А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Горькая дольче вита" (страница 10)

   – Ерунду не говори. Егор отличный парень. Ушла и ушла. Были, значит, на то причины. Сейчас это не имеет никакого значения, – сухо сказал Карамзин. – Чуть не забыл. Саня просил телефон тебе передать! – спешно сменил он тему, пошарил по карманам и протянул ей айфон в розовом чехле. Телефон был не новый, на металлическом бампере виднелись две царапинки.
   – Это телефон Ханны? – поинтересовалась Настя, внутри закипала новая волна раздражения.
   – Это твой телефон.
   – Нет, это не мой телефон! – заорала Настя. – Это ее телефон. Свадебное платье, паспорт, телефон… Хотите сказать, что перед тем, как слинять от жениха, она все отдала несчастному на вечное хранение? В качестве отступного за моральный ущерб?
   – Настя…
   – Что Настя? Достаточно меня за дуру принимать! Что с девушкой? Почему вы распоряжаетесь ее вещами, как своими? Если Ханна не желает замуж выходить за этого вашего Егора, то с какой стати он без ее согласия брак регистрирует? А если она в суд на него подаст? Тогда все сядем – и я, и Егор этот, и вы все.
   – Успокойся, солнышко. Все замечательно! Будешь с этого телефона выходить с нами на связь, если что, – не обращая на вопросы внимания, сказал Карамзин. – Номера забиты в записную книжку. Больше звонить никому не вздумай. И подходить к телефону тоже не надо. Скорее всего завтра поздравительные эсэмэски пойдут. Ответишь от ее лица тоже эсэмэсками, коротко и лаконично.
   – Что вы с ней сделали? – закричала Настя и принялась колошматить кулаками Карамзина. – Отвечай, что с девушкой?
   Валентин резко свернул влево и припарковал машину.
   – Тихо-тихо, ладошки отобьешь, – перехватив ее руки, ласково сказал Карамзин и прижал Настю к себе. – Ничего мы с ней не сделали. Она сама с собой сделала одну очень нехорошую вещь. Я тебе все расскажу, но должен предупредить – информация строго конфиденциальная. Сболтнешь кому-нибудь – голову отвинтим, – не меняя интонации, предупредил доктор. Настя замерла, готовясь услышать кошмарную правду. – За два дня до отъезда Ханна попала в наркологию в очень тяжелом состоянии, – вздохнул Карамзин. – Передоз. Невеста Егора и сейчас там. Ей лучше, но состояние нестабильное. Ни о каком перелете и речи быть не может. Придется задержаться в больничке на некоторое время, пройти курс лечения от наркозависимости. Ханна занимается бизнесом, она человек публичный, шум ей ни к чему. Поэтому тоже очень заинтересована, чтобы никто не узнал, где она находится в данный момент. Отмена свадьбы вызовет в деловых кругах массу слухов, что тоже нежелательно. Идею найти похожую девушку, которая сыграет вместо нее невесту, она всецело поддерживает. Иначе откуда у нас ее документы и вещи? Думаешь, мы с трупа бедной девушки свадебное платье сняли? – Карамзин весело посмотрел на Настю, она отвела взгляд. – Вот еще что… Егор понятия не имел, что невеста наркоманка. Все открылось внезапно. Сам он не употребляет наркоту и дело это не приветствует. Может косяк покурить в компании, но без фанатизма. Он в шоке и безумно переживает за невесту, но решительно настроен девушку спасти, когда вернется в Москву, любит он ее сильно. Поэтому мы придумали этот спектакль. Такие вот дела. Спасибо, что согласилась.
   – Надо было сразу все объяснить, а не морочить мне голову. Я думала, что Егор этот ваш… Что он моральный урод и придурок полный, – буркнула Настя и вздохнула с облегчением. Все встало на свои места. Даже стыдно как-то стало за свои мысли.
   Оставшуюся дорогу до аэропорта ехали молча. Настя пыталась учить чешский, но из головы не выходила Ханна. Такая красивая, успешная, яркая и вдруг наркоманка. Зачем? Чего ей не хватало? Рядом любящий мужчина, свой бизнес, материальное благополучие. Дура!
   Карамзин припарковал машину на стоянке, вышел, достал чемодан и открыл для Насти дверь.
   – Ваш выход, барышня! – весело сказал он и взял ее под локоток. – Не волнуйся, радость моя, все будет отлично, – подбодрил ее Валентин.
   Настя вяло кивнула. Страха не было, накатило какое-то полное безразличие ко всему.

   Глава 8
   Жених

   В зале ожидания толпился народ, но своего «жениха» Настя вычислила сразу. Даже не потому, что рядом маячил дядя Саша – Егор выделялся из толпы. В голове замелькало определение Натали – очень красивый. Да, Егор был красивым, очень красивым парнем, но совершенно не в ее вкусе. Насте всегда нравились светловолосые голубоглазые мужчины, немного неформальные, как ее Алешка. Фиктивный жених оказался полной противоположностью ее идеалу: высокий брюнет, «застегнутый на все пуговицы». Все в нем было аккуратно и сдержанно. Даже в модных джинсах и свободном пуловере он казался занудой и консерватором. Дорогие кожаная дорожная сумка и чемодан так и вовсе выдавали в нем сноба. Единственный неформальный элемент – белая прядь в темных волосах. Лишь подойдя чуть ближе, Настя поняла, что она не крашеная, а седая. Второй раз в жизни она видела молодого человека с сединой в волосах. Первый – когда была совсем девочкой. Тогда она страшно удивилась такому несоответствию. Сейчас Настю поразило другое, лицо «жениха» было непробиваемо, и если он и беспокоился о невесте, то тщательно это скрывал.
   Дядя Саша заметил их приближение первым и пихнул «жениха» в бок. Тот посмотрел в их сторону и побледнел. Александр отчего-то тоже вел себя странно, выпучил глаза и пялился на Настю с таким неподражаемым ужасом, словно она прокаженная. Настя непроизвольно натянула клош глубже. Понятно, что разбитая физиономия – не самое лучшее украшение девушки, но нельзя же так открыто демонстрировать свои негативные эмоции. «Дебилы какие-то! Хамы некультурные!» – вяло возмутилась она, разозлиться всерьез не получалось – волшебное успокоительное Карамзина все еще действовало.
   Решив не обращать на идиотов внимания, Настя бодро пошла навстречу своему «счастью». Хотела даже улыбнуться, но не смогла: нос, губы, лицо – все чудовищно болело.
   Жених вдруг сорвался с места, рванул к ней и сгреб девушку в объятия. Нос уперся суженому в грудь. Настя взвыла и непроизвольно отпихнула мужчину. Жених тут же приклеился к ней снова, еще плотнее прижав к себе. Маньяк какой-то. Настя такого напора не ожидала. Может, у него помутнение? Егор принял ее за реальную Ханну? Сомнительно. Вчера, возможно, она походила на настоящую невесту, но сегодня она даже на себя похожа с натягом. Или это часть сценария? Она должна немедля изобразить ответную любовь? Настя тактично покашляла, приподнялась на цыпочки и чмокнула «жениха» в губы. Реакция была странной – Егор дернулся и отпихнул ее от себя с такой силой, что Настя с трудом устояла на ногах. Придурок!
   Настя хмуро уставилась на «жениха». Он улыбался и нежно гладил ее по плечику, но смотрел куда-то поверх ее головы. Дядя Саша и Карамзин тоже испуганно пялились за спину Насти.
   – Да не дергайся ты! Стой спокойно. Маман моя приперлась в аэропорт. Пожелать нам счастливого пути, твою мать! Сюда идет, – сквозь зубы процедил жених. Настя обернулась. К ним на всех парах неслась внушительная женщина в чудовищной шляпе. – Запоминай. Мать мою зовут Алла Григорьевна, – шепнул он ей на ухо, снова притянув девушку к себе. – К счастью, вы всего один раз встречались на бегах. Встреча была недолгой. Познакомиться вы толком не успели. Короче, если вопросы будут – ты упала с велосипеда.
   Настю вдруг затрясло. К фальшивой свадьбе она подготовилась, но встреча с фиктивной свекровью стала для нее полнейшей неожиданностью. Как себя вести, она решительно не понимала.
   Алла Григорьевна тем временем притормозила в двух шагах и заорала на весь аэропорт:
   – Боже мой! Что с твоим лицом, деточка?
   Люди заинтересованно на них покосились. Настя радостно улыбнулась.
   – Добри дэн, Алла Григорьевна! Как я рада снова вас видеть! – завопила она. – Наконец-то мы познакомимся поближе. Так все нелепо получилось. Мне до сих пор стыдно, что я упала с этого злополучного велосипеда во время забега, – сокрушенно вздохнула она и почувствовала ощутимый толчок локтем в бок от фиктивного жениха. Настя подпрыгнула от неожиданности. Кажется, она что-то не то ляпнула. Надо было срочно исправлять ситуацию. – Я все перепутала! – развела она руками и глупо хихикнула. – Конечно, я упала с лошади во время забега велосипедистов!
   Алла Григорьевна с недоумением подняла брови, и Настя поняла, что снова что-то не то ляпнула, поэтому решила перейти на чешский от греха подальше.
   – Zabloudil jsem. Mùћete mi, prosím pomoci?[2] – почему-то выдало сознание. Егор крякнул, судя по всему, чешский он неплохо понимал.
   – Это у нее нервное. Волнуется перед свадьбой, поэтому с русским не может совладать. Ханна говорит, что счастлива познакомиться поближе, – перевел он.
   – А я-то как счастлива! – фальшиво улыбнулась мать Егора. – Ханнушка, что же все-таки случилось с твоим личиком? На тебя напали бандиты? Ты на машине в аварию попала?
   – Я с велотренажера упала! Представляете! – брякнула Настя. – Хотела перед свадьбой фигуру в идеальную форму привести. Как видите, я поправилась немного. Пошла в спортклуб, села на велик, разогналась… и вдруг хрясь! Педаль отвалилась… И руль тоже… Ну я и того самого, – вякнула Настя, указав пальцем на нос.
   – Безобразие, надо подать в суд на этот клуб! – возмутилась Алла Григорьевна. – Бедная, бедная девочка. Как же ты замуж выходить будешь? Может, все отменить до лучших времен? – с надеждой спросила она.
   – Ничего страшного! До свадьбы заживет! – смущенно хихикнула Настя, но подтекст уловила. Мать Егора явно не горела желанием «выдать отпрыска замуж» за Ханну.
   – Вряд ли, – скептически заметила Алла Григорьевна и переключилась на другую тему, хищно оглядев Настю. – Какая милая у тебя шляпка. Чудо! Чудо, как хороша.
   – Вам правда нравится? – обрадовалась Настя.
   – Я в полном восторге! Открой мне скорее секрет, деточка. Где такая роскошь продается?
   – Там уже таких нет. Это эксклюзив, – Настя сняла головной убор и протянула Алле Григорьевне, та ошарашенно выпучила глаза. – Берите, берите, не стесняйтесь. Все равно она мне на Кипре без надобности. Шляпка совсем новая, я в ней только до аэропорта доехала. Голову с утра мыла, если вас это смущает. Prosím![3]
   Алла Григорьевна ломалась недолго, хапнула шляпку и посмотрела на Настю с искренней благодарностью. Кажется, она действительно была счастлива. Насте даже показалось, что атмосфера вокруг потеплела.
   – Спасибо, деточка, порадовала, – прокудахтала «свекровь». – Вернешься, я тебе тоже что-нибудь подарю из своей коллекции, – благосклонно заявила она, сунув шляпку в пакет.
   – Спасибо! Я обожаю шляпки! Прямо очень сильно обожаю! – нахально соврала она. – Хотите, я вам с Кипра пару шляпок привезу? Мне будет очень приятно сделать вам такой подарок.
   – Как это мило с твоей стороны, – смущенно улыбнулась Алла Григорьевна, алчно блеснув глазами. – Не обременяй себя, деточка. Вам на Кипре будет не до шляпок, – подмигнула Алла Григорьевна и посмотрела на часы. – Так, дети, вам пора на регистрацию! – скомандовала она и танком поперла к стойке.
   Егор с недовольной миной погрузил их вещи на тележку для багажа и небрежно кивнул Насте, чтобы следовала за ним. Отчего-то стало неприятно. Она ведь не собака какая-нибудь, а девушка, невеста, пусть и ненастоящая. Впрочем, чего она ожидала? Для этого сноба она быдло, а не человек.
   Очередь рассосалась быстро. Они сдали багаж, получили билеты, и впереди замаячил паспортный контроль.
   Дальнейшие события Настя помнила смутно. Прощание со «свекровью» и друзьями Егора, равнодушная физиономия пограничника, таможня, дьюти-фри, зал ожидания.
   Очнулась она в самолете, в салоне первого класса. Лайнер еще не взлетел, а услужливая стюардесса уже суетилась рядом, предлагая напитки.
   – Водки дайте, пожалуйста, – хмуро попросила Настя и спохватилась. – То есть ром и банановый сок. Пить очень хочется.
   – Принесите ей просто воды, – сказал жених, причем таким тоном, что стюардесса моментально испарилась выполнять поручение, одарив напоследок Настю сочувственным взглядом. Похоже, девушка решила, что ее сопровождающий – тиран, и разбитая физиономия его рук дело.
   Настя злобно посмотрела на «жениха», тот листал журнал и не обращал на нее ни малейшего внимания.
   – В следующий раз, что мне пить и есть, буду решать я сама, – буркнула она. – Указывайте своей невесте.
   – Ты и есть моя невеста, – равнодушно сказал Егор. – И хочу тебе напомнить, что деньги тебе не за капризы платят. Причем совсем не маленькие, если забыла. Так что делать будешь то, что я тебе говорю, поняла?
   – Поняла, – огрызнулась Настя. «Жених» ее уже не слышал. Он надел наушники и включил музыку.
   Стюардесса принесла воды, вновь одарив ее сочувствующим взглядом. Настя сунула стакан в подставку и закрыла глаза, решив из вредности не пить вообще.
   Пить, однако, хотелось смертельно, во рту все пересохло, а на губах отчего-то все еще ощущался привкус недавнего поцелуя. Знал бы Егор, что стал вторым мужчиной, которого она поцеловала за всю свою жизнь, не считая Петечкина из первого класса! Может, вел себя иначе, сноб гадкий. Самое ужасное, что завтра, вполне возможно, опять придется с ним целоваться, на церемонии. К горлу подкатила тошнота. Настя с раздражением вытерла тыльной стороной ладони рот, закрыла глаза и провалилась в глубокий сон.
   Ей снились пустыня и кактусы, верблюды и горячий песок, палящее солнце и колодец, в котором на дне плескалась вода. Настя попыталась зачерпнуть воду рукой, нагнулась и полетела вниз. Проснулась она от собственного крика, разбитая и несчастная. Что же такое! Жизнь уродская, хотя бы во сне передохнуть. Нет, сны тоже уродские.
   Настя тоскливо вздохнула и посмотрела в окно иллюминатора. Там, внизу, играло барашками море, облизывая солнечные берега. Самолет заходил на посадку. Ничего себе она поспала! Три с половиной часа как одна минута пролетели.
   Егор протянул ей стакан с водой.
   – Ты пить просила во сне, – объяснил он и снова потерял к ней интерес.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация