А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Идеальная афера" (страница 10)

   Бросив трубку на рычаг, он вытер со лба пот, окинул взглядом примолкших экспертных дам и мысленно выругался. Ну-у, дурак торопливый, нашел место распинаться про «тело», «вскрытие» да «дактилограммы трупа», вон как мордашки-то у присутствующих побледнели. Все нетерпение проклятое, нет бы вернуться в кабинет, оттуда связаться с моргом – никто не услышал бы. А то будут теперь на ночь глядя под собственными кроватями коварных злодеев искать, перепугались все до полусмерти.
   А вот не все! В глазах Липатовой Лев увидел такое жадное, горячее любопытство, такое безоглядное желание разузнать что-то еще, такую неудержимую тягу к пусть мрачным, но до чего же завораживающе-влекущим тайнам, что снова не удержался от улыбки, хоть обстановка к веселью не располагала.
   Есть в подобных людях – независимо от возраста и пола – что-то неистребимо мальчишеское. В характере самого Льва эта черточка тоже вполне просматривалась, и он ее отнюдь не стеснялся. Плох тот сыщик, в котором повседневная рутина до конца убила романтику поиска, противостояния, азарт преследования и схватки. Ремесленником такой, может быть, станет, но асом, мастером – никогда!
   – На сегодняшний день мы с подполковником Калюжным попрощаемся с вами, милые дамы, – сказал Гуров самым светским тоном. – Я благодарю вас за угощение, за разговор, за желание помочь. Думаю, мы еще не раз встретимся. Я понимаю, все вы обескуражены, шокированы, может быть, даже немного напуганы произошедшими событиями. Прошу вас, не надо слишком беспокоиться, ситуация под надежным контролем, вам нечего опасаться. Теперь вот что: мне необходимо встретиться с вашим руководством, с директором НИИХ, с его замами, словом, с администрацией. Где нам с подполковником их сейчас найти, не подскажете?
   – На первом этаже, там направо... – начала одна из экспертных леди.
   Но Липатова бесцеремонно перебила ее:
   – Да я провожу! Вы не против, Лев Иванович?
   «Надо же, как зовут меня, с первого раза запомнила. А уж восхищена, как тинейджер поп-звездой, прямо неудобно. За отечественного Эркюля Пуаро принимает, не меньше. Не мной надо восхищаться, Любаша, а одним очень старым одиноким евреем с уникальными мозгами», – с оттенком беззлобной самоиронии думал Лев, спускаясь за Любашей на первый этаж.
   Сзади топал обозленный, ничего толком не понявший подполковник Калюжный.
   «Не серчай, коллега, – мысленно извинился перед ним Гуров. – Просто не до объяснений мне сейчас, не до разбора полетов, время дорого. Мы, дай срок, посидим с тобой в нормальной обстановочке, со Станиславом вместе, с этим, как его, Осадчим. Поговорим без лишних амбиций, глядишь – подружимся еще».
   Перед дверью с табличкой «НИИХ СГУ. ДИРЕКЦИЯ» Липатова осторожненько потянула Льва за рукав:
   – Можно вас буквально на два слова, Лев Иванович? Я закурю, хорошо?
   – Прошу вас, – несколько удивленно отозвался Гуров, отходя вслед за ней на несколько шагов в сторону, в небольшую нишу, украшенную кривоватым бумажным плакатиком: «Место для курения».
   Калюжный недовольно пожал плечами, но промолчал. Тоже отошел чуть в сторону, но в противоположную. Устал подполковник обижаться на бесцеремонного московского нахала.
   – Лев Иванович, – смущенно, однако решительно начала Липатова, – я вот подумала, может быть, я чем-нибудь еще вам помочь могу, а?
   – Очень хочется? – улыбнулся Гуров, подумав, что может, да еще как!
   Стасова игра лопнула бесповоротно, а умный, готовый к сотрудничеству человек здесь, изнутри, по-прежнему ох как нужен.
   Женщина решительно тряхнула гривкой коротких, чуть вьющихся светло-каштановых волос:
   – Нет, правда! Я тут давно работаю, двенадцать лет уже, сразу как химфак закончила, в экспертную попала. Знаю всех отлично, не только людей, но и, – она замялась, подбирая слова, – ходы и выходы, понимаете? Потом – я смелая. Не то что клушки наши. Ведь вы их успокаивали так, что «под контролем все». Один черт, эти курицы еще три дня трястись будут. Так что если мне поручение какое дадите, то не сомневайтесь, я выполню.
   «В жизни не знаешь, где найдешь, где потеряешь, – подумал Гуров. – До чего же кстати!»
   – Я подумаю над вашим предложением, Любовь Сергеевна, – серьезно, очень уважительно ответил он. – Скорее всего, мы с моим другом примем вашу помощь. Да-да, вы с ним уже познакомились вчера, извините его за то, что он ввел вас в заблуждение, но так надо было в интересах дела.
   – Да фигушки он меня «ввел в заблуждение», – тихо, с гордостью сказала Любаша. – Мало ли, что я виду не подала!
   Лев весело расхохотался: одно удовольствие общаться с этой женщиной. Теперь он хорошо понимал Крячко – действительно на редкость очаровательна.
   – Вот моя первая просьба или поручение, это как вам больше нравится. Ваш рабочий телефон я запомнил, домашний есть? Сотовый имеется, что ж, превосходно, дайте-ка запишу. А это наш со Станиславом Васильевичем, вот возьмите листочек. Теперь так: когда нам понадобится ваша помощь, совет, консультация – мы вас сами найдем. Но! Если вы вдруг заметите что-то пусть даже не угрожающее, но странное, необычное, из ряда вон выходящее здесь, на работе, или где бы то ни было еще – в транспорте, дома, в гостях у подруги, но хоть бочком, краешком с вами связанное, немедленно звоните нам. В любое время суток. Если никто не отзовется, надиктуйте на автоответчик, а потом перезвоните в ГУВД и спросите полковников Гурова или Крячко. Еще раз, даже если только по-ка-жет-ся, все равно – звоните!

   Глава 7

   Лев тяжело вздохнул, закашлялся и подошел к открытой форточке глотнуть свежего воздуха. Надо же, в точности та же мизансцена – он запомнил это хитроумное слово из лексикона своей жены, – что сутки назад. Он с Крячко в густых клубах табачного дыма. За окошком, выходящим не на ярко освещенную Московскую, а на темный внутренний дворик с единственным фонарем, тоже туманная пелена. Хоть бы похолодало градусов на пять, чтобы осела мелкая противная водяная взвесь, или ветерком бы растащило, что ли. Свет фонаря отсверкивал в мелких капельках, осевших на крышу «Галлопера», стоящего возле подъезда.
   «Старею, – подумал Лев. – Измотали меня эти два дня, голова несвежая, соображаю туго. А соображать надо, причем в темпе, потому что в деле тоже сплошной туман, ни зги не видать. Кроме как нам со Стасом, разогнать этот туман некому».
   – Есть предложение, – обернулся он к сидящему за столом Крячко. – Для начала перестань мусолить сигарету. Все равно толком не куришь, так нечего воздух отравлять. Давай-ка мы с тобой прекратим все споры, а лучше еще раз суммируем все, что нарыли. Обращая внимание на те моменты, где у нас полное согласие во взглядах. Их будем считать ключевыми.
   А ведь прояснилось кое-что. Начать с того, что блестяще подтвердилась догадка Липкина: никеля в легочной ткани тела Беззубовой оказалось впрямь под завязку. В сочетании с выводами патологоанатомов это не оставляло сомнений – да, отравили Алину Васильевну карбонилом никеля.
   Как отравили? Тоже уверенно можно было утверждать – снова Семен Семенович прав оказался.
   Кто-то, раздобыв, а скорее всего, синтезировав карбонил, залил его в пробирочку КН-5, оттянул на горелке тонкую перемычку, после чего запаял отраву в получившуюся из нижней части пробирки небольшую ампулку, которую аккуратно засунул в понедельник, тринадцатого, под сиденье завлабовского кресла. Почти наверняка ближе к вечеру, перед самым окончанием рабочего дня.
   Дальнейшее ясно. Алина Васильевна Беззубова, придя утром следующего дня на работу, спокойно в свое кресло уселась. Вес у покойной завлабши был весьма приличным, ну а стеклянная ампулка – вещь хрупкая.
   Услышала ли она хруст? Возможно, но это уже ничего не решало: карбонилы, как верно заметил Липкин, исключительно летучи, так что даже если она успела удивиться – что это там хрустнуло? – это было последним, что она успела на земле.
   Положивший ампулку с ядом позаботился о том, чтобы ликвидировать следы преступления – убрал осколки. Но сделал это небрежно, неаккуратно, видимо, не рассчитывая всерьез, что их будут искать. Вот парочка, обнаруженная Гуровым, завалялась-таки. Что ж, самомнение, беспечная самоуверенность губила многих. Кроме того...
   – Даже если бы я на эти две стекляшки не наткнулся, – убеждал Гуров Станислава, для наглядности демонстрируя «другу и соратнику» царапину на пальце, – это ничего не изменило бы, по большому счету. Пирекс трескается так, что всегда остаются микрофрагменты, чтобы их вычистить на сто процентов, нужен сверхмощный пылесос, а использовать такую технику чревато, вокруг же не слепые, не глухие, неизбежно заинтересуются, а зачем? Я был уверен в правоте Семена Семеновича, поэтому стал бы искать микроосколки с применением всего, чего можно. Рано или поздно нашел бы.
   Прямого, недвусмысленного ответа на вопрос, кто же этот человек, подложивший ампулу с отравой, у друзей пока не было. Правда, косвенный имелся.
   – По всему выходит, что убийца – Бортников, – уверенно заключил Лев. – Смотри сам. Почему только он работал в понедельник с горелкой под тягой? А потому, что, зная, с каким летучим ядом имеет дело, сам боялся травануться. Далее, кто, как не он, заняв кабинет Беззубовой, мог незаметно, не привлекая ничьего внимания, убрать осколки из-под сиденья? Наконец, все сотрудницы сходятся в том, что Бортников перед самым концом работы несколько раз заходил к ней, вроде ему что-то срочно отксерокопировать понадобилось. Подловил момент, когда та вышла, да попросту отвлеклась, отвернулась. Ксерокс стоит так, что до ее кресла полшага. Две-три секунды, и ампулка с карбонилом на месте.
   Крячко неодобрительно покачал головой:
   – Лев, это всего лишь домыслы пока. Ничего у нас нет – ни отпечатков его пальцев на осколках, ни надежных свидетельских показаний. Даже будь Бортников жив, я не представляю, как мы построили бы допрос, если допустить, что нам бы этот допрос санкционировали! А после утренних событий... Ты в спиритизм не веришь? Я тоже. А жаль, столоверчение, блюдечки всякие магические... Ну, скажи, как нам проверить твои предположения? Хорошо, пусть ты прав, но как это доказать? Наконец, где мотив преступления? Зачем он ее траванул?
   – Да, это главное, – кивнул другу Гуров. – Но мы-то с тобой на что, старая ты ищейка? Надо искать мотив, поймем его – разгадаем все остальное. Месть? Вряд ли. Тут скорее либо страх какого-то разоблачения, либо предельно обострившаяся борьба за кусок жирного пирога.
   – Может быть, – задумчиво сказал Станислав, – и то и другое вместе.
   – Значит, надо усиленно копать связи покойного Бортникова, попутно анализировать все основные документы лаборатории за последние месяцы. Я переговорил с администрацией НИИХ, с директором, его замом по науке. Здесь, похоже, ничего не светит. Формально да, экспертная лаборатория им подчинялась, а вот фактически – пользовалась такой широкой автономией... Вроде субмарины в погруженном положении. Администрация толком не в курсе их дел.
   – А кто же в курсе?
   – Вот! В курсе те, кто в клювике приносил нашим экспертам заказы. Кто потом получал отчисления за акты экспертиз. С кем делились взятками, я тоже уверен, что без «барашка в бумажке» не обходилось.
   – Словом, – закончил Крячко, – АОЗТ «Светлорадсертинг». Ты это имел в виду?
   – Именно. И руководителя этой подо-зрительной организации Даниила Марковича Шуршаревича, встречу с которым я наметил на завтра. Но при всем том мы ни на секунду не должны забывать, что есть еще второе убийство, пусть, как мы считаем, случайное – самого Бортникова. Если мы раскроем потайной смысл, внутреннюю пружинку дикого утреннего происшествия, то потянется нитка и к смерти Алины, я в этом уверен!
   Крячко недаром провел в столь веселом месте, как отделение судмедэкспертизы, почти весь день. Дактилограмма убившего Бортникова наркомана была аккуратно снята с рук трупа, оцифрована, а затем передана по мейлу в ГУВД. Теперь оставалось ждать результата. Параллельно, после анализа крови и спинномозговой жидкости из мертвого тела неизвестного, выяснилось, почему тело стало мертвым. Причина скоропостижной смерти этого человека на первом же допросе в районном отделении была не только в стрессе, не только в ужасе при осознании содеянного, прочей психологии. Вскрылись более приземленные, чисто физиологические предпосылки.
   – Как мне объяснили, – вновь закурив бог весть какую по счету сигарету, рассказывал Крячко, – он был обречен. Не тогда, так через два, ну, пять часов все равно врезал бы дубаря. В его крови обнаружили довольно высокую остаточную концентрацию метилфетанила, мощного синтетического наркотика, дополненного кетамином.
   – Чем?
   – Я тоже не знал до сегодняшнего дня. Это, Лев, оказывается, такой анастетик, обезболивающее для крупного рогатого скота, используется в ветеринарии. Есть у этого коровьего лекарства любопытная особенность – оно усиливает действие некоторых наркотиков, в частности, метилфетанила. Что достаточно быстро обнаружили потребители дури. С добавкой кетамина доза наркотика продается почти вдвойне дороже, но они считают, что дело того стоит.
   – То есть с одной дозы ширева нарики тащатся более длительное время?
   – Ага. Причем кайф испытывают более крутой. Но есть у кетамина побочный эффект: он работает так же, как тетурам, антабус – те самые вещества, которые в «торпедах» при лечении алкоголизма используются. Если выпить даже немного спиртного, то возможен сильнейший спазм коронаров, ну и... Последствия мы с тобой имели счастье своими глазами наблюдать. У него в крови обнаружился чуток алкоголя, да и официантка из «Казачьего стана» ведь говорила, что он заказывал коньяк. Немного, однако ему хватило.
   Гуров задумался. Некоторое время он молчал, а затем уверенно сказал:
   – Посмотри, как интересно. Наркоманы к спиртному равнодушны, так? Почему же он выпил коньяк? Потому что нервничал. Если уж нельзя на людях вколоть дозу, кстати, с собой у него дозы не было, то хоть так взбодрить себя, простимулироваться, верно? Что говорит о правильности наших умозаключений: он кого-то ждал. Мучился от нетерпения. А скорее всего, не только от нетерпения. Не первый попавшийся прохожий был ему нужен, а вполне конкретный Бортников. Но пойдем чуть дальше в наших рассуждениях, спросим себя, мог ли наркоман со стажем не знать о таких коварных свойствах кетамина? Нет, не мог! Он же не самоубийца, чтобы пить спиртное, после того как вколол себе наркотик с усилителем. Значит? Значит, ту последнюю дозу он не сам покупал. Ему ее вручили. Про кетамин предупредить забыли, возможно, просто не были в курсе его побочного действия. А сам он не спросил.
   – Скорее всего, не до вопросов было, – согласился с рассуждениями друга Станислав. – Возможно, он «ломался», в таком состоянии им все равно, чем колоться, лишь бы поскорее. Следуя твоей логике, можно предположить, что давший ему дозу сам не наркоман, поэтому он не знал ничего о причудливом действии кетамина. Или как раз знал? Может быть, таинственный «кто-то» именно хотел, чтобы этот человек замолчал навсегда?
   – Нет, не получается, – отрицательно покачал головой Гуров. – Вот если бы его угостили коньяком, тогда – да. Но он ведь зашел в кавярню один. Ясновидящим надо быть, чтобы предугадать, что он вдруг выпить пожелает.
   Лев снова замолчал, задумавшись. Что-то не давало ему покоя. Не укладывалось в четкую логическую цепочку. Выпирало из нее.
   – Хорошо, давай немного тему сменим, подождем результатов дактилоскопического поиска. Как тебе понравился подполковник Осадчий? Удалось деловой контакт наладить?
   Крячко невесело усмехнулся в ответ. Ну, контакт-то, пожалуй, удалось. Не с такими налаживал. Что же до остального...
   Никак не понравился ему Олег Иванович Осадчий. Совсем не понравился! Был он, по словам Станислава, вялый, жирный и апатичный, как кастрированный кот. Только что не зевал, всем своим видом демонстрируя, что служба ему безумно надоела, а дело, которым он вынужден сейчас заниматься вместе с Крячко, не стоит выеденного яйца. Но глаза при всем том оставались острые, хитрые, настороженные какие-то. Не верил Крячко таким глазам. А значит, и всему облику недалекого, ленивого служаки типа «делаю от сих до сих, а там – да отцветай, моя черешня!» он не поверил тоже. Заподозрил наигрыш, правда, классный. Вот теперь задуматься приходилось: а зачем подполковнику Осадчему, главному в губернии борцу с организованной преступностью, заместителю генерала Беззубова, играть такую роль?
   Когда Станислав буквально заставил судебных медиков сделать экспресс-анализ на никель, когда тут же выяснилось, что московский опер попал в «десятку», Олег Иванович даже для вида не поинтересовался, как же это Крячко смог так точно предсказать результат. Все попытки Станислава вызвать собеседника на откровенный разговор, выяснить его собственное мнение об убийстве Беззубовой, о механизме, о мотивах этого загадочного преступления ничего не дали. Прямо как вода в песок.
   Подполковник только бурчал что-то маловразумительное, утверждая, что к этому делу вообще отношения не имел изначально, даже материалов не читал, которых, кстати, все равно кот наплакал. Вот, может, Калюжный... С ним и поговорите.
   В структуре светлораднецкого криминалитета заместитель Беззубова разбирался – с первого взгляда было ясно – очень неплохо. Естественно, коли он десятый год занимался в губернском УВД именно этим вопросом.
   Олег Иванович даже оживился немного, вышел из своей роли, когда пустился в воспоминания и живописал Станиславу хитрые перипетии жесточайшей криминальной войны, бушевавшей в Светлораднецке лет шесть-восемь назад. Эта в СМИ почти неупоминаемая, полуподземная схватка тогда собирала обильную кровавую жатву по всей России. Светлораднецк исключением не стал. Трещали чуть не у порога ГУВД бандитские автоматы, разборка сменялась разборкой, «братки», занявшись разделом сфер влияния, исправно клали себе подобных штабелями, при этом сами в те же штабеля трупов укладываясь, что можно было бы от души поприветствовать. Вот только мирным гражданам тоже порой прилетало. Затем что же: «Волки от испуга скушали друг друга». Правда, не от испуга, а от излишней самоуверенности, и, к сожалению, скушали не всех, не до конца, а так – все в точности по словам классика детской литературы.
   Двое взаимно «недокушанных» – Николай Гуреев, он же Коля Гроб, и его оппонент Василий Андриевский по кличке Мачо – как раз остались главными местными, с позволения сказать, мафиози. Вели они самую натуральную холодную войну, которая иногда прорывалась вспышками весьма горячими. Сцеплялась братва, что твои ошалелые коты на весенней крыше. Трупы? Бывали трупы, как же без них?
   Бороться с этим ужасным злом? Так боремся! Мелких пешек отлавливаем и сажаем, а вот с главарями... А то вы сами, уважаемый столичный коллега, не знаете!
   Они, главари, оружия ведь не носят, в разборках не участвуют, приказы своим «быкам» в газетах не публикуют. У обоих есть свой легальный бизнес, пусть дохленький, однако же... Они, заметим, даже налоги платят исключительно аккуратно. Не придерешься. Уважаемые люди, надежда возрождающейся России, предприниматели, господи прости! Так что хоть каждый десятилетний пацан в Светлораднецке прекрасно осведомлен, кто есть кто, сделать с ними ничего, оставаясь в рамках закона, нельзя.
   Вот приблизительно так обрисовал Станиславу текущую криминальную ситуацию в городе несгибаемый борец с оргпреступностью Олег Иванович Осадчий.
   Но как только Крячко стал задавать вопросы, касающиеся не дел давно минувших дней, а сегодняшней веселой картинки, так сразу же на лице Осадчего возникло прежнее выражение апатии. Прямо не опер, а мудрец античный на покое, философ-агностик, убежденный в принципиальной непознаваемости мира. Преступного.
   Кто из местных авторитетов контролирует потоки левого самопального спирта? Есть ли хоть какая-то связь, пусть даже намек на нее, у Мачо либо Коли Гроба с АОЗТ «Светлорадсертинг»?
   – Смотрит он на меня тусклыми глазами вареного судака, – Крячко чуть не сплюнул от злости, но сдержался, лишь очередную сигарету закурил, – и мямлит, дескать, ничего-то он не понимает в связях местного криминала с нелегальным бизнесом, а в экономических вопросах – нет, ты представь, это производство левой гидрашки так теперь называется! – вообще ни бельмеса не смыслит. А затем взгляд его проясняется, и он мне выдает следующую сентенцию: «Вам, – говорит, – не кажется, что борьбу с преступностью мы уже необратимо проиграли? Или у вас там, в Москве, еще остались иллюзии?»
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация