А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Долларовый эквивалент" (страница 13)

   Глава 13

   За окнами поезда едва брезжил рассвет. В сером воздухе проносились черные мохнатые силуэты сосен. Поезд, наращивая скорость, бежал по узкой колее среди дремучей необитаемой чащи, будто стараясь поскорее покинуть эти неуютные места.
   Гуров вышел в сумеречный тамбур, переглянувшись в дверях с молодым оперативником, который отправился в купейные вагоны на смену Гурову, и зашагал дальше через спящий вагон, мимоходом присматриваясь к пассажирам. Все было спокойно.
   В очередном тамбуре он нашел Глузского. Тот только что затоптал сигарету и полез за новой. Цвет лица у него был землистый.
   – Мордовские леса! – кивнул он на окно и зашуршал спичечным коробком. – Самое место для таких, как Мельник. Доживу ли я до того момента, когда всю его бражку на лесоповал отправят?
   – Ни за что не доживешь, если будешь и дальше так же травиться, – сочувственно заметил Гуров. – Ты в зеркало на себя посмотри – призрак опера! Так нельзя!
   – Да это я от недосыпу, – словно оправдываясь, сказал Глузский. – Мне бы чуток поспать – так я сразу человеком стану. А если не курить, так в этом поезде вообще от тоски подохнешь. Что, опять ничего?
   – Полный штиль, – сказал Гуров. – Не нравится мне это. Можно сказать, ты как в воду смотрел насчет Новокузнецка. Будем с промежуточных станций телеграммы домой слать – вышлите бельишко и деньжат на пропитание!
   – Не шути так, Лев Иванович! – жалобно произнес Глузский. – От таких шуток у меня мороз по коже.
   Щелкнула дверь. Мимо них прошел заспанный парнишка в тренировочном костюме с полотенцем на плече. Он скрылся в соседнем вагоне. Глузский вздохнул.
   – Поневоле в каждом бандита видишь, – сказал он. – Думаешь: куда пошел, зачем? А полотенце у него настоящее или в полотенце ломик завернут?
   – Вообще-то непонятно, – заметил Гуров, – зачем он с полотенцем в тот вагон пошел. То ли в его вагоне туалет занят, то ли еще какая причина…
   – Ну, в случае чего Веригин доложит, – сказал Глузский.
   Юноша с полотенцем вернулся довольно быстро, почти такой же заспанный, как и минуту назад, – было не похоже, чтобы он умывался. Гуров и Глузский посмотрели на него с большим любопытством.
   А еще через минуту неожиданно появился господин Бардин, при полном параде, но без сумки. Он мрачно посмотрел на оперативников и изрек:
   – Кажется, началось!
   – Что?! – вопрос вырвался у обоих одновременно.
   – Я задремал, – сказал Бардин. – Вдруг в купе входят. Парнишка какой-то. По-моему, совершенно посторонний. «Кто тут Бардин?» – говорит. Отвечаю: «Я Бардин». Он мне объясняет, что какой-то человек хочет видеть меня в хвосте поезда. На самой последней площадке. Я спорить не стал, потому что еще подумал, что это кто-то из ваших. Но чувствую, что ошибся.
   – Это верно, – сказал Гуров. – Мы тут ни при чем. Но мы включаемся. Идите, куда предложено, Владимир Дмитриевич, я вас лично подстрахую. Глузский, проследи, чтобы купе все время было под присмотром – глаз не спускать! И сам будь начеку – теперь можно ожидать чего угодно. И первым делом найди того парня с полотенцем. Нужно выяснить, что это за птица.
   Глузский кивнул, одернул пиджак и ушел в соседний вагон. Бардин пожал плечами и вопросительно посмотрел на Гурова.
   – Вы идите вперед, Владимир Дмитриевич, – сказал Гуров. – Я немного задержусь, но буду держать вас в поле зрения, не бойтесь.
   – С чего вы взяли, что я боюсь? – презрительно сказал Бардин. – Я с самого начала боялся только одного – что мне помешают расправиться с этими негодяями.
   – Вы опять за старое, – вздохнул Гуров. – Возьмите себя в руки, Владимир Дмитриевич!
   Ему очень не нравился лихорадочный блеск в глазах Бардина. После бессонной ночи и нервотрепки они все были на взводе, но с Бардиным явно творилось что-то неладное. Гурову очень не хотелось отпускать его одного, но выхода не было.
   – Возьмите себя в руки, – повторил он.
   Бардин ничего не ответил и повернул ручку двери.
   Гуров выждал несколько секунд и, не торопясь, последовал за банкиром. Он старался держаться на значительном расстоянии, но при этом не выпускать из поля зрения спину в дорогом темно-синем пиджаке.
   Наконец они оказались в последнем вагоне. Движение здесь особенно было заметно – вагон ощутимо покачивало, на приоткрытых окнах тревожно вздрагивали занавески. Неподвижные фигуры на полках, высовывающиеся из-под одеял ноги, заливистый храп – странно было думать, что в этом сонном царстве может что-то случиться.
   Гуров остановился, придерживаясь за металлический поручень, машинально расстегнул пиджак и нащупал под мышкой рукоятку пистолета. Бардин в самом конце вагона открыл дверь и вышел. За туманной плоскостью стекла мелькнула его коренастая фигура и скрылась в тамбуре.
   Гуров, уже не особенно таясь, пошел вперед. Он рассчитывал присесть на свободное место где-нибудь в конце вагона, где-нибудь на краешке нижней полки, и дождаться возвращения Бардина. Утренний сон особенно крепок, и Гуров надеялся, что никому не помешает.
   Он успел пройти только полвагона, как вдруг впереди грохнул приглушенный выстрел. За стуком колес этот звук был почти незаметен, но Гурова точно подбросило на месте. В один миг он выхватил пистолет и побежал. Из тамбура донесся еще один выстрел. Гуров с треском распахнул одну дверь, другую и вылетел на последнюю площадку.
   По ней вовсю гулял ветер. Наружная дверь была открыта, и казалось, будто черные лапы сосен проносятся так близко, что едва не задевают вагонные ступеньки. На площадке, вытянув руку к двери, лицом вниз лежал господин Бардин. Возле него валялся блестящий никелированный револьвер – явно импортная игрушка. Ребристый металлический пол был перемазан чем-то черным и липким.
   Гуров опустился на колени и нащупал сонную артерию на шее Бардина. Он был еще жив. Гуров осторожно перевернул банкира на спину и увидел густое кровяное пятно на его рубашке. Судя по всему, Бардина ударили ножом в живот, и только потом он начал стрелять. Но больше никого на площадке не было.
   Бардин открыл глаза и увидел Гурова.
   – Черт возьми! – с тоской прошептал он. – Он ушел!
   – Минутку, Владимир Дмитриевич! Держись! Я сейчас, – проговорил Гуров и метнулся назад в вагон.
   Но едва он успел шагнуть на площадку возле туалета, как раздались пронзительный свист и скрежет, неодолимая сила вырвала из-под его ног опору и швырнула Гурова вперед. Он успел вытянуть руки и несколько смягчить падение, но все-таки больно ударился раненой щекой о панель и с размаху сел на пол. В голове загудело.
   С противным стальным скрежетом поезд остановился. Все вокруг наполнилось испуганными криками и топотом многих ног. Где-то пронзительно заплакал ребенок. Гуров опять вскочил на ноги и вбежал в вагон.
   Там царил настоящий бедлам. Кругом валялись подушки, одеяла, предметы туалета и чемоданы. Метались перепуганные люди.
   – Врач! Есть здесь врач? – во все горло закричал Гуров.
   На него посмотрели как на сумасшедшего. Кто-то попытался схватить его за руку и спросил, что случилось. Гуров оттолкнул его и сердито потребовал найти ему врача.
   – Всем находиться на своих местах! – властным тоном выкрикивал он, пробиваясь в дальний конец вагона. – Если среди вас есть врач – пусть подойдет ко мне! Требуется помощь.
   Никто не откликнулся. Вдруг перед Гуровым мелькнуло бледное, но решительное лицо проводницы.
   – У нас есть аптечка, – сказала она. – А что случилось?
   – Аптечкой тут не отделаешься, милая! – с досадой сказал на ходу Гуров. – Найди-ка мне начальника поезда, а заодно врача. Не может быть, чтобы в поезде не было ни одного врача. На задней площадке – тяжелораненый.
   Девушка кивнула и почти бегом кинулась в следующий вагон. Гуров поспешил за ней.
   В соседнем вагоне был точно такой же кавардак. Гуров снова позвал врача. К нему протолкался лысоватый мужчина в брюках и пижамной куртке. У него были большие руки и холодноватые спокойные глаза.
   – Я врач, – сказал он. – Кому требуется помощь?
   – На задней площадке лежит человек, – объяснил Гуров. – Ножевое ранение в живот. Сделайте все, что в ваших силах, доктор!
   – Понял, – просто сказал врач и с решительным видом стал пробиваться через толпу к выходу. – Дорогу! Дайте же дорогу, черт возьми!
   Гуров поспешил дальше. В каждом вагоне он заставал одно и то же – беспорядок, панику, бестолковую суету. В такой обстановке не только сумку с деньгами – корову увести можно. Гуров доверял Глузскому и его людям, но все произошло так неожиданно и нелепо, что ручаться ни за что было нельзя. Ему захотелось самому немедленно взглянуть на то, что творится в купейном вагоне.
   Но дойти туда он не успел. В очередном тамбуре навстречу ему с перекошенным лицом вдруг выскочил Глузский.
   – Лев Иванович! Уходят! – закричал он. – Вся банда! Трое! В лес побежали! Сумка у них!
   За спиной у Глузского маячил проводник с ключами в руках. Он отпер дверь и распахнул ее. Смолистый холодный воздух ворвался в тамбур. Гуров колебался одну секунду.
   – Ладно, бери своих и преследуй! – распорядился он. – Только Веригина оставь. Я тут сейчас разберусь и тоже… Куда они побежали?
   – Влево от поезда! – махнул рукой Глузский. – В лес ушли! А что у тебя на щеке кровь? Ранен?
   Гуров потрогал щеку – она была липкой от крови, наклейка слетела.
   – Старые раны, – нетерпеливо сказал он. – Двигай, Глузский!
   Тот повернулся и спрыгнул на землю. Гуров видел, как он машет кому-то рукой. Наверное, собирал своих.
   – Веригин, останься! – вдруг заорал Глузский. – На месте, я сказал!
   Гуров подумал, что будет проще добраться до нужного вагона по насыпи, и спустился по ступенькам вслед за Глузским. Но того уже и след простыл – он и еще трое оперативников скрылись в зарослях молодых сосен под насыпью.
   Гуров пробежал вдоль всего состава, из окон и дверей которого выглядывали растерянные пассажиры, и поднялся во второй вагон. Опер Веригин встретил его на площадке. Физиономия у него была кислая.
   – Докладывай! – с ходу потребовал Гуров.
   – Да что докладывать! – махнул рукой Веригин. – Дурдом какой-то! Прошелся я по вагону, в окно посмотрел. Потом Бардин из купе появился и в тот конец отправился. Я стою, наблюдаю. В купе никто не входил, ни одна живая душа. Потом вдруг как шарахнет!.. Стоп-кран, значит, сорвал кто-то. Я еле на ногах устоял. А пассажирам пришлось туго – большинство ведь спали. Как груши с полок посыпались. Вопли, плач… Я говорю, дурдом полный! Потом начали все в коридор выскакивать…
   – Из двенадцатого купе кто-нибудь выходил? – спросил Гуров.
   – Все выскочили, – подтвердил Веригин. – Как один человек. Коридор был забит, как на базаре. Я глотку надорвал, пока уговорил всех на место вернуться и сохранять спокойствие. Как бараны, честное слово!
   – Как бараны, значит? – задумчиво повторил Гуров. – А поконкретнее можно? В двенадцатое купе кто-нибудь в этот момент проникал? Сумку выносили?
   – Никак нет! – бодро отрапортовал Веригин, но тут же по лицу его пробежала тень, и он, преодолевая естественное желание соврать, поправился: – То есть виноват, товарищ полковник, до конца не уверен. Если честно, то секунд тридцать не владел ситуацией. Такой здесь был дурдом… Но вообще-то, по-моему, все пассажиры на местах, за исключением Бардина, конечно. А посторонний в этой суматохе за тридцать секунд не успел бы пробиться, взять сумку и уйти. Физически бы не смог. А тут уже кто-то из наших закричал, что сумку уносят, я в окошко выглянул – точно, бегут в лес трое и сумку тащат. Только… – Он робко посмотрел в глаза Гурову.
   – Что – только? – сдержанно спросил Гуров, которому в глубине души очень хотелось сорвать злость на нерадивом опере.
   – Мне показалось, товарищ полковник, что сумка у них другая, – неуверенно сказал Веригин.
   – Что значит – другая? – резко спросил Гуров.
   «Сам виноват, – подумал он про себя. – Нечего было поручать важное дело человеку, которого плохо знаешь. За купе нужно было наблюдать самому. Бардина-то ты все равно не уберег. Значит, и жаловаться не на кого».
   – Другая сумка, – повторил Веригин. – Во-первых, форма вроде другая, а во-вторых, по тому, как ее несли, видно было, что она легкая. У Бардина-то тяжелая была, даже со стороны заметно.
   Гуров посмотрел на него с интересом.
   – Ну-ка, – сказал он. – Пошли в купе. Что-то ты странное говоришь. Если так, то сумка на месте должна быть.
   – Нет ее на месте, – упавшим голосом произнес Веригин.
   – Тогда, значит, ты ошибся? – сказал Гуров.
   – Мне кажется, не ошибся, товарищ полковник, – робко возразил опер. – Но и этой сумки на месте тоже нет.
   – Пошли смотреть! – решительно заявил Гуров и шагнул к двери купе.
   Веригин не тронулся с места и взглядом показал Гурову куда-то за спину.
   – Тот молодой человек, товарищ полковник, – сказал он. – Который Бардина вызывал. Его Глузский привел. Сказал, что вы захотите с ним поговорить.
   Гуров обернулся. У окна, переминаясь с ноги на ногу, стоял юноша в спортивном костюме. Полотенца при нем уже не было.
   – Захочу, – сказал Гуров. – Но чуть позже. Жди здесь.
   Вместе с Веригиным они вошли в купе. Оба пассажира разом подняли головы и уставились на вошедших. Гуров представился и попросил документы. Офицер в защитного цвета рубашке с погонами майора инженерных войск без звука протянул военный билет. Лощеный тип, который Гурову с первого взгляда не понравился, ворча что-то себе под нос, швырнул на столик паспорт.
   – Безобразие! – сказал он. – Когда в нашей стране наступит наконец порядок? Среди ночи будят, требуют документы, дергают стоп-кран… Дурдом какой-то!
   – Мой коллега с вами абсолютно согласен, – хладнокровно заметил Гуров, просматривая документы. – Слово в слово. Вы не в милиции случайно работаете?
   – Я работник культуры! – негодующе ответил господин. – Еду в отпуск к родителям. У меня больные нервы. Кто ответит мне за моральный ущерб?
   – Честно говоря, этот вопрос меня сейчас нисколько не занимает, – ответил Гуров. – Дело в том, что в поезде только что совершено тяжкое преступление. Дело очень серьезное. Поэтому ответьте-ка лучше на мой вопрос: после того как ваш сосед покинул купе, кто-нибудь из посторонних сюда входил?
   Пассажиры переглянулись, и инженер-майор ответил:
   – Никак нет, не замечали. Правда, когда поезд остановился, тут такое началось… Признаться, я сам поддался суматохе и выскочил сдуру в коридор. Никто ничего мне объяснить, конечно, не мог, и я вернулся. Может быть, за это время кто-нибудь к нам заходил? – Он вопросительно посмотрел на своего соседа.
   – Мне ничего не известно! – отрезал работник культуры. – Я очумел не меньше вашего. Входил, не входил, откуда мне знать?
   – Вовсе я не очумел. С чего вы взяли? – обиженно заметил офицер. – Элемент внезапности имел место, конечно…
   – Никто не заходил, – перебил его Гуров, взглядывая на верхнюю полку, где должна была находиться сумка Бардина. – А между тем багаж вашего соседа исчез.
   Пассажиры подозрительно посмотрели друг на друга, а потом негодующе – на Гурова.
   – Что вы хотите этим сказать? – высокомерно спросил работник культуры. – Что мы – воры? Это уже ни в какие ворота не лезет!
   – Ворота… – задумчиво повторил Гуров и шагнул к столику. – Насчет ворот – окошко открывали?
   – Никак нет, – сказал майор. – Окно у нас, как на грех, намертво закрыто. Чувствуете, какая духота? Я предпочитаю, чтобы в поезде был свежий воздух.
   – А я лучше потерплю, чем буду на сквозняках сидеть! – заявил его сосед. – И очень хорошо, что это окно не открывается.
   Гуров проверил – окно действительно заклинило намертво. Он обернулся к Веригину.
   – Стало быть, сумку вынесли через коридор, – сказал он. – Мимо вас, опер!
   Веригин пожал плечами. У него был несчастный вид.
   – Тут такое творилось… – упавшим голосом произнес он.
   – Ладно, найдите мне проводника, – распорядился Гуров. – Такой высокий, с орлиным носом. Может быть, он что-то видел. А я пока поговорю с молодым человеком… А вас, господа пассажиры, попрошу пока оставаться на своих местах!
   Вместе с Веригиным они вышли в коридор. Веригин отправился искать проводника, а Гуров подошел к стоящему у окна парню и спросил, как того зовут.
   – Максим Ледяных, – отрекомендовался тот и смущенно добавил: – Фамилия у меня такая… А вы тоже из милиции? Меня уже ваши спрашивали. Только вы не думайте – я тут вообще ни при чем. Ко мне просто мужик около туалета подошел и сотенную дал. Вызови, говорит, из второго вагона человека по фамилии Бардин. Пусть, мол, в самый конец поезда придет. Ну, я и пошел, а что такого?
   – Да ничего такого, кроме того факта, что Бардина в конце поезда ножом порезали, – сказал Гуров. – Еще вопрос, останется ли жив.
   Юноша побледнел, и губы его задрожали.
   – Я не знал, – пролепетал он. – Откуда же мне знать? Мужик спокойный был, улыбался…
   – Как он выглядел? – спросил Гуров.
   – Ну такой, крепкий, зубы хорошие, загорелый, – начал перечислять Максим. – Одет в джинсовый костюм, и еще куртка на нем такая… Типа как у туриста. Да я и не подумал даже, чтобы он…
   – Больше ты этого человека не видел? – поинтересовался Гуров. – Может, до, а может, после? Мне важно, в каком вагоне он ехал.
   Юноша мотнул головой.
   – Не-а, не видел, – сказал он виновато. – А я теперь что – арестован, да? У меня каникулы, меня в Уфе мать ждет.
   – Ну, думаю, мать твою мы расстраивать не станем, – сказал Гуров. – А вот сотенную ты мне отдай. Я с нее отпечатки пальцев сниму. Тебе она все равно счастья не принесет – грязные это деньги, сынок.
   – Да я с удовольствием! – горячо сказал парень и вытащил из кармана скомканную купюру.
   Гуров покачал головой, но аккуратно взял купюру за кончик и вложил в бумажник.
   – Тебе надо было ее сразу в отдельный конверт положить, – в шутку сказал он.
   – Да кабы я знал! – протянул парень, до которого юмор уже не доходил.
   Впрочем, в следующую минуту самому Гурову стало уже не до шуток, потому что примчался Веригин, на котором буквально лица не было. Вместе с ним появились невысокий мрачный человек в форме железнодорожника и возбужденная проводница, которую Гуров недавно отправил за начальником поезда. И еще Веригин вел с собой, придерживая за локоть, полуодетого и встрепанного очкарика, который ошарашенно вертел по сторонам головой и был похож на пойманного с поличным «зайца».
   – Товарищ полковник! – лихорадочно затараторил Веригин. – Нет проводника! И след простыл! Честное слово! Говорят, смылся. Ей-богу, я не вру – вот этот человек сам видел. А купе проводника пустое, и сменщика нет.
   – Вы про Егорычева говорите? – вмешался в разговор человек в железнодорожной форме. – Егорычев без сменщика работал. Дефицит кадров. А он у нас двужильный. За двоих, если надо, работает и глазом не моргнет. Я не представился – начальник поезда Дронов. Мне сказали, что в поезде московская милиция…
   – Милиция в поезде, это верно, – нетерпеливо перебил Гуров. – А вот где ваш проводник, уважаемый?
   – А он, когда поезд остановился и все начали тут орать и бегать, – вдруг сказал человек в очках, – дверь на ту сторону открыл и зачем-то в лес побежал. Я сам видел. Я еще подумал – зачем это он в лес бежит? Может, думаю, поезд вот-вот взорваться должен? Хотел и сам бежать, а тут…
   – Что? – удивился начальник поезда. – Егорычев – в лес? Что за чепуха? Вам это приснилось, любезный!
   – Я с верхней полки упал, – мирно сказал очкарик. – Попробуйте в таком положении поспать!
   – Ну, значит, вы головой ударились, – не сдавался Дронов. – Придумать такое – Егорычев в лес побежал!
   – Не знаю, Егорычев он или не Егорычев, – упрямо заявил очкарик. – Но проводник в лес побежал. Высокий такой, в форменной рубашке. Еще сумка у него в руке была – тяжелая…
   – Сумка?! – воскликнул Гуров. – Показывайте, куда он побежал, быстро!
   Очкарик махнул рукой направо.
   – Я слышал, что там еще люди в лес побежали, – объяснил он. – Только те налево, а этот – направо. Посмотрите сами, там в тамбуре дверь открыта.
   – Когда это случилось? – спросил Гуров.
   – Да, по-моему, сразу. Как только поезд остановился, – сказал очкарик. – А может, чуть-чуть погодя. Я время не засекал.
   – Егорычев в лес побежал, – потрясенно повторил начальник поезда. – Бред.
   – Вот что, господин Дронов, – решительно сказал ему Гуров. – Сейчас мы пойдем к вам и свяжемся с ближайшей станцией. У нас тяжелораненый и в бегах целая банда. Нужно предупредить местное УВД, чтобы перекрыли дороги…
   Сзади послышался шум. Гуров обернулся и увидел врача, который по-прежнему был в пижамной куртке.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [13] 14 15 16 17 18 19 20

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация