А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Долларовый эквивалент" (страница 9)

   В этот момент из-за угла дома вышел полковник Крячко. Он торопился, несмотря на больную ногу, и прокричал уже издали:
   – Лева, там внизу кто-то есть! Окна в подвал все глухими решетками забраны, но в одном что-то вроде вентиляции присобачено, так вот оттуда как будто крики доносятся. Слабые, как из-под подушки, но у меня ведь слух, как у Бетховена, ты же знаешь…
   – Бетховен вроде глухой был? – вставил Глузский.
   – Ну это ты брось! – возмутился Крячко. – Как бы он, глухой, музыку-то писал? Думай, что говоришь, Глузский!.. Одним словом, кто-то там у них в подвале заперт. Что делать будем?
   Гуров обернулся к задержанным и повторил тот же вопрос:
   – Что делать будем, техники?
   «Техники» потерянно молчали. Они даже друг на друга боялись посмотреть. Это молчание было красноречивее любых слов.
   – Не отвечаете? – сказал Гуров. – Ну тогда я отвечу. Сейчас мы вызовем спасателей, вскроем дверь автогеном, и, если в подвале кто-то есть, мы вас обоих задерживаем как подозреваемых в насильственном лишении свободы. Преступление серьезное. Возьмете все на себя, герои?
   – Мы не герои, начальник, – хмуро сказал Трофимов. – Только ты пойми одну вещь – мы себе не хозяева. Нам приказали, мы выполняем. Конкретно мы с Лехой никого свободы не лишали. И вообще, вам надо с нашим шефом поговорить.
   – Обязательно поговорим, – сказал Гуров. – И с вашим шефом, и с шефом вашего шефа… Но сейчас нужно принимать какое-то решение. В подвале человек – он должен быть немедленно освобожден.
   Парни мрачно переглянулись, потом Трофимов достал из кармана большой ключ.
   – Открывай! – спокойно приказал Гуров.
   Всей группой они подошли к лестнице, ведущей в подвал, спустились. Трофимов отпер замок и распахнул перед Гуровым тяжелую, обитую железом дверь, зажег свет.
   Подвал был разделен на бетонные секции. Здесь до сих пор сохранился въедливый запах медикаментов. Трофимов подошел к одной из секций и открыл еще одну дверь. Когда вспыхнула лампочка, то все увидели сидящего на топчане человека. Одна рука его была прикована наручниками к железному кольцу, вмурованному в стену. Лицо у человека было измождено и покрыто синяками, однако Гуров узнал его сразу. Это был Вельяминов.

   Глава 9

   Больше всего Гурова поразил взгляд Вельяминова. Это не был взгляд сломленного человека, хотя наверняка в последние дни артисту пришлось туго. Но это и не был взгляд человека, который идет на любые пытки, сознавая свою правоту и невиновность. В глазах Вельяминова даже сейчас было такое выражение, будто он сидел за карточным столом и вел расчетливую игру, стараясь угадать, что на руках у партнеров, и соображая, насколько хороши у него шансы.
   Входя в подвал, Гуров был намерен немедленно освободить человека, там находящегося. Но теперь, посмотрев в глаза Вельяминову, он неожиданно переменил решение. В голову ему пришла не слишком гуманная, но рациональная идея.
   – Ну-ка, ребята, погуляйте пока наверху! – сказал Гуров, оборачиваясь к своим спутникам. – А я с молодым человеком перекинусь парой слов тет-а-тет. Без меня ничего не предпринимайте. Решения буду принимать я.
   Все вышли, а Гуров присел на топчан рядом с Вельяминовым. Снимать наручники с него он не торопился.
   Физиономия у Вельяминова была разукрашена на славу, да и заключение не пошло ему на пользу, но хорошая физическая форма позволяла ему и сейчас держаться с определенным достоинством. Гуров с профессиональным интересом осмотрел его мускулистую фигуру, синяки под глазами и запачканную одежду. Вельяминов в свою очередь настороженно рассматривал незнакомого человека, прикидывая в уме, что готовит ему эта неожиданная встреча.
   – Давно обосновался? – спросил наконец Гуров.
   – Несколько дней, – хрипло ответил Вельяминов. – Точно не помню. А я вас, кажется, где-то видел…
   – А я, брат, старший уполномоченный по особо важным делам, полковник Гуров. Ты ко мне на допрос приходил, чепухи всякой наплел, а потом вот сюда спрятался. Теперь вспомнил?
   – Теперь вспомнил, – невесело сказал актер. – Вообще-то я здесь не по своей воле, как видите. Кстати, может, снимете наручники? Ведь у вас наверняка ключ есть?
   – Ключ? А в самом деле – где у меня ключ? – задумчиво сказал Гуров. – Ведь вот какой я растяпа – я ведь ключ на столе в кабинете оставил! Так что ты, брат, потерпи пока, раз уж столько дней терпел. Еще неизвестно, стоит ли тебя вообще отсюда забирать…
   – То есть как?! – опешил Вельяминов. – Что вы такое говорите? Вы же… вы же полковник! Или вы заодно?..
   – Заодно с кем? – хладнокровно спросил Гуров.
   – Ну, с этими козлами, – в некотором замешательстве ответил Вельяминов, взглядом пристально изучая выражение лица Гурова.
   – Знаешь, брат, я в фауне не разбираюсь, – сказал Гуров. – Не мой курятник. Я, знаешь, бюрократ. Меня хлебом не корми, а дай официальную установку – паспортные данные, особые приметы, чистосердечное признание… Так что про козлов давай не будем. Говори по-человечески – кто тебя сюда запер?
   – Понятно кто, – угрюмо ответил Вельяминов, что-то усиленно про себя соображая.
   – Мне непонятно, – возразил Гуров. – Ты не размазывай кашу по тарелке, говори прямо.
   Вельяминов некоторое время подумал, а потом вдруг сказал:
   – Вообще-то я не знаю, кто они… Может, банда какая?..
   – Мы с тобой теперь что – в казаков-разбойников играть будем? – спросил Гуров. – Ты пойми простую вещь. Я ведь сейчас могу встать и уйти, а ты останешься на своем месте. Пусть с тобой твоя банда разбирается. Ты, похоже, человек упрямый, раз они с тобой так долго возятся. А я упрямых не люблю – времени они много отнимают и нервов. А мне время дорого… – Гуров поднялся и сделал вид, что направляется к двери.
   – Вы действительно на это пойдете? – изумился Вельяминов. – Вам же за это вставят! Это незаконно!
   – Ишь какой законник выискался! – покачал головой Гуров. – А кто узнает? Я думаю, после моего ухода от тебя постараются поскорее избавиться, так что мне ничего не грозит, не надейся.
   – Значит, вы заодно, – упавшим голосом сказал Вельяминов. – Понятно. Единение правосудия с крупным бизнесом… Примета времени, значит.
   – Ты дискуссию не разводи, – невозмутимо сказал Гуров. – Последний раз спрашиваю – расскажешь, что с тобой случилось, или я тебя здесь оставляю – на дальнейшее прессование?
   Вельяминов дернулся, будто собирался сорваться с топчана, но только коротко звякнуло железо, и актер остался на месте.
   – Знаю, что будет дальше, – я все вам выложу, а вы все равно уйдете, – хмуро сказал он. – Вам на меня наплевать. Вы все заодно.
   – Вот заладил! – с досадой сказал Гуров. – А по-моему, тебе уже все равно, приятель, – заодно мы или нет. Шансов у тебя, по-моему, никаких. И выглядишь ты неважно. Как по нужде-то ходишь?
   Лицо Вельяминова передернулось – видимо, Гуров задел больное место. Под топчаном стояло что-то похожее на больничное судно – еще один повод чувствовать себя униженным.
   – Хорошо, я все вам расскажу, – вдруг решительно заявил Вельяминов и добавил с пафосом: – Я верю в торжество закона!
   – Ну, слава богу, хоть нашелся еще один человек, который в это поверил! – усмехнулся Гуров и опять присел на топчан. – Я тоже в него верю, кстати. Выходит, мы заодно с тобой, а не… С кем, ты говоришь, я там заодно?
   Вельяминов набрал в грудь воздуху, словно собирался нырять, и выпалил:
   – С Бардиным, конечно. То есть я так подумал, а уж как на самом деле…
   – Значит, это Бардин тебя сюда засунул?
   – Ну, не сам, конечно, – ответил актер. – Для этого он слишком важная шишка. Его «шестерки».
   – Так, понятно. И для чего ты ему понадобился?
   – Ну, он это… решил, что я виноват, что Лариса пропала, – торопливо объяснил Вельяминов. – Сказал, буду здесь сидеть, пока не расскажу, где она. А я не знаю! – неожиданно почти истерически выкрикнул он. – Ну не знаю, и все! А он не верит, конечно.
   – Допустим, ты не знаешь, где Лариса Бардина, – сказал Гуров. – Но что-то ты ведь знаешь, верно? Вот и выкладывай все, что знаешь, а насчет остального мы сами разберемся.
   Вельяминов подозрительно посмотрел на Гурова.
   – В каком смысле все, что знаю? Может, вы лучше сами вопросы будете задавать?
   Гуров понял, что артист боится сболтнуть лишнее и надеется кое-что придержать, но не подал виду.
   – Спрашивать? Хорошо, – сказал он. – Вот тебе вопрос первый. Ты – человек везучий. Удачу за хвост ухватил, в кино снимаешься, деньги лопатой гребешь, девчонки на тебя заглядываются…
   Вельяминов поморщился и перебил Гурова:
   – Фуфло это насчет бабок. Больше разговоров, чем на самом деле… Эти шакалы, Боголепский и Фельдман, продюсер, они за копейку удавятся. Так что не так много я у них зарабатывал, между прочим.
   – Ну, неважно. Все равно побольше, чем если бы на заводе у станка стоял, – возразил на это Гуров. – Так вот такой вопрос – для чего тебе такой друг понадобился, как Сергеев?
   – А что Сергеев? – вскинулся актер. – Дался вам всем этот Сергеев!
   Но он тут же сник, опустил голову и сказал, с трудом выталкивая слова:
   – Он про меня в газетах прочел. Разыскал и потребовал, чтобы я его на блатную работу устроил. Он думал, что в кино все сахаром и медом намазано, идиот! У меня из-за него одни неприятности были…
   – Поэтому ты его первого Бардину и сдал? – спросил Гуров.
   Вельяминов посмотрел на него с непонятным выражением на лице.
   – Бардин его все-таки нашел? – спросил он. – Вот кретин! Я имею в виду, Сергеев – кретин. Я думал, что он давно уже свалил отсюда. А вы откуда про Сергеева знаете?
   – Это не твое дело, сынок, – сказал Гуров. – Ты на вопросы отвечай. Что за неприятности у тебя были из-за Сергеева? Только не рассказывай, как тот морды в съемочной группе бил, это к делу не относится.
   Вельяминов проглотил комок, вставший в горле, и глухо сказал:
   – Эта сука меня подставила. Так подставила, что дальше некуда. Я тачку хотел купить – такую, чтобы на самом деле с ветерком прокатиться можно было. И тут эта сволочь меня как будто случайно знакомит с мужиком… Мужик с виду рассудительный, надежный, глаза честные, не шныряют по сторонам… Ну, ладно. Короче, купился я. И сам не пойму, как это я так легко купился. Должно быть, хороший психолог попался. И как бы между делом он мне говорит, что торгует машинами, и предлагает «Лянчо» последней модели. Ну, я загорелся, съездили к нему в гараж, машина – конец света! И главное, документы вроде все в порядке, хотя цена в два раза ниже, чем должна бы… Эх, да что там говорить! В народе про это говорят – загорелся в жопе лед. Короче, быстренько оформили покупку, на учет поставили, между прочим, везде на лапу давали, и вашим из ГАИ тоже. Все без задоринки прошло. И стал я на этой тачке раскатывать и подругу свою катать…
   – Ларису Бардину? – уточнил Гуров.
   – Ее, – с гримасой раздражения сказал Вельяминов. – Вот тоже дурак был! Мне, понимаете, в голову ударило, что вот я какой крутой: в газетах про меня пишут, тачка у меня супер, телка у меня – дочь банкира… Знал бы, бежал подальше от этой дочки.
   – Но ведь не побежал, – заметил Гуров. – Наоборот, на теплоходе с ней поплыл. Только на алкогольную амнезию ты больше не ссылайся. У нас показания нескольких свидетелей имеются, что не пьешь ты. Не люблю я, когда врут.
   – Не был я пьяный, – буркнул Вельяминов. – А что мне оставалось говорить, когда я в полной заднице оказался? Они ведь меня предупредили, что не пощадят, если чего…
   – Я терпеливый, – сказал Гуров. – Кто это «они»?
   – В общем, через несколько дней, как я тачку купил, отводит меня Сергеев в сторону и говорит – тачка, мол, в угоне, ее Интерпол ищет, и если что, мне тоже срок светит. Предупредил, чтобы я язык за зубами держал и не рыпался. Только я никак понять не мог, зачем он мне про это рассказывает. Дело-то сделано, у меня все равно выхода нет. А потом вдруг объявляется тот мужик, что «Лянчо» мне продал, да не один, а с корешами. И тут они меня уже прямо за горло.
   – Чего они хотели?
   – Сначала хотели, чтобы я им за машину еще столько же заплатил – мол, цены возросли и все такое… Сказали, что если в ментовку пойду, то конец мне, следят они за мной. Денег у меня не было, тогда они меня на счетчик поставили…
   – Чего же не пошел… в ментовку? – со значением спросил Гуров.
   – Напугался, – признался Вельяминов. – И тачки боялся лишиться, и этих боялся… Теперь-то я понял, что это за люди. Настоящие убийцы!
   – Как зовут их, знаешь?
   – Имен не знаю, – сказал актер. – При продаже тот мужик расписывался и документы предоставлял, но, как я понимаю, это все липа была. А между собой они кличками друг друга называли. Главный у них – Мельник. Тот самый, что машину мне толкал. А правая рука у него – Денатурат, типичный маньяк-наркоман. За дозу любого пришьет. Еще Китаец есть, Поп… Ну и этот Сергеев – он тоже с ними. На подхвате.
   – Ясно, и чем же все кончилось?
   – Я нервничать, конечно, начал. А тут еще день рождения. И Лариске в голову пришло оттянуться по этому случаю на реке. Это ее идея была. Мне эта тусовка поперек горла, а куда денешься? Связался с дочкой крутого – значит, прогибайся. Ну и сболтнул я этому, Сергееву. Вернее, он сам привязался как банный лист – как, мол, праздник отмечать будем? А как отмечать? Я бы похороны его с удовольствием отметил, а не день рождения. Ну и, чтобы отстал, сказал ему, что уезжаю. А он сразу своим стукнул.
   – И что они от тебя потребовали?
   – Да ничего особенного, – неохотно сказал Вельяминов. – Подробный маршрут, и чтобы я во время прогулки с ними по телефону связь поддерживал – где мы в настоящий момент находимся. Корректировал чтобы, короче.
   – Разумно, – кивнул Гуров. – Твоя роль более-менее ясна. А чего они вообще хотели – тебе объяснили?
   – Чтобы помалкивал, – сказал Вельяминов. – А остальное – не моя забота.
   – Но ты же понимал, что ничего хорошего они не затевают. И безропотно шел у них на поводу. Почему?
   – У меня не было выбора, – упрямо повторил Вельяминов. – Они меня кончили бы без разговоров. Я все время у них как на ладони был. Сергеев…
   – Почему ты так боишься Сергеева? – перебил его Гуров. – Ты – здоровый мужик, атлет, гонщик!
   – Вы не знаете Сергеева, – сказал актер. – Это неуправляемый тип. Он сумасшедший. Мы с ним в дисбате служили, если вы не знаете. Он там парня на моих глазах чуть не убил. Голыми руками. Случайность только спасла. И скажу вам честно – мне с ним не справиться. Есть опыт.
   – Ну, ладно, оставим это, – решил Гуров. – Рассказывай дальше.
   – А что рассказывать? Вся эта тусовка развлекалась, а я как на иголках – жду, чем все это кончится. Все время уходил куда-нибудь и звонил Мельнику. Последний раз на подходе к одной деревне позвонил – забыл, как называется… Ночь уже была. На теплоходе все готовые – кто трахается, кто курит, кто водку пьет, а я один как проклятый…
   – А Лариса?
   – А что Лариса? Лариса тоже была в кондиции. Вешалась на всех мужиков, даже на своих телохранителей, хотя для тех это хуже касторки. За дочуру папаша им яйца обещал отрезать, если что. Я, правда, не очень-то за ней и присматривал – не до того было. Я даже рад был, что есть кому ее веселить. По сути, это не мой день рождения получился, а ее, понимаете?
   – Да, и подарочек она получила знатный! – заметил Гуров. – Но давай переходи к самому сложному – что во время нападения было?
   – Во время нападения не знаю, – равнодушно сказал Вельяминов. – Меня на самом деле на палубе не было. Я внизу в какой-то каюте закрылся и только слышал, как стреляют. Дело в том, что меня эти предупредили по телефону, чтобы я не высовывался… Только сначала я им объяснил, в каком месте искать Ларису…
   – Ага, значит, их интересовала в первую очередь Лариса! – удовлетворенно воскликнул Гуров.
   Вельяминов промолчал. Теперь он сидел, опустив голову, и тупо разглядывал грязный цементный пол под ногами. На его избитом лице вдруг появилось выражение огромной усталости. Всегда наступает предел, за которым уже не имеют значения никакие расчеты и планы. Наверное, Вельяминов окончательно в этот момент понял, что надеяться ему не на что и после такого удара ему не оправиться.
   – Мне кажется, им только она и нужна была, – сказал он немного погодя. – Заварушку они устроили, чтобы панику вызвать и глаза отвести. Скорее всего, они не собирались никого убивать, но эти охранники, которые всегда мотались за Ларисой, полезли в драку, и все кончилось кровопролитием.
   – А что стало с Ларисой?
   – Не знаю, не знаю, не знаю! – срываясь на крик, ответил Вельяминов. – И этот придурок Бардин хочет знать, где его Лариса. А я не знаю! Вы можете это понять?
   – Понять все можно, – мирным тоном заметил Гуров. – Только и ты постарайся понять – вокруг тебя не дураки собрались, и не стоит считать остальных глупее себя. И Бардин, наверное, хочет знать не только то, где его дочь – хотя это совершенно естественно, и винить за это его никак нельзя, – но он также хочет знать, где искать твоих приятелей-бандитов. Вот за это я его похвалить не могу, хотя он и добился на этом поприще некоторых успехов. Сдал же ты ему Сергеева. Значит, и остальных должен сдать. Только не Бардину, потому что это не его дело, а нам – правоохранительным органам.
   – Вы все забываете про одну вещь, – с кривой усмешкой медленно сказал Вельяминов. – Я сам пострадал от этих отморозков. По сути дела, я тоже жертва. Всем на это наплевать, но это факт. Короче, я про их дела ничего не знаю. Меня не посвящали.
   – Сколько раз ты встречался с Мельником или его «шестерками»? – неожиданно спросил Гуров.
   – Раза три-четыре, – сказал Вельяминов. – Один раз, когда машину покупал, другой раз, когда меня на счетчик ставили, ну и еще пару раз мимоходом.
   – Опознать тех, кого видел, сможешь?
   – Смогу, конечно, – пожал плечами Вельяминов. – Только… Если вы меня посадите, меня за это самое в тюрьме не пощадят, вы это понимаете?
   – Заботливо ты к себе относишься, – заметил Гуров. – Не то что к окружающим. Ты лучше о своей девушке подумай – каково ей было в руках бандитов… А сажать тебя не мы будем, а суд. Самый гуманный, между прочим, суд в мире. Будут смягчающие обстоятельства – может, и отделаешься условным сроком. В камере об этом хорошенько поразмышляй. А мы пока тут кое-что провернем и пригласим тебя к дальнейшему сотрудничеству.
   Гуров встал, достал из кармана ключи и отстегнул руку Вельяминова от крюка в стене. Лицо актера просветлело, но Гуров с невозмутимым видом тут же защелкнул наручники на его втором запястье и объявил Вельяминова арестованным по подозрению в соучастии в похищении человека.
   – Давай на выход! – приказал Гуров. – И думай, думай!
   Повесив голову, Вельяминов пошел к двери.
   Они поднялись наверх. Трофимов и его напарник Леха посмотрели на своего узника такими глазами, будто намеревались немедленно разорвать его на куски, но с места, естественно, не сдвинулись. Лица их постепенно приобрели равнодушно-туповатое выражение, как у людей, ни за что в этом мире не отвечающих.
   – Глузский! Бери машину этих гавриков, – распорядился Гуров, – и отправляй всех под стражу. Только проследи, чтобы артиста посадили в отдельную камеру. С этих двоих допрос сними – вытяни из них все, что можно. А мы с Крячко пока другими делами займемся.
   – Тесновато будет, – заметил Глузский, но взялся за дело с большим энтузиазмом.
   Гуров и Крячко дождались, пока на арестованных надели наручники и, затолкав в машину, увезли, а потом поехали сами.
   – Что тебе эта кинозвезда сказала? – поинтересовался Крячко.
   – На счетчик его поставили, – сообщил Гуров. – А в уплату долга девчонку его потребовали. Дочку банкира то есть. Ну он, как честный человек, конечно, расплатился.
   – Девчонкой?
   – Именно. Где она, Вельяминов, похоже, и в самом деле не знает. Но я, кажется, эту схему понял, Стас. Следовало бы сразу догадаться. Все просто – с Бардина выкуп требуют. А все остальное было для отвода глаз – пиратство это, стрельба, граната… Устроили панику, и сто человек превратились в перепуганное стадо. А похитители под шумок умыкнули девчонку. Не исключено, что была и вторая лодка. Пока все внимание отвлекалось на катер – выстрелы, рев мотора и все такое прочее, – девчонку тихо запихали в неприметную лодчонку и отвезли в укромное место.
   – В какое?
   Гуров покосился на Крячко.
   – Умеешь ты одним словом выразить суть самой неразрешимой проблемы! – сказал он с иронией. – Хотел бы я знать, в какое!
   – Нет, я в том смысле, что Вельяминов должен что-то знать, – с обидой сказал Крячко. – Раз он живой остался.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 [9] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация