А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Цвет страсти" (страница 2)

   Глава 2

   Забраться на него было совсем не просто. Приходилось долго выбирать опору для рук и ног, и хлынувший в кровь адреналин был тут не в помощь, а, скорее, во вред. Джесс почувствовал, как до боли напряглись его мышцы. Необходимо остановиться, сосчитать до десяти, сделать несколько глубоких вдохов и выдохов, пока пот не выступит на коже. Если он сорвется, то грифам достанется двойная добыча.
   Двойная? Он что, действительно кого-то видел?
   Черт! Нет времени думать об этом. Он должен двигаться вперед.
   Выступ навис прямо над ним. Предстояло самое сложное. Джессу не на что было опереться. Вот будет здорово, если он все же доберется до цели и обнаружит, что на камне лежит и не человек вовсе! А что? Кругом полно всякой живности.
   Не хватало еще наткнуться на раненого гризли. Но беспокоиться уже поздно. Джесс сделал глубокий вдох и одним рывком достиг площадки.
   Сердце застучало у него в горле.
   На камне лежала женщина.
   Без сознания, но живая. Лицо белое, но дыхание ритмичное.
   Слабый стон слетел с ее губ. Открытых ран не видно, но это еще ни о чем не говорит. В нее могла попасть эта странная молния. А удар молнии способен нарушить сердечную деятельность. Или контузить.
   Впрочем, она заслуживает того, что с ней случилось. Чужим здесь делать нечего. И все же старые привычки взяли верх – в армии их учили не только отнимать жизни, но и спасать. Джесс опустился на колени рядом с женщиной, собираясь внимательно осмотреть ее.
   Она не дрожала. Это хорошо. Он прикоснулся пальцами к ее шее. Кожа теплая. Тоже хорошо. На горле билась жилка. Черт, пульс частит!
   Джесс положил руку ей на грудь.
   Удары сердца сильные и ровные… ее грудь наполнила его ладонь. Он отдернул руку и сел на пятки.
   – Просыпайтесь, – скомандовал Блэквулф. Женщина не пошевелилась. – Ну же, давайте, открывайте глаза.
   Незнакомка застонала. Ее веки дрогнули. Под ними скрывались глаза цвета весенних фиалок.
   Кончик языка скользнул по пересохшим губам. Она смотрела на Джесса, но не видела его.
   – Сосредоточьтесь, – сказал он. – Вы ранены?
   Ее взгляд прояснился, губы раздвинулись.
   – Отвечайте. Вы ранены?
   – О боже, – выдохнула она.
   А потом ее рот широко открылся и высокий отчаянный крик зазвенел, отражаясь от стен каньона.

   Крик был наполнен ужасом. Неподдельным ужасом.
   Над Сиенной склонился мужчина. Его лицо было разрисовано, как у дикаря, – острые высокие скулы были перечеркнуты черными полосами. Волосы стянуты в хвост кожаной лентой. Ее глаза опустились ниже. На шее на тонком шнурке висел коготь ястреба.
   Этому могло быть только одно объяснение. Какой-то сумасшедший бродит в горах Монтаны, и ей «посчастливилось» встретиться с ним.
   «Никакого крика, – твердила она себе. – Не кричи больше. Будь спокойна, будь спокойна, будь…»
   – Прочь от меня! – взвизгнула женщина, когда он наклонился ниже.
   Упираясь локтями в жесткую поверхность камня, она попыталась отползти назад. Бесполезно. Мужчина опустил ей на плечи большие руки и снова уложил ее на спину.
   – Не двигаться.
   Его голос был низким и грубым. Теперь Сиенна не сомневалась, что он сумасшедший. Не двигаться? Конечно же она будет двигаться. Она побежит быстрее ветра, но сначала ей необходимо высвободиться.
   – Я сказал – не двигаться! – прорычал незнакомец. – Или мне придется успокоить вас.
   Успокоить? Что он имеет в виду? Этот и множество других вопросов крутились в ее голове. Кто этот чокнутый? Откуда он тут взялся? И где она находится? Ее взгляд скользнул по сумрачному склону и висящему над ним ослепительному диску солнца.
   Солнцестояние!
   Она дожидалась момента, когда солнце направит свой луч между двумя каменными плитами возле священного камня, и вдруг ясное безоблачное небо прорезала зеленая молния.
   Черная пустота разверзлась под ней. Она почувствовала, как падает…
   А потом – ничего. Только холод, пронизывающий до самых костей.
   И вот она, придя в себя, оказывается наедине с человеком, которого никогда не видела. У него жесткое лицо дикаря с черными, как обсидиан, глазами и тонким, словно прорезанным бритвой, ртом.
   В горле у нее пересохло.
   – Вы ранены? – спросил мужчина.
   – Нет…
   – Болит что-нибудь?
   – Голова.
   Большая рука, отпустив плечо женщины, прикоснулась к ее голове. Она попыталась отстраниться, но не смогла, так как он крепко держал ее за подбородок.
   Незнакомец осторожно ощупал ее голову. Прикосновения его были очень легкими, даже нежными – резкий контраст с внешностью и голосом, – но это еще ничего не значило. Она изучала обычаи местных племен и знала, что с пленными обращаются достаточно хорошо до тех пор, пока…
   – А-а…
   Сиенна застонала от боли. Мужчина удовлетворенно хмыкнул:
   – Ага, вот оно. Довольно-таки приличная шишка возле уха. – Его пальцы снова начали свое медленное путешествие – вниз по ее шее, к плечам…
   Ей хотелось его остановить.
   – Не надо, – прошептала она.
   Он не обратил внимания на слабый протест. Движения его пальцев были уверенными и совсем не интимными, но это ничуть не уменьшало ее страх.
   – Сколько пальцев?
   Сиенна моргнула:
   – Что?
   – Сколько пальцев я показываю?
   Она посмотрела на его руку:
   – Три.
   – А сейчас?
   – Четыре… А вы кто?
   Она осторожно приподнялась на локте. Незнакомец наклонился ниже. Женщина подалась назад. Издав нетерпеливое рычание, он схватил ее за плечи.
   – Что вы делаете? – испуганно взвизгнула она.
   – Проверяю зрачки.
   Это было невыносимо. Его черные глаза словно хотели пробуравить ее насквозь.
   – С моими зрачками все в порядке.
   – Поверните голову. Еще раз. Медленнее. Хорошо. А теперь перевернитесь.
   – Это еще зачем?
   Не слушая ее возражений, он перевернул Сиенну на живот и тщательно ощупал спину. Его прикосновения были все такими же умелыми и безличными. Закончив, он снова перевернул ее на спину, а потом, подхватив под мышки, заставил сесть. Мир закружился. В голове гудело, словно рой крошечных пчел устроился там на постой.
   Сиенна застонала.
   Мужские руки сжали ее плечи. Это были сильные, потемневшие от солнца руки с рельефными мышцами. Она хотела отстраниться, но у нее не было сил.
   Наконец земля прекратила свое вращение. Сиенна с дрожью втянула в себя воздух.
   – Со мной… Со мной все в порядке.
   Мужчина отпустил ее. Она слегка покачнулась. Он выругался и придержал ее за локоть.
   – Опустите голову.
   – Это совсем не…
   – Опустите голову.
   Она подчинилась. Разве у нее есть выбор, когда он так смотрит? Ни в коем случае нельзя злить сумасшедшего. Он и так уже рассержен.
   – А теперь несколько глубоких вдохов… Как вас зовут? – Это был не вопрос. Приказ. – Отвечайте. Как ваше имя?
   – Сиенна Каммингс. А вы кто?
   – Как вы сюда забрались?
   – Куда?
   Его глаза сузились, превратившись в две черные щелки.
   – Что, потеря памяти? Не верю. Так как вы оказались здесь?
   Сиенна посмотрела на него.
   – Где «здесь»? – спросила она таким тоном, что Джесс почти готов был поверить ей.
   Правда, она назвала свое имя. Впрочем, это ничего не значит. Он видел немало раненых и знал, что существует такая вещь, как избирательная амнезия. Женщина может помнить, как ее зовут, но забыть остальное.
   «Или же, – холодно подумал он, – эти мягкие розовые губы лгут».
   – Здесь, – повторил он жестко, – на моей земле.
   – В каньоне Черного Волка? – Она замотала головой. – Но вы не можете быть его владельцем!
   – Очень даже могу. Уж поверьте мне, леди. Каждое дерево, каждый камень, даже каждый кусок грязи здесь – мой, понятно?
   – Вы не можете быть его владельцем, – упрямо повторила она.
   Джесс чуть не рассмеялся ей в лицо. Как она в себе уверена! Неужели дамочка решила, что достаточно разыграть из себя дурочку и ей все сойдет с рук, что бы она ни замышляла?
   Она либо хиппи, не осознавшая того факта, что времена шестидесятых уже миновали, либо охотница за древностями.
   Сейчас на рынке хороший спрос на предметы старины. «Священные реликвии индейцев», как назвал их толстый трусливый парень, которого он поймал здесь в прошлом году, несмотря на многочисленные запретительные знаки.
   Кстати, коренные народности индейцами себя никогда не называли. Что же касается священной части… Ну, это уже совершенная чушь.
   Конечно, кое-кто из его соплеменников, можно сказать, жил этими представлениями. В детстве Джесс был таким же, но война во Вьетнаме все изменила. Камни, символы, глиняные черепки – все это для него теперь не больше чем осколки прошлого.
   Тем не менее он никому не позволит вторгаться на его землю.
   Это место принадлежит ему. По крайней мере до тех пор, пока не подписаны бумаги.
   «Впрочем, – подумал он, оглядывая ее с ног до головы, – к «детям-цветам» она, скорее всего, не имеет отношения». Нет ни бус, ни цветастого платья, волосы не падают свободно на плечи, а аккуратно собраны в хвост. Простая белая майка, потертые джинсы. Значит, точно: охотница. Его злило и то, что дамочка проникла в его владения, и то, что он не заметил ее, когда сидел на лошади, обозревая каменистые склоны каньона.
   Однако сейчас следовало сосредоточиться на том, как им спуститься отсюда. Кем бы ни была эта женщина, он не хотел, чтобы ее смерть лежала на его совести.
   К тому же труп привел бы в каньон не только шерифа, но и кучу репортеров. Такой известности Джессу сейчас хотелось меньше всего.
   Он осмотрелся.
   Веревки у него с собой не было, но скакать сорок миль к дому, оставив Сиенну под палящими лучами солнца, а возможно, и в качестве главного блюда в меню какого-нибудь хищника – вряд ли хорошая идея.
   Наконец решение было принято.
   – Ладно, – сказал Джесс. – Дайте-ка ваш ремень.
   Она побледнела:
   – Что?
   – Ремень. – Свой ремень он уже расстегнул.
   – Нет… Только не это. – Ее голос дрогнул. – Кем бы вы ни были, не делайте этого…
   Джесс вскинул голову. Их взгляды встретились, и он все понял. Она решила, что он собирается ее изнасиловать. Почему? Потому что он выглядит как дикарь? Ну да, конечно. Он был без рубашки. С длинными волосами. На шее на кожаном шнурке болтался ястребиный коготь, подаренный отцом.
   «Это убережет тебя от опасности», – сказал отец накануне его отъезда во Вьетнам.
   Полосы на лице были единственным, чему не подобрать разумного объяснения. Хотя нет. Джесс пришел сюда попрощаться с землей и каньоном, как воин. Чуть больше минуты он выбирал между военной формой и боевой раскраской своего народа. Джесс Блэквулф больше не верил ни в то ни в другое, но древние узы все же оказались сильнее. Сорвав с себя рубашку, он нанес черные полосы на лицо и стянул волосы в хвост.
   Джесс вздохнул:
   – Мне нужны ремни, чтобы сделать связку.
   – Связку?
   – Нам необходимо спуститься со скалы.
   Она моргнула:
   – Спуститься со…
   Джесс присел перед ней на корточки, схватил за плечи и заставил повернуть голову в сторону каньона:
   – Да посмотрите же сюда, леди. Мы с вами на горном склоне. Как будто вы этого не знали.
   – О боже, – едва слышно прошептала Сиенна, но затем с каждым словом ее голос звучал все громче. – О боже, – причитала она, – о боже, боже, боже…
   Женщину начала бить дрожь. Дрожь – не то слово. Ее трясло, словно под порывами ураганного ветра. Джесс с силой встряхнул ее.
   – Хватит! – рявкнул он.
   – Я на скале Черного Волка, – проговорила она. – В Монтане… В каньоне Черного Волка… – Звук, который она издала, был похож то ли на смех, то ли на рыдание. – А это священный камень!
   – Какая неожиданность!
   Сиенна повернулась к нему, глаза широко открыты, в лице ни кровинки.
   – Я была в каньоне. В каньоне, понимаете? И смотрела вверх, на скалу. На этот выступ. На камни и солнце… А потом… потом – вспышка… и вот я здесь… Но это невозможно, невозможно, невозможно…
   Если она устроила спектакль, то, надо сказать, неплохой. Черт! Похоже, у нее шок. Лицо бледное. Глаза пустые.
   Джесс схватил женщину за руку.
   – Ну ладно… Успокойтесь…
   Сиенна засмеялась. Так смеются раненые на поле боя перед тем, как впасть в ожесточенное безумие, сравнимое с яростью дикого животного.
   – Тише-тише. – Джесс слышал, как стучат ее зубы, а у него не было ничего, чтобы согреть ее. С тихим проклятием он обнял Сиенну. – Ну же, успокойтесь.
   – В-вы слышали, ч-что я сказала? Я б-была внизу. У самого подножия горы… И вот я уже не там. А вы… вы…
   Он молча притянул ее к себе. Она пыталась сопротивляться, но это было бесполезно. Через несколько секунд Сиенна всхлипнула, Джесс ощутил тепло ее дыхания на своей груди, горячие капли слез. Она казалась такой маленькой, такой хрупкой в его руках.
   Как же у нее хватило сил забраться сюда?
   Он не находил разумного объяснения.
   Да, она проигнорировала запрещающие знаки. Он был уверен в этом. Но как ей удалось забраться на выступ? Он-то знал, какие сильные мышцы нужно иметь для этого, и не сомневался, что ей такое не под силу.
   Правда, тело у нее хотя и мягкое, но в то же время хорошо тренированное. И упругое. А грудь… Полная. Округлая. Зрелая. Наверное, он и вправду дикарь, если готов прийти в возбуждение, держа в объятиях незнакомую женщину, к которой не должен испытывать никакой симпатии.
   Сегодня, как только они спустятся с этой чертовой скалы, он вернет себе нормальный облик. А потом отправится в город, в бар и подцепит какую-нибудь сладкую курочку.
   Пора кончать с не в меру затянувшимся воздержанием.
   И тогда он не будет испытывать возбуждение, держа в объятиях какую-то охотницу за древностями.
   Ладно. По крайней мере ее перестала бить дрожь. Джесс осторожно отстранился.
   – Все в порядке?
   Сиенна кивнула. С ее волос соскользнула резинка. Он думал, что они у нее темные, но – нет. Они отливали золотом.
   – Ладно, – сказал Джесс. – Слушайте меня внимательно. Вам придется помогать мне, если вы хотите спуститься вниз.
   Сиенна посмотрела на него:
   – А что… что со мной случилось?
   Ее голос был очень тихим, чувствовалось, что она все еще не пришла в себя.
   – Молния.
   Женщина кивнула:
   – Я помню… Она была зеленой. Разве бывают зеленые молнии?
   Хороший вопрос. Молнии, особенно здесь, могли быть разных цветов. Красные. Белые. Голубые. Но зеленая…
   – Это может подождать, – отрезал Джесс. – Сейчас для нас главное – спуститься.
   Ее горло судорожно сжалось. Кончик языка пробежал по пересохшим губам.
   – У меня… не так уж много опыта в этом.
   – У вас есть сообщники?
   Сиенна непонимающе уставилась на него.
   – Что?
   – Был ли еще кто-нибудь с вами?
   Должен быть. Джесс придвинулся к краю каменной платформы и посмотрел вниз, изучая дно каньона. Никого. Только Клауд, помахивая длинным хвостом, жевал кустарник.
   – Да, – наконец сказала Сиенна. – Конечно. – Она встала и чуть покачнулась. Инстинктивно Джесс шагнул к ней, собираясь поддержать. – Джек. Джек и другие.
   – Они вас бросили.
   – Нет. Они, должно быть, где-то здесь, у подножия.
   – Они ушли, – грубо оборвал ее Джесс. – Они заставили вас рисковать жизнью. Здесь нечего брать. Священный камень, как вы сами понимаете, великоват. А больше ничего нет. – Его губы скривились. – Ваши люди забрали все, что можно, еще пятьдесят лет назад.
   – Мои люди? – Она посмотрела на него. – Что это значит?
   И в самом деле, что? Она – белая. Он тоже. Наполовину, конечно, но разве это имеет значение? Разве Джесс Блэквулф когда-нибудь придавал значение цвету кожи?
   – Ладно, – сказал он хмуро. – План таков. Я собираюсь связать наши ремни вместе. Один конец закрепим на вашем запястье, другой на моем. Я буду спускаться первым, а вы извольте следить за каждым моим движением. Понятно? За каждым движением, потому что один неверный шаг, и…
   Сиенна замотала головой:
   – Я не собираюсь спускаться с этой кручи!
   – А что же вы, леди, собираетесь делать? – Голос Джесса просто источал сарказм. – Или у вас есть волшебная палочка? Раз, два, три – и вы уже внизу?
   В ее взгляде сверкнул вызов.
   – Я намерена просто проснуться, ясно?
   Его брови взметнулись вверх.
   – Что-о?
   – Вы слышали! Я сплю. И все это – сон. Я не стою на этом чертовом выступе этой чертовой скалы и не разговариваю с мужчиной, у которого…
   Джесс едва не расхохотался. Дамочка оказалась крепким орешком. И кем бы она ни была, он начал уважать ее.
   – Ну так вот, крошка, это не сон.
   – Нет, – надменно парировала Сиенна. – Я спокойно сплю в своей палатке. И вы не переубедите меня. – Ее глаза, потемнев, сузились. – Все это не по-настоящему.
   – Мы теряем драгоценное время. Солнце уже высоко.
   – Нет, – отрезала она. – Я же сказала вам – все это не-ре-аль-но.
   – Ошибаетесь, леди, – прорычал Джесс, – все это чертовски реально! – И, наклонив голову, он поцеловал ее.
Чтение онлайн



1 [2] 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация