А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Сосватать героя, или Невеста для злодея" (страница 4)

   – Ассаэн Джерг там, – сообщила Лидия, поклонилась и ушла в дверь, которая была почти неотличима от стены.
   Кивнув в ответ и откусывая от бутерброда очередной кусь, я направилась к указанной двери, открыла ее ударом ноги, вошла и…
   – Я, конечно, знал, что вы обладаете запредельной наглостью, – послышался раздраженный голос запредельно прекрасного и совершенно обнаженного божества, обретающегося под струями сверкающей воды, – но не кажется ли вам, что это уже слишком!
   Кивнув, продолжаю любоваться зрелищем и одновременно наслаждаться кофе.
   – Долго молчать будете? – выключив воду и завернувшись в полотенце, спросил Джерг.
   – Когда я ем, я глух и нем, – вежливо сообщаю, указав на недоеденный бутерброд. – К тому же не часто выпадает шанс, скажем так, лицезреть генно-модифицированного во всей красе.
   – Да? – одна бровь высокородного приподнялась, являясь характерным признаком недоверия, – а мне казалось, у вас больше осведомленности в данном вопросе.
   Он отключил воду и потянулся за полотенцем.
   Можно было бы сказать правду, но… необходимо поддерживать образ, и потому я ответила:
   – Профессионализм не позволяет распространяться на данную тему, – доев бутерброд, я вспомнила о цели визита. – А вы жестоки, ассаэн Джерг!
   – В смысле?
   – В прямом! – И я допила кофе. – А вообще, давайте жить дружно, а?
   Мужчина, прикрытый одним лишь полотенцем, обернутым вокруг узких бедер, не скрывая ярости, шагнул ко мне.
   – Между прочим, из-за вас я решилась на недопустимое! – намекнула я на запрещенный мне кофе. – И вам должно быть стыдно!
   Джерг замер.
   – Но вернемся к насущному, – продолжила я, – ассаэн Джерг, у вас совесть есть? Девушки голодные, уставшие, растерянные и несчастные! Их отправили покорять бездушного и бессердечного землевладельца, а тот… морит несчастных голодом! Как вы можете так поступать?! – И напоследок я выкрикнула убийственное: – Я была о вас лучшего мнения!
   Он обо мне явно тоже. Но сообщать об этом не стал. Покинув ванную, а это была именно она, Джерг прошел по комнате к той самой двери, незаметной на фоне стены, и резко открыл ее. За дверью оказалась подглядывающая в замочную скважину Лидия, которая едва не упала к ногам собственного хозяина.
   – Здравствуйте, – поднимаясь и принимая невинный вид, произнесла домомучительница.
   – Не знал, что вы обладаете столькими талантами, – намекнул на подглядывание Джерг.
   – Э-эмм… я же обязана следить за гостями вашего имения, – тут же нашлась Лидия.
   – Ваше рвение чрезмерно! – рявкнул генно-модифицированный.
   – Учту, – Лидия приняла виноватый вид.
   Высокородный явно был готов сказать значительно больше озвученного, но оглянулся на меня и не стал выговаривать прислуге. А зря! Наглая она у него, я бы взялась за воспитание.
   – С этого момента вы выполняете все распоряжения мисс… э, как вас там? – обратился ко мне Джерг.
   – Тиа, – сообщила я.
   – А полное имя? – впервые заинтересовался моей личностью высокородный.
   – Сваха, – я обворожительно улыбнулась, – просто сваха.
   – С этого момента вы выполняете все распоряжения нашей свахи, – повторил информацию для Лидии Джерг и вновь повернулся ко мне. – Тиа, как вам моя комната?
   – Бесцеремонность высокородных пора регламентировать и вносить в законодательство, – сообщила я и покинула ассаэна через парадный выход, то есть через тот, который для хозяев.
   Потерявшись в данном помещении уже за поворотом, я остановилась, терпеливо ожидая Лидию. Та явилась как призрак, то есть «выйдя из стены». На меня она была несколько обижена, но в то же время хитрая усмешка на губах не оставляла сомнений в ее лояльности.
   – Заблудилась, – поведала я прислуге.
   – Идем, сваха! – С тяжелым вздохом Лидия повела меня, попутно рассказывая о доме. – Мы в западном крыле, это второй этаж. Здесь в основном нежилые помещения, кроме покоев хозяина.
   – То есть восточное крыло исключительно для гостей? – откровенно любуясь окружающей обстановкой, вопросила я.
   – Ассаэн Джерг является главой Комитета экономического развития, и нередко конференции проходят в поместье.
   – Хм, – информация меня заинтересовала, – то есть ассаэн продолжает вести политическую деятельность?
   – От возможности баллотироваться на пост президента Союза Земли его отделяет только женитьба. По закону президент должен состоять в браке, как вы знаете.
   Хм, вот оно как. А я все удивлялась суммам, обещанным за исполнение заказа, а оно вот как все! Нет, тому, что Джергу сулят большое политическое будущее, я удивлена не была, все же высокородный из уважаемой семьи, а, как известно, на столь высокий пост традиционно претендуют только генно-модифицированные. Удивляло другое:
   – Лидия, правильно ли я понимаю, что ассаэн Джерг не горит желанием как вступать в брак, так и получать пост президента?
   – Совершенно верно, – подтвердила домомучительница. – Но амбиции семьи и незыблемость традиций рано или поздно вынудят.
   И скорее рано, раз это дело поручили мне.
   – Хм, – мысли, мысли и снова мысли одолевали. – А почему Лериан еще не женат? Мне кажется, возраст позволяет.
   – Личная трагедия в прошлом, – Лидия была на редкость словоохотлива, – невеста ассаэна Джерга отказалась от свадьбы утром означенного события. И отказ был… как бы это правильно сказать, невероятно унизителен для высокородного. Я мало что могу поведать о той истории.
   – Надо же, – удивилась я, – неужели нашлась та, что отказала такому мужчине?
   – Меня тоже всегда занимал этот вопрос, – Лидия улыбнулась, – а вы уверены, что… э-э-э… готовы к разговору с этими… э-э-э… девушками?
   – На что вы намекаете? – удивилась я.
   Мы как раз подошли к огромной, высотой в три моих роста двери, за которой слышался неясный гул, шум и крики.
   – Я намекаю на то, что в поместье есть охрана, миссис сваха.
   – Мисс, – я тяжело вздохнула, – к сожалению, только мисс.
   – Да? А мне казалось, в вашем возрасте…
   – Личная трагедия в прошлом, – я попыталась улыбнуться, но не получилось. – Мой жених… бросил меня за несколько дней до свадьбы…
   – Сочувствую, – искренне произнесла Лидия. – Надеюсь, это не испортило вам личную жизнь?
   – Что вы, – я рассмеялась, потому что плакать не хотелось, – у меня с тех пор ее просто нет. Только работа.
   И я открыла двери, заступая на пост. Зря я это сделала. В огромном холле с изысканной мозаикой под арабику на полу и стенах, с композицией изящных фонтанчиков и группками оттоманок у стен, шло настоящее сражение. Несмотря на численный перевес моделей, побеждали явно высокородные, ну, им по рождению положено. У дальней стены три мои «девочки для развлечений» утешали побитого психолога. Ор стоял невозможный! В центре сражения две высокородные су… девушки отчаянно драли друг друга за волосы. И все бы ничего, но одну из этих ведущих боевые действия мне нужно было всучить Джергу.
   – Вызвать охрану? – осмотрительно не покидая пространства за моей спиной, поинтересовалась Лидия.
   – Зачем? – устало спросила я. – Учитесь у профессионала.
   И, сделав еще шаг к месту событий, я громко сообщила:
   – Ассаэн Джерг идет!
   На мгновение стало тихо, затем раздался визг, в следующую секунду скрип молний, щелчки магнитных застежек и остальные звуки, сопутствующие мгновенному приведению себя в порядок. Меланхолично наблюдая за девицами, лихорадочно причесывающими прореженные пряди, замазывающими синяки и подкрашивающими разбитые в кровь губы, я ласково осведомилась:
   – И кто начал все это безобразие?
   Все, как одна, на мгновение повернулись к одной из высокородных и тут же вернулись к наведению красоты.
   – Все понятно, – констатировала я и обратилась к этой самой су… девушке: – Леди, шевелите своими высокородными копытами по направлению ко мне!
   Стало очень тихо. Та самая, которую в приемнике таэпереместителя назвали Дерганой Дел, плавно направилась ко мне. Ее путь преграждали две оттоманки – высокородная просто перепрыгнула их. С девушками, которым не повезло оказаться на векторе следования, поступала иначе – отшвыривала их с дороги, следуя по прямой. А я внимательно следила за каждым движением – действительно Дерганая. Резкая, сильная, не контролирующая силу и, следовательно, еще очень юная.
   Точеная брюнетка за какие-то доли секунды оказалась передо мной, снизойдя даже до того, чтобы, наклонившись, прошипеть:
   – Повтори, недоразвитая!
   – Повторяю, – в отличие от отшатнувшейся Лидии я стояла совершенно спокойно. – Проявление агрессии мною будет приравнено к неконтролируемой ярости. К вашему сведению, я являюсь Сертифицированным Работником и располагаю лицензией, позволяющей мне давать свидетельские показания даже на Семейном Суде!
   Высокородная выпрямилась, стремительно отступила, но взгляд ее сулил мне мало приятного. В общем, темные коридоры отныне для меня не безопасны.
   – Я рада, что мы поняли друг друга, – продолжаю вежливо улыбаться. – И потрудитесь впредь не оскорблять своим поведением честь и достоинство Рода!
   – Мне… не сообщили о вашей квалификации, – нахмурившись, объявила высокородная.
   – Ассаэн Джерг многого не сообщил вам, – обрадовала я и обратилась ко всем: – А теперь будьте добры присесть либо занять удобную позу, я расскажу вам о правилах дальнейшего пребывания на территории усадьбы ассаэна Джерга!
   Девушки отложили приспособления для наведения красоты и выпрямились. Вот каково это – чувствовать себя уродиной в окружении длинноногих красавиц? Они были восхитительны, все и каждая. Идеальная кожа, идеальные волосы, белоснежные улыбки, восхитительные формы. Джерг-старший отобрал лучших, а все же на фоне высокородных они смотрелись… мягко выражаясь, экзотично.
   Тяжело вздохнув и вспомнив о собственном несовершенстве, я начала:
   – Первое – нас тут не ждали и нам не рады!
   Высокородные демонстративно усмехнулись, некоторые из них даже понимающе переглянулись, а вот модели были явно удивлены.
   – Именно так, – подтвердила я вышесказанное, – и для того, чтобы гарантировать успех нашего предприятия по покорению сердца ассаэна Джерга, мне предстоит отобрать лучшую из вас!
   Генно-модифицированные разом повернули головы и весьма недобро уставились своими ненормально синими глазами. Не люблю высокородных.
   – Мы прибыли на двадцать дней, – продолжила я, – и каждый день будет для вас испытанием. Победительница получит приз – романтический ужин с Лерианом Джергом.
   Воцарилась полная тишина, создалось ощущение, что они даже дышать перестали.
   И тут решила высказаться одна из этих…
   – Я победила в забеге до усадьбы!
   Осматриваю генно-модифицированную, привычно подавляя чувство дикой зависти, и вежливо интересуюсь:
   – Кто может подтвердить ваши слова? Меня здесь не было, чтобы зафиксировать конкретно вашу победу. Еще вопросы есть?.. Испытания начнутся с завтрашнего дня, – продолжила я, – сейчас вас расселят по комнатам, и я надеюсь, – обернувшись, я бросила недобрый взгляд на Лидию, – накормят.
   – Несомненно, – подтвердила домоправительница.
   – Вот и славно, – несколько девушек подняли руки, видимо желая высказаться, но я не позволила. – Итак, вас здесь тридцать. Нужно будет найти время и познакомиться.
   Лидия за моей спиной тихонько кашлянула и полюбопытствовала:
   – Селим по две в комнату или по одной?
   – По одной, – не задумываясь, ответила я, – надеюсь, комнат хватит?
   – Обижаете, Тиа.
   Я пожала плечами и предложила убедить меня, так сказать, на месте.
   – Предлагаю комнаты на первом этаже, – ведя меня по коридору и не обращая внимания на толпу девушек, следующую за нами, начала Лидия. – Здесь в каждом номере отдельная душевая и санузел.
   – А ванны? – тут же спросила я, так как по опыту общения с моделями знала, как важен для них сей атрибут отдохновения.
   – Только в ваших апартаментах, на втором этаже и…
   – Э, стоп, – я остановилась, едва не поскользнувшись на этой восхитительной мраморной мозаике под арабику, – мне комнату рядом с девочками. Причем мой и психолога номера, – указала на единственного мужчину в наших рядах, – должны быть рядом, они могут быть даже смежными.
   – Мм? – с намеком протянула Лидия.
   – Только работа, – пресекла я домыслы на корню, – а работа нам предстоит не простая и напряженная.
   – Знаете, – возразила она, – полагаю, вам стоит вначале посмотреть на предложенное и лишь затем принимать решение.
   – Угу, – согласилась я, – а пока я буду прохлаждаться в комфортабельных апартаментах, высокородные лишат волос всех моих моделей! Кстати, комнаты высокородных должны быть подальше от остальных.
   – Хорошо.
   – И три комнаты для моделей должны быть рядом с моим номером.
   – Хорошо!
   Итак, жилой сектор – три коридора, расходящиеся, как ветви дерева. Удивительная планировка, ничего подобного я еще не видела. Здесь стены и потолок были выложены камнем под малахит, создавая ауру зеленоватого полумрака, а пол белоснежный, чуть искрящийся, явно мрамор. Красиво, изысканно, стильно, но перестук каблучков тридцати особей повышенной красивости спать явно не позволит!
   Вдоль коридоров тянулись двери в номера, как я полагаю, и расположение этих самых дверей недвусмысленно указывало на то, что номера узкие, ну или одноместные. Хотя, учитывая, что ванн там нет, это, вероятно, для, скажем так, незначительных гостей.
   – Вы сами разбирайтесь, кого и куда селить, – огорошила меня Лидия и, достав пластинку экто-ключа, начала открывать все двери по пути своего следования.
   Как и всегда – все на мне.
   Обернувшись к девушкам, я поманила психолога. Джастин знал, чего я от него хочу, но почему-то подошел нехотя.
   – Кто конфликтен? – мой вопрос был обусловлен опытом.
   Психолог молча указал на всех высокородных и двух моих моделей. Я никогда не спорила с его решениями, ибо, как показала практика, в женской психологии Джастин разбирался лучше меня.
   – Высокородные и вы, двое, на кого указали, подойдите ко мне, – они неторопливо приблизились, я осмотрела всех оценивающим взглядом и ласково заверила: – Одна драка – и будете делить один одноместный номер на всех! А сейчас взяли свои вещи, точнее то, что от них осталось, и заселяемся в каждую третью дверь. Вперед!
   Девушки-модели молча подчинились, а вот генно-модифицированные даже с места не сдвинулись. Дерганая Дел хмуро спросила:
   – У нас… слуг не будет?
   – Нет, – отрезала я.
   – А… чем нас будут кормить?
   – Сегодня бутербродами, а с завтрашнего дня готовите себе сами. Дежурство по кухне я распределю позже. Все вопросы после. Кстати, – я вспомнила о просьбе Джерга, – сегодня по усадьбе не бродить, – и объяснение придумалось на ходу, – тут собак спустили.
   Они молчали, видимо, опасались, что дальше будет хуже. Но, как оказалось, у всё той же Дел имелось предложение:
   – Ладно, я согласна, пусть нам прислуживают эти отсталые курицы.
   Да это уже наглость!
   – В конституции четко прописаны равные права естественнорожденных и генно-модифицированных, – напомнила я, – а у меня все и подавно равны. Еще одно подобное заявление – и я приму меры.
   Какие именно, еще не знаю, но что-нибудь придумаю обязательно.
   – Заселяйтесь! – повторила я.
   Идеальные генно-модифицированные недовольно направились в комнаты.
   – Остальные занимают комнаты по своему усмотрению, – продолжила я, но поторопила: – Быстро и без скандалов! Любое проявление агрессии приравнивается к нарушению правил!
   Меня тут уже «очень любят», но слушаются, что приятно! Едва девушки скрылись в номерах, я обратила внимание на Лидию, которая задумчиво смотрела на меня, заняв позицию перед двумя дверями у выхода.
   – Это нам? – перешла к делу я.
   – Знаете, – начала домработница, – вообще-то ваши вещи уже на втором этаже и…
   – Знаете, – я взяла на себя смелость перебить ее, – я не спала сегодня и часа! А за прошедшие дни не более четырех часов в сутки. Я едва не погибла там, на дороге, по пути в это богом забытое поместье, я устала так, что еле держусь на ногах. Единственное, о чем я сейчас мечтаю, – это постель! И мне уже даже не важна степень ее мягкости! Я буду спорить с вами завтра, честно, а сейчас просто хочу спать. Открывайте уже!
   Пожав плечами, Лидия подчинилась. Номер действительно оказался смежным с соседним. И даже кровать мне предоставили двуспальную!
   – Мне уже все равно, – устало прокомментировала я и, раздеваясь на ходу, отправилась в душевую.
   Зато Джастин развел бурную деятельность по переубеждению домомучительницы, и, когда я вернулась, одетая лишь в банное полотенце, меня оставили одну. Вот оно, счастье!
   Расчесав непослушные волосы, я забралась на очень мягкую постель, толщина матраса которой, если поставить его на пол, достигла бы моего бедра, села поудобнее и достала из кармана брюк мини-переговорник. Плоская коробочка скользнула по шелковому покрывалу, и я набрала до боли знакомый номер.
   Гудок, удар сердца, еще гудок… Киану был старомоден, и даже позывные его СиАпа стилизованы под гудок старинных телефонов. А я все жду, замирая, а я все надеюсь. Хочется просто услышать его голос, пусть раздраженный и злой, но… услышать. И когда надежда уже почти умерла, его трехмерное изображение вспыхнуло синим – он ответил.
   – Привет, – робко произнесла я.
   – Я просил не связываться со мной больше!
   – Прости, – вот только как объяснить, что мне видеть тебя необходимо, почти так же, как и дышать.
   – Я не хочу видеть тебя, не хочу слышать, меня тошнит от одного твоего имени!
   – Я его поменяла… – Мне каждый раз больно это слышать, но проходит время, и я снова набираю его номер. – Прости, Киану.
   И, вытирая слезы, я смотрю на мужчину, который был и остается всем для меня. Он увидел мои мокрые глаза и на мгновение смягчился. В тот момент я еще не знала, что следующие его слова станут для меня приговором:
   – Я женюсь, Ариадна.
   И что-то внутри умирает. Больно и мучительно. Обрывается, чтобы уже никогда не воскреснуть. В первый раз, когда он был увлечен той высокородной, хоть не стоял вопрос о женитьбе, а сейчас… А он продолжает, даже не подозревая, что рвет мое сердце каждым словом:
   – Ты ее знаешь, Сара Лаверти, вы учились в одном классе… кажется.
   Да, я ее помню! Как же больно… я так надеялась, что он простит, что мы будем вместе… я как дура надеялась до последнего, а…
   – За что ты так со мной? – тихо спросила я, уже не сдерживая слезы. – Я люблю тебя, Киану, я всегда любила и все еще люблю, я…
   – Любишь? – впервые за эти годы он улыбнулся мне. – Любишь, значит. Вот и страдай! Не спи ночами и думай о том, что я обнимаю другую! И знаешь, можешь и дальше звонить, приятно видеть тебя такой – раздавленной и униженной!
   А я повторила уже не имеющий значения вопрос:
   – За что, Киану, за что?
   Ответ последовал незамедлительно:
   – За твою любовь к высокородным, стерва! Надеюсь, кто-нибудь из этих мутантов в приступе ярости оторвет твою некогда очень симпатичную голову! Я пришлю тебе снимки с нашей свадьбы и с нашей брачной ночи, чтобы ты помнила, кого потеряла!
   Я окаменела. Даже слов не осталось. И боли не осталось! И вины перед человеком, которого я так неистово любила, тоже не осталось.
   – Будь счастлив, Киану! – Я протянула руку к переговорнику, но на мгновение остановилась и на прощание добавила: – Когда-нибудь ты узнаешь правду, но для нас с тобой уже будет поздно. Нас больше нет, Киану, ты нас не просто убил, ты нас растоптал. И теперь только ты и я, по отдельности, а нас больше нет. И я не буду звонить… Прощай!
   Щелчок, тихий, едва слышный, свидетельствовал, что я все же смогла отключить СиАп. И, не открывая глаз, просто закрыла лицо руками, стараясь сдержать рыдания. Как же больно… и как тяжело быть без вины виновной и всеми обвиненной! В этот миг хотелось просто лечь и умереть… забыть обо всем, обо всех… зачем мне теперь эти деньги… зачем… Но даже умереть мне не дали.
   – Тиа? – голос ассаэна Джерга раздался где-то совсем рядом.
   Я вздрогнула, открыла глаза и узрела могучего высокородного неловко мнущимся у двери. М-да, ситуация.
   Спешно утерев слезы-сопли, лучезарно улыбаюсь и вежливо интересуюсь:
   – Вуайеризмом увлекаемся?
   – В жизни все нужно попробовать, – высокородный весело подмигнул.
   – Мм, – протянула я, – и с какого момента вы наслаждаетесь представлением?
   Он задумался, в результате я услышала:
   – С эпического вопроса «За что, Киану, за что?». Не знал, что вы страдаете от неразделенной любви… к высокородным.
   Джерг прислонился спиной к стене и сложил руки на груди. И будь я проклята, но глаза его смеялись, а вот на лице такое участливо-встревоженное выражение.
   – Да, – пристально разглядываю этого мужчину в узких кожаных брюках и обтягивающей белой майке с короткими рукавами, так что мускулатурой можно любоваться беспрепятственно. – Люблю, знаете ли, генно-модифицированных. И можно задать вам вопрос?
Чтение онлайн



1 2 3 [4] 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация