А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Горькая дольче вита" (страница 15)

   Глава 12
   В объятиях афродиты

   Через пятнадцать минут их белоснежный «Мерседес» мчался вдоль побережья в сторону загадочного места бракосочетания. За ними пристроился еще один автомобиль, с фотографом и координатором, что Настю немного успокоило. При таком количестве свидетелей убить ее будет достаточно проблематично.
   Ехали долго, пейзаж за окном несколько раз менялся. Егор за всю поездку не проронил ни слова. Сидел, как сыч, и, почти не мигая, смотрел перед собой. «Настраивается на убийство, сволочь», – предположила Настя и решила тоже начать думать о том же. Однако сосредоточиться на животрепещущей теме мешал недавний поцелуй Егора. Губы до сих пор горели огнем. «Может, он ядовитый, как медуза, – подумала Настя и прикоснулась пальчиками к своим губам. – Вроде не распухли, только помаду, гад, всю сожрал».
   Настя открыла сумочку, чтобы достать тюбик и обновить макияж. Из нее выпала баночка с лекарством и закатилась под сиденье. Она нагнулась, чтобы достать пузырек, но не успела – машина затормозила, и Егор, похлопав ее по плечу, сообщил:
   – Приехали. Что-то потеряла? Помочь?
   Настя резко выпрямилась.
   – Уже нашла, – радостно сообщила она, демонстрируя помаду. Светить лекарство при Егоре и водителе не хотелось. Подумав, Настя решила подобрать антидепрессанты потом, после церемонии, мазнула помадой губы и вышла из машины.
   Они остановились на небольшой возвышенности. Сразу стало зябко. Порывистый ветер трепал прическу, рвал платье и фату. Внизу плескалось море, темное и величественное, облизывая огромные камни и разноцветную гальку. Внезапно Настю охватило волнение, она поняла, где находится. Это же Петра-ту-Ромиу – место рождения Афродиты! Она читала в путеводителе, что сюда совершают паломничество миллионы влюбленных и жаждущих любви. Довольно цинично устроить именно тут свадебную церемонию с фальшивой невестой. Впрочем, на Мостике влюбленных ненастоящая церемония тоже выглядела бы кощунством.
   Подкатил автомобиль с координатором и фотографом. На парковке машин больше не было. Егор отошел в сторону с телефоном, чтобы выяснить, куда запропастились друзья.
   Олег остался с Настей.
   – Ханна, милая, как вам сюрприз Егора? Церемония пройдет в самом культовом месте Кипра.
   – Сюрприз удался, – улыбнулась в ответ Настя. – Потрясающая красота вокруг!
   – Очень рад, что вам понравилось. Впрочем, я нисколько не сомневался. Такое место не может оставить равнодушным. Правда, оно довольно популярно, поэтому мы немного сдвинули время проведения церемонии с утра на вторую половину дня. Вам просто повезло, что сегодня здесь нет туристов. Но вы отчего-то печальны, Ханнушка. Я чувствую себя чудовищно виноватым – не развлекаю вас должным образом. Вы так прекрасны, милая, и не должны грустить в самый счастливый день своей жизни.
   – Что вы, Олег! Я вовсе не грущу! Просто очень взволнована предстоящим судьбоносным моментом. Сами понимаете…
   – Понимаю… Не волнуйтесь, все будет хорошо, – улыбнулся Олег. – Но все равно я вас немного развлеку. Вы, должно быть, знаете: это место волшебно и обладает магической силой. Существует множество легенд, с ним связанных. Видите большую темную скалу округлой формы в нескольких метрах от берега? Это скала Афродиты, или «камень грека». Если оплыть камень против часовой стрелки три раза, то станешь вечно молодым. Погодка, правда, сегодня к омоложению не располагает, – Олег поежился.
   – Интересно, – улыбнулась Настя. – А какие еще легенды с ним связаны?
   – Тому, кто найдет на берегу камешек в форме сердца, обеспечена вечная любовь.
   – Заманчиво, – улыбнулась Настя. – А если, к примеру, нет любви? Я не про себя, а вообще интересуюсь, – торопливо уточнила она. – Не все же сюда церемонию проводить приезжают.
   – Если нет любви, то она непременно появится в самое ближайшее время, можете в этом не сомневаться, – подмигнул ей Олег. Настя отвернулась, чтобы скрыть замешательство. Было такое чувство, что Олег видит ее насквозь. Зря она вопрос задала. Очень зря. – А теперь позвольте мне вернуть вас будущему мужу. Вижу, он уже посылает глазами в мою сторону ядовитые стрелы презрения за то, что невесту у него умыкнул. Пойду место готовить, а вы ищите камень, Ханна. Отчего-то мне кажется, что он вам пригодится, – шепнул он ей на ухо.
   – Какой камень? – спросил Егор, услышав часть их разговора.
   – Да так… Олег развлекал меня легендами, – уклончиво ответила Настя и спросила: – Где ребята?
   – Будут через пять минут.
   – Вот и отлично! Сотрудник мэрии тоже прибудет с минуты на минуту, – сообщил Олег, взглянув на дорогие часы.
   – Может, спустимся пока к морю?
   – Конечно! Идите, ребятки, погуляйте пока, насладитесь последними минутами свободной жизни, – усмехнулся Олег.
   – Как же туда попасть? – удивилась Настя, оглядываясь по сторонам. Место рождения Афродиты со стороны дороги казалось недоступным.
   – А крылья влюбленным на что? – рассмеялся Олег. – Ладно, слушайте секрет. Видите кафе, – указал рукой Олег на небольшое здание. – Рядом – спуск в каменный тоннель, который ведет прямо на пляж. Фотограф нужен?
   – Пока нет, – улыбнулся Егор и взял Настю за руку.
   Ощущение нереальности происходящего возникло сразу, как только они вышли из тоннеля и оказались в месте, где из пены морской появилась на свет покровительница всех влюбленных.
   Под ногами шуршала галька, гладкая и крупная, как куриное яйцо.
   Егор выпустил ее руку и присел.
   – Смотри, какой камень интересный, – сказал он, поднял что-то с земли и показал Насте – на его ладони лежало каменное сердечко, ровное и аккуратное, словно обработанное мастером.
   – Афродита подарила тебе любовь, – прошептала Настя. Рука его дрогнула, камешек упал на землю, стукнулся о ботинок Егора и отскочил к Настиным ногам. Она стояла и смотрела на него, боясь пошевелиться. Егор нагнулся, поднял камень.
   – Мне любовь без надобности. Тебе нужнее, – тихо сказал он и вложил сердечко в руку Насти. Его пальцы были прохладными, а каменное сердечко, напротив, обожгло ладонь. Несколько мгновений они смотрели друг другу в глаза. Солнце скользнуло за облака, ветер усилился, погнал море к берегу, волны ударились о камни, обрызгав подол свадебного платья Насти.
   – Прекрасный снимок! – раздался рядом восторженный мужской голос, который вырвал Настю из гипнотического транса. Она встрепенулась, и реальность снова обступила со всех сторон. К ним с веселым улюлюканьем направлялись друзья Егора. А ведь они все заодно, вместе задумали эту аферу. Значит, все без исключения, включая утонченную свободолюбивую Натали, знают, чем закончится эта свадьба и что будет потом с ней, с Настей. «Веселятся, сволочи, – подумала Настя, сжав каменное сердце до боли в ладони. – Циничные ублюдки!»
   Настя неожиданно почувствовала себя свободной. Да ни хрена она ничего никому не должна! Она подписывалась на фальшивое бракосочетание, а не на смерть. Теперь она не обязана изображать из себя смиренную невесту. Обойдутся, говнюки.
   – Возлюбленные, придвиньтесь ближе! – проворковал фотограф. – Что вы стоите, как неродные? Молодой, обнимите девушку. Сделайте ей приятно!
   Егор рассмеялся, притянул Настю к себе, обнял за талию. Она натянула на лицо улыбку Мефистофеля и с отвращением чмокнула «жениха» в щеку. Видимо, кадр получился великолепный. Фотограф что-то невнятно крякнул, глядя на дисплей фотоаппарата, и снова настроил на них объектив.
   – Милая, представь миску клубники и изобрази на лице радость! – попросил он. Настю перекосило еще сильнее. Егор заржал, как конь. Фотограф обессиленно вздохнул и опустил фотоаппарат. Егор продолжал хохотать, согнувшись в три погибели. Настя некоторое время смотрела на него, не сдержалась и тоже захохотала. Наверное, это было нервное. Фотограф всхлипнул и тоже захихикал, как девушка, прикрыв рукой рот. К всеобщему веселью присоединились друзья. Особенно радовался дядя Саша. Скакал по пляжу, как бешеная макака в истерическом припадке.
   Они не заметили, как подошел свадебный координатор.
   – Рад, что вы наконец развеселились! А у нас все готово. Сотрудник мэрии прибыл и музыкант. Можно начинать.
   Смех мгновенно прекратился. Лица у всех стали такими серьезными, что Олег неловко откашлялся.
   – Надеюсь, клятвы не забыли? – поинтересовался он, когда неловкая пауза затянулась.
   – Клятвы? – охнула Настя. Егор тоже заволновался.
   – Я дам вам шпаргалки, – подмигнул Олег и сделал рукой приглашающий жест.
* * *
   Декорации для церемонии соорудили на небольшой возвышающейся скале. Белая арка, украшенная цветами и шелковыми лентами. Напротив – круглый стол, накрытый белоснежной скатертью, корзина с шампанским, бокалы. Рядом со столом с торжественными лицами замерли двое в костюмах. Один, лысоватый коренастый мужичок лет пятидесяти, – регистратор, как поняла Настя. Другой, молодой щуплый и длинноволосый, в руке держал саксофон – для музыкального сопровождения.
   К арке тянулась бордовая ковровая дорожка. Олег подвел их к ней, выдал каждому красивую папку с напечатанным текстом и отдал последние инструкции.
   – Музыка заиграет – идите к столику. Медленно и торжественно, чтобы фотограф мог запечатлеть этот судьбоносный момент вашей жизни. Потом сотрудник мэрии произнесет речь. Клятвы не обязательно дословно повторять. Можно своими словами сказать то, что считаете нужным. В общем, расслабьтесь и получайте удовольствие, – сказал он и испарился.
   Заиграл саксофон. «Summertime» Джорджа Гершвина, отметила Настя, набросила на лицо фату, взяла Егора под руку и почувствовала, что мышцы его напряглись. Он смотрел куда-то вбок, на скалы.
   – Егор, – позвала она и снова потянула за руку. Он повернулся и посмотрел на Настю с ужасом. – Что случилось? – спросила она.
   – Она здесь, – прошептал он.
   – Кто? Журналистка?
   – Ханна… Она пришла и наблюдает за нами.
   Настя обернулась и посмотрела вокруг.
   – Здесь никого нет, Егор.
   – Она была там, наверху! Она была там! Я видел! – повторял он как заведенный. Кажется, у «жениха» начиналась истерика, о которой предупреждал Карамзин.
   – Какой ей смысл за нами наблюдать? – попыталась переубедить его Настя. – Ты же на ней женишься, а не на мне. В смысле, если она здесь, то зачем тут я? Логичнее поменяться местами, а не подглядывать за собственным бракосочетанием.
   – Логичнее поменяться местами, – как эхо повторил Егор и так пронзительно посмотрел на Настю, что ей стало дурно. В голове у него явно случился «большой барабум». «Надо было все-таки дать ему успокоительное», – подумала она с досадой.
   Саксофон смолк.
   – Ребята, будем жениться или как? – потерял терпение координатор. – Если вы не готовы, можем перенести церемонию. Расходы, правда, компенсировать я вам не смогу, но спокойствие, как говорится, дороже. Если есть сомнения – лучше не торопиться.
   – Дайте нам минутку, – улыбнулась Натали и зашагала к ним, лицо ее было обеспокоено.
   Она отвела Егора в сторону, зашептала что-то ему на ухо и живописно покрутила у виска. Егор на чем-то настаивал, но уже не так яростно. Натали успокаивающе похлопала его по плечу и вернула жениха в исходное положение. Выглядел он потерянным и уставшим.
   – Этот день она выбрала. Девятое мая. Мы готовы, – сухо сказал он и взял Настю за руку. «Холодный, – отметила Настя, – как труп».
   Олег дал знак саксофонисту. Снова заиграла музыка. Они ступили на ковровую дорожку. Защелкали вспышки фотоаппарата и мобильников. Снимал не только фотограф, но и друзья.
   На друзей Егора Настя старалась не смотреть, сосредоточилась на регистраторе. Он воодушевленно читал что-то по-гречески и смотрел на них с теплотой, по-отечески. Олег переводил, но Настя слов не разбирала. Настал их черед произносить клятвы.
   – Я призываю всех присутствующих здесь быть свидетелями того, что я, Егор, беру тебя… Беру тебя, Ханна, в законные жены…
   – Клянусь любить тебя и разделять с тобой с этого дня…
   – Моменты радости и печали…
   – Богатство и бедность…
   – Счастье и несчастье…
   – Всю мою жизнь до тех пор, пока смерть не разлучит нас…
   – Пока смерть не разлучит нас…
   На последней фразе клятвы Настя снова выпала из действительности. В ушах как молот стучала фраза «Пока смерть не разлучит нас», мутило, и голова заполнилась липким туманом. Спасибо Натали за фату. Ее побледневшую физиономию никто не видел. Поскорее бы все закончилось. Поскорее… Иначе она хлопнется в обморок. Стараясь удержаться на ногах, она вцепилась в локоть Егора.
   Регистратор протянул им фарфоровую тарелочку с двумя колечками. Вдруг выглянуло солнце, и кольца заблестели в его лучах. Егор взял ее за руку. Пальцы озябли, не слушались.
   – Милая, пальчики расслабь, – процедил он, изловчился и надел ей колечко. Золотой ободок подошел по размеру, сел на пальчик как влитой.
   Настя тоже потянулась к тарелочке. Надела кольцо на палец Егора, подняла на него глаза и вздрогнула. Он смотрел на нее с таким неподдельным ужасом, словно у Насти рога выросли. Да что же такое с ним творится? Состояние его явно ухудшалось с каждой минутой. Может, доктора вызвать? Хотя что его вызывать, если вот он, стоит рядом. Настя покосилась на Карамзина. Валентин таращился на них и был напряжен не меньше Егора. Натали изображала подобие улыбки и терзала ремешок сумочки. Дядя Саша явно еще не протрезвел. Он стоял поодаль, разглядывал окрестности и делал вид, что его здесь нет. Ну и свадебка!
   Олег попросил их расписаться в сертификатах и подозвал к столику свидетелей. Со стороны Ханны выступала Натали. Со стороны Егора – Карамзин. У Насти в голове снова промелькнуло, как детская считалочка: «Натали любит Егора. Карамзин любит Натали».
   – А теперь поздравьте друг друга, молодые! – донеслось до Насти словно издалека. Олег, похоже, был единственным, кто радовался за них искренне. Неудивительно, он ведь не знал, что радоваться тут, собственно, нечему.
   Меланхоличный саксофонист заиграл очередную блюзовую композицию. А Егор не сразу сообразил, что значат эти слова. Пришлось пихнуть его в бок, игриво так. Он неловко откинул с ее лица фату и прислонился к Настиным губам. Нос у него был холодный, глаза сумасшедшие.
   – Горько! – запоздало заголосил дядя Саша. Карамзин вяло захлопал.
   – Ура!!! – закричала Натали и начала швырять в их сторону лепестки роз, которые ей выдал координатор.
   Олег открыл бутылку шампанского, разлил по бокалам и толкнул проникновенную речь о счастье молодых. Настя выпила залпом бокал и злобно посмотрела на дядю Сашу, который снова заорал: «Горько!» Егор притянул Настю к себе, но она мягко отстранила новоиспеченного фальшивого мужа.
   – А давайте искупаемся? – с азартом предложила она. Все посмотрели на волнующееся море, потом на Настю. – Олег сказал, если оплыть камень Афродиты против часовой стрелки, то будешь вечно молодым и красивым, – подначила она. – Кто со мной? Решайтесь?
   – Милая, сейчас не самое подходящее…
   Егор не успел договорить, Настя бросила свадебный букет Натали, стянула с запястья сумочку, вручила ее Егору и рванула в сторону пляжа. Накатило какое-то пьяное сумасшествие. Зря она выпила шампанское. Совсем с ума сошла! Рехнулась! Но когда еще выпадет шанс искупаться? Здесь, в этом потрясающем месте, где родилась богиня!
   При таком скоплении народа топить ее не будут. Она оплывет камень три раза и станет вечно молодой и красивой. Вечно молодой и красивой. Маринка завидовать будет. Вечно молодой… Красивой! Красивой! Красивой!..
   Настя стянула платье, туфли, чулки и осталась в одном белье, исключительно красивом белье. Обернулась. Все, кроме Егора, остались у арки, наблюдая за ней со скалы.
   – Плывем? – подмигнула Настя.
   – Рехнулась? Посмотри, какие волны! – сказал Егор, смущенно разглядывая ее фигуру. С дамской сумочкой в руке он выглядел забавно. Настя хихикнула.
   – Как хочешь. Гуд-бай, милый, – сказала она, послала «мужу» воздушный поцелуй и ступила в воду.
   Вода была холодной, ступни царапали камни, волны били по ногам. Она сделала глубокий вдох и плюхнулась в набежавшую волну. От холода перехватило дыхание. Волна вышвырнула ее снова на берег, но Настя встать на ноги не успела – ее потянуло обратно в глубину, протащив по дну. Колени защипало со страшной силой. Похоже, она ободрала их о камни. Плевать!
   До камня Афродиты она доплыла в два счета, оплыла его один раз, потом второй, сделала заход на третий круг и поняла, что выбилась из сил. Это произошло так внезапно! Настя хотела уцепиться за скалу, но из-за больших волн не получалось. Ударившись два раза о камень, она развернулась к берегу. Он был совсем рядом, берег… Совсем рядом, но приблизиться к спасительной земле не получалось. Ее уносило в море, несмотря на все старания. Ноги вдруг перестали слушаться, руки одеревенели. «Вот и все», – подумала Настя и ушла под воду с головой.
   Вот и все… Легенда не обманула. Она навсегда останется красивой и молодой. Подняться на поверхность сил не было. Вода хлынула в легкие. Перед глазами промелькнули кадры из ее жизни. Такой короткой и непутевой. Лица бабушки, мамы, Маринки… Среди лиц отчего-то не было Алешки. Серое пятно. Серое размытое пятно… Она попыталась воскресить его в памяти, но не смогла. «Странно, – подумала Настя, – куда он подевался?»
   Страха не было, только легкая грусть. Сознание стало ускользать… Вдруг яркой вспышкой мелькнул образ Егора. Только выглядел он почему-то иначе, совсем мальчишкой. Царапина на щеке, взъерошенные волосы с длинной белой челкой, очки… Одет смешно: в клетчатую рубашку и широкие штаны – милый и настоящий. Настя улыбнулась. Егор улыбнулся в ответ, взял ее за руку… Свет потух. Рывок. Давление на грудь. Больно.
   Настя закашлялась, вода хлынула из носа и изо рта. Она открыла глаза – над ней склонился Егор, с его волос капала вода, одежда была мокрой. Вокруг толпились друзья Егора, организатор с обеспокоенным лицом, фотограф, сотрудник муниципалитета, мужик с саксофоном. У всех на лицах застыло примерно одинаковое выражение – полнейшего обалдения.
   – Очухалась, слава богу! Ну ты, блин! Блин, даешь! Дура какая-то! – выругался Егор, вскочил на ноги, походил взад-вперед и снова сел рядом. Настя тоже села, продолжая кашлять и отплевываться. Прийти в себя никак не получалось. Одно очевидно: она жива, иначе не было бы так холодно и коленки не ныли. Так и есть, она ободрала их о камни, когда волна протащила по дну.
   Настя подобрала колени, уткнулась в них носом и обняла ноги руками. Даже после воскресения из мертвых сидеть в одном белье, которое стало прозрачным после купания, перед скоплением публики было неловко. От посторонних глаз ее прелести скрывала только фата, тоже прозрачная и противно мокрая – забыла снять перед тем, как нырнула. Забавно она, наверное, сейчас выглядит: синяя от холода, почти голая и в фате.
   Смеяться, однако, никто не думал и восхищаться ее прелестями тоже. Мужчины хмуро переговаривались друг с другом, а на Настю смотрели с опаской. Однако… Только с ней такое могло произойти. Два раза за сутки побывать на том свете. Смешно, но вернул ее снова Егор, который очень хочет, чтобы она как раз туда отправилась. Зачем?
   Судя по выражению лица молодого «супруга», Егора мучили те же вопросы. Он угрюмо пялился на горизонт и камнями пускал по воде лягушек. Переживает, что выловил, пришла к выводу Настя. Ну конечно! Как он мог поступить иначе? Столько свидетелей вокруг, фотограф, сотрудник мэрии, музыкант, свадебный координатор. Не мог же он стоять и спокойно смотреть, как молодая жена тонет. Это выглядело бы подозрительно. Пришлось бедняге нырнуть и выловить суженую из стихии. Мало того, теперь у него есть свидетели, которые подтвердят в случае чего, как сильно Егор любил свою жену. И что жена – кукукнутая на всю башку экстремалка.
   Да и нельзя ему лишаться супруги при свидетелях. Как он потом живую Ханну предъявит миру? Он избавится от Насти незаметно и поедет в Москву один. Кто на таможне будет проверять, с кем он путешествовал? Потом Ханна «потеряет» свой чешский паспорт, сделает новый, на новое имя, и все дела. Настя с ненавистью посмотрела на своего спасителя. Расчетливый сукин сын!
   Одно колено ныло сильнее и кровоточило. Настя лизнула рану языком, так ее бабуля учила в детстве, и вновь сосредоточилась на своих размышлениях. Что-то не складывалось. В желании этих людей ее убить была какая-то нелогичность. Да, она свидетель, но ведь для них она не опасна! Она нарушила закон, когда пересекла границу. Значит, будет молчать о свадьбе и афере, с ней связанной. Ей невыгодно делиться с кем бы то ни было информацией. Значит, деньги. Из-за денег они собираются ее убрать. Дядя Саша так и не расплатился с ее долгами. Четыре миллиона – это не миллион за ипотеку. Жадные, сволочи! Сволочи! Настя незаметно смахнула слезинку с щеки. Она чуть не утонула, а пожалеть некому. Кругом враги, желающие ее смерти. Только Олег к ней испытывает симпатию, но ему не поплачешься о своей нелегкой доле.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [15] 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация