А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Сосватать героя, или Невеста для злодея" (страница 2)

   – Что вы делаете? – вопросил голос свыше.
   – Пытаюсь поспать…
   – Не советую, – все тот же голос свыше.
   – Угу…
   – Через час солнце будет в зените, и вы обгорите до состояния вареного краба…
   – Мм… вкусно, наверное…
   – Наверное, – наверху хмыкнули, – местная живность непременно оценит.
   Подумала, осознала намек и стремительно поднялась. Итак, есть задача – быстро добраться до усадьбы этого высокородного, и пора приступать к ее реализации. Запрокинула голову, посмотрела на этого… я ему до груди едва достану, до плеча в прыжке и только при условии, что на мне будет кепочка, впрочем, наше несоответствие в размерах не помешало мне сделать ему предложение:
   – Предлагаю отправиться к вам, что скажете?
   – Двусмысленно, – нагло ответил высокородный.
   – Да какая тут может быть двусмысленность! – Я очаровательно улыбнулась и протянула ему руку со словами: – Сваха! По совместительству надсмотрщица, дуэнья, мучительница и наперсница тех тридцати невест, что в течение как минимум двадцати, а как максимум многих дней будут отравлять вашу жизнь ровно до тех пор, пока вы не выберете себе одну-единственную, на чью долю выпадет отравлять вам существование всю оставшуюся жизнь!
   Высокородный нервно сглотнул, а затем присел на корточки, видимо жалея мою шею, уже занывшую от необходимости запрокидывать голову, и, пристально глядя в мои глаза, хрипло спросил:
   – Издеваешься?
   – Не…
   Он нахмурился.
   – Не…
   Почти зарычал.
   – Не исключено! – нашла я оптимальный вариант.
   – То есть издеваешься? – с надеждой спросил генно-модифицированный.
   Меньше всего я ожидала, что жертва будущих брачных уз будет вот так сидеть передо мной и взгляд у него будет такой печальный. Чес-слово, появилось желание пойти собрать весь брачный десант и оставить этого несчастного человечка… хм, тут скорее – человечища, в покое…
   – Нет, – грустно ответила я.
   – А почему на двадцать дней? – простонал самый несчастный высокородный во всей обитаемой вселенной.
   – А у вас таэпереместитель сломался, – невинно сообщила я.
   – Дядя, – проявив величайшие способности в сообразительности, догадался он. И с неожиданной яростью добавил: – Ублюдок!
   – Не могу согласиться с вышеуказанной характеристикой, впрочем, не имела чести ознакомиться с его биографией.
   Но мне на это ничего не ответили. Резко поднявшись, высокородный вскочил на ту самую двуногую ящерку, на которой имел честь прибыть, и… попытался раствориться на горизонте… А как же я, а как же кепочка?!
   – Стоять! – мой вопль заставил вздрогнуть ящерку и какую-то зверушку в ближайших кустах, но не поколебал решимости генно-модифицированного. И я возмутилась: – Неужели вы меня бросите?
   – Ну почему же сразу «брошу»? – Он соизволил полуобернуться. – Я оставляю вас погибать во цвете лет, как вы и просили в самом начале нашей весьма содержательной беседы.
   От удивления у меня банально приоткрылся рот! Я стояла и изумленно взирала на бесстыже ухмыляющегося высокородного, который именно сейчас был просто олицетворением этих презрительных, самоуверенных и самовлюбленных мутантов!
   – Я… я… я… – а мозг стремительно обдумывал ситуацию. Нет, до усадьбы-то я доберусь… может быть, но когда это будет! И вообще. – Я вам просто необходима!
   Высокородный мгновенно развернул ящерицу и подъехал вплотную, так что зеленая тупоносая морда практически уткнулась в мое лицо. Я бы могла сделать шаг назад, но он этого явно и добивался, следовательно, стоим с ящерицей и чуть ли не бодаемся. А этот… этот так вальяжно перегнулся и проникновенно спрашивает:
   – Коров доить умеете?
   – Н-нет. – И появилось у меня ощущение, что стою я на экзамене и тему не выучила, и врать нужно срочно, и вообще я что-то там про коров знаю? Кое-что я знала: – А не надо их доить, сейчас коровы сами себя доят!
   На лице высокородного брови удивленно поползли вверх.
   – В смысле там сейчас такие аппараты, коровы сами заходят, когда подоиться нужно, вот!
   – Прра-а-авильно говоришь, правильно, – впервые я видела на подобном классически-идеальном лице столь кошачье выражение. И, видимо, в последний раз, потому что добродушно-блаженное выражение тут же сменилось холодно-расчетливым, и генно-модифицированный добил: – Так если коров доить не нужно, какого бракованного гена вы мне сдались?
   И вновь развернув пресмыкающееся, этот… который этот, он вновь решил раствориться на горизонте.
   – Отлично! – заорала я ему вслед. – А вот я тут лягу и умру! – И даже ящерица не обернулась, не то что высокородный. – А вы… – И ведь оскорблять клиента нельзя… совсем нельзя. – А вы отправляйтесь домой и сами разбирайтесь с девицами!
   Результата – ноль.
   Пришлось врать:
   – Между прочим, я специалист по конфликтологии и пользуюсь заслуженным авторитетом у девушек!
   Остановился, вновь развернул ящерку, которая, радостно облизнувшись, поторопилась ко мне… не нравится мне ее плотоядный оскал… Подъехав ближе, ассаэн Джерг снизошел до того, что снова спрыгнул со своего двуного транспортного средства, стремительно подошел, склонился и язвительно так спросил:
   – Так они вас бросили, потому как очень уважают?
   – Они не хотели, – лгать нужно уверенно, – это было моим решением, я просила их добраться как можно быстрее до усадьбы и…
   – Так это по вашей просьбе на мой вопрос: «Кто тут главный?» – девушки ответили, что «эту падаль» я могу подобрать где-то по дороге?
   – Вот су… су… с умом у них сложности, однако! – пробормотала я. – Ну, падаль – это в смысле я часто падала, пока шла, – пытаюсь разрулить ситуацию, – и вот я потом упала окончательно, и тут…
   И вот тут он сделал то, чего я, собственно, не ожидала:
   – Сколько он вам предложил? – хмуро вопросил Лериан Андар Джерг.
   – Мммного, – пытаюсь мило улыбаться.
   – А если я предложу бббольше? – меня он спародировал мастерски.
   – И комната в вашем доме! – мгновенно осознав ситуацию, начала я качать права.
   – Хорошо!
   – И уважительное отношение!
   – Я подумаю…
   – Что?!
   – Хорошо, – генно-модифицированный неожиданно улыбнулся, причем как-то по-доброму улыбнулся.
   – И вы меня тут не бросите! – Это уже крик отчаяния.
   – Само собой разумеется, не буду же я разбрасываться столь ценными, сколь и продажными кадрами.
   – Это правильно, – поспешила я поддержать его позицию.
   – Идите сюда, падаль вы наша, – он протянул мне руку, явно собираясь отвести к ящерке.
   Едва мое тельце, которое проще было бы именовать тушкой, переместилось на ящерку, я вспомнила о кепочке. Посмотрела на горизонт… и решила о кепочке забыть.
   – Так, – начал высокородный, – если я обязан терпеть всех этих… женщин в своем доме, то у меня, как у вашего работодателя, есть условие – держите их от меня подальше!
   Повернувшись, скептически оглядела высокородного, и на моем лице, надеюсь, отразились явные сомнения в его умственных способностях – как он вообще себе это все представляет, а? Да высокородные меня раздавят, начав забег к его персоне. Вообразила себе унылую картинку: я на земле со следами копыт тридцати дев…
   – Это нереально, – честно сообщила я работодателю.
   – Что вы предлагаете?
   Люблю генно-модифицированных за сообразительность.
   Мы мчались на ящерке, и, глядя на мелькающие деревья, я все думала… вспомнился эпизод в зале приема таэпереместителя, то, как сноровисто гончие взяли старт, и…
   – А давайте конкурс устроим! – весело предложила я.
   – В смысле?
   Зря я на его сообразительность рассчитывала. И вот тут я вспомнила, что вроде бы обещала победительнице романтический ужин с его высокородным величием…
   – А что вы делаете сегодня вечером? – ненавязчиво поинтересовалась я.
   К моему удивлению, ассаэн Джерг задумчиво и совершенно не по теме произнес:
   – Странно, ваш профиль… ощущение, что я вас уже видел…
   Повернувшись, так как сидела впереди генно-модифицированного, внимательно осмотрела его лицо – глаза синие, но с каким-то фиолетовым оттенком, красивые, лицо умное и с эдаким налетом печали, сентиментальная дева узрела бы в этом какой-то намек на трагедию в прошлом и утратила бы покой, м-дя…
   – Нет, я вас вижу впервые, – ответила уверенно, а все же внутри нехорошо так кольнуло: вот и дядя этого мутанта намекал на что-то… но вижу-то точно впервые, у меня память на лица отменная. Профессиональная даже.
   – Точно?
   – Абсолютно, – подтвердила я. – Так что вы делаете сегодня вечером?
   Девушка я комплексами не страдающая, потому, придвинувшись ближе к высокородному, я прижалась к могучему телу и постаралась устроиться поудобнее – ибо в сон клонит, могу вырубиться по дороге.
   – А вы бесцеремонны, – прокомментировал он то ли мои телодвижения, то ли вопросы. – Так по какому поводу вопрос?
   Хм, а вот интересно, почему он, услышав про дядю, тут же принял факт нахождения девиц на своей территории как неизбежность. Это надо бы обдумать.
   – У меня есть предложение, – бодро начала я, вспоминая свой немалый опыт в организации праздников для высокородных, – я гарантирую, что девушки не будут вам досаждать в течение дня, а вы… вы гарантируете, что будете ужинать с той девой, которая победит в конкурсе.
   Джерг заинтересованно посмотрел на меня и чуть притормозил ящерицу, а затем и вовсе заставил ее идти неторопливо. Его синие с необычным оттенком глаза пристально разглядывали меня, а на губах эдакая хитрая усмешка мелькнула, и прозвучал вопрос, который опять заставил меня задуматься о логике высокородных:
   – Вы давно работаете с подобными мне?
   – Двенадцать лет, – искренне ответила я.
   – Это чувствуется, – Лериан Джерг чуть кивнул, – вы умеете играть на одной из наших слабостей – на азарте.
   Молчу. А что тут сказать – мне пришлось учиться быстро.
   – Хорошо, – продолжил высокородный, – главное, держите их подальше от меня, займите чем угодно, в этом случае я готов потерпеть ужин в обществе одной из су… с умом у которых сложности.
   Стремительно отвернувшись, я сумела скрыть коварную усмешку – все, мужик. Ты попал! Договоренность достигнута, с остальным я как-нибудь справлюсь. Так, для начала нужно прочитать кучу литературы и… тут узрела я «ферму» высокородного. Нервно сглотнула, обернувшись, еще раз посмотрела на ассаэна Джерга. Тот мою реакцию заметил и направил ящерку не дальше по дороге, а на холм, причем направил стремительно, так что мне вцепиться в эти стальные плечи пришлось. И стало понятно, почему используются именно возрожденные ящеры – эти передвигались по бездорожью легко и стремительно, так что мы вообще практически взлетели на холм.
   Когда оказались на вершине, недовольными были все трое – то есть и я, и ящерка, и высокородный. Мне, похоже, слегка мешал свист ветра в ушах, когда мы сюда забирались, а им явно не понравился мой визг…
   – У вас ужасный голос! – в сердцах признался ассаэн Джерг.
   – У вас ужасная ящерица! – тихо прошептала я.
   – Ну, шепот определенно лучше.
   – Да, спасибо, ящерица в стоячем положении тоже привлекательнее, чем в бегущем.
   Земноводное повернулось, окатило меня презрительным взглядом, фыркнуло и отвернулось… Страшная-страшная догадка озарила слишком поздно.
   – Она… понимает? – заикаясь, спросила я.
   – Естественно, – теперь презрением окатил и высокородный. Везет мне сегодня на душ из презрения… как утопленнику везет.
   И только я открыла рот, чтобы задать взволновавший меня вопрос, как этим тут же воспользовалась жужжащая неподалеку букашка, атаковав собственно мою ротовую полость… Боль ослепила, потом ослепил выстрел высокородного, который расстрелял вылетевшую из моего рта букашку, а потом…
   – Прекратите визжать! – потребовал Джерг, ящерица начала нервно перебирать ногами.
   – Оа мея ужажила! – я с ужасом принялась ощупывать вспухший язык.
   Высокородный простонал, придерживая меня одной рукой, нагнулся вперед, достал что-то из седла, вытащил оттуда коробочку, а из нее одноразовую капсулу с чем-то бурым.
   – Только не визжите больше, – зажав капсулу между зубами, высокородный схватил меня, развернул, устроив лицом к себе, причем так, что, не знай я этих генно-модифицированных, решила бы, что ко мне банально… э… применяют знания из эротической литературы. И вот, посадив меня столь нескромно, Джерг одной рукой зафиксировал мой подбородок, второй взял капсулу.
   – Не шевелитесь, – хмуро приказал высокородный, – замрите и не визжите, пожалуйста, это невыносимо!
   – Шо вы деаее? – попыталась возмутиться я, с трудом ворочая все распухающим языком.
   Но синие глаза взглянули так, что пришлось заткнуться. И почти сразу Джерг ловко вколол эту самую жидкость из капсулы в мой язык. Боль, обжигающая, затем спасительный холодок… жжение начало уменьшаться, язык тоже… Слезы, струящиеся по щекам, с улыбкой вытер сам ассаэн, а я смотрела на него и чувствовала, как бешено стучит сердце… И на краткий миг забылось, что меня ужалило насекомое, что под нами подозрительно вздрагивает ящерка, словно давится от смеха, и ветер все более напоминает жаркое дыхание пустыни… И вообще на какой-то краткий миг ярко-синие глаза, встречающиеся только у генно-модифицированных, словно заслонили собой все вокруг, и этот взгляд холодком проникал куда-то в область сердца… И такой взгляд я уже видела… хотя, кажется, лицо было другое…
   Ассаэн Джерг улыбнулся шире, чуть наклонился и подул на меня, возвращая к реальности…
   – Ну и глазищи у вас! – и кто меня за язык дернул. Уже здоровый, кстати, язык.
   – Знаете, – высокородный вновь отстранился, – вы не пробыли на Таншаре и часа, а я повторно спасаю вас от смерти.
   – Правда?! – удивленно спросила я.
   – К сожалению – да, – мне весело подмигнули, – там, на дороге, вы могли погибнуть очень быстро, если бы задержались еще хотя бы на час. Здесь вы умудрились получить укус ядовитой айшшес… На это, знаете ли, вообще нужно талант иметь – последний раз эта тварюшка была замечена в данной местности лет семь назад, противоядие с собой уже практически никто не возит.
   О чем он?! До меня медленно начинает доходить сказанное… медленно, но основательно…
   – Не смейте визжать! – хмуро оборвал накатывающую истерику Джерг.
   Не посмела. Повторно обдумала произошедшее и тихо попросила:
   – Отвезите меня обратно к таэпереместителю.
   – Он не работает, – напомнил мне высокородный.
   – А вдруг, – робко возразила я, и надежда воспарила, развернув крылья.
   – Вероятно, вы действительно плохо знаете моего дядю, но поверьте моему опыту – сказал значит сделал, я бы на его месте поступил так же. – Джерг улыбнулся, очередная надежда позорно сдохла.
   А меня начало колотить, нехило так… я могла умереть! От укусика! Зачарованно произношу:
   – Умереть! По-настоящему…
   – Хм, – ассаэн улыбнулся, – а что, можно умереть не по-настоящему?
   – Можно… опыт был.
   – И как?
   – Вспоминать не хочу, – я передернула плечами. – Хотя там страшного ничего не было, просто пришлось имя сменить.
   – Вы меня заинтриговали, – Джерг продолжал смотреть и улыбаться.
   И я испытала то, чего так давно не испытывала, – смущение! Почему-то сразу стала вспоминать, что на мне надето, вспомнила, что не накрашена, что ногти обломала вчера, пытаясь поправить жестяной костюм очередного артиста, выступающего перед высокородными… а потом… Сомневаюсь, что, даже будь я накрашена, с идеальной прической, целыми ногтями и вообще при параде, он взглянул бы на меня иначе, чем с заинтересованным сочувствием. Да, мать, в общем, ты загнула, тридцатник уже, а все еще надеешься на что-то.
   – Так, давайте вернемся к сути вопроса, – я отодвинулась от ассаэна, и почему-то мне показалось, что у него… э-э-э… мм… мне показалось… – Так что там с вашей фермочкой-то?
   Меня поддержали в стремлении узнать, что за ферма, но не в стремлении отодвинуться.
   – Вы лучше так сидите до приезда в усадьбу, – весело посоветовал Джерг, – и рот не советую широко открывать… мало ли, если так дальше пойдет, я поверю и в Ветровую лихорадку.
   – Это как?
   – Вам лучше не знать, – впервые вижу, чтобы высокородные так улыбались, просто по-доброму и как-то… солнечно.
   – Главное, чтобы это меня не касалось.
   – Вот тут даже спорить не буду, – синие глаза пристально разглядывали мое лицо, – ну что же, вернемся к «фермочке».
   И меня развернули к раскинувшемуся пейзажу. Собственно пейзажик: огромный дом в деревенском стиле, и с тремя этажами. Здоровый такой, буквой П выстроенный. Перед ним фонтанчики разнообразных форм и размеров, вокруг садик ухоженный с клумбами, и все это вместе с домом окружает круг воды. Таких кругов пять, через эти каналы переброшены мостики, но все же смотрится, с одной стороны, здорово, а с другой… параноик он, наверное. Так вот, за первым водным кругом шли какие-то строения, теплицы и что-то еще, а за пятым кругом виднелся – океан. В общем, передо мной, в лучах солнца, в бликах этих водных кругов, сияла и переливалась усадьба… даже не так – усадьбища! Роскошная такая.
   Нервно сглотнув, я задала сакраментальный вопрос:
   – Это все ваше?
   – С утра было моим.
   Его большая рука начала чуть поглаживать по спине, вырывая из оцепенения, и я на автомате задала еще более сакраментальный вопрос:
   – А вы женаты?
   Рука замерла и опустилась, я едва не упала, удержавшись за высокородного.
   – К сожалению, скоро буду.
   – Черт, забыла. Я же сваха… м-дя. – Смотрю на усадьбу еще раз и понимаю, что это ВСЕ не мне! – Это как оказаться в магазине игрушек, а у мамы все деньги закончились еще в отделе с продуктами!
   Последнее произнесла вслух, вследствие чего мне был тут же задан вопрос:
   – У вас было тяжелое детство?
   – У меня?! Нет, просто у мамы была маленькая зарплата.
   – А…
   – Вам не понять.
   – Не спорю.
   – Вы вообще мало спорите, должна заметить.
   – Какая вы… замечательная.
   – Да, я такая, но мы отвлеклись, – как-то резко спать опять захотелось и в эту «фермочку» захотелось. – Мы сегодня поедем?
   – Куда?
   – К вам.
   – Это предложение?
   – Это просьба, грозящая перерасти в требование.
   Высокородный тронул ящерку, и мы начали спуск… стремительный. Я не ожидала, что все будет так быстро, и сначала вцепилась в ассаэна, чем могла, даже зубами держалась за его воротник.
   – Да прекратите же визжать! – Джерг стремительно остановил свой монстровый транспорт, от чего я едва не вылетела за пределы собственно посадочного места. И я бы вылетела, и ожидал бы меня веселый головокружительный спуск по склону, но у этих генно-модифицированных потрясающая реакция – и потому свисаю с ящерки, удержанная за шкирку.
   Подражая обезьянкам капуцинам, забираюсь обратно, вцепившись в ассаэна и руками и ногами и…
   – Хватит слюнявить мою рубашку, – возмутился Джерг.
   – Я ценный кадр. – За воротник больше не цепляюсь, он мокрый и противный… после меня. – А вы меня вообще угробить пытались.
   – Когда?
   – Только что! А я… ценный кадр.
   – Да я вообще подобрал вас на дороге!
   Что-то не нравится мне раздражение этого высокородного.
   – Спать хочу, – призналась я, пытаясь свернуть беседу в более спокойное русло.
   Генно-модифицированный промолчал, и мне бы тоже стоило, но тут еще один сакраментальный вопрос назрел:
   – А какая у меня будет зарплата?
   Занавес.
* * *
   После вопроса о зарплате ассаэн Джерг почему-то долго молчал. Я некоторое время еще просидела лицом к нему, обнимая всеми конечностями, но в результате отодвинулась, в надежде сесть более приличествующим образом…
   – Вода ядовита для человека, – генно-модифицированный вновь притянул к себе и на этот раз удерживал, даже не позволяя хоть чуть-чуть отстраниться, – а вы мне нужны в добром здравии.
   – Зачем? – пискнула я.
   – Что вы знаете о праве второй крови? – в свою очередь задал вопрос Джерг.
   Мы как раз уже проехали по мостику через первый круг воды, и я зажмурилась от яркого сияния. Сейчас солнце было в зените, припекало весьма ощутимо, и тут… я вдруг поняла, почему высокородный постоянно прижимал к себе – так я фактически была в тени его тела.
   – Не знаю, – осознав правильность и разумность его действий, я прижалась носом к мускулистой груди, – но есть догадки – это какое-то правило, запрещающее выставить высокородных со своей усадьбы?
   – Не нужно так делать, – массивная ладонь легла на мою шею, почему-то чуть погладила, а затем он отстранил мою голову так, чтобы лицо его груди не касалось. – Да, вы поняли верно насчет правила, только это скорее традиция.
   – Ясно, – появилось желание снова уткнуться в него, какая-то защищенность при этом возникала, но широкая ладонь все так же лежала на шее, поглаживая затылок. – Руку уберите.
   – Прошу прощения, – мгновенно отозвался Лериан Андар, – вернемся к нашему разговору – я не имею права отказывать в общении девушкам, присланным семьей.
Чтение онлайн



1 [2] 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация