А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Русские – успешный народ. Как прирастала русская земля" (страница 26)

   В 1810–1822 гг. в целях защиты караванов, направлявшихся из Илецкой Защиты к Волге, была протянута Ново-Илецкая линия. Полоса укреплений сдвинулась в глубь степей на 70 верст.[383]
   В 1830-х гг. к северу от реки Урал усилилась крестьянская колонизация, помещики выкупали земли у башкирских родов.[384]
   Уральские казаки преследовали шайки немирных степняков, вызволяли уведенных в плен крестьян и солдат, провожали караваны. Уральцы (наряду с оренбургскими казаками) обеспечивали переход любого войскового отряда через закаспийские степи и пустыни. На стоянках казачьи пикеты – выставлявшиеся обычно на возвышенностях – прикрывали солдатские бивуаки. В каждом пикете находилось не менее трех казаков – один с оседланной лошадью, «держа повод в руках». Ночью все лошади на пикете должны были быть оседланы. Для предотвращения внезапных нападений на движущееся войско во все стороны от походных колон рассылались конные разъезды, состоявшие из трех казаков.[385]
   В 1850 – 1860-х гг. уральские казаки участвовали в разгроме разбойничьего Кокандского ханства. Так, в декабре 1864 г. уральская сотня, выступившая из форта Перовский, три дня сдерживала у селения Икан 12-тысячную армию хана Алимкулы, нацеливавшегося на город Туркестан (Азрет).[386]
   К концу XIX в. уральских казаков насчитывалось около 15 тыс. Особенно густонаселенным был правый берег Урала. В Уральском войске насчитывалось 29 станиц, включая две Илецкие, каждая от 100 до 200 дворов.
   Современники оставили об уральских казаках воспоминания как о красивых широкоплечих людях, крайне выносливых как в жару, так и в мороз, простых в быту, соблюдавших некоторые русские традиции, не сохранившиеся в Центре России.
   На долю каждого казака приходилось 427 десятин земли войскового юрта, но деления на наделы у них не было. Пашенная земля, луга, речные воды принадлежали всему войску. На покосе каждый казак выбирал себе участок по вкусу. На пашне и жатве преобладали совместные работы. Рыбная ловля велась артелями, которые сами выбирали себе место на реке или получали его по жребию.[387]
   Вот такой был казачий «коммунизм», очевидно, единственно правильный modus vivendi в тех природно-климатических и военных условиях, в которых находились уральцы.
   Примечательно, что уральские казаки долго обходились без какой-либо униформы и стандарта вооружения. Одни ездили на службу с ятаганами, другие – с шашками, третьи – с пиками, разве что бумерангов не было. Пике, впрочем, отдавали предпочтение. Носили пестрые стеганые халаты, похожие на хивинские, на голову надевали высокие мохнатые шапки с малиновым верхом – по туркменской моде.
   Вспомните типичную сценку из голливудских вестернов: засевшие в форте ковбои метким огнем из винчестеров отражают нападение вооруженных луками и томагавками индейцев, кое-как сидящих на конях без стремени и седла. А к уральцам многозарядное нарезное оружие пришло уже к концу их истории. Противники уральских казаков имели огнестрельное оружие не хуже, чем у них, прекрасно владели джигитовкой, пикой, саблей, стреляли на скаку в любом направлении.
   Уральцы могли отбиться, сидя в реданке, один против десяти, не трусили и в чистое поле ходить на превосходящего противника. Казаки одолели степь и прошли с победами пустыни. Только вот герои жизни героями экранов так и не стали.

   Покорение Сибири


   Предыстория

   В начале I тысячелетия н. э. угорские племена, предки хантов и манси, жили в бассейне реки Туры и на Среднем Иртыше. Южнее, в лесостепной и степной зонах Южной Сибири, обитали восточные индоевропейцы, носители праславянской гаплогруппы Rial.
   Из сибирских индоевропейских культур Железного века стоит упомянуть пазырыкскую, тагарскую, саргатскую, относящиеся к скифскому миру. Основой их хозяйства было сгонно-отгонное скотоводство.
   Мнение о скифах как о легковооруженных конниках, действующих по принципу «укусил-убежал», не совсем верно. У них имелась и тяжелая кавалерия, воины которой были целиком закрыты доспехом из роговых, костяных или железных пластин, – чем весьма напоминали средневековых европейских рыцарей.
   Между угорскими племенами и индоевропейцами шли весьма интенсивные культурные и торговые контакты. В язык угров проникло большое количество индоевропейских слов, относящихся к сфере скотоводства, ремесел, социальных отношений, в культуру – элементы «звериного» изобразительного стиля, в военное дело – скифский доспех.
   Зона расселения угорских племен была ареалом присваивающей экономики. В период субатлантического потепления одновременно происходили и рост населения, и сужение его жизненного пространства из-за увеличения площади болот.
   Мира и покоя под сибирскими елями не было. Для защиты от неприятеля ставились городки на высоких местах – часто речных обрывистых берегах. Поселения окапывались рвами, окружались валами и частоколами. Оружие и доспех изготавливались из кости, рога, китового уса. В южных районах было распространено бронзовое литье, а позднее изготовление железа из болотных руд. Из металла делались наконечники стрел – крупные, с длинными шипами, и массивные наконечники для копий, рассчитанных на мощный пробивающий удар.
   К середине I тысячелетия н. э. степная, а затем и лесостепная зоны Сибири были «затоплены» кочевниками-тюрками, которые как поршнем выдавливались на запад племенами, наседавшими с востока. Степи Восточной Азии страдали в это время от похолодания и засушливости. Из Забайкалья тюрки распространились на Алтай, в Минусинскую котловину, Обь-Иртышское междуречье.
   Жесткое каркасное седло, стремя, изогнутый клинок обеспечивали тюркам непобедимость в конном бою. Эти усовершенствования придавали сабельному удару наездника силу длинного рычага, а стрельбе из лука – устойчивость за счет поглощения отдачи.
   Половцы (кыпчаки), захватившие русские причерноморские степи в конце XI в., кочевали до этого на Иртыше. Из тюркских пришельцев, ассимилировавших индоевропейское и угорское население Западной Сибири, возникли группы так называемых сибирских татар – ишимских, тюменских, кузнецких, тобольских, барабинских, томских.
   Эти этнические группы вошли в улус Джучи Монгольской империи, ставший позднее Золотой Ордой.
   В XIV в. в составе Золотой Орды оформилось Тюменское ханство с главным городом Чимга-Тура (Тюмень). Сюда бежал разгромленный Тамерланом хан Тохтамыш, разоритель Москвы.
   После распада Золотой Орды за власть в Тюменском ханстве боролись правители среднеазиатских государств, населенных кочевыми узбеками: Синей Орды и улуса Шейбанидов.
   Но в 1495 г. власть захватывает третья сторона – Мамет (Мухамед) из семейства тимуридов Тайбугинов. Он переводит столицу в г. Сибирь (Кашлык), находящийся при впадении Тобола в Иртыш, на месте поселения угорского племени сипыров, чье название имеет индоевропейское происхождение и означает «черный».[388]
   Шейбанидам удалось на время удержаться в Тюмени, отсюда они даже пытались захватить контроль над Казанским ханством. Но в итоге Тайбугины прогнали Шейбанидов, расширили свою власть на угров и башкиров, живших по восточным склонам Уральских гор, овладели низовьями Иртыша и бассейном Оми, берегами верхней и средней Оби. Наиболее густо в Сибирском ханстве оказались заселены междуречья Тобола и Туры, Иртыша и Оми. Если сибирские угры занимались в основном охотой и рыбной ловлей, то татары – скотоводством и отчасти полукочевым земледелием. Перед отправкой на летние пастбища засевали удобные поля, по возвращению с пастбищ снимали урожай.
   К XVI в. сибирских татар насчитывалось 10–15 тыс., жили они общинами-улусами, в которых выделялась знать – беки, мурзы, тарханы. На этих «благородий» работали простые общинники и рабы-ясыри. Улусные люди платили ясак ханам и поголовно несли воинскую повинность. Платили ясак и сибирские угры – остяки (ханты) и вогулы (манси). Подвергаясь ассимиляции и эксплуатации со стороны татар, они уходили подальше от татарских улусов на север и восток.
   Вогулы жили в долинах Тавды и Туры с притоками, Конды, а также севернее, на реках Ляпин и Сев. Сосьва (где русские, не мудрствуя лукаво, называли их остяками). Многочисленностью это племя не отличалось – судя по подсчетам начала XVII в., в Пелымском уезде, вогульском демографическом центре, насчитывалось всего 624 взрослых вогула.[389]
   Остяки уходили от татар в район Иртыша, между впадением его в Обь и устьем Тобола. Селились они также по течению Оби, начиная от впадения Васюгана и ниже. Здесь стояло несколько хорошо защищенных остяцких селений – Войкар, Уркар и Каменный. Обитали и на правых притоках Оби – Куновати и Казыме. По Малой Оби и на левом притоке Оби Емдыре располагались земли остяцкого Кодского княжества.
   Остяк – этноним татарского происхождения, однако в основе угорское слово «ассиях» – человек с большой реки, то есть Оби. От самоназвания нижнеобских остяков происходит этноним ханты.[390]
   Несмотря на обширное географическое распространение остяков, их общая численность была невелика. В 1630-х гг. насчитывалось около 900 сургутских остяков и 345 кодских. Присваивающее хозяйство, к которому относилось и экстенсивное оленеводство в районах, прилегающих к Обской губе, было главным регулятором численности остяцкого населения, не позволявшим ему расти.
   Приобские остяки вели постоянные войны с самоедами. Остяцкий эпос сохранил сказания о подвигах богатырей, сражавшихся с самоедскими захватчиками. Однако березовские остяки подчинили себе и соседнюю карачейскую самоядь, и самоядь мангазейскую, на реках Пур и Таз, а сургутские остяки – самоядь кузнецкую на верховье Пура. Самоеды подвергались эксплуатации со стороны более продвинутых остяков, попадали к ним в кабалу и рабство. Остяцкие шаманы совершали человеческие жертвоприношения рабами-самоедами.[391]
   Кодские князья со своими дружинами совершали набеги на вогульскую Конду в целях захвата рабов, вызывая закономерный ужас у окрестных племен. В Кодеком княжестве существовал целый класс служилых людей. Князья вооружали их и взамен получали часть добычи, в том числе невольников. Военное снаряжение знатных остяков включало панцири и шлемы бухарского происхождения. С остяцких родов, не относящихся к кодской служилой знати, князья получали ясак.[392]
   В лесостепных и степных районах Южной Сибири, в верховьях Оби и Енисея, кочевали тюркские и монгольские племена, наследники империи Чингисхана, совсем не растерявшие воинственности со времен Средневековья. Кольчуги и пластинчатые доспехи из качественной стали, булатные клинки, нередко огнестрельное оружие входили в наступательный и оборонительный арсенал степных воинов.
   Среднеазиатские государства выступали поставщиками оружия и предметов роскоши для сибирской кочевой знати, в свою очередь, являясь рынком для рабов и другой военной добычи кочевников.
   В1465 г. от узбекского государства Шейбанидов отделилось Семиречье, где стали править кочевые феодалы, назвавшиеся «скитальцами», то есть казахами (кайсаки – в русском произношении).
   Шейбани-хан на рубеже XV–XVI вв., соединив под своей властью несколько узбекских племен, кочевавших в низовьях Сырдарьи, изгнал тимуридов из плодородного Мавераннахра. Сюда стали переселяться узбеки, которые образовали новое государство Шейбанидов. Однако и оно раскололось на несколько мелких ханств. С конца XVI в. некоторые из них были объединены шейбанидской династией в Бухарское ханство.
   Казахи из Семиречья перекочевывали на пастбища, освобождаемые узбеками, в низовья Сырдарьи.
   Климат Средней Азии становился все более засушливым, кочевые феодалы со своими примитивными формами эксплуатации-ограбления оседлого населения только усугубляли запустение городов и оазисов.
   Политическая жизнь среднеазиатских государств характеризовалась борьбой элит кочевого происхождения за власть и водные ресурсы. Производящее хозяйство – земледелие, использующее оросительные системы, и кочевое скотоводство – сочеталось с набеговой экономикой и работорговлей.[393]
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 [26] 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация