А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Кольцо с коралловой эмалью" (страница 2)

   – К мойке подведены трубы, – терпеливо объяснял Артем. – Мебель проще поменять в твоей комнате. Хочешь, купим новый гарнитур?
   Мама сразу замолчала, поникла.
   – Прости. Я тебя расстроил?
   – Нет, – встрепенулась она. – Нет! А… кто здесь убирал… тогда… после…
   Каждое слово давалось ей с трудом.
   «После смерти отца, – догадался Артем. – Она хочет знать, где кольцо. Похоже, память начинает просыпаться».
   – Я сам здесь навел порядок, – улыбнулся он. – Не волнуйся.
   Лицо матери покрыла мертвенная бледность, губы задрожали.
   – А… ты… ничего не находил?
   – Гвозди. Много рассыпавшихся гвоздей, шурупов… гаек…
   – И… все?
   У него язык не поворачивался сказать о кольце.
   – Кажется, термос валялся… разбитый. И несколько чашек.
   Мать не сводила с него напряженных блестящих глаз. Ждала. Артем не рискнул затронуть страшную тему. В другой раз. Человеческая психика требует бережного обращения.
   Все как будто успокоилось. Мама больше не задавала вопросов, не заговаривала о перестановке мебели, и Артем вздохнул с облегчением.
   Но весна, как известно, обостряет не только любовное томление, но и недуги – телесные и душевные. Когда деревья покрылись нежной листвой, а на клумбах зацвела примула, мама Артема взялась за генеральную уборку: мыла окна, вытирала пыль, выметала паутину из самых укромных уголков, перебирала вещи в шкафах, делала ревизию содержимого всех ящиков и ящичков. Добралась и до антресолей. Уборка длилась, длилась и длилась…
   Такое чрезмерное усердие подсказало Артему, что она ищет. Он похвалил себя за предусмотрительность. Кольцо давно перекочевало из квартиры в его служебный сейф. Так будет безопаснее для него и для мамы.
   По мере того как в доме оставалось все меньше необследованных уголков и закутков, мама впадала в уныние. Наконец она отчаялась и прекратила поиски.
   Артем чувствовал – время для откровений еще не пришло.
* * *
   – Как ты думаешь, что ей нужно? – спрашивал Игнат. – Она нас дразнит. Зачем? Хочет столкнуть лбами?
   Они с Артемом сидели в открытом кафе, пили пиво.
   – Оставь ее.
   – Тебе, да? – нахмурился Игнат. – Хочешь стать победителем? Выиграть пари?
   – Разве оно было?
   – В некотором роде. Мы скучали, решили позабавиться… А теперь забавляется она.
   – Найди себе другую девушку.
   Оба понимали, что отношения с Линой приобрели болезненный оттенок. Обида, недоумение, беспомощность попыток перевести дружбу в иное русло, добиться более тесной близости смущали молодых людей. Они привыкли, что девушки сами вешаются на шею, готовы на все, лишь бы завязать любовную интрижку. И поведение Лины ставило их в тупик. Казалось бы, чего проще – забыть ее телефон, вычеркнуть из памяти имя, и дело с концом!
   Попеременно – то один, то другой – пробовали пойти по этому легкому пути. Не получалось. А теперь еще и весна… Сбросить наваждение, навеянное образом Лины – молодой женщины со странным характером, – оказалось невыполнимой задачей.
   – Я ей час назад звонил, – признался Игнат. – Приглашал пообедать вместе. Отказала. Занята, мол. Суббота же! По-моему, к тебе она благосклоннее.
   Артем отвел глаза. Сегодня Лина едет на кладбище к матери, и он напросился в провожатые. Не лучшее место для свидания, но он был рад и этому. У него зрел план, как поразить ее воображение, – ведь все обычные способы ухаживания он уже испробовал.
   – У меня машина, – уговаривал он девушку. – Зачем тебе трястись в автобусе?
   Лина колебалась. Артем положил на чашу весов еще один аргумент.
   – Одна ты провозишься допоздна, там ведь убрать нужно, покрасить что-нибудь.
   – Скамеечку, – согласилась она. – Ладно, убедил.
   Они добрались до места за час. Всю дорогу Лина молчала, слушала музыку. Артем поставил диск с Бахом, Генделем, Моцартом – сообразно моменту. Она никак не выразила своего отношения к этому.
   На кладбище было тихо и зелено. Пели птицы. Усыпанная песком дорожка привела их к скромному мраморному надгробию с выбитой надписью: «Ирина Ярцева». Артем достал банку с краской, кисточку и принялся за работу. Лина поставила в железную вазу белые гвоздики.
   – От чего умерла твоя мама? – осмелился спросить он. – Болела?
   – Она разбилась. Упала со скалы в Коктебеле. Был там когда-нибудь?
   Артем покачал головой:
   – Нет. Я в Ялту ездил, в Алушту. В Сочи был два раза.
   – Мама любила Кара-Даг, просто болела им – ездила только туда, исходила все вдоль и поперек. Она брала лодку и плавала вдоль стен Кара-Дага, любовалась бухточками и пещерами, жилами застывшей лавы. В тот день, когда она не вернулась, вдруг поднялся сильный ветер. Никто не знает, как она погибла. Ее ждали до темноты, звали, искали… Потом вызвали спасателей. Тело обнаружили через несколько дней в Сердоликовой бухте. Его прибило волнами…
   – Твой отец отпускал ее одну?
   – Он биолог, ученый, который не променяет свой микроскоп на горы. Папа любит рыбалку, подмосковные речушки, Селигер, а мама терпеть не могла сидеть с удочкой. Они отдыхали порознь, как кому по душе.
   – А тебя она с собой брала?
   – Раз или два, в детстве. Горы вызывали у меня страх, какое-то предчувствие беды. Мама привозила из Коктебеля коллекции камешков, научила меня разбираться в минералах. Если бы она не была художником, стала бы геологом. – Лина тяжело вздохнула. – Я побывала на месте ее гибели… надеялась, что Сердоликовая бухта откроет мне свою тайну. Но камни не умеют говорить.
   Артем ломал голову, как перейти к тому, что он собирался сделать.
   «Скажу в машине, – решил он. – На обратном пути».
   Когда они выехали на шоссе, пошел дождь. Крупные капли барабанили по стеклу, асфальт стал мокрым, скользким. Из-под колес проезжающих автомобилей летели брызги.
   – Не гони, – сказала Лина.
   – Ты веришь в судьбу? – спросил он, не сбавляя скорости. – В то, что люди встречаются не случайно?
   Она посмотрела на него с недоумением.
   – У нас есть семейная реликвия, – брякнул он. – Которая передается из поколения в поколение. Старинное кольцо! Когда мужчина хочет жениться на какой-нибудь женщине, он должен надеть это кольцо ей на палец. Кольцо подойдет по размеру только его истинной избраннице.
   – Как хрустальный башмачок? – хихикнула Лина. – В сказке про Золушку?
   – Вроде того. Так вот… я взял его с собой. Хочешь примерить? Такого кольца ты еще не видела.
   Ее глаза стали большими, как озера. Они смеялись.
   – Ты… делаешь мне предложение?
   Вместо ответа он полез в карман, достал кольцо и, не разжимая ладони, протянул Лине.
   – Да или нет?
   – А если оно окажется мне велико… или мало?
   – Давай проверим?
   Он разжал ладонь, и Лина уставилась на кольцо. У нее вырвался сдавленный стон…
* * *
   – Что ты делаешь? – крикнул Артем, выравнивая машину.
   Лина схватилась за руль и сильно дернула к себе. Он не мог отцепить ее пальцы.
   – Откуда у тебя это кольцо? – прокричала она ему в ухо. – Где ты его взял?
   – Дома. Отпусти, сумасшедшая! Мы же разобьемся!
   – Где ты взял кольцо?!
   – Это реликвия…
   Она снова дернула руль, и машину занесло. Казалось, Лина не дорожила ни своей, ни его жизнью.
   – Не знаю, откуда оно у нас! – выпалил Артем, покрываясь испариной. Еще мгновение, и машина слетела бы на обочину. – Отпусти руль… дура! Клянусь, я не знаю, что это за чертово кольцо! Клянусь тебе!
   Лина чуть ослабила хватку и перестала дергать руль.
   – Ты убийца… – выдохнула она. – Убийца.
   Он сбросил скорость, выбирая, куда бы съехать с дороги. Руки дрожали, в горле пересохло.
   – Убийца… – твердила она. По ее лицу текли слезы.
   – Хватит уже! Ты чуть не отправила нас на тот свет!
   Артем притормозил, остановился на ровной площадке, заросшей одуванчиками.
   – Это кольцо моей матери, – непослушными губами вымолвила Лина. – Она никогда его не снимала. Это наше фамильное кольцо…
   – Ты бредишь? На нем буква В! А твоя мать, кажется, Ярцева… И звали ее Ирина.
   – «В» относится не к имени, а к фамилии. Воронцовы – знаменитый дворянский род. Девичья фамилия мамы – Воронцова. Понимаешь ты или нет? Когда нашли ее тело, кольца на пальце не было.
   До Артема плохо доходили ее слова.
   – Его могло волной смыть… кто-то мог снять…
   – Папа был вместе со спасателями, которые подобрали тело в бухте ранним утром. Подойти к берегу в том месте можно только с моря.
   – Ну и что? Рыбаки какие-нибудь увидели человека, подплыли и сняли кольцо. – Он говорил ерунду и сам это понимал. – Или твоя мама в тот день забыла его надеть. Оставила в гостинице, например. Где она жила? Снимала комнату?
   – Как оно к вам попало?
   – Ты уверена, что это то самое кольцо?
   – Уверена. Оно было сделано в единственном экземпляре. Так мама говорила.
   Артему ничего не оставалось, как рассказать, при каких обстоятельствах кольцо попало к нему в руки.
* * *
   Сначала они перерыли квартиру Лины, потом поехали в мастерскую. Артем молча выполнял ее приказания. Его голова была пуста – ни одной стоящей мысли.
   Кольцо Лина надела на безымянный палец: оно подошло идеально. Но Артем уже забыл, какой смысл вкладывал в сей факт.
   – Что мы ищем? – спросил он.
   – Письма… фотографии…
   – Какие письма?
   – Если бы я знала!
   В мастерской они методично перебрали все, обыскали каждую пядь небольшого пространства – перерыли шкафы и шкафчики, ящики, комод, коробки. Лина опустила руки.
   На комоде стояла любимая мамина фотография в рамке – она на коктебельском пляже, на фоне гор смеется.
   За окнами стемнело. Артем сидел на потертом кожаном диване опустошенный, подавленный.
   – Может быть, кольцо потерял кто-то из рабочих, которые делали у нас ремонт? – предположил он. – Упало в коробку с гвоздями и…
   – Ты в это веришь?
   – Думаешь, твою маму убили из-за кольца? Зачем она повсюду носила такую дорогую вещь?
   – Никто не догадывался, сколько оно стоит. Даже я, – вздохнула Лина. – Кольцо казалось обычным. Она нарочно не чистила камешки.
   Ее взгляд рассеянно блуждал по мастерской.
   – Если бы мама что-то прятала, то не дома, а здесь.
   – Что она могла прятать?
   Внезапно Лина вскочила, схватила коктебельскую фотографию, вытащила из рамки… и с торжествующим криком подозвала Артема:
   – Смотри! Я нашла…
   Под снимком оказался еще один – мужчина и женщина, обнявшись, стоят на большом камне.
   – Это мама… а это кто?
   В мужчине Артем без труда узнал своего отца. Он смотрел не в объектив, а на Ирину Ярцеву – с такой бесконечной любовью, с таким обожанием, с каким ни разу в жизни не смотрел на собственную жену…
* * *
   – Да, я убила их обоих, – едва взглянув на фотографию, призналась мать Артема. – Сначала ее, потом его. Я больше не могла этого выносить! Он думал, я ни о чем не догадываюсь. А я знала все. Я их выследила. Год за годом я терпела, но всему приходит конец. Даже терпению любящей женщины…
   Я стала тенью этой его Ирины, изучила ее привычки. Куда она ходит, куда ездит, где проводит отпуск, когда, с кем. Я долго думала, как мне убить ее… долго все прикидывала, рассчитывала. Коктебель оказался подходящим местом. Ирина любила бродить по Кара-Дагу одна… эта страсть и погубила ее. Я стукнула ее камнем по голове, потом подтащила к обрыву и сбросила вниз… она ударилась о каменный выступ… и упала в море.
   Лицо женщины казалось застывшей маской. Будто она говорила не о себе, а о ком-то другом.
   – А кольцо? – спросил Артем. – Зачем ты его взяла?
   – Кольцо-о… – нараспев повторила больная. – Я мечтала, как покажу его мужу… расскажу, что сделала с его любовницей. Но я… так сильно любила его… что все не решалась причинить ему боль. Он сам… наказал себя! Я спрятала кольцо… а он полез за гвоздями, уронил термос… Это убило его! Помнишь наш старый термос, Тема? – посмотрела она на сына. – Мы брали его на речку. Папа любил крепкий чай. Потом колба треснула…
   – Ты хранила кольцо в термосе?
   Но она уже ничего не слышала, уплывая в свою собственную тихую бухточку, куда нельзя было попасть ни с моря, ни с суши.
   – Она больна, – сказал Артем Лине. – Ее нельзя судить.
* * *
   Той же весной Лина стала невестой Игната.
   После того, как она все узнала, ей стало легче. Сердце оттаяло, пробудилось для чувств.
   Фамильное кольцо нашло пристанище в деревянном ящике, где мама держала коктебельские камешки.
   «Оно не принесет мне счастья, – подумала Лина. – Маме не принесло. Я думала, у них с отцом любовь… Он в ней души не чаял. А она всю жизнь изменяла ему, встречалась с другим мужчиной».
   Конец мая выдался теплым, солнечным, ясным. Все цвело. Папа привез Лине из Канады прелестное подвенечное платье.
   – Знаешь, – сказал он ей за свадебным столом, когда Игнат вышел покурить. – У меня был друг, который тоже любил твою маму. Но она выбрала меня.
   Лину бросило в жар. Она встала, открыла окно. Сумерки обдали ее ароматом сирени. Между деревьями, в лунной дымке маячил силуэт мужчины… Он поднял голову и помахал ей рукой. Лина отшатнулась, побледнела.
   – Что с тобой? – испугался отец. – Дурно? Это от шампанского.
Чтение онлайн



1 [2]

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация