ко мне, обеими руками обнимая свой заветный кейс.
   – Ну что, – довольно оскалился мой знакомый Колька, – вот и свиделись снова?..
   – Что вам надо? – выкрикнула я.
   – А то не знаешь… – вызверился Колян.
   Я знала. Я все отлично знала. Впрочем, как и Марк. Но мужик стоял, прижимая к груди кожаный чемоданчик, и молчал, как рыба.
   Колька уставился на него и спросил:
   – Где картина?
   Марк затравленно на меня взглянул, крепче вцепился в свою поклажу и навалился на капот машины. Колька, не отрывая взгляда от мужика, велел:
   – Отдай саквояжик!
   Марк не шелохнулся.
   – Кейс давай сюда! – требовал свое Колян.
   Марк злобно таращился на всех, жался к машине и упрямо молчал.
   – Живо! – вышел из себя Николай.
   Мой попутчик отрицательно качнул головой и сделал шаг в сторону.
   – Отдай!
   – Стой на месте, – шикнула я на мужика, но Марк обнял драгоценный груз крепче прежнего и еще отступил назад.
   – Дай сюда кейс! – приблизился к нему Колька.
   – Марк, стой! – уже в голос просила я, но мужика словно сто чертей толкали в спину, он метнулся в сторону. Колька бросился ему наперерез, схватил за рукав пальто, рванул на себя.
   «Вот проклятье!» – выругалась я.
   Марк разжал руки – чемодан грохнулся на землю. Один из верзил метнулся к кейсу, но я успела раньше – поставила ногу на кожаную поверхность и направила пистолет на бандюгу.
   – Стоять! – тормознула я прыткого дядьку.
   И, хотя стараниями Марка наши дела из разряда «спасайся, пока не поздно» перешли в разряд «полная безнадега», я решила стоять до последнего.
   Колька между тем схватил Марка за шиворот, развернул к себе спиной и приставил пистолет к его виску.
   – Картина в кейсе? – спросил он.
   Я видела перекошенное от ужаса лицо Марка. Сама бы убила, не задумываясь!
   – Картина в кейсе – я тебя спрашиваю?
   – Д-да.
   Колян перевел взгляд на меня:
   – Отдавай чемодан!
   Я не шелохнулась.
   – Я его убью, если не отдашь кейс! – пригрозил Коля.
   Я и сама была бы рада пристрелить поганого мужика, но неписаное соглашение с похитителями тети Милы обязывало меня верой и правдой защищать попутчика.
   – Отдам! Только отпустите его… – выдавила я.
   Колька изобразил на своем лице подобие улыбки.
   – Ставь кейс на землю.
   – Сначала отпустите его!
   – Кейс поставь!
   – А что, если вы его не отпустите?
   – Кейс поставь на землю!
   – Сначала отпустите Марка!
   Боюсь представить, чем бы закончилась эта перебранка, но в следующую секунду со стороны трассы послышался отдаленный вой сирен – к нам приближались полицейские.
   – По машинам! – взвился один из свиты Давыдова.
   И началась кутерьма. Двое верзил потащили сопротивляющегося Марка наверх, где стояли их машины. Колька бросился ко мне. Я успела ударить его под ребра. Еще одним боевым приемом сбила с ног второго подступившего бандита. Он грохнулся в снег, но тут же вскочил на ноги, тряхнул головой и, как бешеная псина, снова кинулся на меня. На этот раз на земле оказались мы оба.
   Мужик схватил меня в охапку и одним рывком поднял с земли.
   – Сашка, живее! В машину! – крикнул Колян.
   Судя по приближающемуся вою сирен, подняться наверх мы уже не успевали, Колька схватил с земли кейс, закинул в салон моего «Фолька», сам прыгнул за руль.
   – В машину, и поехали!
   Надо отдать должное, верзила, которого назвали Сашкой, был неплохим воякой. По крайней мере сил на то, чтобы затащить меня в машину, у него хватило, даже несмотря на мое отчаянное сопротивление и изрядные порции тумаков, которые я ему отвешивала за себя и за ротозея Марка.
   Дверцы хлопнули. Колька несколько раз повернул ключ зажигания, несчастная машинка заурчала, дернулась на месте, заглохла, снова задребезжала. Уж не знаю как, но Кольке удалось вывести машину из канавы. Она буксовала, рычала, фыркала, но наверх выползла.
   Я была слишком занята разборками с Сашкой, чтобы следить за бегством от ментов. Но то, что Кольке удалось вывести машину на трассу, я поняла сразу, как только «Фольк» после очередного жалобного рыка рванул вперед, замер и тут же стрелой помчался по ровной дороге. Нас с Сашкой отбросило на заднем сиденье, и этой секунды хватило, чтобы мой противник сумел перехватить меня за запястья.
   – Чертовка! – выдохнул он, защелкивая наручники. Я размахнулась и ударила его скованными руками по физиономии. Не промазала – разбила нос и довольно фыркнула.
   – У-у-у, девка! – взвыл мужик. – Если б не приказ босса – сейчас бы тебя убил! Угомонись, а то хуже будет! – пригрозил он мне пистолетом.
   Я отшатнулась к окну и притихла, как и было велено.
   Сашка крутанулся назад и глянул в окно:
   – Полицейские на хвосте… Позвони боссу, скажи, что за нами погоня – пусть уладит. А заодно и порадуй – птичка поймана! – недобро хохотнул он, глядя на меня, и подмигнул.
   Чтобы не нарваться на еще большие неприятности, я отвернулась и уткнулась носом в окно.
   Мимо мелькали однотипные пятиэтажки, придорожные ларьки, редкие насаждения – мы уже были в черте города. Впереди, в потоке других автомобилей, мчались знакомые мне иномарки, в одной из которых был мой попутчик Марк. Я угрюмо смотрела на маячивший впереди зад черной «Мазды». Куда нас везли, я не знала. Как не знала и того, что теперь делать. Кажется, я с треском провалила задание, и как решится судьба моей тети, можно было только догадываться…
   Не знаю, что сыграло решающую роль – звонок боссу или еще какие-то силы, но спустя несколько минут полицейские отстали. Наш кортеж беспрепятственно мчался вперед по спальному райончику Зеленограда. Одна за другой машины пронеслись мимо торговых рядов, свернули на перекрестке и въехали в какую-то неприметную подворотню. Я огляделась по сторонам и пригорюнилась больше прежнего – в двухэтажном домике, напротив которого рядком выстроились наши машины, окон нет, стены местами проломлены, рядом – сгоревший сарай, чуть в стороне – рассыпавшаяся от грязи дорога ведет в гаражи. Судя по тому, в какое безлюдное захолустье нас привезли, намечается допрос с пристрастием.
   – Выходи! – толкнул меня в спину Сашка. – Дальше пешком!
   Путаясь в полах плаща, я кое-как выбралась из салона. Марка уже вывели из машины: запуганного, растерянного, его под конвоем повели вперед в сторону гаражей. Он только успел обернуться назад, поймал мой взгляд…
   – Шевелись, – толкнул его один из сопровождающих.
   Марк отвернулся и послушно потопал вперед. Я смотрела на его ссутулившуюся фигуру в черном пальто, и меня грызла настоящая злоба – и почему я послушала его и осталась в этой чертовой гостинице? Почему не настояла на переезде? Почему?.. Почему?!
   – Иди! – последовал очередной тычок в спину от Сашки.
   Я проглотила комок, подступивший к горлу, и сделала шаг вперед. По талой дороге, проваливаясь каблуками в грязь, я пошла бок о бок с Колькой и Сашкой. Нам пришлось миновать ряд гаражных построек, пройти под ободранными трубами теплотрассы и измерить шагами еще с десяток гаражей вдоль дороги, прежде чем мы остановились около одной из многочисленных металлических ракушек. Один из бандюг стукнул кулаком в дверь.
   Нас явно ждали – низенькая дверка открылась почти сразу. Один за другим головорезы втиснулись в узкий дверной проем, затем в конуру втолкнули Марка, заставили войти меня, и последним порог переступил Колька. Он громыхнул дверью, запер ее на засов. Мы оказались в металлической коробке без единого окна.
   Я огляделась по сторонам и невольно передернула плечами. С потолка свисает тусклая лампочка, в углу горой свалены какие-то лопаты и грабли – ну и местечко! К одной из стен придвинут деревянный стол, за ним спиной к нам сидел тучный, лысый дядечка. Когда мы вошли, он обернулся – его маленькие блестящие глазки бегло осмотрели Марка, чуть задержались на мне.
   – Прибыли, – после некоторой паузы произнес он, совсем развернулся от стола и довольно потер руки.
   – Наконец-то! Ты думал, я до тебя не доберусь? – дядька глянул на Марка и захихикал. – Думал, что обокрал меня, а я и пальцем не пошевелю, чтобы вернуть то, что принадлежит мне?
   Сомнений не было – мы попали в лапы обворованного Семена Давыдова.
   – Я своего другим не отдам! – каркнул он. Приторный блеск в его глазах сменился злобой. – Где картина?
   – Картина здесь, – Колька сделал шаг вперед и с грохотом поставил кейс перед боссом на стол.
   – Отлично… Просто великолепно… Моя картина. Она с таким трудом досталась мне на аукционе! Пришлось выложить целое состояние, чтобы ее заполучить. А какие-то наглые воры хотели у меня ее украсть. Нет уж! Она моя!
   Давыдов взял в руки чемоданчик, встряхнул его, внимательно осмотрел, затем поднял голову.
   – Здесь код, – констатировал он и обернулся к Марку: – Какие цифры?
   Марк промолчал, за что тут же получил увесистый удар в челюсть от одного из бандюг, пошатнулся, но на ногах устоял.
   – Какие цифры? – повторил свой вопрос Семен, когда Марк снова поднял голову.
   Второй раз испытывать судьбу мой попутчик не стал и прошамкал разбитыми губами:
   – 3–5 – 7.
   Семен довольно хмыкнул, набрал нужную комбинацию, мудреный механизм щелкнул, и кейс открылся. Господин Давыдов склонился над чемоданчиком.
   – Вот она… – расплылся он в довольной улыбке. – Моя картина…
   Он осторожно извлек из чемодана сверток, провел по нему рукой, положил на стол и взялся за края, чтобы развернуть.
   Я во все глаза смотрела на него. «Пропало. Все пропало!» – звучало в голове, как заевшая пластинка.
   – Там ничего нет, – неожиданно произнес Марк, сплюнул себе под ноги и с вызовом взглянул прямо на Давыдова.
   Все, как по команде, обернулись к нему.
   – Что ты сказал? – вкрадчиво спросил Семен, из рук сверток не выпустил, но слегка позеленел.
   – Там ничего нет, – совершенно серьезно произнес Марк. – Я все это время возил с собой чистый лист бумаги.
   – Что ты такое несешь? – взвился Давыдов.
   – Посмотри сам, – все тем же ровным тоном предложил Марк.
   Семен схватил сверток, трясущимися руками развернул, несколько минут разглядывал полотно, а потом заревел, как раненый зверь, одним махом смел все со стола, развернулся, мутным взглядом обвел всех присутствующих и кинулся на Марка.
   – Где картина? Где моя картина? Куда ты ее дел?! – орал он.
   Марк попытался отстранить от себя ополоумевшего мужика, но получил удар от одного из охранников Давыдова. Он захрипел, согнулся и кулем свалился на пол.
   – Где моя картина? – просипел задыхающийся от ярости Семен. – Что все это значит?
   – Все очень просто. – Марк с трудом поднялся на ноги, тряхнул головой. – Меня всего лишь наняли, чтобы поучаствовать в этой афере. Я должен был выкрасть у вас картину, а потом водить по ложному следу. Я только делал вид, что картина у меня, скрывался, переезжал из города в город. Короче говоря, моей задачей было водить вас за нос! Сделать все, чтобы вы поверили – подлинник у меня. На самом же деле я давно передал его другому человеку, а с собой таскал чистый лист бумаги.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 [6] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация