А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Сосватать героя, или Невеста для злодея" (страница 20)

   Ночь прошла… громко. Для начала мой сон нарушило громыхающее «Ба-ба-а-ах», после чего послышались вопли и ругань. Лениво выбираюсь в коридор в своей излюбленной пижамке со слониками. Пока пыталась перестать зевать, в пяти дверях от меня из комнаты вышла Дел, горделиво взглянула в тот конец коридора, где наблюдались: свечечки – мирно горящие; генно-модифицированные – беспокойно лежащие; в отдалении еще двое высокородных, одним из них оказался орлиноносый. Ах, он безмерно разочаровал меня! Пилюли теперь не дам!
   Дел гордо взглянула на сие безобразие и вынесла вердикт:
   – Контур не потревожен, можно спокойно спать дальше.
   Девушки, разбуженные шумом, выглянули в коридор, посмотрели на высокородных, потом на меня, на надпись, опять на меня. И пришлось пояснить:
   – Свечки Дел сделала.
   Мои модели, хитро усмехаясь, пошли спать.
   Я сделала ручкой далеко не высокоморальным высокородным и тоже пошла спать. Стоны и ругань поднимали настроение. Засыпая повторно, вдруг поняла, что чего-то не хватает… вспомнились объятия Джерга.
   Больше эксцессов не было.
* * *
   Манящий аромат кофе и какой-то выпечки заставил радостно улыбнуться во сне. Судя по моим ощущениям, было еще очень рано, и потому я решила игнорировать вкусности. Зато присутствие посторонних в своей спальне проигнорировать не удалось.
   – Доброе утро! – произнес кто-то хорошо поставленным, низким, чуть хрипловатым мужским голосом.
   Я мгновенно распахнула глаза и уставилась в потолок.
   – Меня там нет, – все так же насмешливо сообщил мужчина.
   – Да я догадалась, – нервная я какая-то с утра, – я предпочитаю начинать день, улыбнувшись чему-то приятному. В данный момент потолок кажется мне гораздо более притягательным, чем нежданный визитер.
   – А-а-а, – протянул мой собеседник. – Не знал бы, что вы исключительно из вредности произнесли это, вероятно, испытал бы нечто вроде обиды.
   Вот после этих слов резко повернулась к собеседнику и поняла, что таки да – потолок значительно привлекательнее.
   – Натан, – представился мой собеседник, попивая кофе, – но для вас исключительно асэрд Вайтар.
   После чего мне улыбнулись жуткими острозаточенными зубами, а зеленые глаза продолжали пристально изучать слоников на пижаме. Жутковато выглядел этот Змей! Тонкие черты лица, черные прямые волосы собраны в хвост, тонкое строение тела еще больше подчеркивала водолазка с длинными рукавами и высокой горловиной и столь же черные штаны. Ботинки типа армейских, то есть на широкой рифленой подошве, казались последним штрихом в образе… Змея.
   – Ваш охранник, – отреагировал на мое молчаливое разглядывание Натан.
   – Вы от Юлиана Джерга? – догадалась я.
   – Именно, – Змей лениво отпил.
   – Мне казалось, охраны будет больше, – чем-то этот тип меня раздражал.
   – Нас… больше, – Змей загадочно улыбался.
   – Как вы прошли через свечи? – вдруг вспомнила я.
   Хитрющая улыбка – и этот охранничек даже зажмурился от удовольствия, после чего… промолчал.
   – Кажется, мы не сработаемся! – уверенно заявила я.
   Змей продолжал пить кофе, молча взирая на меня.
   В двери постучали. Прежде чем успела ответить, вошел растрепанный Джастин. Майка помятая, он в ней спит, на ногах джинсы, явно натягивал в спешке, и потому они толком не лежат, а ремень расстегнут. Ну и прическа, как всегда с утра, – «ужас для расчески» называется. У Джастина вообще масса кудряшек, и без бальзама все это не расчесывается, так что по утрам у него такой трогательный образ.
   – Тиана, – без предисловий начал мой психолог, – ко мне припрыгала Дел и сказала, что ты в опасности.
   Улыбка Змея стала запредельной. Я нахмурилась и задала закономерный вопрос:
   – Почему «припрыгала»?
   – Она связанная, – напряженно гладя в затылок Змею, прошептал Джастин.
   И, пока я выходила из ступора, психолог добавил:
   – Диана и Алидан тоже… связанные.
   Перевожу оторопелый взгляд на Змея и ласково сообщаю:
   – Я вас сейчас убью, Натан!
   Он усмехнулся и поправил:
   – Правильно будет – «Я вас сейчас убью, асэрд Вайтар». Кстати, на вашем месте я не стал бы пытаться.
   – Это еще почему?! – я медленно сползаю с кровати.
   – Подумайте, – Змей продолжал прихлебывать кофе… нескончаемое оно у него какое-то, – я один разобрался с тремя генно-модифицированными, две из которых прошли обучение в военной академии, а одна имеет первую ступень Айтакорры.
   Почему-то я сразу поняла, что он выделил Дел. Только она отличалась выдающимися боевыми навыками.
   – Джастин, – напряженно произнесла я, – подержи урода. Я ему сейчас докажу, что люди пострашнее высокородных будут. Особенно обозленные на весь мир старые девы на должности экстремальной свахи!
   С этими словами я вскочила, схватила стул и двинулась на Змея. Тот широко ухмыльнулся мне и повернулся, чтобы оценить Джастина на предмет опасности. Но едва взглянул на бледного, предчувствующие очередные неприятности психолога… что-то в облике Змея изменилось. Сначала с лица исчезла самодовольная ухмылка, потом дрогнули пальцы, и пустая чашка из-под кофе упала на пол… не разбилась. А потом я таки нанесла удар стулом. Просто уже надоело его на вытянутых руках держать, и вообще…
   – За что? – простонал прославленный победитель генно-модифицированных, падая на пол.
   – Ты чего не увернулся? – возмутилась в свою очередь я, потому что стыдно было. И действительно, что ему, тяжело было стул перехватить рукой, а? – Хвастун!
   Обратила свой взгляд на Джастина, в надежде на сочувствие ко мне, и увидела нечто странное: психолог сам на себя не похож, руки дрожат, глаза сужены, взгляда от лежащего и стонущего не отрывает. А тут еще и Змей проговорил:
   – Джес, она меня убила…
   Джастин вскинул голову и каким-то неживым голосом проговорил:
   – Тиа, врежь ему еще раз!
   Я была так потрясена разворачивающимися событиями, что совершенно безвольно треснула скорчившегося Змея ногой. Тот перестал притворно стонать и удивленно уставился на меня.
   – И еще раз, – как-то жалобно попросил Джастин.
   Треснула по асэрду еще раз. Глаза у него почти округлились.
   – А еще… – психолог с такой мольбой смотрел на меня.
   – Да о чем речь! – я занесла ногу для удара, но Змей решил прекратить собственное избиение.
   Откатившись, стремительно поднялся на ноги. На меня и не смотрел, направив все свое внимание на Джастина.
   – Не приближайся ко мне, – ледяным тоном произнес психолог.
   – Джес… – Змей утратил все свое самодовольство. Передо мной стоял просто очень несчастный генно-модифицированный из недоделанных.
   – Не приближайся ко мне, Натан! – уверенно повторил Джастин. И обратился ко мне: – Что он тут делает?
   – Юлиан Джерг прислал, – мне стало грустно, – для моей защиты.
   – А, – Джастин кивнул каким-то невеселым мыслям и ушел.
   Я подошла к постели, взяла подушку, швырнула в стоящего неподвижно Змея и побежала за Джастином.
   Выскочив в коридор, увидела, что высокородные от пут уже освободились. Как оказалось, Змей спеленал девушек их собственными пижамами. Как он умудрился, ума не приложу. Генно-модифицированные, видимо, тоже не до конца понимали, как это могло произойти. Джастин как раз помогал Алидан выпутываться из рубашки.
   – Так вы, значит, тут все военные?! – решила я разрядить обстановку. – А Змея вы услышали, да?
   Дел отошла к стене и сняла что-то маленькое.
   – Сигнализация, – пояснила высокородная. – Кто он?
   – Мой телохранитель, – я беспомощно развела руками, – Джерг-старший прислал.
   Девчонки недовольно переглянулись.
   – Я – спать! – Диана ушла первая.
   За ней Дел и Алидан. Джастин поймал мой удивленный взгляд.
   – Пять утра, – пояснил он.
   – Идем к тебе. – И, не дожидаясь ответа, я схватила психолога за ледяную ладонь и потащила к нему в комнату.
   Дверь закрывала я, причем старательно. Джастин подпер ее стулом. Потом прошел к своей походной аптечке, достал какой-то пузырек и с ходу осушил половину.
   – Не увлекайся, – наставительно произнесла я.
   – Из-за него меня лишили лицензии, – простонал психолог и опустошил баночку.
   Забравшись на постель с ногами, я обняла подушку и потребовала:
   – Рассказывай!
   Хмуро взглянув на меня, Джастин забрался на постель, скрестил ноги, устало сгорбился.
   – Знаешь… – он замолчал на мгновение, – я же не всегда был такой…
   – В смысле?
   – Я был… натуралом, – едва слышно проговорил мой друг, который почти «подруг».
   Сглотнув роящиеся в огромном количестве вопросы, я молча приготовилась внимать. Я знаю Джастина – ему лучше не мешать, и тогда он начинает разговаривать, словно сам с собой.
   Действительно, немного помолчав, Джастин продолжил:
   – У нас при поступлении идет четкая градация по специализации – для тех, кто специализируется на высокородных, – обучение бесплатное. А мою историю ты знаешь, денег в моей семье не водилось.
   В моей тоже, именно поэтому и я специализировалась на высокородных, отказавшись от предложения Киану оплатить мое обучение. Мы тогда даже поссорились… Как же сильно мне пришлось пожалеть о собственной гордости.
   Тряхнув кудряшками, Джастин продолжил:
   – Из трехсот студентов, обучавшихся на потоке, нас было всего восемь, тех, кто выбрал бесплатное обучение.
   А у нас всего трое…
   – Уже на первой практике мы осознали, что лучше… лучше бы работали где-нибудь в пункте быстрого питания.
   Понимаю. У генно-модифицированных своих психологов нет, не уважают они эту профессию, а вот отклонений в психике полно.
   – Когда получали лицензию, сразу и назначение вручали. У меня было шесть семей, и супервизор с семилетним стажем работы. – Он ожидал какой-то реакции, но, так как я молчала, пояснил: – Должно быть не менее десяти лет стажа работы, понимаешь?
   – Угу.
   – Ничего ты не понимаешь, – Джастин криво усмехнулся. – Это был сорокалетний мужчина – с трясущимися руками, нервным тиком, и говорил он, чуть заикаясь. Я знал практически все об особенностях психики генно-модифицированных, но… на практике все оказалось гораздо хуже, Тиа. Первый раз я получил сотрясение, когда тринадцатилетняя девчонка потеряла контроль. Она ударила меня по губам, и я ничего не успел сказать…
   Я вздрогнула.
   – Да, – он пожал плечами, – это было только начало. А потом появился страх – что однажды не успею ничего предпринять и тогда… тогда все. Так и случилось. – Джастин судорожно вздохнул. – Ранио Тахоро было восемнадцать. Наследник семьи, генетическая карта с весьма внушительными показателями, одно плохо: в момент полового созревания подсознание обрело свободу, и начались приступы нестабильности. Так как проблематика носила психологический характер, его привели на лечение собственно к психологу… Из-за того, что приступы происходили хаотически, с Ранио приходил и… и Натан.
   Мы помолчали, Джастин продолжил:
   – Проблема была вполне типичной – эдипов комплекс. То есть у юноши прослеживалась сильная эмоциональная связь с матерью и ненависть к подавляющему и морально и физически отцу. Ранио любил мать и, чувствуя в себе растущую силу, хотел защитить ее от отца. То есть подсознательно ощущал себя достаточно сильным, а на сознательном уровне понимал, что зависим и от отца, и от семьи. В какой-то момент пришлось попросить Натана удалиться, так как беседы стали носить слишком интимный характер. Знаешь, до той минуты я как-то не обращал внимания на асэрда, а тогда посмотрел и… не понравился мне его взгляд. Оценивающий такой, неприятный…
   – Понимаю, – нарушила я собственное негласное правило общения с Джастином.
   Слишком хорошо понимаю. Мне тоже однажды пришлось испытать этот пристальный изучающий взгляд со стороны высокородной девушки. Могла ли я тогда даже предположить, что произойдет дальше? Не могла… Нас к подобному не готовили.
   – Понимаешь… да… Натан отказался. У нас дошло до скандала. Я знал, что мальчику нужна помощь, но Ранио не мог открыться при соглядатае. Более пяти сеансов я настаивал на своем, мотивируя реалиями лечения, в результате произошло нечто странное. Натан, после очередного моего требования, высказанного в вежливой форме, внезапно вскочил, подошел, схватил за рубашку одной рукой и вытащил из-за стола. Он пронес меня, как котенка, за дверь, где никого не было, прижал к стене и прошептал: «Ты соображаешь, что творишь, мальчишка? Жалко тебе его, да? А в очередном приступе он порвет тебя на части и потом даже помнить о случившемся не будет!»
   Судорожно вздохнув, психолог продолжил:
   – Он еще много чего сказал, а потом… – снова молчание, – потом оказалось, что он обо мне беспокоится, потому что… Потому что предпочитает вот таких наивных голубоглазых мальчиков со светлыми кудряшками. Я вырвался тогда. Устроил скандал. И началось… Натан теперь приходил не только с Ранио… но и ждал меня после работы. Так как я отказывался от предложений подвезти меня, он медленно летел надо мной, провожая до квартиры. Я игнорировал столько, сколько мог. Пока однажды он не появился в моей душевой…
   – В твоем доме?
   – Да… как оказалось, замки и ДНК-градация для него не проблема.
   – И он… он…
   – Сказал, что хочет поговорить… даже смущенно подал полотенце. Потом мы выпили, он принес с собой шампанское. Как для девушки. А потом… все и произошло. Сначала накатил туман, потом… потом Натан. Утром я не мог смотреть на себя в зеркало. И в обед… и ночью. И с тех пор еще долго. Не мог выносить собственного существования.
   – Джастин, – я села ближе, обняла худенькие плечи.
   – Дальше было хуже. Выяснил, что это было не просто шампанское… осталось пару капель в бокале. Точнее, я тогда один бокал разбил, вынес его на кухню… Бутылку-то Натан унес, стаканы тщательно вытер. А я все же узнал. Гадко было на душе. Словно меня использовали как… половую тряпку, и ноги вытерли. На мои требования больше не приближаться реагировал смехом. Ко мне приходил, как к себе домой, а противопоставить его силе я не мог ничего. Однажды поймал себя на том, что у меня формируется Стокгольмский синдром. И решил прекратить это, забив на гордость. Я связался с супервизором, затем с нанимателем Натана. Предал произошедшее огласке. И визиты в неурочное время завершились. Но Натан все так же приходил с Ранио и оставался теперь за дверью, а с нами находился второй охранник. Я смог начать работать нормально, старался игнорировать полные ярости взгляды Натана.
   Еще один тяжелый вздох.
   – Работа с Ранио шла успешно, через месяц приступы прекратились. Жаль, я не знал, что в это время в семье начали происходить не слишком хорошие события. В тот день Ранио пришел весь нервный. Второй охранник, Серн, вышел, как и всегда оставляя нас одних. Я начал терапию, выводя Ранио к детским воспоминаниям. Неожиданно юноша вспомнил о скандале между родителями. О драке… в этот момент, крайне неудачно, позвонил его отец. И начался приступ.
   Помолчав, Джастин продолжил:
   – Моя вина в том, что не отреагировал сразу… все пытался достучаться до его сознания… К тому моменту, как ворвался Натан, я был искренне уверен, что умру. Переломанный позвоночник лишил ощущения всего тела… Про остальные повреждения не хочу вспоминать… Натан меня спас. В буквальном смысле слова. Спас, потом ждал, пока завершится операция, затем не отходил от моей постели, пока не выяснилось, смогу я ходить или нет. Все время шутил, что мне не нужны ноги, потому что он меня будет на руках носить. И знаешь… родители за все время у меня раза три появились, а Натан каждый день был рядом. И когда я уже был на реабилитации, все равно приходил. Шутил, смеялся, приносил подарки и… даже не намекал на отношения. И как-то незаметно я понял, что люблю его. Действительно люблю. С замиранием сердца жду мига, когда в коридоре послышатся его уверенные шаги. И даже отворачиваться приходилось, чтобы не выдать своей радости при его появлении. Когда меня выписали, встречал тоже Натан. И домой отвез и приготовил праздничный ужин и… я не смог сказать «нет». Не хотел его обидеть и… наверное, да, я скучал по его напору, энергии и такому ощущению собственной значимости и желанности. Но он только поцеловал и ушел. Я тогда даже не понял ничего, а спустя несколько дней выяснилось, что меня вызывают в суд, по делу Ранио Тахоро.
   Вдруг поняла, что он плачет. Но утешать не решилась. Джастин благодарно улыбнулся и продолжил:
   – Я все думал, почему Натан сам привез меня и почему… охранник на входе пропустил его. Как оказалось… Натан выступал свидетелем на слушании. И там… сидя на скамье обвиняемого, я смотрел в его зеленые глаза, на его серьезное лицо и с замиранием сердца слушал такой уверенный голос… Голос, который во всем произошедшем обвинил меня. Как оказалось, виной всему была моя… нетрадиционная сексуальная ориентация и виды на Ранио.
   Я даже дышать перестала. Подлости можно было ожидать, но такой!
   – Вот так, – Джастин грустно улыбнулся, – я и лишился лицензии. Лицензии, репутации и малейшей надежды на… на работу.
   – Урод! – прошипела я, не сдержавшись.
   – Ну что ты, – психолог вымученно рассмеялся, – он даже ждал меня после заседания, чтобы отвести домой и… утешить. А я… вызвал полицию и обвинил его в преследовании.
   Простонав, Джастин продолжил:
   – Конечно, его лишь задержали на сутки, ничего большего тем, кто под покровительством высокородных, и не грозит. Даже наручники надевали осторожно и все спрашивали, не жмет ли… Я в тот же день переехал в Натару. Практически все вещи на старой квартире бросил. Долго не мог найти работу, скатился до получения пособия и талонов на продовольствие. Однажды вечером стоял на мосту… нет, кончать жизнь самоубийством не хотел, просто стоял. А вот одна женщина хотела. Едва остановил, успокоил, внушил веру в то, что жизнь прекрасна. Ивласия и… взяла меня на работу. Вот такая история.
   Как раз окончание истории было мне известно, в то время я уже работала в агентстве. Утешать или говорить что-то я не решилась, просто молча обнимала его за плечи и чуть поглаживала. Моя история была хуже… и лучше одновременно – я не сломалась. И я ее не любила.
   В дверь требовательно постучали.
   – Ложись спать, – посоветовала я психологу, – еще рано очень, а нам сложный день предстоит.
   Джастин кивнул, лег, я бережно его укрыла и направилась к двери. И даже не сомневалаь в том, кто там ломится обрадовать нас своим присутствием.
   Вышла в коридор, осторожно прикрыла за собой двери, посмотрела в зеленые змиевы очи и с чувством произнесла:
   – Подонок!
   Змей едва не зашипел от злости, даже кулаки сжались, но сдержался – как же, меня охранять нужно, а не бить.
   – Вот так, Натанчик, – да, нагло издеваюсь, – грызи зубки молча, ген ты бракованный!
   Я откровенно нарывалась.
   – Мисс Тиа, – прошипело земноводное, каким-то невероятным образом затесавшееся в тело человекоподобного… хотя тут только подобие, человеком эту мразь точно не назовешь. – Мы, кажется, договаривались о форме обращения ко мне!
   – Вам померещилось, – несмотря на показную веселость, я едва сдерживалась. – Хотя нет, вот как следует сказать: тебе, мразь, только померещилось!
   Обойдя шипящего, я направилась в свою комнату, бросив через плечо:
   – К ноге, пес!
   И конечно, такое не могло остаться безнаказанным. Генно-модифицированный рванулся ко мне со зверским выражением на роже, и это позволило с чистой совестью заехать ему кулаком по этой самой роже. Кулак взбешенного Натана врезался в стену, пройдя в паре миллиметров от моей головы. Откровенно злорадствуя, еще и по коленке ему врезала. Какое же это удовольствие!
   – Ты!!! – изгибаясь в попытке удержаться на ногах, прошипел Змей.
   – Сваха я, а ты урод, – вообще я бы и больше сказала.
   Но тут в коридор выглянула Лили.
   – Малыш, – она сладко зевнула, – развлекаешься?
   – Есть немного, – я мило улыбнулась.
   – Мм, а он ничего, – девушка вдруг перестала зевать и оценивающе посмотрела на Змея.
   Этот ее взгляд я знала очень хорошо, и обычно у тех, кто подобного взгляда удостаивался, начинались нешуточные такие сложности с кареглазым монстром по имени Лили. С другой стороны – на кой ей такое чмо?
   – Сладеньких, Лили!
   – Ага, – модель исчезла за дверью.
   Но тут мою собственную дверь распахнули, после чего меня невежливо втолкнули в спальню, следом ввалился разгневанный Змей.
   – Какой ты грубый, песик, – я пошла к постели, намереваясь хоть полежать, – Джерги вообще своих собак плохо воспитывают.
   Лечь мне не дали. Натан произнес ледяным тоном:
   – Я вас разбудил, так как ассаэн Джерг срочно желал переговорить.
   – Да? – Я таки легла. – А у меня рабочий день еще не начался. С восьми часов и обращайтесь, а сейчас… – я зевнула, – половина шестого только. Я спать, ты охранять, хозяин все сказать!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [20] 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация