А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Готовьте ваши денежки" (страница 12)

   Глава 7

   – Где Евдокимов? – орала я не своим голосом часом позже в Шевыревском УВД, куда меня привезли провинциальные коллеги моего дорогого приятеля.
   В приемной с дежурным и парочкой арестантов бомжеватого вида мое появление явно произвело фурор. Все взгляды были прикованы исключительно к моей персоне.
   – Где Дмитрий Евдокимов? – не сбавляла я тона.
   – Евгения, у него срочный разговор с полковником. Ловушка для Кравца не сработала, и Дмитрию срочно нужно доложить об этом в Зеленоград, – в одиночку сдерживал мой натиск знакомый еще по «Околице» оперативник. Имени его я так и не вспомнила, но это мне ни капельки не мешало.
   – Немедленно пустите меня к нему! – стучала я кулаком по столу.
   – У него важные переговоры, – отступал назад мой собеседник.
   Мне были нипочем любые бюрократические препоны.
   – А мне плевать на его важные разговоры!
   – Вы обязательно с ним увидитесь, но только чуть позже…
   – Сейчас! – орала я. – Где он?
   Истерить было поздно, но по-другому я не могла.
   – На втором этаже. Кабинет сто тридцать два, – сдался мент. – Только подождите… Я предупрежу его…
   Но мне было все равно. Как фурия, я пронеслась мимо него, чуть не сбив с ног, пулей летела по ступенькам наверх, промчалась по коридору и без стука толкнула дверь с табличкой сто тридцать два.
   Евдокимов сидел за столом с телефонной трубкой в одной руке и стопкой бланков в другой. Увидев меня на пороге, он произнес в трубку короткое: «Я перезвоню» и отсоединился.
   – Женечка, тебя уже привезли… – вскочил он было с места, чтобы встретить меня, но мое суровое: «Скотина» – остановило его на полпути.
   – Ты чего, Женька? – всплеснул он руками.
   Я сделала шаг вперед, с треском захлопнув дверь.
   – Как ты мог так поступить?
   – Как?
   – Ты же знал обо всем, что там происходит! – я выхватила из кармана устройство для прослушки и потрясла им в воздухе. – Ты все слышал и не пришел!
   – Я послал туда своих людей, – отпирался приятель.
   – Когда? – я заорала так, что у самой зазвенело в ушах.
   Димка шлепнулся обратно в кресло. Таких разборок он явно не ожидал. И это я еще старалась держать себя в рамках. Будь моя воля, я поступила бы так же, как Николка со мной: приставила бы к его виску пистолет и…
   – Когда ты прислал за мной своих людей?! Когда Марка увезли невесть куда, а меня пытались пристрелить? Тогда ты прислал своих людей?!
   – Женя, тебе надо успокоиться.
   – Ты обещал, что все будет хорошо. Ты обещал быть рядом. Ты обещал сразу же прийти на помощь, если что-то пойдет не так. Где ты был? Почему ты не пришел, когда это было нужно?! – в истерике кричала я.
   – Нам нужен был Кравец. Мы ждали, что рано или поздно он появится, – чеканил слова Димка.
   – Ждали?! – у меня от злости потемнело в глазах. – Ждали?! Меня чуть не пристрелили, а вы ждали?!
   – Женя, успокойся!
   Димка поднялся с места, прошел к журнальному столику и плеснул в стакан воды.
   – Да если бы не Марк, меня бы убили, а вы бы так и ждали, когда придет этот чертов Кравец!
   – Женя, все обошлось.
   – Обошлось?! Что обошлось? Что теперь будет с моей тетей? Если они ее убьют… Если… – я захлебнулась словами.
   – Выпей воды и успокойся! – велел Димка и сунул мне под нос граненый стакан.
   Я с такой яростью оттолкнула его руку, что посудина отлетела в другой конец комнаты, ударилась о пол и разбилась.
   – Нечего меня успокаивать!
   По тому, как посерело лицо Евдокимова, я поняла, что он тоже постепенно начинает закипать.
   – Хватит орать! Тебя слышит все Управление!
   – А пусть слышат! Пусть знают, кто ты такой на самом деле! Наглый врун! Обманщик! Карьерист! Ради выслуги… Ради того, чтобы поймать Кравца, подставил меня! Да ты стал мне помогать только из-за того, что я могла вывести вас на Кравца. Тебя не интересовали я и моя тетя, тебе просто нужно было поймать очередного преступника. Придумывая весь этот чертов план, ты заботился только о том, как бы заманить в ловушку Кравца. То, что это может стоить жизни моей тете, – ты не думал; на то, что меня могут убить, тебе было плевать! Тебя волновало только то, чтобы поймать мошенника, за которым охотится весь Зеленоград. Для галочки в послужном списке! Для звездочки на погонах!
   – Замолчи! – Димка взял меня за плечи и встряхнул. Я взвилась на месте от боли – проклятый мужик задел раненую ключицу. На тонкой ткани плаща проступили кровавые пятна. Евдокимов во все глаза уставился на меня.
   – Отпусти! – передернула я плечами.
   – Женя, мы обязательно что-нибудь придумаем.
   – Спасибо! Уже придумали! Меня чуть не убили, жизнь моей тети под вопросом, а Марк в лапах у людей Давыдова!
   – Твой Марк такой же преступник, как и Кравец. Он угнал машину у наших сотрудников, которые остались в гостинице. Видно, ему не терпелось сорвать намеченную встречу, – парировал Димка.
   – И все же этот преступник пришел мне на помощь, несмотря ни на что. А тебе было наплевать на все! На меня, на мою тетю! Лишь бы поймать Мишу Кравца! Кто ты после этого?! Ты… Ты… – с языка были готовы сорваться самые отборные ругательства, но я проглотила их, круто развернулась на каблуках и быстро вышла из кабинета, с такой силой хлопнув дверью, что, должно быть, с потолка посыпалась штукатурка. Мне было плевать. Быстрым шагом я уходила от Димы Евдокимова, злая и разочарованная…
   Спустившись вниз, я миновала пост дежурного и вышла на крыльцо. На улице только-только начинала редеть темень – еще не утро, но уже и не ночь. Я достала из кармана отсыревшую пачку сигарет, пощелкала зажигалкой, закурила. Мне некуда было идти, нечего было делать. Откуда Марк узнал про мое телефонное сообщение? Для чего он помчался за мной следом? Зачем сдался в руки Давыдову? Ответы на все эти вопросы мог дать только один человек – мой попутчик по имени Марк…
   У меня за спиной хлопнула дверь, и на крылечко кто-то вывалился.
   – Евгения Максимовна, хорошо, что вы еще не ушли.
   Я обернулась. Напротив меня стоял оперуполномоченный, который сопровождал меня от стройки до УВД.
   – Нужно подписать протокол.
   – Что? – после всего пережитого голова просто отказывалась соображать.
   – Протокол. По факту покушения.
   – Простите, не поняла…
   – На вас напали, вам угрожали. Николай Сергеев пока молчит, но очень скоро мы его разговорим.
   – Какой еще Николай Сергеев? – начала было я, а потом сообразила: – Колька?!
   – Мы его арестовали, – объявил мне дядька в форме.
   – Вот оно как… – мозги медленно заработали, я насторожилась. – Значит, он отказывается признавать, что угрожал мне?
   – Да его признания, по сути, и не нужны, – махнул рукой сельский блюститель порядка.
   – Как так? – разговор интересовал меня все больше и больше.
   – А так! На ваше прослушивающее устройство записано все, что происходило этой ночью на стройке: от первого слова и до последнего!
   – У меня?
   – Да. Мы давали вам прослушку, на ней все сохранено.
   – Ага, – кивнула я.
   – Только ваши показания еще понадобятся, и все. Пройдемте обратно в участок, это много времени не займет.
   – Конечно, – кивнула я, отшвырнула недокуренную сигарету и уверенно распахнула дверь Управления. Что ж, похоже, сама судьба так распорядилась, что мне придется расхлебывать это дело одной. Я не знала, можно ли еще что-то исправить во всей этой истории. Утешало меня только одно – что бы я сейчас ни сделала, хуже уже точно не будет.
   Вслед за своим сопровождающим я поднялась на третий этаж.
   – Сергеев у следователя, – говорил он. – Молчит, собака! Как воды в рот набрал. Вот сюда… Пожалуйста.
   Опер только было хотел открыть дверь, но я успела его остановить.
   – Постойте.
   – Что?
   – Можно поговорить с ним с глазу на глаз?
   Мужик недоверчиво на меня взглянул, потом хмыкнул.
   – Думаю, вам можно, – кивнул он.
   Очевидно, дамочка, которая не побоялась выступить в роли наживки для широкоизвестного преступника Кравца и рискнула при всех наорать на зеленоградскую звезду сыска, была явлением редким и, как следствие, уважаемым! По крайней мере следователь, который вел допрос Николки, тоже не имел ничего против моей приватной беседы с подследственным. И уже через пять минут оба сыскаря потихонечку вышли из кабинета, предусмотрительно прикрыв за собой дверь.
   Я огляделась по сторонам и щелкнула языком: в крошечной комнатенке едва умещались стеллаж с папками, письменный стол и колченогий табурет. На нем-то и сидел мой кровожадный приятель Колька и злобно на меня зыркал.
   – Н-да, невесело тут, – оценила я, сделала два шага вперед и, так как иной мебели здесь не было, уселась на свободное кресло хозяина кабинета. – За что же ты так со мной, Коленька, решил обойтись? Я-то думала, мы друзья, а ты вон что выкинул – пристрелить меня решил, – пожурила я мужика.
   – Тебя пристрелишь… – буркнул Колька.
   Я невольно улыбнулась: он и на контакт пошел, и мне вроде как польстил. Я чуть подалась вперед, посмотрела на Кольку и подала ему рукой знак, который следовало понимать, как «прослушка есть», и вопросительно выгнула брови. Физиономия моего знакомого вытянулась от удивления, он мотнул головой и во все глаза на меня уставился. Я довольно улыбнулась.
   – Но тебе повезло, я девушка не злопамятная, – на всякий случай понизив голос, произнесла я. – Хочешь, помогу тебе отсюда выйти? – как само собой разумеющееся предложила я Кольке.
   У мужика и вовсе глаза на лоб полезли.
   – ???
   – Здесь, – я выудила из кармана прослушивающее устройство, – записано все, что было на стройке. Это главная улика против тебя. Я уничтожу эту вещицу прямо сейчас, при тебе, но с одним условием!
   Колька заинтересованно вытянул шею.
   – Ты скажешь мне, куда Давыдов повез Марка. Только тогда я избавлюсь от записи разговора и не буду давать против тебя никаких показаний.
   – Ты точно чокнутая… – от души признался Колька.
   – Так что? Ты согласен? – старательно улыбалась я.
   – Почему я должен тебе верить?
   Я перестала притворно скалиться, подалась вперед, поближе к Кольке, и быстро-быстро заговорила.
   – У Миши Кравца моя тетя. Я понадеялась на полицейских, а они меня подставили. Возможно, тети уже нет в живых, но я очень надеюсь, что это не так. Мне больше не на кого надеяться, Марк – мой последний шанс… Ты же знаешь, куда они его повезли… Скажи мне…
   Я не ждала, что попытка сомнительного сговора с человеком, который хотел меня убить, увенчается успехом. Но это был мой единственный шанс хоть что-то исправить, и я не могла его упустить.
   – В Шевыревке у Давыдова есть дом. Улица Красногвардейская, шесть, – произнес Николай.
   – Спасибо.
   Без лишних разговоров я уронила прослушку на пол, качнулась на стуле, так что пуговка с проводками оказалась точно под ножкой, и надавила. Мудреный аппарат хрустнул и развалился. Я нагнулась, подняла с пола пластиковые крошки и высыпала их в мусорное ведро, потом поднялась и, не теряя ни минуты, быстро вышла из кабинета.
   – Евгения Максимовна, – догнал меня знакомый опер уже у самого выхода. – А показания?
   – Какие показания? – удивленно вскинула я брови.
   – Показания против Сергеева.
   – Господин Сергеев вполне законопослушный гражданин, – притворно улыбнувшись, отчеканила я. – Советую вам его отпустить.
   – В смысле? – опешил мент.
   – В том смысле, что лично у меня никаких претензий к Николаю Сергееву нет! А теперь, простите, мне некогда, – проговорила я, развернулась и вышла из Управления, оставив озадаченного опера чесать репу и думать думу-думушку.
   По заледенелому тротуару я добежала до своей машины, отключила сигнализацию и быстренько залезла в салон. Промерзшее авто завелось не сразу, я включила обогрев, нажала на «дворники», выжала и отпустила сцепление. Машина дернулась и заглохла.
   – Черт! – выругалась я и снова повернула ключ в замке зажигания. На этот раз «Фольк» даже не шелохнулся.
   – Нет! Только не это… – я ударила ладонью по рулю. Может, сцепление барахлит. После парочки серьезных аварий такое иногда случалось с моей четырехколесной старушкой. Я нагнулась вниз, чтобы проверить, не отошел ли какой-нибудь проводок. Было неудобно, тесно, да и темно, я неудачно повернулась и что-то задела каблуком сапога под сиденьем.
   – Что за напасть! – злилась я, пытаясь дотянуться до самого дальнего переключателя, и снова зацепила что-то каблуком. На этот раз непонятный предмет выкатился вперед, я опустила глаза и увидела: из-под сиденья торчал край какого-то продолговатого предмета.
   – Что за ерунда?.. – пробормотала я, ухватилась за непонятный предмет, вытащила его и растерянно захлопала глазами – у меня в руках был кожаный чехол, в которые обычно складывают чертежи. Я развязала тесемки, сняла крышку и вытряхнула на колени то, что в виде туго скрученного рулона находилось внутри тубуса.
   Даже предполагать было страшно, что именно я обнаружила. Осторожно развернув холст, я присвистнула. Я не знала, как выглядит произведение искусства, из-за которого уже погибло столько людей, но не сомневалась: сейчас в руках у меня именно оно – старинное полотно пятнадцатого века неизвестного автора…
   Так вот почему я никак не могла найти картину в вещах Марка! Ее там просто не было! Хитрый мужик припрятал дорогущую вещицу в салоне моей машины! Но тогда получается, что сейчас…
   Я так и недодумала, быстро сунула картину обратно в тубус, закинула под сиденье и до отказа выжала педаль сцепления. Не знаю, каким чудом, но с третьей попытки «Фольк» завелся и нехотя тронулся с места.
   Я поудобнее перехватила руль и переключила передачу. Чего бы мне это ни стоило, но я найду Марка! У меня было слишком много вопросов к этому человеку, чтобы так просто бросать это дело. Я, как полоумная, бросала авто на проезжей части, догоняла какого-нибудь редкого прохожего и спрашивала: «А Красногвардейская, шесть, в какую сторону?» Кто-то пожимал плечами, кто-то неопределенно размахивал руками, пытаясь объяснить маршрут, и только одна тетечка в облезлой шубейке дала точные указания: «Нужно проехать пару кварталов вниз и повернуть налево. Это и будет Красногвардейская. Там частный сектор, горожане землю выкупили!» Она не ошиблась. Поколесив еще немного по дороге, я наткнулась-таки на искомый указатель. Здесь, как и было обещано, начинались частные владения: за высокими заборами раскачивались макушки елей, а вдалеке можно было различить и крыши коттеджей. Местные обитатели явно жили на широкую ногу!
   Я медленно ехала вперед, всматриваясь в таблички с номерами. Двадцать… Девятнадцать… Восемнадцать… Нужный мне дом оказался в самом конце улицы. Но я не рискнула сразу остановиться, сбросила скорость до минимальной и проползла мимо, приглядываясь к особенностям ландшафта: забор метра два, у ворот камера – и мышка мимо не проскользнет. А мне необходимо туда попасть…
   Я доехала до ближайшего перекрестка, припарковалась на обочине и задумалась. Конечно, лезть в дом к Давыдову – дело рисковое. И еще не факт, что Марк именно там. «Или ЕЩЕ там». Хотя последнюю мысль я гнала от себя прочь. «А впрочем… После всего того, что произошло за сегодняшнюю ночь, бояться мне уже нечего. По крайней мере уж если я вляпаюсь, то по своей вине, а не благодаря чьим-то стараниям…» – подумала я, заткнула за пояс пистолет и выбралась на улицу. Решимости мне было не занимать. Смелости тоже! Да и приблизительный план у меня все-таки имелся. Я рассчитывала попасть в дом с черного хода. По крайней мере совершать проникновение через забор точно под камерами было бы делом абсолютно провальным. С обратной стороны никакой дороги не было, рядом с забором начинался овраг. Должно быть, летом он наполнялся водой и превращался в полноводную речушку, но сейчас – я мысленно выругалась – передо мной были только смерзшиеся комья земли, уходившие далеко вниз. Но делать нечего, пришлось, осторожно балансируя на каблуках, идти вперед.
   Нужный забор я нашла сразу же, присмотрелась, примерилась, вздохнула и полезла по ребристым пластинам вверх. Благо еще не совсем рассвело, да и местечко было нелюдимое, так что мои акробатические этюды остались никем не замеченными. Вторжение в частные владения господина Давыдова тоже обошлось без свидетелей. По крайней мере на приусадебном участке не было ни души. Да и сам дом выглядел безлюдным – вокруг тишина, в окнах не горит свет. Можно предположить, что все спят. Но что-то мне подсказывало, что общество Марка должно было лишить сна и покоя хозяина сего коттеджа.
   Перебежками от дерева к дереву я подобралась поближе к дому. И снова могильная тишина, и света нет. В голову уже начали закрадываться нежелательные мысли: «А что, если Колька-гад меня обманул?», как вдруг совсем рядом со мной раздались голоса.
   – …ничего страшного, посидит там пару деньков и, как миленький, все скажет.
   – Эх, жаль девку решили пристрелить.
   – Вечно Семен Аркадьевич все сгоряча решает. Кстати, что-то Колька с ней долго возится, по идее, он уже давно должен быть здесь.
   Я стояла, вжавшись в стену, еле переводя дыхание. Очевидно, говорившие стояли за углом, на самом крылечке, потому что я отчетливо слышала их голоса.
   – Надо бы позвонить ему! Может, где машина заглохла…
   – И то верно! Всякое бывает… А на дороге сейчас метет… – философски заметил первый.
   – Даже здесь холод собачий! – отозвался второй. – Зайду в дом.
   – Иди… А я докурю.
   Голоса смолкли, дверь хлопнула. Должно быть, один из бандитов ушел. Я осторожно высунулась из-за угла. Так и есть, на веранде, повернувшись ко мне спиной, стоял здоровенный бугай и курил, меланхолично выпуская колечки дыма в промерзший воздух. Зло сощурив глаза – ну, гад, берегись! – я подобралась и, как кошка, прыгнула вперед. Я схватила мужика за горло и опрокинула назад, так что он перелетел через перила веранды и кулем рухнул в снег, подминая меня под себя. Но если для верзилы произошедшее было неожиданностью, то я тут же вскочила на ноги, направила на мужика пистолет и шикнула:
   – Одно движение, и ты покойник!
   – Ах ты… – выругался он. Видно, узнал, родименький. Лично я сразу же признала в нем головореза, который сопровождал Давыдова на стройке.
   – Где Марк?
   – И что же Колька тебя не пристрелил-то?..
   – Отвечай быстро и по делу! – велела я. – Я шутки шутить не умею, так же, как и твой босс, – последнюю фразу я произнесла, расплываясь в плотоядной улыбке. Видно, бугай был не дурак, по крайней мере намек понял.
   – В доме, в подвале.
   – Как туда попасть? – вытягивала я нужную информацию.
   – Из коридора нужно повернуть налево, под лестницей дверь, она-то и ведет в подвал.
   – Его охраняют?
   – Нет. Заперли, да и дело с концом!
   – Спасибо, – искренне поблагодарила я, размахнулась и ударила мужика рукояткой пистолета в висок. Дядька даже пискнуть не успел, моментально вырубился. Если навыки боевого искусства меня не подвели, то очнется он только через пятнадцать минут. Нельзя было терять ни секунды.
   Схватив головореза за шиворот куртки, я кое-как оттащила его за угол дома и привалила к стене, а сама пулей метнулась на веранду и приоткрыла входную дверь. Теперь вся надежда была только на извечное русское «авось». «Авось повезет!» – подумала я и юркнула внутрь дома. В коридоре не было никого, только за дверями одной из комнат раздавались приглушенные голоса. Я прошмыгнула дальше, как учил информатор, направо, потом под лестницу и уткнулась в дверь. Заперто.
   В любую секунду в коридор мог кто-нибудь выйти. Но отступать было некуда. Я присела на корточки, быстро порылась в сумке и извлекла металлический крючок – незаменимую вещь для домушника и неплохую подмогу для меня. Я повертела им в замочной скважине, поколдовала, позлилась, и в итоге механизм щелкнул. Тихонечко толкнув дверь, я всунулась внутрь. Сначала мне показалось, что в полутемной каморке никого нет, но, присмотревшись, я заметила, что в дальнем углу свернулась калачиком какая-то тень.
   – Марк, – позвала я.
   Сгусток тени в углу даже не шелохнулся.
   – Ма-арк, – чуть повысила я голос.
   В ответ тишина.
   – Марк!
   Тень зашевелилась, села и приняла человеческие очертания.
   – Женька… Ты?
   – Марк, скорее, надо уходить, – торопила я мужика.
   Опираясь о стену, он поднялся, встряхнулся и поковылял ко мне.
   – Идти можешь? – спросила я.
   – Отсюда – хоть бегом, – отозвался Марк.
   Стоило нам выйти в коридор, как дверь комнаты, за которой устроили собрание давыдовские бандиты, распахнулась.
   – А вот теперь действительно бежим! – схватила я Марка, и мы ломанулись вперед: через веранду, по заснеженному участку, до самого забора. Уж не знаю, какими силами, подтягивая друг друга за рукава пальто, мы перелезли через забор, дружно унося ноги из логова Семена Давыдова. По задворкам коттеджного поселка мы пронеслись, не чуя под собой земли, и выскочили на дорогу.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [12] 13 14 15 16 17

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация