А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Цвет страсти" (страница 12)

   – Вот почему ты хочешь продать свою землю, – задумчиво проговорила Сиенна.
   Джесс кивнул.
   – Слишком много воспоминаний, понимаешь? Чушь, которой напичкал меня мой старик: о клятвах воинов, об их обязанностях… – Он поставил на стойку чашку, взял Сиенну за руку и поднес ее к своим губам. – Однажды ночью я поскакал в каньон Черного Волка, чтобы окончательно распрощаться с прошлым. И нашел тебя… – Он сказал это так просто, что у Сиенны защемило сердце.
   Как ей хотелось обнять этого смелого, обожженного болью воина, этого замечательного человека, который покорил ее сердце! Но она не могла – сначала он должен узнать правду.
   – Черт возьми, – начала Сиенна дрогнувшим голосом, – неужели ты думаешь, что твоя исповедь способна изменить мои чувства? Вот мое признание все изменит. – Сделав глубокий вдох, она посмотрела Джессу в глаза. – Я не воровка и не какая-то там хиппи.
   – Кем бы ты ни была…
   – Мое имя Сиенна Каммингс. – Она говорила торопливо, боясь, что ей не хватит смелости. – Я живу в Бруклине. Я – аспирантка факультета антропологии Колумбийского университета. – Сиенну била дрожь. – И два дня назад, когда я впервые оказалась в каньоне Черного Волка…
   О боже! Ну, как сказать ему?
   – Продолжай.
   Сиенна крепче сжала руку Джесса.
   – И два дня назад, когда мы встретились… Два дня назад был не семьдесят пятый год. Во всяком случае не для меня. Для меня этот год – 2010-й.

   Глава 12

   Сказать, что Джесс был удивлен, значило бы ничего не сказать.
   Он был поражен.
   Да и стоит ли ожидать другой реакции, если тебе говорят: «Я не воровка, не хиппи, а просто женщина из будущего»?
   – 2010 год, – повторила Сиенна. – Это тридцать пять лет вперед. Тридцать пять лет, четырнадцать часов и… – Она посмотрела на часы. – Я не уверена в минутах.
   – Нужно показать тебя доктору, – сказал Джесс.
   – Нет!
   – Да. – Его голос был полон решимости. – Лучше всего – в Сан-Франциско. Это большой город. Много больниц, врачей…
   Сиенна вскочила на ноги:
   – Врачи сразу же упрячут меня в психушку! А я не сумасшедшая!
   Джесс выругался.
   А потом поцеловал ее. Поцеловал страстно, словно его поцелуй мог прогнать демонов.
   Или заставить его признать правду.
   Почему он сразу не догадался? Солнцестояние. Зеленая молния. И Сиенна, неожиданно появившаяся там, где за секунду до этим никого не было.
   – Я не сумасшедшая, – прерывисто прошептала Сиенна, когда поцелуй закончился.
   Джесс грустно улыбнулся и крепче прижал ее к себе.
   – Нет, детка. Ты не сумасшедшая.
   Она подняла голову и посмотрела на него.
   – Мне следовало бы понять, – произнес он. – Сразу. Как только я увидел тебя.
   – Не понимаю.
   – Священный камень… Отец рассказывал мне старинные истории о том, что может случиться, когда солнце и луна находятся в определенном положении.
   Сиенна уставилась на него:
   – Ты хочешь сказать, что… были и другие?
   Ее колени стали ватными. Одно дело – самой осознать, что ты проскочила сквозь время, и совсем другое – услышать, как тебе об этом говорят. Сиенна почувствовала, что падает, услышала возглас Джесса. И вот он уже несет ее к кровати.
   – Я был прав, – твердил он, сжимая в своих руках ее ледяные пальцы. – Тебе нужен доктор.
   – Нет! Никакого доктора! Разве ты сам только что не сказал, что я не…
   Он поцеловал ее. Мягко. Нежно. И прижал ее голову к своему плечу.
   – Нет, детка. Конечно нет. Но тебе пришлось через многое пройти. Я просто хочу быть уверенным, что с тобой все в порядке.
   – Я буду в порядке, – пообещала она, отклоняясь назад, чтобы лучше видеть его, – как только окончательно пойму, что же произошло.
   Джесс смотрел на ее лицо. Неужели они знакомы только два дня? Ему кажется, что он знает Сиенну всю жизнь. Что знал ее всегда.
   – Джесс, расскажи мне об этом камне.
   – Мне не так уж много известно о нем.
   – Все равно расскажи.
   – В общем, детские сказочки, – улыбнулся он, не отводя от нее глаз. – Одним словом, местный вариант Ганса Христиана Андерсена.
   Сиенна кивнула:
   – Ну да. Легенды, мифы, истории, передающиеся из поколения в поколение.
   – Мой прекрасный антрополог. – Джесс поцеловал ее в щеку.
   Она рассмеялась, и на какое-то время взгляд Сиенны посветлел.
   – Мой отец жил на ранчо, – продолжал Джесс, – однако он был еще и филологом. Он мне много чего рассказывал о своем народе.
   – Твоем народе, – поправила Сиенна, касаясь ладонью его щеки.
   Джесс поймал ее руку и поцеловал.
   – То же самое заявила моя мать, когда мне исполнилось десять лет и я начал посмеиваться над всем этим. Если честно, мне нравились эти истории – особенно самые невероятные из них: о священном камне, о шаманах.
   – О мудрых людях, которые владели искусством магии.
   – По крайней мере так о них говорили.
   Его тон стал ироничным. В глубине души Сиенна была согласна с Джессом. Она всегда относилась с уважением к чужой вере, но сама в сверхъестественное не верила.
   – Продолжай, – попросила она.
   – Так вот, в некоторых историях говорилось о некой дыре во времени, пустоте, которая могла затягивать в себя.
   – И?..
   Джесс покачал головой:
   – Это все, что мне известно.
   Женщина кивнула. Ее плечи поникли. Он выругался и посадил ее к себе на колени.
   – Мне бы тоже хотелось знать больше, – признался Джесс. – Но я не знаю.
   – Наверно, со мной как раз это и произошло. Звучит невероятно, но, похоже, другого объяснения нет.
   – Похоже что нет… – согласился он.
   Глаза Сиенны наполнились слезами. Джесс крепче обнял ее.
   Что может сделать мужчина для женщины, попавшей в такую ситуацию? Никогда еще Джесс не чувствовал себя таким беспомощным.
   – Сиенна, а тебя никто не будет искать там, в твоем времени?
   Она покачала головой:
   – Мои родители умерли. У меня есть двое кузенов, но я их уже давно не видела.
   – А больше… никого?
   Она поняла вопрос, спрятанный за этими словами.
   – Никого, – едва слышно сказала Сиенна.
   Джесс притянул ее к себе, тихонько покачивая из стороны в сторону.
   – Все, все будет хорошо, – говорил он. – Все будет хорошо, детка. Я позабочусь о тебе. Обещаю.
   Сиенна тряхнула головой:
   – Я не хочу быть ни для кого обузой. Ты случайно оказался втянутым в эту историю.
   – В моей жизни произошло чудо. – Он наклонился, целуя ее глаза, губы. – Ты – самое замечательное, что могло случиться со мной. И я сделаю все, чтобы ты была счастлива.
   – То, что ты есть, уже делает меня счастливой, – прошептала Сиенна.

   Они вернулись в квартиру Джесса рано утром, заглянув на пару минут в маленький магазинчик, чтобы купить маковых рулетов и свежемолотого кофе.
   – Я покажу тебе город после того, как мы позавтракаем, – пообещал Джесс.
   Но им так и не удалось сделать это. Им не удалось даже позавтракать. Как только они оказались наедине, Джесс позвонил экономке и предложил той взять несколько выходных.
   А после этого сразу же утащил Сиенну в постель.
   Но, как, смеясь, заметила она, еда является жизненной необходимостью. Поэтому ближе к вечеру они приняли душ и решили выбраться в город.
   Сан-Франциско очаровал их. Это был настоящий рай для влюбленных. Маленькие ресторанчики. Крутые холмы. Трамвайчики-фуникулеры. Странные местечки, в которых их обслуживали не менее странные обитатели Чайна-Тауна. Кофейни с висящим под потолком сизым дымом…
   Всего этого было достаточно, чтобы заставить мужчину и женщину забыть о том, как Сиенна появилась здесь. К тому же существовало и еще одно средство – забраться вместе с Джессом в постель и заняться любовью.
   Для Сиенны это средство было наилучшим. Лежать в объятиях любимого. Дрожать от страсти. А потом проваливаться в сон только затем, чтобы проснуться от медленных, томных поцелуев или от щекочущих прикосновений рук.
   Сиенна еще никогда не была так счастлива. Ее Джесс просто изумителен. Добрый и справедливый. Нежный и чувственный. В нем было все, что она когда-либо надеялась найти в мужчине, – сложная смесь противоречий, а в итоге – гармония. Он был способен заставить продавцов самого дорогого магазина целый час крутиться вокруг Сиенны, а потом, махнув на них рукой, купить ей очаровательную плюшевую игрушку у уличного торговца, чей незатейливый товар вызвал у нее интерес. Он мог спокойно общаться с высокомерным сомелье и закусить хот-догом рядом с каким-нибудь работягой. И он всегда позволял Сиенне самой выбирать еду и самой заказывать.
   А когда она выяснила, что тогда, на их первом ужине, Джесс нарочно дразнил ее, то назвала его самым ужасным человеком на свете, но испортила весь эффект, бросившись к нему на шею и звонко чмокнув в нос.
   Да, Джесс был изумительным.
   И вот однажды утром, попивая кофе и глядя на него, Сиенна почувствовала, как пол покачнулся под ее ногами.
   О боже! Она любит его!
   Чашка в ее руке дрогнула. Сиенна поставила ее на стол, твердя себе, что это неправда. Любить Джесса опасно и глупо. Ведь он испытывает к ней только страсть.
   – Сиенна! – Джесс подошел к ней. – Детка, что случилось?
   – Ничего. Все в порядке.
   – Черта с два в порядке. – Он притянул ее к себе, заставив встать со стула. – Ты несчастлива.
   – Джесс…
   – Из-за меня?
   – О нет. Только не из-за тебя.
   – Скучаешь по своему миру? Ты хотела бы вернуться?
   Он никогда не спрашивал ее об этом. Да и она не задумывалась. Сначала Сиенна была слишком занята тем, чтобы понять, что случилось. А потом…
   – Это единственное место, где я хочу быть.
   Джесс с облегчением вздохнул.
   – Вот и хорошо, – сказал он. – Мы собираемся домой.
   – Домой?
   – В Монтану. И я хочу… я хочу, чтобы ты поехала со мной.
   – Ты уверен? Я могла бы найти работу и здесь. Найти квартиру…
   Джесс остановил ее поцелуем. Сиенна сначала замерла, но потом ее губы расслабились и прижались к его губам. И когда Джесс наконец поднял голову и заглянул ей в глаза, то почувствовал, будто с его глаз упала повязка.
   Что-то изменилось в нем. И причина крылась в ней. В Сиенне.
   Он влюбился. Серьезно влюбился. Впервые в жизни.
   Но стоит ли говорить ей об этом? Захочет ли она слушать?
   – Джесс. – Ее голос звучал чуть хрипло. – Ты действительно хочешь этого? Ты действительно хочешь, чтобы я была с тобой?
   Его пальцы вплелись в волосы Сиенны, приподнимая ее лицо.
   – Да, – признался он. – Я хочу этого больше, чем своего следующего вдоха.
   Она поднялась на цыпочки и поцеловала Джесса. Этот поцелуй был наполнен всеми обещаниями, каких только мог желать мужчина. Он притянул Сиенну к себе, отвечая на поцелуй до тех пор, пока стон не сорвался с ее губ.
   А потом Джесс раздел женщину и увлек в постель, где они едва не сошли с ума от желания и страсти.
   И ему хотелось, чтобы она осталась с ним навсегда.

   Они вернулись в Монтану тем же вечером.
   «Домой», – сказал Джесс. То же чувство испытывала и Сиенна. В конце концов, как говорится, твой дом там, где твое сердце. А ее сердце было с Джессом. И какой бы ни был год – 1975 или 2075-й, – до тех пор, пока она оставалась в его объятиях, это не имело никакого значения.
   В Джессе было все, что Сиенна мечтала найти в мужчине. Сила. Нежность. Страсть. Он был ее прекрасным бесстрашным воином.
   И она восхищалась им.
   Он представил ее своим работникам. Они были настоящими сынами Старого Запада, учтивыми и галантными. Управляющий, по распоряжению Джесса, выбрал для Сиенны спокойную гнедую кобылу, а один из молодых подручных принес сплетенную из конского волоса уздечку и сказал, что почтет для себя за честь, если леди примет ее.
   Джесс стоял рядом, гордо улыбаясь.
   По утрам они обычно работали – он на ранчо, она с деловыми бумагами. А после полудня отправлялись куда-нибудь верхом. Джесс показал ей те места, где мальчишкой бывал вместе с отцом. И был удивлен, что Сиенна многие из них знала. Но чему удивляться, если в университете по картам и аэрокосмическим снимкам она тщательно изучила эту местность, пытаясь разгадать секреты каньона Черного Волка.
   Но был еще один секрет. О котором Сиенна не знала. Секрет Джесса. То, что он любил ее.
   Ему хотелось признаться в этом. Но как? Внутренний голос подсказывал, что многое зависит от выбранного момента. Сиенна хорошо знала и любила старинные обычаи. Джесс ради нее был готов на все.
   Вот и ответ на его вопрос.
   Два дня спустя он достал из комода старинный браслет, сплетенный из конского волоса, с застежкой из чистого серебра и вставками из катлинита. Отец Джесса подарил браслет его матери. А до этого его отец – своей жене. Мужчины племени на протяжении многих поколений дарили такие браслеты женщинам, которых любили.
   Сегодня Джесс подарит его Сиенне.
   Они ужинали в гостиной у камина. На ужин были стейки – Джесс приготовил их на гриле – и салат, который Сиенна смешала в деревянной чаше, вырезанной его отцом, о чем он с гордостью сообщил ей. Она улыбнулась. Было видно, что Джесс любил своих родителей, любил эту землю…
   – Ты действительно собираешься продать каньон? – спросила она, забыв, что обещала не вмешиваться в это дело. – Через несколько лет кто-нибудь организует здесь курорт.
   Джесс кивнул:
   – Возможно, даже скорее.
   Сиенна покачала головой:
   – Земля останется нетронутой до 2010 года. А потом новый владелец застроит каньон рядами домов, расположенных вокруг поля для гольфа.
   Джесс напрягся.
   Неделю назад ему было плевать на это. По крайней мере так он себе говорил. Кого, черт возьми, волнуют древние ритуалы, священная земля?
   Теперь все изменилось. Эта женщина помогла ему понять себя. Он не продаст землю своих отцов. Джесс обнял Сиенну и улыбнулся:
   – Я не буду продавать эту землю. Как я могу, когда она подарила мне тебя?

   Через несколько часов огромная луна появилась на черном бархатном небе.
   Джесс открыл глаза и погладил шелковистый завиток, упавший на лоб Сиенны.
   – Полная луна, – заметил он. – Не хочешь вместе со мной выйти на крыльцо и полюбоваться на нее?
   Сиенна приподнялась на локте. Одеяло сползло с ее плеча, приоткрыв грудь. Джесс протянул к ней руку и, лаская, смотрел, как темнеют глаза любимой.
   – Луна сегодня будет очень красивой, – сказал он хрипло, – но все же не такой, как ты.
   – А мы могли бы посмотреть на нее из каньона? – Сиенна улыбнулась. – По-моему, это было бы здорово – чудесное завершение чудесного дня.
   В тот же момент Джесса кольнуло какое-то странное предчувствие.
   – Джесс?
   Он поцеловал ее. Губы… шею… грудь…
   – Ты мне за это заплатишь, когда мы вернемся.
   Тихий гортанный смех Сиенны заставил его тело напрячься в предвкушении.
   – Ох, и любите вы поторговаться, мистер Блэквулф!
   Дурное предчувствие на время покинуло Джесса. Он встал. Натянул рубашку. Джинсы. Нащупал в кармане браслет.
   – Вставай, женщина, – шутливо приказал он.
   Сиенна выпрыгнула из постели. Его опять что-то кольнуло, но он назвал себя идиотом и, сверкнув улыбкой, шлепнул ее по попке.
   – Ну же, шевелись, – проворчал Джесс. – Я успею оседлать лошадей, пока ты будешь копаться.
   – Вот и отлично, – улыбнулась она.
   «И правда, – подумал он, – что может быть лучше места, где мы нашли друг друга? Именно там я подарю ей браслет».
   И скажет, что он любит ее и хочет, чтобы она стала его женой.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [12] 13

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация