А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Горькая дольче вита" (страница 25)

   – Кража из сейфа с твоей подачи случилась?
   – Понятия не имею. Честно говоря, меня это мало волновало. Но все очень удачно получилось – не придется писать заявление об уходе. Паспорт я твой восстановлю, подам на развод и поеду в город на Неве. А для твоей настырной подружки Марины я приготовила письмо, после которого она навсегда потеряет желание с тобой общаться. Кажется, я все тебе рассказала. Время позднее, пора баиньки. Прости, ничего личного. Ты мне даже нравишься. Просто другого выхода у меня нет. Не бойся, больно не будет, – сказала Ханна и шагнула к Насте, пряча что-то за спиной. Совершенно очевидно, там был шприц с очередной дозой смерти. Настя попятилась.
   – I’ve never seen you looking so lovely as you did tonight! I’ve never seen you shine so bright! – заголосила она высоким голосом, распугав уснувших птиц.
   Ханна на секунду замерла, а потом расхохоталась, как ненормальная.
   – Не трудись. Я подозревала, что вы с Егором меня пытались обдурить. Приехала на место гораздо раньше тебя, проследила за тобой и нанесла визит вежливости Егору в келью монахов сразу после твоего ухода.
   – Ты убила его? – покачнулась Настя.
   – Милая, ты ничего не путаешь? Егор утонул два дня назад в результате несчастного случая. Ладно, не расстраивайся. Шучу. Я сегодня невероятно щедрая: решила дать вам возможность проститься перед смертью и вместе уйти на небеса, точнее, под воду. Сейчас Егор в отключке, как и Карамзин. Только Валя больше никогда не очнется, а Егор с нетерпением тебя ждет. Идешь или нет? Решайся, я ведь могу и передумать.
   – А как же деньги?
   – Деньги? – приподняла бровки Ханна.
   – Наследство Егора. Разве тебе помешают лишние деньги? Я могу помочь тебе их получить. Допустим, сделаю доверенность на управление имуществом на имя Анастасии Мармеладовой. Ханна пока официально жива и является вдовой погибшего. Значит, имеет полное право на его наследство. Завтра в русском консульстве оформим доверенность, и все. Я тебя обманула, российский паспорт я взяла с собой. Он в сейфе в моем номере. Я согласна на небольшой процент, – Настя отчаянно тянула время, ожидая появления Натали и Коноплянова, которые, по предварительным прикидкам, должны были приехать с минуты на минуту.
   – Какая ты щедрая девушка! Очень тронута твоей заботой, но мне так понравилась мама Егора. Алла Григорьевна – чудо! Пусть деньги сына достанутся ей, на шляпки, – рассмеялась Ханна. – Обо мне можешь не волноваться. По дороге в город на Неве я обязательно загляну в Лондон, в гости к твоей мамочке, и утешу бедняжку. Она недавно, к несчастью, овдовела и получила в наследство от мужа скромный фамильный особняк в пригороде Лондона и коллекцию антиквариата, которая оценивается в пару миллионов фунтов. Думаю, она не обидит единственную дочку после своей смерти.
   – Какая ты мразь! – не удержалась Настя. У Ханны все-таки получилось выбить почву у нее из-под ног. – Не смей трогать мою мать! Не смей, слышишь!
   – Что с тобой? Почему ты вдруг о ней забеспокоилась? Надо было раньше о матери думать, глупая дура! Если бы моя мама была жива, я бы ноги ей целовала. Хватит болтать. Спускайся вниз, пока я добрая, – с угрозой сказала Ханна. – Или я спущусь одна и выкину твоего Егора в море прямо из кельи монахов, живого. Он только парализован, но все видит, слышит и соображает. Вообрази, какая страшная смерть его ждет.
   – У тебя ничего не выйдет! – в отчаянии крикнула Настя. – Сейчас сюда приедут Натали и Саша.
   – Не приедут. Они сладко спят у себя в номере. Карамзину пришлось их усыпить, чтобы без препятствий выехать на встречу со мной. Никто тебя не хватится до утра. А Карамзин через пару часов подохнет. Смерть будет выглядеть очень естественно, словно у него случился сердечный приступ. Настя, у тебя нет никаких шансов, но ты мне симпатична. Поэтому я обещаю вам с Егором легкую романтическую смерть. Я отправлю вас в последнее плавание на лодке, которая через пару часов затонет. У вас будет время побыть друг с другом перед смертью. В гроте потом найдут прощальную записку, написанную моей рукой. В ней сказано, что ушла я по доброй воле и прошу в моей смерти никого не винить. Твое тело, возможно, всплывет, а Егора – нет, придется отправить его на небо с грузом. Он ведь, по предварительной версии, утонул раньше тебя на два дня. Я все предусмотрела.
   Настя покосилась на тело Карамзина, из шеи у него по-прежнему торчал шприц. В свете луны было видно, что в нем осталось немного лекарства.
   – Это у тебя нет шансов, Ханна, – беззаботно сказала Настя. – Весь наш разговор записан на сотовый телефон, который я спрятала…
   – …в оконную нишу церкви! – радостно закончила Ханна. – Я наблюдала за тобой издалека, а потом спустилась к морю и на лодке поплыла к пещере. Телефон я заберу на обратном пути. За велосипед тоже спасибо, он мне как раз пригодится, чтобы вернуться в отель.
   – Ты про какую оконную нишу говоришь? – наивно приподняла бровки Настя.
   Ханна напряглась и с беспокойством покосилась на окна храма. С места, где они разговаривали, телефона видно не было.
   – Ты перепрятала телефон? – спросила она. Настя с усмешкой пожала плечами. – Блефуешь? – разозлилась Ханна, но страх разоблачения сделал свое дело. Она шагнула к окну, чтобы лучше рассмотреть нишу, и на мгновение потеряла Настю из поля зрения. Этого было достаточно. Настя шагнула к Карамзину, выдернула шприц у него из шеи и выставила его перед собой, как оборонительный щит. Ханна сделала то же самое, но на ее лице мелькнуло сначала удивление, которое вдруг сменилось искренней обидой. Она стала похожа на девочку, у которой отобрали вкусную конфету.
   Некоторое время они стояли и смотрели друг другу в глаза, выставив шприцы перед собой.
   – Ты же не убьешь меня, правда? – ласково спросила Ханна. – Ты не сможешь!.
   – Смогу, – твердо сказала Настя. – Положи шприц на землю, я тоже положу. Тебе нужна помощь, Ханна. Ты устала. Бросай шприц. И мы вместе придумаем выход. Даю тебе честное слово!
   Ханна сдалась и резко отшвырнула шприц. Он пролетел несколько метров и упал на траву за ее спиной, у края скалы. Настя с облегчением отшвырнула свой. Он звякнул о каменную дорожку и разлетелся вдребезги. Ханна секунду смотрела на осколки, потом неожиданно швырнула Насте в лицо свою сумку, развернулась и побежала. Настя немного замешкалась и тоже рванула за ней, пытаясь остановить. До шприца они добежали одновременно. Настя схватила Ханну за волосы, но в руке остался сдернутый парик. Ханна, воспользовавшись заминкой, резко развернулась и ударила Настю ногой в живот. Удар был такой силы, что Настя рухнула на колени и, хватая воздух ртом, скрючилась от боли. Ханна подняла шприц с земли и развернусь к ней с дьявольской улыбкой. Она ликовала, но недолго. Под ногой чешки что-то хрустнуло, и она, размахивая руками, стала заваливаться назад. Все произошло мгновенно. Настя не успела ничего предпринять. В ночной тишине раздался пронзительный крик Ханны, удар, и все стихло.
   Настя на четвереньках подползла к краю обрыва и с ужасом посмотрела вниз. Высота была небольшой, но чешке не повезло. Ханна лежала на спине и широко открытыми глазами смотрела в небо. Голова ее покоилась на камне, а тело покачивалось на волне. Все было кончено.
   Настя подобрала парик, надела его на голову, поправила косу и подняла с земли сумку Ханны. Внутри лежал косметика, паспорт и билет в Москву на имя Анастасии Мармеладовой и записка, написанная рукой Ханны Андреевой с просьбой никого не винить в ее смерти. «Желание умирающего – закон», – решила Настя, вынула свой паспорт и билет, сумку с запиской осторожно поставила на землю. Билет был с открытой датой, но Настя решила, что пора вновь поменяться местами и возвращаться домой.
   За спиной послышался стон. Она обернулась. Карамзин сел, потер шею и осоловело уставился на Настю.
   – Я пропустил что-то интересное? – спросил он.
   – Я потом тебе расскажу, ладно? – улыбнулась она. – Ты как? Врач нужен?
   – Обижаешь, врач врачу не доктор, – скаламбурил он, а потом сказал серьезно: – Да нормально вроде я себя чувствую, только слабость, и шея чуток чешется.
   Карамзин поднялся с земли и потянулся с хрустом. Доза лекарства, которую ввела ему Ханна, оказалась для доктора как укус комара. Просто повезло, что чешка не успела впрыснуть Валентину полный шприц, все могло закончиться более драматично.
   Настя сбегала к церкви и забрала телефон. Запись признаний Ханны вряд ли получит дальнейшее применение, но поможет всем участникам истории взглянуть на события под другим углом и сделать правильные выводы. Понятно было одно – все они стали актерами мастерски поставленного спектакля, режиссером которого была сама смерть. Впрочем, она в какой-то мере была благодарна Ханне. Если бы чешка не выбрала ее на роль невесты, Настя могла никогда не встретить Егора. Сейчас об этом даже подумать было страшно.
   – Пойдем, – кивнула она Карамзину.
   – Далеко?
   – Воскрешать одного человека, который умер два дня назад, – подмигнула Настя и побежала по ступеням вниз. Обернулась, Карамзин торопливо следовал за ней, на его лице отражались беспокойство и радость. Он понял намек.
   Егор приходил в себя гораздо дольше Карамзина, но, когда они забрались в келью монахов, он уже мог немного шевелиться и ухитрился, будучи парализованным, проползти полметра, чтобы спасти Настю.
   – Твой голос, Настенька, любого из паралича выведет, – пошутил Егор. – Только очень тебя прошу, милая, когда мы с тобой поженимся, никогда больше так НЕ ПОЙ!

   Эпилог

   Шесть месяцев спустя…
   Стук в дверь оторвал Настю от важного занятия – изучения новой дизайнерской программы, которую закачала ей в ноутбук Натали. Сразу по возвращении с Кипра Натали взяла над Настей шефство и активно помогала воплотить в жизнь давнюю мечту.
   «Маринка явилась», – вздохнула она и распахнула дверь.
   На пороге стоял Алексей.
   – Насть, пусти меня обратно, – сказал муж и протянул ей гладиолусы.
   Настя захлопнула дверь и снова села за ноутбук.
   – Кто приходил? – выглянул из ванной комнаты Егор, вытирая полотенцем мокрые волосы. Взглянул на ее лицо и все понял. – Опять он! Ходит, как к себе домой! Десятый раз уже за месяц!
   – Двенадцатый, – поправила Настя и вздохнула.
   – В следующий раз я его убью! – проревел Егор.
   – Не злись, милый. Алеша просто никак не может поверить, что я стала другой и больше ему не принадлежу. Со временем все пройдет. Может, у него даже наладятся отношения с той моделью. Говорят, она очень переживала, когда Алеша ее бросил. К тому же мой муж совсем не подлец, как выяснилось. Он зажимал зарплату, но откладывал деньги на поездку на Кипр со мной, сюрприз мне готовил. И деньги из сейфа у меня на работе он не воровал. Это твой паразит Сашка придумал, когда понял, что меня так просто не проймешь.
   – В итоге твой Алексей поехал на Кипр с другой, а не с тобой. Деньги он не крал. Ангел прямо!
   – Егорушка, я в тебя сейчас чем-нибудь тяжелым кину. Хватит меня ревновать к призракам. Все давно в прошлом.
   – Прости, Насть, – Егор уткнулся носом в ее макушку. – Когда ты наконец переедешь ко мне? Полгода прошло со дня смерти Ханны. Пора прекратить эту глупую конспирацию. Я хочу появляться со своей любимой женщиной в обществе, а не прятаться по углам. Даже моя маман говорит, пора на Насте жениться.
   – Раз Алла Григорьевна говорит, значит, пора, – улыбнулась Настя. – Как ей, к слову, последние эскизы шляпок, которые я для нее разработала?
   – Маман, как всегда, счастлива! Уже заказала у знакомого шляпника.
   – Какую модель?
   – Все двадцать! – вытаращил глаза Егор. – Может, ты эскизы шляпок не так быстро будешь выдавать и не в таких количествах? Она от твоих моделей в восторге, но если так дальше пойдет, боюсь, придется маман отдельную квартиру для шляп покупать.
   – Купи ей лучше шляпное ателье. Алле Григорьевне просто скучно, вот она хобби себе и придумала.
   – Ты гений! – воскликнул Егор, сел и усадил Настю к себе на колени. – Я тут подумал… Может, мы свадьбу в этот раз сыграем в Лондоне? И Натали с Карамзиным там же поженим. Наташка мне тут созналась, что Карамзин сделал ей предложение, от которого невозможно отказаться. Они как раз подыскивают место для свадебной церемонии за границей. Заодно у твоей мамы погостим. В последний приезд она настойчиво звала нас к себе.
   – Ты гений! – улыбнулась Настя. – Только давай в этот раз обойдемся без мальчишников.
   – Согласен! Девичник гораздо интереснее!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 [25] 26

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация