А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Цвет страсти" (страница 10)

   Глава 10

   Интересно, кем он себя вообразил, этот Джесс Блэквулф?
   Сначала он поцеловал ее так, что она едва не потеряла сознание. А потом взял и просто ушел.
   Он скакал на неоседланной лошади, гонял на джипе, разрисовывал себе лицо, как индейский воин, носил на шее ястребиный коготь, имел огромное ранчо в диком краю, свой собственный самолет и квартиру в одном из самых больших городов мира.
   Сложный – не совсем подходящее слово, чтобы охарактеризовать его. Удивительный – это ближе.
   Он не сомневался, что одним своим поцелуем способен подавить ее сопротивление.
   К сожалению, правда заключалась в том, что так оно и было.
   Сиенна нашла телефонную книжку и сделала все звонки, о которых он просил. Скорее, потребовал. У него были манеры командира. Из-за военного прошлого? Или из-за того, он – мужчина семидесятых? А может, это свойство его натуры?
   У Сиенны не было времени размышлять об этом.
   Никогда в жизни ей так отчаянно не была нужна работа.
   Ни пилот, ни экономка, казалось, нисколько не удивились, услышав в трубке женский голос. Либо они привыкли к звонкам его секретарш, либо в жизни их босса было немало женщин. Но если, беря Сиенну с собой, он рассчитывает таким способом заманить ее в свою постель…
   Сиенна рассмеялась.
   Если бы Джесс хотел заманить ее в свою постель, он сделал бы это здесь. Зачем лететь за сотню миль? Оба они прекрасно знают, что ему ничего не стоит соблазнить ее.
   Но она не допустит этого.
   Ей и так хватает проблем. Если она будет спать с Джессом, их только прибавится. Последнее, что ей сейчас нужно, – это связь со сложным мужчиной. Удивительным мужчиной.
   Пустой кожаный кейс лежал на маленьком столике. Сиенна положила в него блокнот, несколько карандашей и ручку.
   Интернет выдал ей информацию о каньоне, священном камне и племенах, которые жили на этой земле. Что касается Джесса, была известна только дата его дата рождения, кроме того, упоминалось, что он унаследовал ранчо после смерти родителей, вел чуть ли не отшельнический образ жизни, а потом…
   Потом ничего.
   – Сиенна? Ты готова?
   Она подняла глаза и увидела в дверях Джесса. Он переоделся, на нем были голубые джинсы, черная водолазка, светло-серый плащ и черные ботинки – сразу видно, что ручной работы.
   Он словно сошел с обложки модного журнала.
   И был так красив, что у Сиенны защемило сердце.

   На взлетной полосе их уже ожидал «лиарджет».
   Она прочла эту надпись на хвосте самолета.
   Казалось, эта машина – копия своего хозяина. Длинная и гладкая, сочетание целеустремленности и силы.
   Пилот Тони был немногословен. Он приветствовал Джесса, взяв под козырек.
   – Тони, мы готовы взлететь?
   Пилот кивнул:
   – Так точно. – Он покосился на Сиенну и вежливо улыбнулся.
   – Это Сиенна Каммингс, мой новый секретарь, – представил ее Джесс.
   – Помощник-администратор, – поправила Сиенна.
   Брови Тони поднялись еще выше, когда она протянула ему руку. Несколько секунд он пребывал в замешательстве и лишь потом, растерянно улыбнувшись, пожал ей руку.
   «Еще одно напоминание о том, что я в семидесятых», – подумала Сиенна.
   – Займете кресло второго пилота, лейтенант? – спросил Тони.
   Джесс отказался, сославшись на дела. Тони кивнул – похоже, кивки были для него основной формой общения. Потом он повернулся и исчез в кабине.
   Сиенна удивленно посмотрела на Джесса:
   – Лейтенант?
   Он равнодушно пожал плечами:
   – Мы вместе служили.
   – И ты тоже умеешь летать?
   Он холодно улыбнулся:
   – Удивлена?
   – Ты никогда не говорил…
   Джесс уже привык к подобной реакции. Люди постоянно пытались вместить то, что знают о нем, в аккуратные рамки, и у них это никогда не получалось.
   Мальчишка Блэквулфов, склонный ко всяким проказам. Студент с отличными результатами тестов, при этом совершенно не думающий о карьере. Солдат-доброволец, способный попасть блохе в глаз и припечатать к столу руку ротного чемпиона по армрестлингу, читающий в свободное время Шопенгауэра.
   Хотя на сей раз он сам себя удивил. Сначала отправился встречать восход в день солнцестояния, перед тем как окончательно расстаться с обычаями предков.
   А потом впустил в свою жизнь Сиенну.
   Кто она такая? Скрывает ли что-то от него? Что привело ее сюда? Его все это не волнует. Сиенна Каммингс – всего лишь ничего не значащий эпизод.
   Но почему тогда, черт возьми, он не оставил ее на автобусной станции? Зачем предложил работу? Зачем взял с собой в Сан-Франциско?
   «Ты знаешь зачем, – насмешливо прошептал внутренний голос. – Нужно переспать с ней, и все пройдет. Тогда она отпустит тебя».
   Джесс посмотрел на Сиенну. Ее удивленное «Лейтенант?» все еще звучало в его голове.
   – Могу ответить на твой вопрос, – холодно сказал он. – Да, у меня звание лейтенанта. И чтобы покончить с этим, медали, что ты видела на той форме, тоже мои. И летать я умею. И вообще я много чего умею, не исключая и того, как не беспокоить людей пустыми разговорами. Я ясно выразился? Кстати, учти, работа – это единственная причина, по которой я взял тебя с собой.
   Лицо женщины порозовело. Глаза вспыхнули. Она отвернулась к окну, но он заметил, как сжались ее кулаки.
   Да он мерзавец!
   К тому же еще и лжец.
   Джесс взял Сиенну с собой, потому что хотел, чтобы она была рядом. Звук ее голоса, ее улыбка, то, как она давала ему отпор…
   Надо подойти к ней и обнять. Вместо этого Джесс вытащил из кармана ручку и блокнот и начал что-то писать. Записи были совершенно бессмысленными, не это не имело никакого значения. Главное – чем-нибудь занять себя.

   Полет продолжался около четырех часов.
   Сиенна никогда не была в Сан-Франциско, значит, у нее не будет возможности оценить, как изменился город за тридцать пять лет. Однако поездка из аэропорта все же поразила ее. Город был большим, наполненным деловой суетой и старыми автомобилями… Точнее, не старыми. Ну, устаревшими, что ли. И, о боже, как одеты люди! Щеголяют в смешных широченных брюках и туфлях на платформе.
   Это могло показаться забавным, если бы не служило лишним напоминанием о том, что она каким-то образом проскользнула сквозь время.
   Такси остановилось перед высотным зданием из стекла и бетона на Русском Холме – самом дорогом районе города. Они поднялись на персональном лифте на верхний этаж, который, как оказалось, целиком принадлежал Джессу. Огромные комнаты, высокие потолки, акры стекла, за которыми открывалась захватывающая панорама Сан-Франциско.
   Экономка оставила короткую и вежливую записку. В холодильнике – жаренные в масле креветки, китайский салат и сахарный горошек, который нужно только разогреть. Спальни убраны, во всех ванных есть туалетные принадлежности, хотя она и не советует пользоваться четвертой, потому что там еще не закончили выкладывать кафелем пол.
   Сиенна закатила глаза:
   – Четвертая ванная? Сколько их здесь?
   – Четыре, – смущенно пробормотал Джесс. – Конечно, квартира не маленькая.
   Не маленькая? Да она размером с дом! И все это так далеко и от лошадей, и от каньона, и от ранчо!
   – Я инвестор, – объяснил Джесс. – Бизнесмен.
   – О, – только и произнесла она.
   Он снова рассмеялся:
   – Что? Ты думаешь, я не способен быть инвестором?
   Ну, то, что она думает о нем, никакого отношения к инвестициям не имеет. Но ему не надо знать об этом. А посему Сиенна вздернула подбородок:
   – Если честно, я о тебе вообще не думала. Я размышляла, какая же из четырех ванных будет моей.
   – Выбери спальню. Рядом с каждой спальней расположена ванная. – Его губы дрогнули. – Хотя, как я понимаю, тебе хотелось бы избежать той, с недоделанным полом.
   – Единственное, чего мне хотелось бы избежать, так это твоей спальни, – бросила она.
   Джесс воспринял ее слова как вызов.
   – Поверь мне, детка, – сказал он, – если бы я хотел видеть тебя в своей спальне, ты уже была бы там.
   Сиенна понимала, что нужно ответить какой-нибудь колкостью, но ничего не придумала. Она выпрямилась и с гордым видом направилась к двери. Однако Джесс окликнул ее:
   – Сиенна!
   Не оборачиваясь, она остановилась:
   – Что еще?
   – У меня назначена встреча через два часа. Деловая встреча. А значит, ты тоже должна там быть.
   В тот же миг она развернулась к нему:
   – Встреча?! Я не собираюсь никуда идти!
   – Ты должна быть готова за полчаса до начала.
   Она бросила взгляд на свою одежду. Ее спортивные брюки – точнее, его брюки – не стали выглядеть лучше после двух дней носки.
   Джесс постукивал ботинком по мраморному полу.
   – Ты не можешь отправиться на деловую встречу в таком виде.
   Сиенна победно улыбнулась:
   – Ты прав. Не могу. Поэтому иди один, получай удовольствие и…
   Процедив что-то сквозь зубы, он схватил ее за руку и потащил к двери.
* * *
   Сиенне казалось, что этот мужчина уже ничем не может ее удивить.
   Но то, что он отправился вместе с ней в шикарный универмаг, заставило ее пересмотреть свое мнение.
   – Могу ли я чем-нибудь помочь вам, сэр?
   Если зрелище хорошо одетого мужчины, тянущего за собой женщину в мятом спортивном костюме, который велик ей, и удивило продавщицу, она ничем этого не выдала.
   – Леди нужна одежда, – коротко сказал Джесс.
   – Понимаю, сэр. А в каком стиле?
   – Что-нибудь… – Он сделал неопределенный жест. – Что-нибудь для деловой встречи. И быстро, пожалуйста, – добавил он с улыбкой. Чертов Блэквулф! Улыбка – чарующая и открытая – заставила продавщицу растаять.
   Она отвела Сиенну в примерочную, смерив ее взглядом с головы до ног.
   – У меня восьмой размер, – заметила Сиенна, – и мне нравятся спокойные коричневые тона.
   Точно так же можно было разговаривать и со стеной.
   – Шестой. Голубой и розовый, – заявила продавщица. И ушла.
   Сиенна натянула на себя спортивный костюм и вышла из примерочной. Джесс сидел в кресле. Кто-то принес ему кофе и стопку журналов.
   – Джесс, – прошипела она. – Нам нужно найти какой-нибудь другой магазин. Здесь я ничего не могу себе позволить.
   – Все верно, – согласился он. – Ты не можешь. Но я – могу.
   – Нет, так не пойдет.
   – Это деловые расходы.
   – Вот и нет!
   – Откуда ты знаешь?
   – Я говорила тебе, что два года отучилась на факультете бизнеса. Так вот, одежда не входит в деловые расходы.
   – На факультете бизнеса, значит… – Покачав головой, Джесс сочувственно улыбнулся. – Ну ладно, Каммингс, хватит. Выбирай себе одежду и отдай свои крупицы знаний тому, кто понимает, как их использовать.
   Она не смогла найти ответ, который не содержал бы в себе бранных слов. Выдержав несколько секунд ее ледяного молчания, Джесс посмотрел на часы:
   – Осталось десять минут. Тебе нужно поторопиться.
   Так. Пора обратно в примерочную.
   Еще через пять минут Сиенна снова появилась перед ним.
   – Ну что, доволен? В этом вообще никуда нельзя идти!
   Розовая водолазка была заправлена в фиолетовые брюки, которые, вполне пристойно облегая бедра, книзу расширялись так, что под каждой брючиной вполне могли бы спрятаться несколько гномов. Завершал этот потрясающий ансамбль длинный фиолетовый жакет с высоким воротником, грозившим задушить женщину.
   Джесс сдержал улыбку. И правильно сделал – лицо Сиенны было мрачнее тучи.
   – Мадам пожелала облегающие белые брюки, – презрительно фыркнула продавщица. – И белую шелковую блузку.
   – И черный блейзер. От Келвина Кляйна. Или…
   Брови продавщицы удивленно взметнулись вверх.
   – Никогда не слышала о таком бренде.
   Сиенна развернулась к ней:
   – Еще бы! Могу поклясться, вы…
   – Платье, – распорядился Джесс. – Темно-золотистое или кофейное, простое и приталенное.
   – Такие цвета сейчас не в моде, сэр.
   – Эти цвета подходят к волосам леди. И если ей будет нужен – как она сказала – блейзер? То блейзер цвета южного загара.
   Продавщица улыбнулась:
   – Вы хотите сказать, бежевого, сэр?
   Он пожал плечами:
   – Пусть так. Потом туфли. Сумочку. И чтобы все это сочеталось между собой. Но только быстро. У нас мало времени.
   Сиенна вздернула подбородок:
   – Я сама сделаю выбор.
   Джесс приподнял темную бровь:
   – А я приму решение.
   Если бы взгляды могли убивать, то он уже был бы мертв.

   Через четверть часа Сиенна в третий раз вышла из примерочной.
   Поверх шелкового платья цвета темного шоколада на ней был надет приталенный жакет более светлого оттенка, и эти цвета действительно прекрасно сочетались с ее волосами. Еще одна продавщица принесла ей туфли. Из салона косметики доставили набор для макияжа. Губная помада, тушь, несколько взмахов щеткой по волосам…
   – Мадам выглядит на пять с плюсом, – нехотя призналась продавщица.
   Джесс молчал.
   – Ну как? – спросила Сиенна. – Нормально?
   – Нормально, – кивнул он. И в то же мгновение она почувствовала, как воздух между ними накалился. «Ему понравилось то, что он увидел», – подумала женщина.
   Их взгляды встретились. Время остановилось. Джесс закашлялся и, вернув себе раздраженное выражение лица, поднялся.
   – Счет, – скомандовал он.
   Они спустились по эскалатору и сели в такси, которое через несколько минут доставило их к большому кирпичному зданию.
   – Где мы? – поинтересовалась Сиенна, когда, помогая ей выйти из машины, Джесс придержал ее за локоть.
   – Здесь у меня назначена встреча с консультантом по финансовым вопросам, – сказал он.
   А потом весь день полетел в тартарары.

   Сиенна знала, что в этом была ее «заслуга».
   Похоже, ее работа теперь отправится в том же направлении.
   Но, если честно, разве она одна виновата? Не началось ли все с того, что у входа их встретила ухоженная до последнего дюйма девушка, одетая в расклешенные брючки и туфли на гигантской платформе?
   Девица ослепительно улыбнулась Джессу:
   – Мистер Блэквулф, рада вас видеть. Мистер Хенли уже ждет.
   Сиенну она не удостоила даже взглядом. Джесс тоже не произнес ни слова. Ладно. Она всего лишь секретарь. Не персональный ассистент и не администратор. Скорее, ее роль можно определить как НП – невидимая персона. Или что-то вроде того.
   Секретарь мистера Хенли вышла им навстречу.
   – Мистер Блэквулф, всегда рады вам.
   На сей раз Сиенну удостоили беглым взглядом. Она улыбнулась:
   – Добрый день. Меня…
   – Сюда, пожалуйста, мистер Блэквулф.
   Ее глаза сузились, превратившись в две колючие щелки.
   – У меня тоже есть имя. Я не невидимка…
   Пальцы Джесса впились в ее локоть.
   – Ты должна записывать, а не вмешиваться и перебивать. Понятно?
   – А ты должен помнить, что женщины, которые делают записи и ложатся костьми ради мужчин вроде тебя, не просто предметы мебели.
   – Ну да, ты как-то легла передо мной костьми ночью у камина, – холодно заметил он. – И вряд ли мне приятно это вспоминать.
   Боже, он невыносим! Стиснув зубы, Сиенна прошла следом за Джессом в роскошный кабинет размером чуть ли не с футбольное поле.
   – Джесс! – Маленький человечек расплылся в улыбке, выскочил из-за стола и протянул руку.
   – Хенли! – сказал Джесс, пожимая ему руку. Сиенна замерла в ожидании. – Моя секретарша.
   Небрежный кивок в ее сторону. Ни имени. Ни взгляда.
   Сиенна еще сильнее сжала зубы.
   Джесс проследовал к столу и сел в кресло. Сиенна растерянно оглянулась. Возле стены – стул с прямой спинкой. Посмотрев на нее, Джесс кивнул на стул.
   – Кофе? – предложил Хенли.
   Джесс согласился:
   – Было бы неплохо.
   Маленький человечек посмотрел на своего секретаря.
   – Кофе для мистера Блэквулфа, чай для меня. Мне и так достаточно кофеина на сегодня, – хмыкнул он.
   – В чае кофеина не меньше, чем в кофе, – заметила Сиенна.
   Все с удивлением уставились на нее. Она откашлялась.
   Но я тоже предпочла бы чай, если вы…
   Она продолжала говорить, однако секретарша, не обращая на нее внимания, уже закрыла за собой дверь. Хенли и Джесс начали обсуждать дела. Стискивание зубов могло привести к вывиху челюсти, поэтому Сиенна решила ограничиться покусыванием губ. Только это позволило ей продержаться, пока секретарша обслуживала двух мужчин, разливая чай и кофе.
   – Итак, – сказал Хенли, – я хочу предостеречь вас от покупки этой компании.
   – По каким причинам? – спросил Джесс.
   – Их много. Во-первых, все это очень рискованно. Кто знает, какое будущее у компьютеров?
   Сиенна подняла голову.
   – Их использование требует особых условий. Они огромны. Они требуют чистых, сухих помещений с кондиционерами.
   – Уже появились персональные компьютеры.
   – Маленькие маломощные игрушки, мистер Блэквулф. По моему мнению, они никогда не займут достойное место в жизни людей.
   Сиенна хмыкнула. Мужчины посмотрели на нее.
   – Извините, – произнесла она. – Я просто… чихнула.
   Джесс, прищурившись, смерил ее взглядом, потом снова сосредоточился на Хенли.
   – Я ценю вашу озабоченность, но мне кажется, что у этой компании все же есть шансы на развитие.
   – Компания совсем новая. И что у нее точно есть, так это явный недостаток средств. К тому же их разработки скорее имеют отношение не к компьютерам, а к операционным системам. – Он сочувственно улыбнулся. – Поверьте мне, на широкий рынок им не выйти.
   Сиенна подняла глаза:
   – Операционные системы?
   Джесс бросил на нее предостерегающий взгляд. Хенли же не обратил никакого внимания.
   – Да если бы вы только знали, мистер Блэквулф, кто основал эту компанию! Два чудака, которым, я думаю, не больше двадцати. Просто дети! Они даже не закончили колледж!
   – Ну да, я читал кое-что о Гейтсе и Аллене.
   Сиенна немедленно вмешалась:
   – Пол Аллен? Билл Гейтс?
   – Мисс… мисс, как там вас, не будете ли вы добры…
   – Джесс, это же «Майкрософт»!
   Джесс посмотрел на нее:
   – Верно.
   – Так ты эту компанию хочешь купить? – Покачав головой, Сиенна рассмеялась. – Ну, это вряд ли тебе удастся! Но по крайней мере постарайся приобрести побольше акций. Покупай столько, сколько сможешь.
   – Послушайте, милая леди…
   Сиенна решительно встала.
   – Я не милая леди, – заявила она. – Я персональный ассистент мистера Блэквулфа.
   Хенли смутился:
   – Разве это не ваша секретарша?
   – Джесс, – взмолилась Сиенна, – мистер Хенли дает тебе неверный совет.
   – Подождите минуту, мисс! Я не собираюсь позволять какой-то секретарше вмешиваться…
   – Повторяю, я не секретарша. Я персональный ассистент. – Финансовый консультант понимающе улыбнулся. Сиенна прищурилась. – И уберите с лица улыбочку. Эти слова вовсе не означают то, что думают всякие слизняки вроде вас.
   Хенли вскочил на ноги:
   – Да как вы смеете?!
   – А почему бы мне не сметь? – Приблизившись, Сиенна наклонилась к нему. Ее лицо оказалось всего лишь в паре дюймах от его носа. – Вы понятия не имеете ни о персональных компьютерах, ни обо мне.
   Лицо Хенли стало пунцовым. Он посмотрел на нее, потом на Джесса:
   – Мистер Блэквулф, я жду извинений от этой леди.
   Джесс улыбнулся. Потом встал и протянул ему руку:
   – Благодарю вас за потраченное на меня время, Хенли.
   – Но мы еще не закончили, сэр! У нас есть что обсудить. Я взял на себя смелость провести кое-какие исследования. Например, вы когда-нибудь думали о растущих возможностях камер «Полароид»?
   Сиенна снова хмыкнула.
   – Уверяю вас, я не чихнула, – пояснила она с милой улыбкой. – Это был вежливый, но вполне искренний смех.
   – Послушайте, мисс…
   – Каммингс. Сиенна Каммингс.
   – О, вы, видно, одна из тех, чей лозунг: «Долой лифчики, и да здравствуют общие душевые»?
   Она моргнула:
   – Что?
   – О да, мне знаком этот тип женщин. Я просто не мог предположить, что вы, мистер Блэквулф, берете таких на работу.
   Лицо Джесса было непроницаемым. «О боже, – подумала Сиенна, – после всего, что он сделал для меня, я…»
   – Джесс, – в порыве раскаяния проговорила она, – Джесс, я вовсе не имела в виду…
   – Еще раз благодарю вас за потраченное время, Хенли, – сказал Джесс и, взяв Сиенну за локоть, подтолкнул ее к двери.

   Оказавшись на улице, они тут же поймали такси.
   Потупив глаза, Сиенна забилась в уголок. А Джесс сообщил водителю адрес и отвернулся к окну, будто ее и не было рядом.
   Через несколько минут такси остановилось возле какого-то отеля. Джесс вышел из машины и направился к входу, Сиенна торопливо последовала за ним.
   – Джесс, – начала он робко, – я знаю, ты сердишься, но…
   – Добрый вечер, сэр. Мадам.
   Швейцар по крайней мере ее заметил. Это ей не особенно польстило. По правде говоря, внимание только одного мужчины что-то значило для Сиенны.
   Лифт доставил их на самый верхний этаж. Они оказались в ресторане. В огромном зале, наполненном посетителями. Что это? Жест королевского великодушия? Перед тем как уволить, босс решил угостить ее обедом?
   Сиенна сделала еще одну попытку:
   – Джесс. Мне очень жаль, если…
   Его рука оказалась на ее спине. Ладонь была прохладной. Ей вдруг ужасно захотелось откинуться назад и превратить это прикосновение в ласку.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация