А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Горькая дольче вита" (страница 23)

   Она перевела взгляд на Алексея и удивилась странному выбору девушки. Что эта божественная нимфа в нем нашла? Помятый какой-то весь, с наметившимся пузом, рябые плечи, длинные светлые волосы стянуты резинкой в крысиный хвост. Бегает вокруг, как дешевый уличный фотограф, и ценные указания хамским тоном дает. Встань так, встань сяк. Так и хотелось подойти, настучать по башке и сказать: милай, она и без тебя знает – как! Отстань от нее, не мешай! Перед камерой девушка вела себя очень естественно, словно была рождена для фотосессий. Наверняка начинающая модель. «Алеша наплел красотке, что он – знаменитый фотограф или продюсер», – предположила Настя и поймала себя на мысли, что она наблюдает за парой, как сторонний созерцатель, словно не имеет к этим людям никакого отношения.
   Когда Настя ехала на Кипр, она думала, что умрет, если увидит мужа с любовницей. Однако не умерла, жива, здорова и даже не ревнует. Присутствует только удивление – как она могла быть настолько слепа и не видеть, что ее муж – жалкий застиранный мужик, хоть и старается выглядеть в глазах окружающих Аполлоном.
   Сладкая парочка, сделав несколько снимков, удалилась в сторону своего отеля. Солнце утонуло в море. Пляж почти опустел. Настя решила, что пора, и достала из сумочки телефон Ханны.
   «Я сделала все, что от меня требовалось. Теперь настал твой черед сделать то, что требую я. Сумма в сто тысяч долларов меня вполне устроит. Я девушка скромная, но любопытная, и вычислила тебя легко. Не хочешь, чтобы друзья узнали о твоих делишках за их спинами, – плати. Жду тебя сегодня в полночь на мысе Святых Бессребреников, у церкви Косьмы и Дамиана».
   Настя нажала «отправить» и мысленно перекрестилась. Если Карамзин не избавился от телефона, он получит сообщение и придет на встречу, чтобы ее убить.
   План был простым, но все гениальное, как известно, просто. В памяти воскрес их последний разговор с Егором незадолго до трагедии: «Жаль только, что Белые камни тебе не показал. И мыс Святых Бессребреников. Это уникальное место совсем недалеко от Айя-Напы. На мысе старинная церковь, названная в честь святых Косьмы и Дамиана, до сих пор действующая. От храма ведет лестница вниз, к морю, а в скале пещера с наскальными рисунками, которая служила пристанищем монахам-отшельникам. С берега монашескую келью не видно. Чтобы в нее попасть, надо пройти вдоль скалы вправо. Когда входишь в келью, все остальное словно перестает существовать, проблемы кажутся пустяками. Там словно рождаешься заново. Ты обязательно должна побывать в этом уникальном месте, Настя, обязательно!» – «Хорошо, вместе съездим туда». – «Обещаешь?»
   – Обещаю, Егор, – прошептала Настя и болезненно сморщилась. – Обещаю, что поймаю гада и уничтожу! Сотру в порошок!
   Она приедет на мыс Святых Бессребреников раньше, осмотрится, найдет место, куда можно спрятать телефон Ханны, включит запись, сама укроется в гроте, в монашеской келье, и будет ждать.
   Минут за десять до полуночи со своего телефона она отправит заранее написанное сообщение Натали, раньше нельзя, Иуда может находиться до последних минут рядом со своей любовью и раскусить Настин замысел.
   В полночь Настя выйдет из своего укрытия и поднимется к церкви Святых Бессребреников со стороны моря. Этим она обезопасит свой тыл, займет позицию рядом со спрятанным телефоном Ханны и будет ждать появления Карамзина. Как только Валентин явится, Настя начнет его раскручивать на откровенность и тянуть время. Все признания доктора будут записаны как доказательство его вины. Потом появятся Натали и Александр и ее спасут. Здорово она все придумала!
   Настю охватил азарт.
   Она даст Натали и Александру послушать запись и расскажет обо всем. С Иудой они церемониться не будут. Натали точно вышвырнет доктора из своей жизни. Для Карамзина это станет наказанием пострашнее тюрьмы. Не простит она человека, целью которого была смерть ее «брата». Жаль, что все так у Натали складывается. Настя переживала о том, что рассказала девушке о ее любви. Было бы легче, если бы Натали по-прежнему пребывала в полном незнании. Кто ее за язык тянул? Изменить, однако, ничего уже было нельзя. Но разве это ее вина, что человек, которого Натали любит, – монстр в обличье доброго доктора Айболита. Хирург, кажется, такая кличка у Карамзина? Настя поежилась. Порежет ее на мелкие кусочки сразу, без всяких разговоров, что тогда? Воображение нарисовало кровавую картину. «Будет больно, – подумала она. – Очень больно».
   На мгновение Настю охватила паника, но жажда справедливого возмездия оказалась сильнее страхов.
   Беспокоиться не о чем. От отеля до мыса Святых Бессребреников километров десять. За десять минут до полуночи Натали получит сообщение, сообразит, что надо делать, вызовет такси, возьмет в охапку Коноплянова, и они примчатся на место. По приблизительным расчетам, это займет пятнадцать-двадцать минут. Значит, у Насти в запасе будет около десяти минут жизни. Осталось придумать, как самой попасть на мыс Святых Бессребреников. По морю или на такси?
   Вопрос отпал сам собой. Стемнело, и павильон, где дают в аренду водные средства передвижения, закрылся. Настя торопливо направилась вдоль пляжа, чтобы выйти к дороге через другой отель и поймать такси.
   Только у дороги она вспомнила, что денег у нее нет! Фунты остались в другой сумочке. Возвращаться в отель нельзя. А десять километров пешком она будет идти несколько часов. «Только со мной могло такое произойти», – сокрушенно подумала Настя. Разработать уникальную спецоперацию по поимке Иуды и забыть деньги в отеле! Такими темпами она вообще не поспеет к раздаче слонов. Настя в отчаянии стукнула себя сумкой по голове. «Может, заглянуть в соседний отель и одолжить денег у Алеши? Он как раз должен три миллиона. Вот он обрадуется!» – Настя нервно усмехнулась. Придется ехать автостопом.
   Она прошла несколько метров и заметила призывные огни небольшого офиса, на котором болталась вывеска: «Аренда машин и велосипедов». Сами велосипеды красиво стояли у офиса. Один велосипед стоял особняком, он был не пристегнут!
   Настя перешла дорогу. За стеклянной витриной был виден стол и компьютер, хозяин отсутствовал. Офис был пуст. Она достала из сумочки карточку отеля, торопливо написала на ней по-английски, что арендует велосипед на сутки и обязуется заплатить по возвращении. Сунула карточку между щеткой и лобовым стеклом одной из машин на стоянке, села на велик и рванула в сторону мыса Святых Бессребреников.

   Глава 18
   Монах-отшельник

   «Подумаешь, десять километров! На скоростном велике доберусь до места быстро и без проблем», – оптимистично рассуждала Настя, крутя педали. Через полчаса ее язык был на плече, и скорость заметно снизилась. Маринка была права, надо заниматься спортом, особенно если работа заключается в постоянном сидении на заднице в офисе. Вот результат: она пяти километров еще не проехала, а уже на ладан дышит. Пот катился по лицу, в глазах мелькали черные точки, дыхание сбилось, а до места еще переть и переть. Кажется, она переоценила свои силы. Надо было ловить попутку. Главное, велосипед не бросишь – потом вовек за него не расплатишься. На шестом километре она сдалась, остановилась у обочины, чтобы отдышаться, и посмотрела на часы – без четверти одиннадцать. Если она сейчас сядет на велик, шанс попасть на место раньше Карамзина у нее есть, а сил нет. Настя решила оставить попытки, уселась на землю и посмотрела на небо. Может, это знак? Господь не хочет, чтобы она туда ехала…
   Полоснув по Настиным глазам светом фар, рядом остановилась машина, небольшой грузовичок. Из окошка показалась смуглая физиономия водителя, который поинтересовалась у Насти, что случилось.
   – Ногу подвернула. А мне надо на мыс Святых Бессребреников попасть, – печально сказала она, продемонстрировала свою уставшую конечность водителю и шмынула для убедительности носом.
   Говорили они на смеси англо-русско-греческого языка, но друг друга прекрасно поняли.
   Шофер расчувствовался, предложил подвезти, загрузил велик в кузов и помог Насте залезть в салон. Мир оказался не без добрых людей. Если бы она поймала попутку у отеля, давно была бы на месте, идиотка несчастная. Через пять минут помощник уже выгружал ее велосипед на стоянке у небольшой, словно игрушечной, бело-синей церквушки, окруженной с трех сторон навесом.
   Настя, рассыпаясь в благодарностях, пожелала доброму киприоту счастливого пути, уверила, что с ней все в порядке, помощь больше не потребуется, так как в этом месте у нее намечается романтическое свидание. Киприот многозначительно пошевелил бровями и оставил Настю одну. Знал бы добрый дядя, какое романтическое свидание у нее тут намечается в ближайшее время!
   Настя огляделась и прислушалась. Вокруг ни души. Тихо. Луна ярко освещает только купол церкви и небольшой пятачок перед входом, все остальное тонет во мраке, и совершенно непонятно, куда девать дурацкий велосипед. Не в церковь же загонять! Возникло желание выкинуть его с мыса в море, но Настино внимание привлекли невысокие густые кусты, которые росли справа от храма.
   Настя закатила за них ненавистный велик, отошла на несколько шагов и удовлетворенно кивнула: со стороны стоянки не видно, и слава богу. Осталось придумать, куда заныкать айфон Ханны.
   Настя включила телефон на запись и положила аппарат в небольшой оконный проем храма, закрытый синими ставнями. Сбегала к кусту, отломала ветку и замаскировала мобильник зелеными листьями. Отошла на несколько шагов. Вернулась, отшвырнула ветку и снова отошла на несколько шагов. Без дополнительной маскировки было лучше. Телефон сливался с темными ставнями окна и не был заметен.
   За спиной послышался шорох и что-то звякнуло. Настя резко обернулась – никого. Только ветки кустов слегка подрагивают. Стало страшно. Она стояла и как загипнотизированная смотрела на растительность, ожидая, что оттуда вылезет убийца. Ветки перестали подрагивать, и до Насти наконец дошло, что это велосипед сместился, растревожив кусты, а звякнул звоночек.
   Она с облегчением выдохнула, перекрестилась и свернула на каменную тропинку, ведущую к лестнице в келью монахов. До встречи с убийцей оставалось полчаса.
   На лестнице было темно. От лунного света ее скрывали скалы, лишь небольшой отблеск от воды освещал ступени. Настя ступала осторожно, чтобы не свернуть шею. Наконец ступеньки кончились, Настя оказалась на небольшом пятачке-платформе, которая вела в высокий грот в скале. Пахло здесь как-то странно – рыбой, сандалом и потухшими восковыми свечами.
   Она включила мобильник и, освещая путь экраном телефона, полезла в пещеру. Голубоватый свет выхватил из темноты каменный пол, наскальные рисунки, иконки, спички, связку свечей и… силуэт человека в черном плаще с капюшоном. Человек стоял на коленях к ней спиной, низко склонив голову. Телефон выпал из Настиных рук и потух. Келья погрузилась в темноту. Похоже, она нарвалась на монаха за вечерней молитвой.
   – Простите, пожалуйста, что побеспокоила. Я сейчас уйду, – пролепетала Настя по-русски, забыв с перепугу все английские слова. Она пошарила по полу, пытаясь отыскать выроненный сотовый телефон, наконец нащупала его, но свет включить не успела. Монах оказался рядом, зажал ей рот рукой и прижал к холодной стене. Ладонь пахла рыбой, Настя начала задыхаться.
   – Тихо, милая. Все хорошо. Не кричи только, – раздался знакомый голос. Ладонь отлепилась ото рта, Настя включила сотовый, трясущейся рукой направила на лицо монаха. В темноте грота и капюшона высветилось зеленоватое лицо погибшего Егора. Настя открыла рот, чтобы заголосить, но рука остановила крик. Вопль застрял в горле пробкой, ни вдохнуть, ни выдохнуть. Настя хватала воздух ртом, таращилась на призрак и мотала головой.
   – Двое суток тебя жду, прикидываясь для туристов монахом-отшельником! Дво-ое суток! – сказал призрак, и в голосе его явно сквозила претензия.
   – Егор, ты живой? – пролепетала Настя, практически теряя сознание.
   – Пока да, но чуть не умер с голодухи, – пробурчал он. Чиркнула спичка, затрещала восковая свеча, в гроте стало светлее. Егор поставил свечу в расщелину и снова повернулся к Насте. – Неужели так сложно было выполнить мою просьбу и приехать на мыс Святых Бессребреников раньше! Мне пришлось крабов собирать и на церковных свечах жарить, чтобы с голоду не помереть. Сегодня вот рыбу поймал, – похвалился он. – Как тебе, к слову, мой кафтанчик? Выменял у местного батюшки на швейцарские часы.
   – Ах ты, сво-о-лочь! Я чуть с ума не спятила от горя! А он тут крабов жарит! – с угрозой сказала Настя и залепила воскресшему звонкую пощечину.
   – Рад, что у тебя весла нет с собой, – потирая щеку, сказал Егор и притянул Настю к себе, осыпая поцелуями ее лицо. – Прости, Настенька. Я не мог ничего больше толкового придумать, чтобы обезопасить жизнь твоего мужа. Другого выхода не было, только умереть.
   – Почему не сказал, дурак несчастный! Я думала – сама умру! – всхлипывала Настя у него на груди. – Почему не позвонил хотя бы?
   – У тебя все эмоции на лице отражаются. Заказчик не поверил бы тебе ни на минуту. Нужны были натуральные чувства. Я намекнул тебе, что делать, про рождение заново сказал. Надеялся, что ты быстро отойдешь от шока и поймешь, где я и что со мной все в порядке, найдешь возможность приехать сюда и мы решим, что делать дальше. Я в тебе не ошибся, ты приехала. Прости меня, пожалуйста! Я не думал, что ты так сильно станешь из-за меня переживать. Позвонить я не мог, телефон накрылся медным тазом во время заплыва. Я сидел и ждал тебя.
   – Идиот несчастный! – выругалась Настя, уткнувшись носом Егору в грудь. Слезы катились из глаз, но это были слезы счастья.
   – Не плачь, пожалуйста, – утешал он, поглаживая ее по волосам. – Теперь, когда заказчик уверен, что меня нет в живых, и твой муж вне опасности, можно разработать дальнейший план действий.
   – Поздно, – вздохнула Настя. – Я уже без тебя все разработала, и скоро заказчик будет здесь.
   – В каком смысле?
   – Я назначила ему здесь встречу. В смысле, не здесь, а наверху, у церкви. Отправила эсэмэс с требованием денег за выполненные услуги и пригрозила, что, если он не выполнит условия, я его сдам со всеми потрохами твоим друзьям. Он ведь не знает, что ты такой идиот, сам нырнул с яхты в воду на полном ходу. Думает, что я тебя укокошила. Через несколько минут ты лично сможешь увидеть того, кто тебя заказал.
   – Ты дура, Настя? – он встряхнул ее за плечи. – Ты хоть понимаешь, какой опасности себя подвергла! А если бы меня здесь не оказалось?
   Пришлось быстро рассказывать план, чтобы Егор успокоился и не считал ее кретинкой.
   – Видишь, я все предусмотрела. Ты будешь страховать меня с тыла, Натали с Александром – с другого фронта.
   – Выходит, это Карамзин? – подавленно спросил Егор.
   – Мне очень жаль, Егор.
   – Но почему? В чем я перед ним провинился?
   – Все очень сложно. Карамзин считает, что тебя любит одна девушка, которой ты недостоин. Он, вероятно, рассчитывает, что она мгновенно воспылает чувствами к нему, когда соперник исчезнет с лица земли.
   – Какая еще девушка? – ошарашенно спросил Егор.
   – Натали, – вздохнула Настя.
   – И этот туда же! – в отчаянии воскликнул он.
   – Да, люди бывают невероятно слепы и не видят ничего на расстоянии вытянутой руки. Ладно, времени в обрез. Давай перейдем к делу, – сменила тему Настя. Вдаваться в подробности не хотелось. Надо настроиться на встречу с Карамзиным. Она чувствовала, что доктор где-то поблизости. Затаился и ждет, когда Настя появится. – Я пойду – пора. Отправь, пожалуйста, Натали эсэмэс с просьбой приехать. Номер я забила в телефон.
   – Что дальше делать?
   – Сиди и жди, когда я знак подам. Боюсь, если ты раньше поднимешься – спугнешь Иуду. Он может появиться не сразу, затаиться и наблюдать за местом встречи некоторое время. Короче, не торопись вылезать из укрытия, но будь готов меня спасать в любую минуту, – пошутила Настя; на мгновение ее охватил страх, но состояние паники быстро прошло. Рядом Егор, он жив, а значит – все будет хорошо.
   – Мне не привыкать тебя спасать, – усмехнулся он и прижал Настю к себе. – Как я пойму, что надо выходить?
   – Я дам тебе знак, – Настя задумалась. – К примеру, начну петь песню Криса де Бурга «Леди в красном». Типа, у меня крыша от страха поехала.
   – Может, ты просто заорешь во все горло? – заволновался Егор. – Вдруг я не услышу, как ты поешь?
   – Не волнуйся, услышишь. Я в детстве в народном хоре солировала, – сказала Настя и встала.
   Егор взял ее за руку, поцеловал ладошку.
   – Будь осторожна, ладно? Я тебе нож дам на всякий случай, – Егор пошарил по карманам, достал подаренный отцом раскладной нож и протянул ей. Настя отрицательно мотнула головой.
   – Не надо, все равно я им не сумею воспользоваться.
   Настя улыбнулась, нежно погладила Егора по щеке, отдала ему свой мобильник и выползла из убежища.
   Луна повисла над самой головой. На лестнице стало светлее. Справа, за выступом скалы, послышался тихий всплеск, словно кто-то шлепнул веслом по воде. Сердце в груди глухо стукнуло. Нельзя было исключать, что Карамзин явится на встречу по морю.
   Настя прислушалась. Тихо. Только море гладит волнами скалы и вход в пещеру. Начался прилив. Когда она заходила в келью монахов-отшельников, уровень воды был ниже. Сейчас море поднялось и неторопливыми барашками набегало на каменную платформу перед входом в грот.
   Никаких подозрительных звуков больше слышно не было. «Показалось», – решила Настя и зашагала по лестнице наверх.
   Она легко забралась по ступеням и осторожно выглянула из своего укрытия.
   Карамзин стоял к Насте спиной у церкви, в тени навеса, и озирался по сторонам. Он явно ждал ее появления со стороны дороги. Неудачно встал, отметила Настя, телефон она спрятала с другой стороны храма.
   Она подняла с земли небольшой камешек, тихо выбралась из своего укрытия, метнулась к храму и оттуда бросила камень в сторону лестницы. Карамзин отреагировал на звук – его тень отделилась от церкви и проследовала в направлении спуска в монашескую келью.
   – Привет! – окликнула она Хирурга, встав рядом с окном, где был спрятан телефон. Карамзин оглянулся и с удивлением спросил:
   – Настя? Что ты тут делаешь?..
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 [23] 24 25 26

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация