А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Убить Горби" (страница 31)

* * *
   Фургоны въехали во двор замка. Олег вернулся в гостиную, вооруженный карабином с оптическим прицелом. При виде оружия госпожа Мишо вскрикнула, Мария побледнела еще сильней.
   – Если это жандармы, лучше пустить их в дом, – проговорила Корин Мишо. – Сопротивление – дерьмовая идея.
   – Конечно, милая, – прокомментировал Олег. – Если это жандармерия, я так и сделаю. А ты пока уйди в дальние комнаты и нашу гостью с собой забери, хорошо?
   Корин не подумала подчиниться. В дверь постучали еще настойчивее.
   – Итак, товарищ Семенов, что будем делать? – усмехнулся Олег. – Пришли в мой дом. Может, смоешься, пока не поздно?
   – Олег, ты че, дурачок? – Пашка покрутил пальцем у виска.
   – Ясно. Паша, а помнишь это: типа нас будет двое и вдобавок две дамы, а скажут, скажут, что нас было четверо?!
   – Помню, брат! Но отступить…
   – Это невозможно. Эх, было бы нас трое…
   Мария и Корин с недоумением разглядывали своих возлюбленных, пытаясь догадаться, о чем говорят и почему смеются эти ненормальные, если за дверью полиция. А визит полиции, как известно, почти никогда не предвещает ничего хорошего. Тем более, если полиция прибывает на место действия в трех больших фургонах.
   Стук в дверь усилился. Потом их очень сурово попросили по-французски не делать глупостей и прекратить сопротивление. Будто бы они сопротивлялись…
   – Эх, Паша, знал бы господин Д’Артаньян, покидавший этот дом в середине семнадцатого века, что какие-то полицейские будут так бесцеремонно ломиться в его жилище… – задумчиво произнес Олег.
   – Верно. Но все же, что будем предпринимать?
   Олег проверил магазин карабина и дослал патрон в патронник.
   – Зачем? – поинтересовался Пашка.
   – А вдруг бандиты? Откуда я знаю, что это полиция? А может это наш кадровик бьется в дверь? Николай Николаевич!
   – Брат, ты напился, – покачал головой Пашка.
   – Господа, – раздался из-за двери спокойный уверенный голос, говорящий по-русски, – есть необходимость с вами побеседовать. Это совместная операция российских и французских правоохранительных органов. Рекомендую не оказывать сопротивления.
   Олег и Пашка переглянулись.
   – Слыхал? – прошептал Пашка.
   – Ага. Но этого не может быть. Провокация. Нет оснований: я повода не давал. Может, по твою душу?
   И Олег еще крепче сжал в руке карабин.
   – Олеж, брось ты свою винтовку. Вдруг там спецназ? Увидят оружие – «замочат» без предупреждения.
   Отложив в сторону карабин, Олег направился к двери, отодвинул щеколду и повернул ключ, после чего предусмотрительно отскочил в сторону. Дверь с грохотом распахнулась, и за считанные секунды гостиную наводнили вооруженные люди. На них не было опознавательных знаков, которые свидетельствовали бы о принадлежности непрошенных гостей к органам власти. Однако их действия отличались слаженностью и четкостью. Скорее всего, эти люди когда-то носили форму и ходили строем.
   Попытки положить хозяина и его гостей на пол, лицом вниз, неожиданно пресек некто в бронежилете. При любых других обстоятельствах этого человека можно было бы даже назвать элегантным.
   – Говоришь, взорвали Черняева? – тихо проговорил Пашка.
   – Кто кого взорвал? – Черняев достал из кармана брюк платок и вытер вспотевший лоб. – Надеюсь, вас только двое бойцов на объекте? Можно уже броник скинуть? А то жарко очень.
   Олег сделал шаг к прислоненному к стене карабину и тут же получил мощный удар в локтевой сустав.
   – Гляди-ка, – Черняев любовно погладил телескопическую дубинку – Не разучился еще работать с предметом…
   – Еще раз меня ударишь – убью, – прошипел Олег, с трудом превозмогая адскую боль.
   Черняев расхохотался.
   – Храбришься? – издевательски поинтересовался он. – Зафиксируйте мне этих героев, только держите на прицеле, – скомандовал он своим людям. – И баб их тащите в гостиную. Начинаем мероприятие.
   Связанных по рукам и ногам, друзей бросили на пол, женщин под прицелом автоматов усадили на диван. Черняев разместился в кресле, а его банда заняла позиции по периметру помещения.
   – Гляди, брат, как боится нас этот козел, – прошептал Пашка, с ненавистью глядя на Черняева. – Тут полтора взвода клоунов, не меньше.
   Услышав это, Черняев встал с кресла, медленно, вразвалочку подошел к Пашке и с силой ударил ногой в солнечное сплетение.
   – Больно? Это тебе для начала, падла. Впрочем, конец уже близок, потому что как раз от тебя никакого толку нет. Я бы тебя сразу порешил, да нужно у твоего дружка кое-что выспросить. А вдруг при виде твоих ужасных физических страданий он смягчится и расколется. Поведает нам, куда, сука, девал сокровища, ему не принадлежащие. А, Олег?
   – Господа! – раздался с дивана голос Корин. – По какому праву вы врываетесь в частное жилище и так себя ведете? Здесь скоро будет полиция и вам не поздоровится…
   – Мадам! – издевательским тоном, на хорошем французском отвечал Черняев. – Или мадемуазель? На вашем месте я бы молчал. До вас еще дело дойдет. Так что сидите смирно и наслаждайтесь последними минутами вашей никчемной жизни. Тут мужской разговор.
   Корин затряслась от страха – настолько спокойно и уверенно пугал ее этот странный русский. Не поверить в реальность самой страшной перспективы было очень нелегко. Мария же, узнав Черняева, побледнела и была на грани потери сознания.
   – Ты чего пугаешь девушек? – прошипел Олег. – Если надо говорить со мной, отпусти женщин. Пока они у тебя, хрен я тебе чего расскажу!
   Черняев усмехнулся.
   – Эдик, – спокойно обратился он к высокому грузноватому парню с лицом деревенского увальня, – возьми теток и отведи в подвал. В этом доме с привидениями хотя бы один подвал должен быть. Сторожи их там, можешь даже немного похулиганить, если приспичит…
   Олег и Пашка безуспешно попыпытались освободиться от веревок и наручников.
   – Если через час не пришлю за тобой, пристрели их, – завершил инструкции Черняев и повернулся к Олегу и Пашке. – Ну-с, что будем делать, придурки?
   – Представляешь, Олежка, – проговорил Пашка негромко, однако достаточно, чтобы его услышали Черняев и его люди, – этот человек тоже когда-то учился в советской школе, потом работал в Конторе, а такое чувство, будто он всю жизнь провел у телека за просмотром дешевых боевиков. Коллега, не понимаю, как получилось, что ты до сих пор жив, если такой тупой?
   – Ну-ну, – спокойно среагировал на оскорбление Черняев, – продолжай. Чего это я тупой? Вроде как не я тут связанный валяюсь на полу, а ты.
   – Понимаешь ли, контра, тут дело такое, – объяснял Пашка. – Сейчас я на полу, а через минуту, глядишь, ты.
   – Это кто контра? – с удивлением спросил Черняев. – Я контра? А кто ты такой? Ты же перебежчик! Гражданин США, блин. А дружок твой, так тот вообще народные деньги похитил. Хочешь, расскажу, откуда у него «бабки»?
   Пашка отвернулся, дав понять, что знать ничего не желает.
   В руке у Черняева оказался пистолет.
   – «Глок»? – с искренним интересом спросил Олег, прищурившись.
   – Ага, вещь супер, правда? Ты стрелял? Один браток с такими двумя от двух взводов ОМОНа отбивался два часа на рынке в Измайлово, прикинь? Броники пробивает… – ответил Черняев, и тут же в гостиной раздался выстрел.
   Пашка взвыл от боли. От бедра на пол стекала тонкой струйкой его кровь…
   – У вас мало времени, – громко и отчетливо проговорил Черняев. – Следующая пуля попадет ему в голову, Олег. Потом случится беда с твоей француженкой. Марию я оставлю на закуску, тут имеют место личные счеты.
   – Что тебе надо? – буркнул Олег.
   Он тяжело дышал – не от волнения или страха, а от невероятного прилива адреналина, вызванного нарастающим чувством ненависти. Ему даже показалось, что металл наручников стал растягиваться, а веревки вот-вот лопнут. Если бы удалось освободиться в это мгновение, он, вероятно, сумел бы перегрызть Черняеву горло, разорвать его на куски.
   – Что мне надо? – переспросил Черняев. – Банковские реквизиты, логины, пароли доступа к счетам на предъявителя, которые тебе достались по случаю двадцать лет тому назад.
   – О чем это он? – пробормотал сквозь боль Пашка.
   – А я почем знаю? – ответил, пожимая плечами Олег. – Бредит, наверное.
   Черняев усмехнулся и приставил пистолет к Пашкиному лбу. Олег почувствовал: еще секунда, и раздастся выстрел. И он не простит себе смерть товарища. Впрочем, им все равно умирать, так что главная задача теперь сделать все, чтобы это произошло как можно позже.
   – Стоп! – воскликнул Олег. – Есть деловое предложение. Ты меня уговорил. Я все рассказываю тебе, но только тогда, когда мой друг и женщины окажутся в безопасности. И твое дело, как ты это обеспечишь.
   – Слушай, ты меня уже достал, – сокрушенно проговорил Черняев. – Предложение такое: ты все выкладываешь прямо сейчас, и я убиваю вас обоих быстро. Умрете без мучений. Насчет девок… Я подумаю, но, в принципе, можно их пока оставить тут. А через день-другой меня никто не найдет.
   – Ну и зачем нам все это надо? – поинтересовался Олег.
   – Затем, земляк, что так у ваших дам есть хоть какой-то шанс, а вы умрете здоровенькими, не калеками. Если будете упрямиться, я вас буду резать по кускам. Как стейки. Кстати, проголодался я что-то. Ребята, принесите чего-нибудь. Я так понимаю, наши друзья как раз завтракали.
   Двое с автоматами отделились от стены и пошли рыскать по дому. На веранде увидели накрытый стол.
   – Елки-зеленые! – Черняев хлопнул себя по лбу. – Час не прошел еще? А то мой боец мог уже ваших подруг порешить. Они у меня ребята надежные, но очень простые и прямолинейные. Если сказали – «замочить» через час, значит через час.
   Олег тяжело вздохнул. В глазах его одновременно читались и глубокая тоска, и уверенность человека, принявшего важнейшее решение.
   – Ладно, Черняев, – прошептал он. – Есть у меня кое-какие новости. Только одно условие: отошли своих архаровцев. Я не уверен, выдержит ли их психика то, что я сообщу. И я хочу видеть наших женщин. Пусть их приведут сюда. Это мое последнее слово. Или валяй, убивай нас.
   Через несколько минут в гостиной появились Мария и Корин, живые, но напуганные до смерти. Приказав своим людям покинуть помещение, Черняев подошел к Олегу и, сев на корточки, наставил на него пистолет.
   – Говори, – приказал он.
   Вместо ответа Олег подался вперед и, не ожидавший такой прыти от связанного пленника, Черняев на мгновение застыл на месте. Олегу этого было достаточно, чтобы повались его на землю мощным лобовым ударом. Он попытался избавиться от веревок, но не получилось. Привлеченные шумом и возней, в гостиную вбежали сообщники Черняева. Одновременно с улицы послышался вой полицейской сирены.
   – Дом окружен! – раздалось снаружи. – Всем выходить на улицу с поднятыми руками! Это совместная операция французской полиции и ФСБ! При малейшей попытке к сопротивлению или бегству открываем огонь на поражение!
   – Не много ли совместных операций для одного замка, пусть даже если это и замок Д’Артаньяна? – вздохнул Пашка.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 [31] 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация