А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Горькая дольче вита" (страница 12)

   Глава 10
   Заказ

   Ее разбудил грохот. Настя села на кровати, потерла глаза и уставилась на доктора в окровавленном халате, который вкатил в палату каталку. На каталке лежала пожилая женщина с синюшно-желтым лицом и не подавала признаков жизни. Помимо доктора, в небольшом помещении, разделенном визуально желтой матерчатой занавеской на две части, находилась целая толпа киприотов разных возрастов: от трехлетних детей до пожилых людей. При появлении доктора они все дружно загудели.
   Доктор откатил женщину к окну и начал, активно жестикулируя, что-то вещать на своем языке собравшимся. Закончив свою эмоциональную речь, врач вышел, а киприоты остались, расселись, кто где мог, оккупировав палату, как термиты трухлявый ствол.
   Женщина лежала тихо; на простыне, которой она была накрыта, тоже выделялись пятна крови. «Мертвая», – подумала Настя, рухнула на койку и накрылась до носа одеялом. Странно, почему в палату труп привезли? Стало неуютно и страшно. Догадка ошарашила. Это не больничная палата, а кипрский морг! Настя тоже умерла, поэтому никто не обращает на нее никакого внимания, а все эти люди – мертвые родственники покойной, которые встречают ее душу у врат загробного мира.
   Дверь в «кипрский морг» снова распахнулась, и на пороге появился Егор.
   – Живая? – поинтересовался он, оглядывая толпу киприотов с удивлением.
   – Не знаю, – честно ответила Настя, пощупала свое лицо и с облегчением вздохнула. Губы Поля Робсона исчезли. Нос, кажется, тоже немного уменьшился в размерах. Причем без всяких примочек доктора Карамзина.
   – Хорошо, что тебе лучше. Думал, до больницы не довезу. Врачи тебе укол сделали с мощным антигистаминным. Доктор мне сказал, что лекарство со снотворным эффектом. Надеюсь, ты выспалась? – с иронией спросил он. – Ты несколько часов дрыхла.
   – Который час? – спросила Настя.
   – Около шести.
   – Прости, – смутилась Настя. – Значит, я проспала все запланированные на сегодня мероприятия.
   – Ничего, главное, с тобой все в порядке. Координатор сказал, все завтра успеем, если тебя выпишут. А не выпишут – послезавтра церемонию проведем. Я тебе попить привез и косметику на всякий случай, – Егор сделал рукой жест, обведя лицо, подошел к кровати и аккуратно поставил на одеяло чемоданчик, собранный Натали; на тумбочку – апельсиновый сок, минералку и фрукты, бананы и яблоки.
   – Спасибо, – вяло поблагодарила Настя. – И за косметику, и за сок, и за жизнь.
   – Я-то что, – усмехнулся Егор. – Врачей благодари, а не меня. Пойду, к слову, доктора позову.
   «Жених» исчез. Настя с наслаждением сделала несколько глотков апельсинового сока, слопала банан, открыла чемоданчик и посмотрела на себя в зеркало. Губы действительно вернулись в прежнее состояние, отек носа почти сошел, но красоты ей это не прибавило. Зеленая, страшная, с синяками, но живая. Настя улыбнулась. Умирать отчего-то больше не хотелось. Раз Господь не забрал на небеса, а дал шанс выжить, – грех не воспользоваться. Вдруг в ее жизни все наладится? Она вернется домой, в свою квартирку, свободная от долгов, и начнет жить заново, найдет другую работу, пойдет учиться на дизайнера, запишется в бассейн или на фитнес, будет ходить в салон красоты регулярно, как Маринка велела, за лицом ухаживать и за волосами, вещи стильные покупать. Алешка увидит, какая она стала красавица, бросит свою блондинку и вернется к ней. Не просто вернется – в ноги кинется и будет о прощении молить. Настя понятия не имела, какой цвет волос у соперницы, но почему-то представляла ее светловолосой вульгарной особой с томным взглядом и придурочным смехом, похожим на дребезжание колокольчика. С такой женщиной хорошо на курорт ездить, а жить – невыносимо. Алешка вернется, обязательно вернется…
   На тумбочке рядом с койкой что-то запиликало. Настя скосила глаза на звук и поморщилась. Телефон Ханны известил, что пришло эсэмэс. Читать чужие сообщения было неловко, но делать нечего, придется. В конце концов, наниматели ей этот телефон всучили и дали четкие инструкции по эксплуатации. Настя приготовилась получить поздравление и пожелание счастливой безоблачной жизни, открыла сообщение и обмерла: «Жених не должен вернуться назад. Не исполнишь – умрет твой муж. Сболтнешь кому-нибудь о поручении – умрет мучительной смертью».
   Она еще раз перечитала текст и растерянно огляделась по сторонам, словно ища поддержки. Киприоты по-прежнему толпились в палате, но ощущение возникло, что она одна во Вселенной. Душа похолодела, и руки, и ноги, а в голове начался полнейший сумбур. Как же так? Что все это значит? Что за идиотские шутки? «Жених не должен вернуться назад…» Как это не должен? «Не исполнишь – умрет твой муж». Господи… Мать честная! Ее что, наняли в качестве киллера? Хотят, чтобы она убила человека, который сегодня ей жизнь спас? Который завтра станет ее фиктивным мужем? Происходящее не укладывалось в голове.
   «Как глупо, что Егор спас», пришла в голову ошеломляющая мысль. Лучше бы дал подохнуть спокойно, не было бы этого кошмара. Потом в газетах написали бы о курьезной смерти одной из туристок, которая отправилась на небеса, обожравшись свежей клубникой. Бредовая жизнь, бредовая смерть – логичный уход на тот свет для такой «везучей» девушки, как она. Она думала, что умрет от несправедливого обвинения в краже. Она думала, что не переживет уход мужа. Теперь кто-то хочет обменять Алешкину жизнь на жизнь другого человека.
   Дверь в палату снова распахнулась. Настя вздрогнула, спешно нажала «удалить» и отшвырнула от себя телефон.
   Егор, как обещал, вернулся с доктором. Врач осмотрел Настю, задал несколько вопросов на корявом английском и сообщил, что она может быть свободна. Настя вяло поблагодарила.
   «Мертвая» женщина ожила, заворочалась на каталке, киприоты опять загудели, обступили даму со всех сторон. Как оказалось, пожилую даму привезли в палату после операции, она отходила от наркоза. Порядки в кипрских клиниках удивляли. В России пациентов изолируют от посетителей, здесь – вход к больным свободный, и никто не ограничивает количество визитеров.
   Настя с безразличием наблюдала за счастливыми родственниками, ее эмоции словно умерли. На свою будущую жертву она смотреть боялась. Поверить в то, что все обернулось таким образом, было невозможно. Сначала наняли в качестве невесты, теперь в одно мгновение она перевоплотилась в фиктивную невесту-киллера. Они совсем там, что ли, с ума посходили?
   Егор заметил ее косой взгляд и смутился. Настя удивилась. Казалось, что этот человек непробиваем и стеснение ему несвойственно. И глаза у него оказались зеленые, что тоже удивило.
   Егор потер небритый подбородок, подмигнул ей и вышел с доктором оформлять страховые документы. «Жених не должен вернуться назад. Не исполнишь – умрет твой муж. Сболтнешь кому-нибудь о поручении – умрет мучительной смертью», – стучало в голове. Алешка умрет, если она не избавится от Егора и расскажет кому-нибудь о заказе. Как они могли так с ней поступить? Вот сволочи! Сволочи!
   Настя потерла виски, напряженно размышляя о ситуации. Тот, кто затеял с ней подлую игру, прекрасно знал, по какой точке бить. Знал, как она любит Алешку, знал, что ближе этого человека у нее никого нет. Что она на все пойдет ради него – обманщика и предателя. Прямой удар под дых. Четкое попадание в яблочко. Заказчик заранее все просчитал или это импровизация? Кто он, этот подлый импровизатор? Явно человек, который принадлежит к кругу близких друзей Егора, потому что он в курсе аферы. Натали, дядя Саша, Карамзин? У кого-то из этой троицы есть мотив – избавиться от друга. Здорово они устроились, на чужом горбу да в рай. А она, значит, в ад? Вот молодцы ребята! Жаль, слишком мало информации. Натали любит Егора, Егор любит Ханну, Карамзин любит Натали, дядя Саша никого не любит, кроме себя. Кто? Зачем? За что? Неважно это уже. Какая разница, кто и за что? Теперь у нее нет выбора.
   Настя сползла с койки, сунула ноги в ботинки и занялась своей внешностью. Натали оказалась прекрасным консультантом, через десять минут все было готово. Из отражения на нее смотрело холодное лицо Ханны.
   Егор ждал ее в коридоре, сидел на подоконнике спиной к ней и разговаривал с кем-то по телефону. Настя уже собиралась его окликнуть, но замерла. Речь явно шла о ней.
   – А что я должен был делать? Она стала задыхаться, я поехал в больницу. Какой еще шанс? Не время еще. Свадебные фотографии как доказательство, что мы были с Ханной на Кипре, не помешают. А потом…
   Настя попятилась, шаркнула ногой по полу – Егор резко обернулся.
   – Дьявол! – вырвалось у него, он побледнел как полотно, медленно положил телефон в карман и пристально на нее уставился.
   – Что, похожа? – усмехнулась Настя. – Это Натали меня научила, как добиться максимального сходства. Отек лица почти спал, немного косметики, и я – Ханна. Можем ехать, я готова, – сказала Настя беззаботно, хотя только Богу было известно, чего ей стоило выглядеть спокойной.
   Некоторое время Егор смотрел ей в глаза, пытаясь понять, слышала ли она разговор. Настя мило улыбалась, накручивая рыжие прядки на палец. Экзамен она прошла – Егор заметно расслабился.
   – Поехали тогда, – бодро сказал он, спрыгнул с подоконника, взял у нее сумку и пошел по длинному коридору к выходу.
   Настя побрела следом, исподлобья разглядывая серые стены кипрской больницы. Какая же она идиотка все-таки! Ведь сразу поняла, что такие бабки не платят за «свадебные» услуги. Они заплатили ей не за церемонию бракосочетания, а за похороны. При этом кто-то еще пытается приобщить ее к работе киллера. Обложили со всех сторон. Так впору с ума сойти. Странно, что она еще не в дурдоме.
   Настя попыталась сосредоточиться. Почему заказчики так легко согласились заплатить вперед? Впрочем, она так и не проверила, был ли оплачен долг перед фирмой или нет. Заболтал ее дядя Саша. Ипотеку она сама закрыла, сумма была не такая уж и внушительная для людей обеспеченных. Все равно странно. Бдительность ее притупили? Или квартиру после смерти захапать планируют? Зачем обеспеченным людям малогабаритная квартира в Кукуево? К тому же квартира хоть и на ее имя оформлена, но куплена в браке. Значит, Алешка – первый на нее претендент. Господи, они Алешку тоже убьют! Даже если она избавится от Егора. А потом и ее уничтожат. Никто не вернется назад. Никто. Настя зажмурилась и чуть не влетела лбом в стеклянную дверь. Два трупа ради убогой двушки? Какой в этом смысл? И при чем тут тогда Егор? Кому понадобилось от него избавляться? Какой-то бред! Бред!
   Однако здорово они все придумали, затейники. Чужая страна, остров Афродиты, море, скалы – прекрасное место, чтобы избавиться от человека, списав смерть на несчастный случай. Ей заказали Егора, Егор планирует оставить ее на острове Афродиты навсегда, и его друзья в курсе этого кошмара. Все или кто-то один? С виду нормальные люди, а изнутри – звери. Бездушные твари. Теперь у нее даже два мотива избавиться от одного из них, но на душе все равно мерзко. Ведь это так непросто – убить человека даже ради того, чтобы выжить и спасти любимого.
* * *
   В королевском номере-сьют отеля «Адамс бич» пахло цветами и абрикосами.
   Настя швырнула дорожную сумку на пол, стянула ботинки и босиком прошлась по просторным апартаментам. В одной комнате располагалась спальня с гигантской кроватью и ванной комнатой с джакузи, другую занимала просторная гостиная-столовая с выходом на балкон. Интерьер в сине-красной гамме немного давил вычурностью, но живые цветы, которыми был украшен номер, сглаживали пафос и создавали уют. Жаль, что у них с Алешей не было возможности провести медовый месяц в таком прекрасном отеле. Может быть, тогда их жизнь сложилась бы иначе.
   На круглом обеденном столе стояла корзина с фруктами, бокалы и ведерко с шампанским – Комплемент для молодоженов от отеля.
   «Шампанского мне только для счастья не хватает, – подумала Настя. – Отпраздновать свое воскресение и заодно скорую смерть». Она взяла из корзины яблоко и уселась на софу.
   – Я так понимаю, здесь мое место? – спросила она.
   – Почему? – удивился Егор. – Располагайся в спальне спокойно. Если позволишь, я только в душ быстро схожу. Потом пойдем перекусим. Ты, наверное, проголодалась сильно?
   Он стянул с себя футболку, бросил на кресло и пошлепал в ванную. Настя хмуро проводила его взглядом, хрустнула яблоком и вышла на балкон. Вдалеке, за пальмами, море купало закатное солнце и нашептывало ему колыбельную песню. Волнам подпевали цикады и парочка подвыпивших отдыхающих, расположившихся в шезлонгах у великолепного бассейна. Снизу из ресторана была слышна греческая музыка и тянуло запахом шашлыка. Есть действительно хотелось смертельно. Настя яростно вгрызлась в яблоко и присела на шезлонг. Вечер радовал теплом. Сумерки еще не сгустились, а на небе уже проявились звезды и месяц повис над головой. Красиво, вздохнула Настя и вдруг разозлилась.
   «Ничего, мы еще посмотрим, кто кого и чье тело придется везти в Москву в гробу. Поглядим, еще не вечер», – мстительно думала она. Только бы злость не ушла, только бы ярость осталась, иначе ничего не получится. Она снова превратится в квашню, не способную на решительные поступки.
   Он подошел сзади, присел и обнял за плечи.
   – Красиво, да? – шепнул на ухо. Настя резко вскочила и отстранилась. – Да не пугайся ты. Дикая какая-то. Я не кусаюсь и на тебя не претендую. Расслабься. Давай просто представим, что мы не чужие люди, на время поездки. У меня половина народа из офиса рванула на Кипр на майские. Вдруг знакомых встретим. Нам надо иллюзию пары создать. Завтра все-таки наша свадьба, – улыбнулся Егор.
   Улыбка авгура, передернуло Настю. Она облокотилась на перила балкона, насмешливо разглядывая «суженого»: мокрые волосы, белая рубашка, светлые льняные штаны, дорогие часы, запах изысканного парфюма – эдакий курортный щеголь. Любая девушка позавидует. Не зря Натали предупреждала, чтобы она в него не влюбилась. Женщины мимо таких ловеласов не проходят без вздохов. Какое счастье, что ее сердце занято. Егор задаром ей не нужен, а значит, рассудок от любви она не потеряет.
   – Отчего же не представить! Мне за это кучу бабок заплатили. Ты только не перепутай меня с Ханной. Я не твоя невеста и никогда ею не стану. У меня любимый мужчина есть. Пойду тоже душ приму и переоденусь. Не скучай, дорогой, я быстро, – ехидно сказала Настя, выскользнула с балкона и перевела дух. В доверие втирается, подлый гад. Расслабься. Ага, сейчас прямо, размечтался. Она расслабится, а он ее с балкона столкнет. До бракосочетания вроде волноваться не о чем. Егору нужны свадебные фотки, но вдруг передумает? Кто знает, что в голове этого парня? Карамзин предупреждал про возможный срыв. Не хочется стать мертвой в результате этого срыва. Надо дать успокоительное товарищу и быть всегда настороже. А главное – опередить его.
   Стоя под горячими струями душа, Настя не сдержалась и расплакалась. Культивировать в себе злость никак не получалось. С Алешкой всегда так же было. Они никогда не ссорились надолго, потому что Настя быстро отходила и забывала обиду. Нельзя забывать, нельзя, уговаривала себя Настя, но душу заполняла жалость к себе. За что ей такое наказание? Что она плохого сделала? В жизни никому не причинила зла. Только маму обидела, когда ушла и хлопнула дверью.
   – Мамочка, где ты сейчас? Прости меня, дуру. Мне тебя так не хватает, – всхлипнула Настя, набросила белоснежный халатик и вышла из ванной.
   Чемодан ее уже был распакован. Новые наряды и свадебное платье в футляре аккуратно висели в шкафу.
   Настя уселась на кровать напротив распахнутого шкафа и волком уставилась на обновки. Выбрать наряд она была не в состоянии.
   – Скоро ты там? – в спальню с бокалом шампанского заглянул Егор. – Извини, я тут похозяйничал немного, пока ты в душе плескалась. Попросил горничную определить твои вещи в шкаф. Надеюсь, ты не возражаешь? – Егор замер посреди комнаты.
   – Не возражаю, – пробурчала Настя. – Спасибо.
   – Что случилось? Ты себя плохо чувствуешь? – уловив напряженность в ее лице, спросил Егор.
   – Ничего не случилось. Хотя случилось! Я совершенно не представляю, что надеть, – искренне пожаловалась Настя. – Ты меня не проконсультируешь, что дамы надевают на ужин в таких отелях?
   – На Кипре все достаточно демократично. Вот это вполне подойдет, – сказал Егор, снял с вешалки маленькое черное платье и бросил его на кровать. – Переодевайся, и пошли. Есть очень хочется и спать. Завтра вставать рано. Буду ждать тебя внизу.
   Она надела платье, сунула ноги в изящные босоножки на каблуках, замазала тональником синяки под глазами, тронула блеском губы и немного припудрила лицо. Фундаментальный макияж делать сил не было. Подумала немного и заколола волосы, оставив несколько прядок у висков, и замерла у большого зеркала. Странно, в платье, которое выбрала для нее Натали с учетом вкуса невесты Егора, она не чувствовала себя Ханной, напротив, впервые с момента сумасшедших событий ощутила себя самой собой, но красивой и уверенной.
   Егор ждал в холле отеля, читал газету. По сценарию он должен был поднять на нее глаза и обомлеть от неземной красоты. Но ничего подобного не случилось. Он отложил газету, взял ее под руку и повел к выходу из отеля.
   – В отеле есть не будем. Тут кормят хорошо, но не так, как надлежит.
   – А как надлежит? – спросила Настя.
   – Вдоль береговой линии стоит масса таверночек. Надо найти ресторанчик, где киприоты едят. Туда и пойдем. Это индикатор хорошей, настоящей кухни. Остальное – понты, рассчитанные на лохов-туристов.
   Подходящую таверну они нашли через пятнадцать минут бодрой прогулки по набережной. Настя уже готова была куда угодно рвануть, плевать ей было, трапезничают в ресторане киприоты или нет. На каблуках она ходить не привыкла, тем более по неровному асфальту с постоянным уклоном, – ноги гудели.
   Воистину, если не знаешь местных правил, то в подобное заведение вряд ли заглянешь. Ничем не примечательная харчевня. Шесть столиков, аскетичный интерьер.
   Они выбрали столик на улице, над головой раскинулся шатер из виноградной лозы. Официант зажег свечу в заляпанном воском подсвечнике, предложил меню.
   – Загадочную мусаку мне закажи, пожалуйста. Я ведь так ее и не попробовала в рыбном ресторане, – улыбнулась Настя, отложив в сторону свою папку со списком блюд. – Она, правда, мясная, а твоя невеста мясо не ест.
   – Да не напрягайся ты из-за этого. Ешь, что хочется. Папарацци тут нет, как видишь. Я же не поп-звезда какая-нибудь, чтобы за мной журналисты охотились. Да и нет в моей свадьбе особой сенсации. Если бы я Золушку под венец брал или уродину, тогда, возможно, кто-нибудь из писак объявился бы. Ханна того же круга, что и я. Впрочем, сегодня я изменил задуманный агентами в Москве сценарий бракосочетания на всякий случай. Мы поедем в то место, где нас никто из папарацци не найдет, подальше от зевак. Сотрудник муниципалитета туда приедет, в то время как светские журналисты будут ждать нас у Моста влюбленных. Мы с Ханной там планировали церемонию провести. Короче, я на всякий случай перестраховался.
   – Что за место? – заволновалась Настя. Мост влюбленных находился рядом с Айя-Напой. Людей там вокруг полно. Куда теперь Егор ее отвезет, одному богу известно. Расправится с ней сразу после свадебного банкета где-нибудь на безлюдном пляже и поедет в номер оплакивать потерю возлюбленной, которую поглотила пучина морская. Очень драматично. Впрочем, с таким же успехом она может расправиться с ним. Какая неприятность, что она не владеет никакими приемами. Такого кабана попробуй сверни в бараний рог. Значит, ее оружие – женская хитрость, которой она с детства обделена. Откуда ее взять, хитрость эту проклятую? У Алешкиной любовницы позаимствовать?
   – Завтра приедем на место и увидишь, – отмахнулся Егор. – Что пить будешь? Вино или что-то безалкогольное? Кипрские вина бесподобны.
   – Тогда вино, – отозвалась Настя, с ужасом думая про новое место. Воображение почему-то рисовало заброшенную гулкую пещеру с подземным глубоким озером. Затащит ее туда и укокошит. Камнями тело закидает или в озере утопит. В первую «брачную ночь». Или со скалы в море бросит? С камнем на шее? Надо будет серьезно подготовиться. Только как? К священнику сгонять на исповедь или нож в чулок затолкать? Она в голливудских фильмах видела, как лихо героиня разрезала веревку в воде, когда ее за борт выкинули негодяи, привязав к ногам гирю. А если Егор гирей по голове ей даст и скинет со скалы в море без всяких веревок? Выход только один – надо первой отправить его на тот свет.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [12] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация