А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Убить Горби" (страница 8)

   Дюжий участковый скрутил Вовку без труда. Откуда ни возьмись, подкатил «уазик», куда быстро и ловко поместили незадачливого диктатора.
   – Ну все, паря, – зло ухмыльнулся участковый. – Карьера зэка началась.
   – Да за что? – удивился Вовка, и тут же получил сильный удар под дых.
   – Эй, тише там, – вступился за него участковый, расположившийся впереди, рядом с водителем.
   – Да ладно, нормально, – тяжело дыша, отозвался его напарник. – Не рассыплется, ничего.
   В отделении «крупный» отвесил Вовке еще парочку тумаков и, толкнув в грязную и дурно пахнущую нишу за решеткой, запер там и удалился.
   – В кого ты такой грубый? – поинтересовался участковый спустя час, вызвав Вовку на «допрос».
   Тот демонстративно отвернулся к окну.
   – Понятно. Слышь, смелый, да? Может быть, сержанта Дуськина пригласим?
   – Кто это?
   – Попутчик твой по патрульной машине.
   – Не знаю. Он мне не понравился. От него чесноком пахнет. И от вас тоже. Отпустите меня…
   – Я в толк не возьму: ты или совсем чеканутый, или взаправду смелый. Ну, мы это проверим. Ты хоть понимаешь, идиот, что твоя комсомольская анкета испорчена?
   – Я ни в чем не виноват. А что идиот, так это точно…
   Участковый встал из-за стола, подошел к зарешеченному окну.
   – Вот это уже похоже на осознание вины. Слушай, Щедринский, ты знаешь Николая Сомова из тринадцатого подъезда?
   – Конечно, знаю. Сегодня виделся с ним. Мы же в одном подъезде живем.
   – Короче, меня тут попросили приглядеть за товарищем… Сомовым этим, в общем. А дел по горло. Мне одних жалоб от старушек разгребать на два века хватит. Так что, поскольку ты проштрафился, есть у меня к тебе просьба государственной, понимаешь, важности.
   – Что за просьба?
   – Сомов этот контуженый видимо, ну и несет всякую ерунду антисоветской направленности. Сказки рассказывает про Афганистан, к примеру. Ты за ним ничего подобного не замечал?
   – Нет, – Вовка не сумел скрыть неуверенность в голосе. – А я тут при чем?
   – Это твой долг – помогать своей стране.
   «Что-то действительно много сегодня про страну», – подумал Вовка.
   – Ты сказал что-то?
   – Нет.
   – Показалось, значит. На сегодня свободен. А про Сомова я серьезно. Поможешь – не забуду. Глядишь, карьеру сделаешь, Владимир Владимирович, и станешь большим начальником. Тогда про меня не забудь.
   На следующее утро на душе у Вовки кошки скребли. Он не давал согласия стучать на Кольку Сомова, да и Надин отец конкретного ответа от него не дождался, но червь сомнения мучил, сдавливал горло и обжигал сердце.
   В школе на перемене к нему подошла Надя. В другой раз Вовка бы воспарил от счастья, а сегодня ничего такого не почувствовал, а только слегка покраснел.
   – Привет. О чем это отец мой с тобой вчера говорил? – спросила она.
   – Да так, покурили немного. Но я вчера вермут пил. Почти ничего не помню, – соврал Вовка.
   – Да? Ну ладно… – она постояла немного и, не сказав больше ни слова, пошла прочь.
   Он догнал ее. Вышло у него это, видимо, слишком порывисто и в обстановке школьной перемены было столь неожиданно и неуместно, что несколько учеников обернулись в его сторону.
   – Подожди, – он осторожно взял ее за руку.
   – Ты чего? – удивилась Надя.
   – Надо поговорить. О твоем отце, о нашем разговоре с ним и о нас с тобой.
   – О нас с тобой? – она улыбнулась.
   – Да. Надя, давай встретимся у пруда в восемь вечера. Я тебя буду ждать. Со стороны продмага. Приходи, не пожалеешь, – зачем-то добавил он и поспешил ретироваться, дабы не столкнуться с уточняющими вопросами, на которые у него наверняка не нашлось бы удачных ответов.
   Надя провожала его взглядом, не понимая, что с ней происходит. И особенно невдомек было Наде, почему вдруг этот мальчишка показался ей таким симпатичным и совсем не чужим. Будто подменили парня. Как она могла раньше этого не замечать?
   Но разве она действительно не замечала? Володя всегда выделялся среди остальных. Но чем-то таким, что шестнадцатилетним девчонкам нравится меньше, чем умение одеваться, причесываться, курить и ухаживать… Ну, играл в футбол лучше всех, ну, подтягивался на турнике несчетное количество раз, стрелял лучше всех, да при всем при этом учился хорошо и читал в школе политинформацию. Он был недостаточно смел с девочками, но разве это недостаток на фоне нарочито небрежного отношения к одноклассницам со стороны других ребят? И сейчас она вспомнила, как он смотрел на нее, то и дело совершал глупые, неуклюжие поступки вроде вчерашнего приглашения на ночь глядя поесть мороженого.
   Накануне ее отец произнес очень странную фразу, когда услышал Вовкину фамилию – «Тот самый?». Но она ничего не рассказывала папе про своего одноклассника – повода не было. Будучи высокопоставленным сотрудником советской внешней разведки, он свою дочь видел замужем исключительно за кем-то из своих будущих коллег. Надя прекрасно знала об этом отцовском «пунктике», и ее возмущало, что тот все давно решил за нее… Конечно, Вовка Щедринский здесь ни при чем, но с каждой минутой события предыдущего дня вызывали у нее все больше вопросов. Любопытство и неожиданно вспыхнувший интерес к Щедринскому заставили ее принять окончательное решение: на вечернее свидание она пойдет обязательно.

   Глава седьмая
   ЗАЛОЖНИК

   На малометражной кухне двухкомнатной квартиры в девятиэтажном доме, отвоевавшем себе место у бывшего некогда подмосковным лесного массива, в кресле, вплотную придвинутом к батарее, сидел гражданин США. Левая рука его была аккуратно перебинтована, правая крепко привязана к креслу, туго притянутому веревками к батарее. Американец казался испуганным и удивленным одновременно. Напротив пленника сидели трое курсантов школы КГБ.
   – Олег, тебя надо за это молотком пришибить, – прошептал Вовка Щедринский. – Меньше недели до выпуска, и такая лажа! А еще моя машина, моя квартира. И колбасу мою всю сожрали. Саранча, бандиты…
   – Хорошо еще, что мы были в очках… – рассеянно заметил Семенов.
   – В очках? – удивился Олег.
   – Ну да, для конспирации, – пожал плечами Вовка. – Ты ж сам сказал, хотя бы очки что ли наденьте, чтобы вас не узнали. Я отцовские и прихватил, у него две пары – для близи и для дали.
   – Я взял для дали, – вздохнув, признался Пашка.
   Несмотря на предельную серьезность ситуации, Олег прыснул.
   – Я ж пошутил, ребята!
   Щедринский бросил на товарища недобрый взгляд, обхватил голову руками и громко вздохнул.
   – Хватит, Вова, вздыхать. Поздно пить боржоми, – резонно заметил Паша Семенов. – Ты сам тут недавно толкал красивые речи про спасение престижа страны. Впрочем, я тебя не упрекаю, просто сейчас нам всем надо кумекать, что дальше делать с этим фирменным чувачком.
   – А что делать? Надо позвонить Бате, – предложил Олег.
   – Ты здоров? Долго еще будешь впутывать нас в истории? Тебе этого мало? – обозлился Вовка. – У меня на кухне в наличии незаконное лишение человека свободы, увечья и международный скандал. А он: «Бате позвоним». Дурак ты, Олег, и не лечишься. Вы оба ненормальные!
   Человек в кресле энергично замотал головой: вероятно, соглашался с Вовкой.
   Значит, русский язык точно понимает.
* * *
   Незадолго до того, как попасть на Вовкину кухню, американец направлялся из правительственной резиденции на улице Косыгина в сторону аэропорта Шереметьево-2. Это было в 19.00. Времени, чтобы успеть на рейс авиакомпании Pan American, отправлявшийся по маршруту Москва – Гандер – Вашингтон, было предостаточно, и он принял решение по дороге заскочить на Арбат, прикупить сувениров с советской символикой.
   Преследующие его Пашка и Вовка, предугадав намерения американца, лишь только его автомобиль остановился недалеко от ресторана «Прага», решили его опередить. Желание добиться цели и абсолютно неуемный азарт утроили силы, и друзья уже поджидали любителя сувениров и сопровождающих его лиц в образе самых агрессивных и нахальных торговцев. Этому предшествовали непростые, но результативные переговоры с настоящим продавцом, который уступил им место только под угрозой немедленного физического уничтожения.
   – А вот кому real Soviet Army hat!!! Подходите, дорогие гости!
   – Командирские часы, Submarine commander coat. Только у нас! Костюм командира подлодки из «Охоты за Красным Октябрем»! Hunt for the red October! Налетай!!!
   Друзья старались от души, и усилия были вознаграждены, поскольку американец, он же «объект», проигнорировав пару конкурентных торговых точек, остановился напротив Пашки, приодевшемся в меховую шапку с кокардой. На лице Пашки светилась открытая, бесхитростная, слегка придурковатая улыбка Петрушки.
   Поглядев на товар, потрогав submarine commander coat, американец заинтересовался ходиками, висящими на колышке палатки за спиной курсанта Щедринского.
   – Hey, isn’t it nice? What is that old clock? – спросил он, уставившись на ходики с умилением, которое такая безделица может вызвать только у представителя Нового Света.
   – Russian… это… watch with… – начал объяснять Вовка, стараясь правдоподобнее коверкать свой неплохой английский. – Слышь, Колян… – обратился он за помощью к Пашке, – как будет «кукушка» по-английски? Дурацкий же у тебя вид в очках, – добавил он вполголоса.
   – Кукушка? – переспросил Пашка, нахмурив брови. – Откуда мне знать?
   – Ok, мистер, – «нашелся» Вовка. – Зис из рашн вотч виз кукушка. Она кукует. Ес? Понимаешь?
   Американец покачал головой.
   – Что это – кукует? – спросил он по-русски.
   – Ну, понимаешь, делает так: «ку-ку, ку-ку», ясно? Сейчас двенадцать часов, верно? Она кукует twelve times, – пытался объяснить Вовка, и, перейдя на шепот, подозвал американца: – Ну-ка, подойди сюда, чего покажу У меня есть очень редкие медали и ордена. Это только образцы. Прекрасный подарок, антиквариат. Всего по десять долларов.
   – Антиквариат? Десять долларов? – американец рассмеялся. – This is impossible.
   – Лете гоу энд си. Коллекция в нашем магазине, тут недалеко, – доверительно прошептал Пашка, подключаясь к разговору. – Дешево, потому что оптом, ясно? Wholesale…
   – Ок, – решился американец и посмотрел на часы.
   Друзья переглянулись.
   – One moment, please.
   Подойдя к своим сопровождающим, он принялся уговаривать их дать ему возможность взглянуть на антиквариат.
   – Паша, – присматриваясь к парням, проговорил Вовка, – Ребята с ним непростые, возможно даже наши. Впрочем, Олег говорил, он серьезный парень, тем более, жил в резиденции Совмина. Надо было все-таки Олега спросить, кто он конкретно. Жаль, его с нами нет.
   – Ты сам его отправил в аэропорт, командир.
   – Хорошо, пошли в ваш магазин. Только у меня мало времени, мне надо в аэропорт, – сообщил вернувшийся американец.
   Они вошли в арбатский дворик. Отсюда по переулку можно было быстро попасть на Калининский проспект, где Вовка припарковал машину на случай отступления.
   Оторвавшись от охранников на достаточное расстояние, Пашка взял американца под руку.
   – Послушайте, Мэтью, – обратился он к нему на чистом английском.
   Тот остановился как вкопанный. Непонятно, что больше поразило американца – отсутствие акцента или тот факт, что русский торговец знает его имя. – У вас есть одна вещь, которая может сильно скомпрометировать девушку. Она великолепно к вам относится, и было бы верхом цинизма воспользоваться ее наивностью в неблаговидных целях. Вы же знаете, кто ее отец. Прошу вас, незаметно передайте нам вещь, которую она вам подарила, и вы больше никогда нас не увидите. Но, главное, подумайте о девушке, которую любите, я надеюсь.
   – А если вы будете против, – нежно улыбаясь, подключился Щедринский, – то в Америку вам сегодня не улететь, потому что я вам сломаю руку. Или ногу. Это в лучшем случае.
   – Кто вы такие? Какая девушка? – воскликнул американец.
   Крик, разумеется, привлек внимание спутников Мэтью. Настало время запасного варианта, но для начала следовало избавиться от сопровождения. К счастью, охраняющие американца парни сами спровоцировали Пашку и Вовку на решительные действия.
   – Эй, шпана, погодите-ка! – крикнул один из них вслед друзьям, уводящим «объект» в подворотню. – Стоять на месте, я сказал!
   – И кто ты такой, чтобы на нас так орать? – язвительно отозвался Пашка, глядя в глаза охраннику, подоспевшему первым. Пашке показалось, что он уже где-то видел эти колючие глаза, бычью шею и накачаный торс.
   – Не твое дело, очкарик, – спокойно произнес «качок». – Вали отсюда, пока цел. Сегодня я тебя прощаю. Только беги очень быстро, пока я не передумал.
   – Почему это? Ты кто, участковый инспектор?
   Парень самодовольно ухмыльнулся, извлек из накладного кармана пиджака малиновую книжечку и помахал ею перед носом «очкарика».
   То, что случилось потом, озадачило парней, охраняющих американца. Вопреки их ожиданиям, после демонстрации солидного удостоверения очкарик обнаглел еще больше.
   – Ага!!! – прошипел Пашка, – ты из «девятки»! Брат, это «гвардейцы кардинала», бей их!
   Не успев понять, что происходит, оба «гвардейца» оказались на земле, а Пашка с Вовкой уволокли полуобморочного американца. По дороге Вовка слегка «придушил» Мэтью, и того окончательно покинула сила воли.
   Впихнув в «шестерку» американца и вскочив в машину, они рванули в сторону Моховой.
   – Колян… – продолжил спектакль Вовка, обращаясь к Пашке. – Обыщи его.
   – Поздно, – угрюмо произнес Пашка. – Проверено – мин нет, то есть часов не обнаружено. Наверняка остались в машине, в багаже.
   Вскоре они были на месте. Спустя полтора часа из Шереметьево вернулся Олег. Увидев привязанного к батарее американца, он оторопел и предложил рассказать все Бате.
   – Ребята, – позвал друзей Пашка. – Давайте выйдем на минутку, есть идея. Американец понимает по-русски.
   Проверив надежность узлов, друзья оставили американца в комнате, а сами устроились на кухне, плотно прикрыв дверь.
   – Его уже точно ищут. А также и нас троих. Точнее, нас с Вовкой, – сказал Пашка. – Все равно нам нужна помощь. Бате я бы звонить не стал. Он хоть и свой мужик, но не настолько открыт для нестандартных ситуаций и решений. Скорее всего, будет действовать по уставу. Что если связаться с Николаем Николаевичем?
   Друзья задумались, наконец молчание прервал Вовка:
   – Ребята, у меня тоже вроде как есть связи… В общем, моя будущая жена…
   – Опять? И ты туда же? – Пашка замахал руками. – Вся эта кутерьма началась с бабы, с твоей, Олег, Оли. И теперь еще одна?
   – Не в этом дело, – спокойно объяснил Вовка. – Просто мой будущий тесть – очень большой человек. Так получилось.
   Пашка и Олег удивленно посмотрели на Щедринского.
   – То, что ты раньше про это не говорил – нехорошо. Но это ладно, – мрачно произнес Пашка. – Почему бы ему не сдать нас, а тебя отмазать? Мне эта идея совсем не по душе.
   Вовка вопросительно взглянул на Олега. Тот пожал плечами и покачал головой.
   – Ребят, я серьезно, – настаивал Вовка. – Под мою ответственность. Он правильный мужик.
   – Я бы позвонил Николаю Николаевичу, – стоял на своем Пашка. – А пока надо допросить американца, узнать, где эти чертовы часы.
   – Как ты в точку: часы самого черта – Берии.
   В комнате зазвонил телефон. Вовка снял трубку, затем бросил удивленный взгляд на Пашку и жестом попросил ручку и листок бумаги. Написал: «Николай Николаевич».
   – Мистика, – прошептал Олег. – Может, квартирка твоя под колпаком у тестя, Вова?
   Чем дальше продолжалась Вовкина беседа с Николаем Николаевичем, тем очевидней становилось, что ситуация почти безвыходная.
   Повесив трубку, Вовка почесал затылок и пересказал разговор с куратором из «кадров»:
   – Дело такое… Николай Николаевич говорит, пришла ориентировка на каких-то «козлов» – это не я говорю, это он так выразился – имевших дерзость средь бела дня, в центре Москвы, на глазах у всего Арбата похитить американского гражданина. Забавно, что единственная зацепка следствия – внучка члена Политбюро, с подружкой которой у нашего товарища по имени Олег имеется порочащая его связь. Родственницу небожителя беспокоить не станут, а то получат по шапке. Вот нам с Пашкой, а до него по известной причине Николай Николаевич дозвониться не смог, поручена разработка этой ниточки. Начать приказано с дружка Олега. Только вот не пойму: отчего наши коллеги, которым мы надавали по мордам, не нарисовали словесные портреты?
   – Может, нарисовали, а может, сработала конспирация в виде очков, – выдавил из себя Пашка. – А что за гражданин такой, наш полковник не сообщил?
   – Сообщил.
   – И?..
   – Племянник президента Соединенных Штатов Америки Рональда Рейгана, господин Мэтью Рейган.
   Немая сцена в квартирке Щедринского затянулась. Наконец хозяин решил взять слово. Он так прямо и сказал:
   – Товарищи, позвольте мне взять слово.
   Пашка рассеянно кивнул. Олег не отреагировал. Все это время он вздыхал и что-то бурчал себе под нос. Разборчиво звучала только нецензурщина.
   – Ты знал, враг народа? – грозно посмотрел Вовка на Олега.
   Олег молчал. Пашка толкнул его в бок.
   – Ну, знал… – Олег словно проснулся. – А кто вас, дураков, просил его похищать? Надо же было только поговорить, забрать часики или обменять на старинные ордена. Это был неплохой план.
   – Не, вы только поглядите на него! – возмутился Вовка. – Сам бы ты его и реализовывал, стратег! Нас наши «коллеги» вообще могли положить. И между прочим, у одного из них башка как чугунная сковородка моей бабушки. У меня до сих пор запястье болит и вот, смотри, стратег, пальцы все разбиты.
   Продемонстрировав кулак, Вовка обернулся к «задержанному» и, даже не пытаясь придать голосу строгости – хватило его свирепого вида, чтобы американец вжал голову в плечи – невежливо поинтересовался на родном языке задержанного:
   – Where is the watch, asshole?
   – Эй, старик, потише, – попытался остудить его Пашка. – Ты не забыл, кто перед тобой?
   – А мне уже все равно. Пусть скажет, куда дел подарок. Неужели не понимал, что нельзя принимать такие вещи в дар? Да меня никто не переубедит, что он специально выманил у девчонки эти часы, чтобы потом в «Нью-Йорк Таймс» появилась статейка про порочные нравы в семьях членов Политбюро… Причем с фотографией подарочка. Что, испугался, шпионская твоя морда, все именно так было?
   Американец заерзал и энергично замотал головой.
   – Рот ему освободите, умники, – пробурчал Олег.
   – Умник среди нас только один – ты, – парировал Вовка и выдернул кляп изо рта племянника Рейгана. – Не мешай следствию.
   – Кто вы? – прошептал пленник. – КГБ?
   Несмотря на критичность ситуации и неопределенность собственного положения, друзья не смогли удержаться от смеха.
   – Нет, – отсмеявшись, ответил Пашка. – Мы – одноклассники твоей советской подружки.
   – Какой подружки?! – воскликнул американец. – Как ее зовут?
   На этот простой вопрос ответа не знал никто, даже Олег. Поэтому он воспользовался дешевым, тривиальным, но безотказным приемом. Крепко схватив пленника за плечо, он приблизился к нему и отчеканил:
   – Вопросы здесь задаем мы.
   Американец улыбнулся. Похоже, к нему начала возвращаться уверенность представителя сверхдержавы, подкрепленная прямым родством с ее лидером.
   – Господа, вы попали в абсолютно stupid situation, – сказал он. – Эти часы уже давно на пути в Америку, с моим багажом. Так что вам их не достать. Кстати, я не собирался использовать факт их дарения против кого бы то ни было. Но что вы будете теперь делать со мной? Убьете?
   Пашка задумался. Олег глядел в сторону, то ли в окно, то ли на стену, где висела уродливая чеканка с изображением былинных богатырей.
   – Товарищи коммунисты, – вдруг патетически произнес Вовка. – А ведь у нас нет другого выхода кроме физического устранения объекта. Предлагаю реализовать это действие сию же минуту. Ведь еще товарищ Ленин накануне Великой Октябрьской социалистической революции говорил, что промедление смерти подобно.
   Американец вздрогнул, чем выдал окончательно, что понимает русскую речь. Глаза у него забегали. Пот заструился со лба.
   – Вы что, действительно хотите меня убить? Шутите!
   – Заткните ему рот, ребята, – приказным тоном произнес Вовка, – Он мешает мне озвучивать план.
   – Но вы же не станете меня убивать, вы же разумные люди… – не на шутку испугался Мэтью. – Послушайте, можно договориться. Если дело в деньгах – это не проблема…
   – Где часы? – сурово поинтересовался Олег.
   Американец вздохнул:
   – Я всего лишь хотел сохранить этот подарок как память о любимой девушке… Часы в моем багаже. Где багаж – понятия не имею!
   Пашка вышел из комнаты, прошел на кухню, снял трубку телефона и позвонил Николаю Николаевичу.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 [8] 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация