А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Сосватать героя, или Невеста для злодея" (страница 9)

   – А вы ожидали другого от дядюшкиного засланца?
   – Учитывая, что подобрал вас на дороге… да, ожидал иного.
   – Это вы к тому, что ценные кадры на дороге не валяются? – догадалась я и беспечно пожала плечами. – У всех бывают неудачные дни.
   – Я понял.
   – Ну, – я снова поднялась, – жду вас в восемь вечера.
   И с этими словами я гордо удалялась, ровно до того момента, как Джерг задал вопрос в лоб, точнее в спину:
   – Тиа, почему от вас каша убежала?
   – Совести у нее не было, – призналась я. – Соль была, перец тоже, а совести ни капли. Вот она и сбежала… и отмывалась тяжело, гадина.
   – Не понял.
   Вот непонятливый! Возвращаюсь, но рядом не сажусь, так и стою в шаге от Джерга.
   – Понимаете, я пыталась сварить кашу на обед.
   – Зачем?
   Он меня убивает своими вопросами.
   – На обед, что тут непонятного?
   – Тиа, – Джерг тоже поднялся, – я же сказал, что вас будут кормить, к чему порыв с варкой каши? Вы что, готовить умеете?
   – В том-то и дело, что нет, – призналась я. – Карвинг – это мое, сервировать стол даже в средневековом стиле – без проблем, а с готовкой… как-то не задалось. И в результате каша обнаглела и полезла из кастрюли. Кухня… в общем, оказалась вся в этой синей каше. Потом пришла Лидия и от увиденного озверела… потом вы пришли и тоже озверели… от увиденного.
   Каюсь, в этот момент глянула на Джерга. Опять дышать начинает.
   – Тормозите агрессию на этапе формирования, – посоветовала я. – В общем, с кашей вам теперь все ясно, и я пошла. Еще дел много, беседку строить надо и к ужину готовиться.
   – А пол вы зачем мыли? – не дал уйти высокородный.
   – Ну, знаете ли, – я опять развернулась к Джергу, – люди в озлобленном состоянии – это иной раз так же страшно, как и вы, сверхлюди.
   – Я уже извинился.
   – Именно это меня и пугает, – призналась я. – Но я вам не доктор, чтобы сейчас сесть рядышком и обстоятельно выяснять симптомы проявления вашей нестабильности. Лечитесь сами.
   И я опять собралась уйти, а он снова задал вопрос:
   – Тиа, почему вы позволяете так с собой обращаться?
   Вопрос был хороший такой. С подоплекой. И мне, если честно, ответить было нечего. Явно ведь, имеет в виду и ситуацию с Киану, хотя и с Лидией нехорошо получилось. Зачем я взялась мыть тот пол? Хотя я знаю зачем, а точнее, почему – чувствовала свою вину. Вот так и с Киану – я чувствую свою вину, в этом-то и проблема.
   – А меня все устраивает!
   И я снова побежала, на этот раз уже в нормальном темпе.
* * *
   Дом я оббежала только раз, еще один «виток успокоения» сделать не решилась, и пришлось возвращаться к своим профессиональным обязанностям.
   Мое явление в мир утонченных и негромко меня, любимую, проклинающих моделей не прошло не замеченным. Прелестницы, несколько утратившие утреннюю свежесть, злобно взглянули на своего командира и попытались возмущаться.
   – Скоро обед, – превентивные меры – это мой конек.
   Прониклись, прикрыли ротики с идеальными зубками, вернулись к письменной работе.
   – Так, кто все написал, может сдавать, – предложила я.
   Высокородные поднялись одновременно. Слаженным строем направились ко мне, протягивая исписанные каллиграфическим почерком странички. Осторожно принимаю поданное и, только забрав все листочки, радую девушек:
   – Ну раз вы уже все сделали, ступайте на кухню помогите Лидии стол накрыть.
   Окрысились, ощерились, готовятся бить больно.
   – У нас равноправие, – напомнила я, – и мне сегодня еще победительницу выбирать.
   Молча развернулись и так же слаженно потопали по направлению к кухне.
   – Только не мусорить там! – это был уже вопль в семь уходящих спин. – Иначе ужин сами будете готовить!
   Подхватив протянутый Джастином сейр, беру и самого психолога и устраиваюсь подальше от девчонок, на софе у окошка. Тут и светлее, и сели мы спиной к подопечным.
   – Тиа, – едва сели, начал Джастин, – трое не стабильны.
   – Да? – я скептически изогнула бровь. – Это их личные проблемы.
   – Да, – согласился мой психолог, – но подло было бы с нашей стороны не сообщить об этом Джергу.
   – Как сказать, – я рисовала схему на дисплее сейра, – видишь ли, этот генно-модифицированный также не слишком стабилен.
   От Джастина послышалось нечто типа «э-э-э», бросаю взгляд на него, так и есть – и руки дрожат, и глаз дергается.
   – Солнце, не бойся, я с тобой, – напоминаю на всякий пожарный.
   Он кивнул и начал успокаиваться. Не выдержал, глотнул одну из своих капсул. Джастина понять можно – он лет восемь был психологом у высокородных, пока к нам перешел. И после этих генно-модифицированных все истерики моделей щелкал как орешки. А высокородных не любит… все же два сотрясения мозга, четыре сломанных ребра и один титановый позвонок – это серьезная причина относиться к указанным выше с некоторой долей опасения.
   – Работаем, солнце, – возвращаю его к деловому настрою. – Кто кандидат у нас?
   Он выбрал из стопочки два листка и протянул мне.
   – Далия и Диана, – произнес психолог, – обеим по двадцать лет, уже романтическое настроение присутствует. Обе лидеры, и потому остальные несколько поотстанут в этой гонке.
   Смотрю на фотографии девушек. Генно-модифицированные самки – это эталоны красоты. Рост у них одинаковый – метр девяносто, глаза ярко-синие, волосы черные, строение худощавое. На этом сходство завершается. У Далии лицо азиатского типа, есть монголоидные черты, то есть глаза узкие, черты лица тонкие, скулы высокие. Но эдакий восточный тип красоты совершенно не сочетался с бело-розовой кожей и синими глазами. А вообще красивая, очень. Но Дерганой Дел ее прозвали не зря.
   Углубляюсь в изучение ею же написанного:
   «Любимое животное – пантера. Нравится тем, что беспощадная».
   Хм, вот тебе и первая характеристика. Далее просматриваю достижения в боевых искусствах, запоздало догадываюсь, что лучше держаться подальше.
   Последние вопросы девушкам диктовал Джастин, и потому просматриваю с особым интересом ответы на «Чем вы лучше других?», «В чем ваша особенность?», «Ваше любимое животное и чем оно вам нравится? Опишите это животное». Девушки и не подозревали, что в последнем вопросе фактически содержалось требование описать себя. Вот они и описывали бессознательно то, что им в самих себе нравилось. Но ответ на этот вопрос открывал и нечто большее – недовольство собой, скрытые желания, мечты.
   – Алидан Саргас, любимое животное – белый лебедь, – это я читаю с листка и нервно добавляю: – У нее личные проблемы.
   – Любимый цвет – фиолетовый, – с намеком произносит Джастин.
   – Черт! Потенциальная самоубийца! – у меня зла на этих высокородных не хватает. Надо же было так достать девочку, что у нее медленно крыша едет. – Давай ее ко мне.
   Психолог пошел за девушкой, а я метнулась в комнату Джерга-младшего. Все так же с листочками, потому что назревал серьезный разговор кое с кем!
   Едва вошла в зону покрытия связи, на сейре высветилось двадцать шесть звонков от Киану. И я бы набрала его, но… мне сейчас работать нужно, и позволить себе отвлечься я не могла. Джерг-старший ответил на звонок почти сразу и, пока я торопливо перекладывала сейр на все ту же кровать, молча ждал, не стремясь нарушить молчание.
   – У нас проблемы, – начала я.
   – Да? – удивленно приподнял бровь. – Для девушки, пережившей нападение нестабильного высокородного, вы потрясающе жизнерадостны!
   – Что? – Я не сразу сообразила, о чем речь, впрочем, и соображать на эту тему мне было некогда. – Ассаэн Джерг, вы знаете, кого наняли, и понимаете, что с данной нештатной ситуацией я разберусь сама.
   Он промолчал, но взгляд у него стал заинтересованный-презаинтересованный.
   – В общем, так, – я разложила листочки и начала разнос. – Из семи отборных высокородных су… девушек у одной явное стремление к самоубийству, вторая с патологиями восприятия, третья находится в затяжной депрессии. – Мило улыбаюсь Джергу. – И я уже молчу, что трое из неуказанных выше нестабильны, а одна уже имеет ребенка. И что происходит, ассаэн Джерг? Вы мне явный брак намеренно подсунули, или это так получилось случайно?
   Судя по окаменевшей роже, это случилось не намеренно. То есть он вообще не в курсе был.
   – Ситуация у меня под контролем, – решила я не нагнетать обстановку, – но Алидан Саргас требуется клиника, а не гонка за женихом. И я требую, заметьте, именно требую, чтобы вы ее забрали, и как можно быстрее.
   Юлиан Джерг некоторое время посидел молча, потом хрипло попросил:
   – Дадите мне минутку?
   – Конечно. – Я сама доброта.
   – Благодарю. – И Джерг отключился.
   А я продолжаю изучать информацию. Итак, Диана Рандер. Краси-и-ивая. Обалденно красивая девушка, чем-то индианку напоминает. Кожа оливковая, ровная, идеальная просто. Безумно красивая девушка. Привычно подавляю чувство собственной непривлекательности. Мама Нира всегда мне говорила, что быть краше, чем я, – это насилие над природой, вот. А я природу люблю. М-дя, слабое утешение.
   Просматриваю ее ответы – без патологий, внешностью довольна, привыкла побеждать, готова на грязные методы борьбы в случае необходимости. Мм, так Дерганая Дел тут еще не самая опасная подопечная.
   Беру седьмой листочек, имя – Виттория Элран. ЭЛРАН! Листок выпал из рук. В ужасе взираю на фото, проводя невольную аналогию с той, другой Элран. Сходство есть, значит, сестры! Как начала глубоко дышать, пытаясь снять нервозность, и сама не заметила. Элран! Ладони похолодели и взмокли. Старательно вытираю их о джинсы и стараюсь понять: а знал ли Юлиан Джерг, кого втравил в очередные игры семейства Элран. Ну и задание! Даже слов нет! Виттория Элран не была безумно привлекательна, ощущалось, что и лидером ей не быть. Неудивительно, все лидерские качества сестричке достались. Черт!
   Мигнул зеленым сейр, машинально ответила на вызов. Синие глаза Джерга на этот раз смотрели несколько виновато, что само по себе было новостью.
   – Я не могу забрать бракованный материал, – начал Юлиан, – таэпереместители заблокированы по всей планете. Мне жаль. Не думал, что меры перестраховки ударят по моим личным интересам. Работу мои специалисты начали, обещаю в ближайшее время решить данный вопрос. Семья Саргас приносит свои извинения, – продолжил высокородный. – К сожалению, они не обладали всей информацией по состоянию Алидан.
   – Быть такого не может! – я разозлилась.
   –Я и сам это понимаю, – Джерг тоже был зол и особо этого не скрывал. – Мне действительно искренне жаль. Постараемся изолировать ее, я переговорю с Лерианом, и мы решим этот вопрос.
   – Очень смешно, – я устало вздохнула, – девочка на грани самоубийства, явно аутсайдер в семье, еще и тут мы ее изолируем. Потрясающе просто. Может, лучше сразу отравим, а? Чтобы не мучилась?!
   – Есть другие предложения?
   Я пожала плечами, подумала, что умом не отличаюсь, и хмуро ответила:
   – Постараюсь контролировать ситуацию, но… – хотелось высказать все, что я о нем думаю, а нельзя. Совсем нельзя. – Но поторопитесь, будьте любезны.
   – Тиа, – позвал Джерг, а я все еще смотрела на разложенные листочки. – Тиа, вы…
   – Профессионал! – хмуро обрываю его попытку сочувствия. – Разберусь. Однако у вас сутки, чтобы подготовить мне полную информацию по всем девушкам. Я имею в виду высокородных.
   – Хм, – Джерга, видимо, мое нежелание позволить ему выглядеть добрым и хорошим несколько разозлило. – А по естественнорожденным вам информация не требуется, а?
   Не скрывая ни злости, ни раздражения, я откровенно ответила:
   – Обычные девушки – модели из официальных агентств. Знаете, что это означает? Полный медицинский осмотр ежемесячно. Постоянная работа с психологом, позволяющая отсеивать проблемных еще до принятия девушки в штат. А также наличие биографии в резюме! И в случае малейших неприятностей отвечает не модель, а ее агентство, что позволяет избегать подлогов. Это только ваши высокородные – темные лошадки! У вас еще есть вопросы по естественнорожденным?
   – Нет…
   – Это радует. – Стараясь говорить спокойно, я продолжила: – Информация нужна вся, полная. Я позволю им еще побыть в состоянии неопределенности два дня, после которых начну действовать жестко. И мне необходимо знать, до какого предела я могу давить!
   Джерг потянулся вперед, отключил что-то и вновь вернулся к разговору:
   – Ваши идеи по поводу кандидатки?
   – Дерганая Дел, – произнесла, после чего поправилась: – Простите, Далия Раян.
   – Вот как? – Юлиан задумался. – Я бы просил вас обратить внимание на Витторию Элран.
   – Нет!
   – Почему так? – и будь я проклята, он хитро улыбнулся.
   Мне безумно не понравилась эта улыбка. Совсем не понравилась. Мог ли Юлиан Джерг узнать о моем прошлом? По идее, не мог, но с этими высокородными никогда нельзя быть уверенной. Допускаем тот факт, что знает. Однако демонстрировать свои подозрения было бы глупо, поэтому возвращаюсь к работе.
   – Виттория – слабохарактерная особа, она не потянет вашего племянника. Эмоционально не потянет. Если на то будут ваши распоряжения, я начну работу в данном направлении, но… Не рекомендую, мой психолог может указать причины, если пожелаете.
   – Мне достаточно вашего профессионального мнения, Тиа, – Джерг продолжал хитро улыбаться. – И ваш профессионализм радует.
   – Жаль, что не могу сказать того же о вас! – отчеканила я.
   – У нас с вами все впереди, Тиа, – мне вдруг стало плохо, – и нас ожидает много приятных открытий. Информация будет готова к вечеру. Полная информация, это я вам лично гарантирую. На этом все?
   – Доброго дня, – пожелала я и отключилась.
   Нервно собрав листочки, беру сейр и уже собираюсь выйти, как приходит сообщение от Киану: «Свадьбы не будет. Я все знаю. Ответь мне, пожалуйста…».
   В оцепенении смотрю на вспыхивающее и переливающееся сообщение и чувствую, что сейчас опять разревусь.
   Но прозвучали шаги в коридоре, вошла Лидия и, хмуро оглядев, сообщила:
   – Посадила твоих обедать. Высокородные стол накрывать помогли. Я в ужасе от твоих профессиональных способностей. Действительно в ужасе.
   – Почему? – я отключила сейр и направилась к домомучительнице.
   – Потому что высокородные носили тарелки и вилки! – и тут же насмешливо добавила: – А! Тебе этого не понять… просто они никогда не выполняют ничьих указаний, а тут…
   Мы вышли в коридор, по полу тут удобно было в кроссах ходить – ноги не скользили.
   – Собой тоже можешь гордиться, – я грустно улыбнулась, – ты даже сваху заставила пол мыть.
   А потом моя память вдруг выдала древнее слово «трудотерапия»! Идея следовала за идеей, и одну из этих крылатых я ухватила! Алидан Саргас – сильное подсознательное желание быть белым лебедем. Значит, недовольство не только своей внешностью, но и неспособностью летать. Нет, не в буквальном смысле, тут скорее подсознательное желание творить, создавать, приобщиться к искусству.
   – Лидия, арбуз у вас есть? – задумчиво спросила я.
   – Да, могу принести из кладовой.
   – Уж будьте любезны.
   И я ушла в отрыв, практически побежав по коридору.
   В столовой Джастин протянул мне листочки от остальных девушек, и, бегло проглядев написанное, я поняла, что тут потребуются знания шифровальщиков. Ну да ладно, успею. А пока решено было прервать обед одной конкретной особы.
   – Алидан, – позвала я.
   Высокородная вздрогнула и стремительно обернулась.
   – Надеюсь, вы уже поели? Если да, будьте так любезны уделить мне несколько минут.
   Побледнела. Поднялась, прервав процесс поглощения пищи, с угрюмым видом подошла ко мне. Передав сейр и анкеты Джастину, я поманила девушку за собой и направилась на кухню.
   – Красиво здесь, правда? – спросила я, едва мы отошли от гостиной. – Мне нравится, как они оформили интерьер в этих спокойных бело-зеленых тонах.
   Молчит.
   – Ассаэна Алидан, – да, я предельно вежлива, – а вам нравится ассаэн Джерг?
   – Вы уже знаете, да? – прервала меня высокородная. – Я же обошла ваш дурацкий тест!
   О, как все интересно.
   – Почему вы так решили? – мне действительно это интересно.
   – Вы слишком вежливо со мной разговариваете! – прошипела генно-модифицированная. – Это нетипичное поведение для вас, Тиа!
   – Мисс Тиа, – поправляю я ее. – Ну а теперь расскажите мне, что же я все-таки должна была узнать, а?
   Мы подошли к кухне, и я вошла первая. Дверь по инерции закрылась, а потом сломалась. Лично я обернулась на хруст, меланхолично проследила, как Алидан брезгливо стряхнула древесные щепки с пальцев. Да уж, высокородные, одним словом. Присутствующая Лидия тихо ойкнула.
   – Все в порядке, – поторопилась я ее успокоить, – Алидан, хватит оплакивать почившую дверь, иди сюда!
   И вот тут я увидела то, что так привыкла наблюдать у высокородных в своем присутствии! Девушка осознала, что я не боюсь и произошедшую неприятность с дверью воспринимаю спокойно, и сама успокоилась. Вернулись в прежнее состояние искривленные от ярости руки, с лица исчезло зверское выражение.
   Я указала на стул и предложила:
   – Присаживайся.
   Подчинилась, продолжая пристально разглядывать. Я же взяла короткий нож, который попросту отняла у Лидии, подошла к стоящему на новом столе арбузу и, делая первый надрез, начала говорить:
   – Я не допускаю тебя к соревнованиям, Алидан.
   Раздалось глухое рычание, девушка стремительно превращалась в монстра.
   – Запрет!
   Трансформация прекратилась.
   – Так-то лучше. Теперь дыши. Глубоко дыши и слушай меня внимательно. – Продолжая орудовать ножичком, искоса взглянула на нее. Она успокоилась, что радует. – Я не допущу тебя до соревнований ровно до тех пор… – Делаю паузу, пока вырезаю сам цветок. – Пока не сделаешь нечто подобное. Так что смотри очень внимательно и учись с первого раза.
   И я принялась творить. Мне нравится карвинг. Единственные курсы, которые я посещала с истинным удовольствием. И сейчас, глядя, как под моими руками из арбуза расцветает диковинное соцветие, я просто наслаждалась и процессом, и результатом. Лидия подошла ближе, боясь потревожить даже вопросом. Но Алидан… Алидан, затаив дыхание, смотрела на превращение, и я уже поняла – терапия выбрана идеально верно. Все дело в том, что генно-модифицированные не занимаются искусством. Они знатоки картин, но не художники, ценители поэзии, но не поэты, эксперты в музыке, но не музыканты. Сначала этот дефект генных экспериментов высмеивался людьми, но потом высокородные объявили искусство прерогативой естественнорожденных и на этом поставили точку. Прошли годы, и у некоторых из генно-модифицированных проявилась тяга к творчеству, но… теперь это было названо занятиями, недостойными высокородных. И в Алидан я увидела это самое стремление творить. Вот тебе и «белый лебедь» – она просто не хотела быть высокородной.
   Еще несколько штрихов – и я завершила процесс со словами:
   – У тебя получится лучше.
   – Что? – девушка словно очнулась от транса.
   – У тебя получится лучше, – повторила я, – вы, генно-модифицированные, обладаете большей точностью движений, да и рассчитать степень надрезов тебе будет проще. Так что, – передаю нож ей, – твори, экспериментируй, старайся.
   – Но, – в синих глазах высокородной искреннее сомнение, – но искусство – это… это…
   – Это не искусство, – прервала я мысли, двинувшиеся в ненужном мне направлении. – Это сервировка стола. Вас же учат правильно сервировать стол, да? – Алидан кивнула. – А это просто новая ступень. Дерзай, малышка, ты талантлива.
   Лидия посмотрела на меня очень внимательно и хрипло спросила:
   – Сколько еще арбузов принести?
   – Много, – я подмигнула высокородной, – трудись, Алидан. Вечером приду и проверю. – И опять повернулась к Лидии. – Обеспечь девочку кофе и, если намусорит, сильно не ругай, хорошо?
   – Я уже поняла, – домомучительница нахмурилась, – она нестабильная.
   – Знаешь, мне кажется, это несколько неверный эпитет в отношении Алидан, – задумчиво сказала я. – Нестабильная ли она? Скорее – еще не отыскавшая свое призвание.
   Каюсь, некоторое время еще постояла под дверью, беспардонно подсматривая. Девушка принялась за работу сразу и, осторожно работая ножом, пыталась повторить мой рисунок. Старательная.
   – У меня есть набор для карвинга, – неожиданно пришла на помощь девушке Лидия. – Там схемы, ножички и еще что-то.
   – Несите! – скомандовала Алидан.
   После этого я со спокойной совестью их покинула.
   И вот иду я по коридору, довольная жизнью и собой, а впереди… Джерг. Который младший.
   – Мы с вами обедаем вместе, – сообщил высокородный.
   – Да? – Я удивилась. – С каких пор?
   – У нас договор, в котором прописано, что я обеспечиваю вас питанием.
   – Двусмысленно звучит, – я невольно улыбнулась. Но тут же подавила это желание демонстрировать положительные эмоции. – Прошу прощения, но свои мысли по поводу нашего совместного времяпрепровождения я уже высказала. Всего доброго!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 [9] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация