А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Сосватать героя, или Невеста для злодея" (страница 1)

   Елена Звездная
   Сосватать героя, или Невеста для злодея

   День сегодня мерзкий. Настроение мерзкое. Клиент тоже – мерзкий. А еще отчаянно хочется кофе, такого крепкого, с дурманящим ароматом и спиртовой основой. Но нельзя… все нельзя… Нельзя встать в двенадцать, потому что клиент притопал в восемь! Нельзя не улыбаться этому… высокородному! И нельзя кофе – врач запретил категорически, причем категоричным таким тоном!
   – Итак, – беру инициативу в свои руки, ибо мое начальство в лице Ивласии Нворес еще два часа будет рассыпаться в комплиментах. – Четко, конкретно и по существу, ассаэн Джерг. Мне нужно осознать весь масштаб задачи, дабы организованно подойти к ее исполнению.
   Ивласия нахмурилась и бросила на меня недовольный взгляд. Она надеется стать новой любовницей Джерга? Наивная, он на представительниц ее возраста и не смотрит… на представительниц моей возрастной категории также.
   – Простите, – клиент обратил свой взор на меня, – я так понимаю, выполнение ложится на ваши… хрупкие плечи?
   Хрупкие? Это он, конечно… э-э-э… попытался сделать комплимент. Впрочем, по сравнению с ним… Ассаэн Джерг относился к высокородным, то есть к генно-модифицированным, следовательно, рост два метра десять сантиметров, плечи весьма и весьма широкие, могучий торс, безукоризненное сложение атлета, идеальное лицо, идеальная кожа, идеальные зубы и волосы. К этому генно-модифицированному набору, в придачу к высокому положению, идеально подходили элегантный костюм, дорогой парфюм и наглость! Ладно, про наглость я преувеличила, тут скорее был этакий налет превосходства и презрения на демонстрируемой безукоризненной вежливости. В общем, мерзкий он, и этот лечебный чай тоже мерзость. Ну а в том, что сижу я нечесаная, и потому в кепке, неглаженая, следовательно в помятом спортивном костюме, – виновата моя начальствующая Ивласия, знает же, что я с утра злая! Особенно учитывая тот факт, что вчера я проторчала до шести утра на банкете в честь дня рождения еще одного высокородного хлыща, выполняя свои прямые обязанности организатора праздника! И мы же договаривались о выходном на сегодня, так нет же – не успела я добраться до постели и глаза закрыть, как эта… про начальство или хорошо, или никак, в общем, ЭТА вызвала на работу… Видимо, чтобы я сидела и слушала, как она тут безуспешно пытается личную жизнь устроить. Так, возвращаемся к клиенту.
   – Да, ассаэн Джерг, пострадают, как и всегда, – укоризненный взгляд на Ивласию, – мои плечи. Суть заказа! Я слушаю!
   Высокородный повернулся ко мне всем корпусом и даже сел поудобнее, тем самым демонстрируя, что отныне все его внимание достанется только мне, а затем задал вопрос проникновенным тоном:
   – Вы знаете моего племянника?
   И взгляд такой, будто я обязана знать родственников клиентов. Раздраженно отвечаю:
   – Нет… не имела чести.
   – Ассаэн Лериан Джерг, – с намеком произнес высокородный.
   – Нет, не знаю, – я мило улыбнулась.
   – Странно, – впервые с момента нашего разговора улыбка ассаэна Джерга несколько померкла.
   Как меня бесят подобные типы!
   – Ассаэн Джерг, – да, я тоже умею вот так вежливо-презрительно улыбаться, – мы сегодня наконец перейдем к сути заказа?
   Высокородный сменил милость на гнев, что выражалось следующими признаками: презрительный взгляд, демонстративное поджимание губ и насмешка… Да, я не красавица, и я в курсе, а потому преспокойно выдерживаю все означенные выражения безукоризненного лица, после чего высокородный решил поинтересоваться:
   – А не слишком ли вы… дерзко ведете себя, девушка?
   Встать бы сейчас, вылить горячий чай в его хамскую рожу и уйти, но… мне еще за новую квартиру платить нужно, так что…
   – Я – профессионал, ассаэн Джерг, – говорю вежливо и безэмоционально. – Мне дают задачу, я ее выполняю, и делаю это так, чтобы клиент остался доволен. На сегодняшний день я лучший сотрудник агентства «Тайлиэ», и этого я добилась своим трудом. Теперь перейдем к вашему заказу. Из сбивчивого сообщения моего руководства, – мило улыбаюсь бледной Ивласии, – я поняла, что в кратчайшие сроки требуется подобрать несколько девушек для вашего племянника, я права?
   Эти самцы из генно-модифицированных, которых даже мужчинами назвать язык не поворачивается, в гневе представляют собой страшное зрелище – бугры мышц рельефно вырисовываются, на скулах проступают желваки, синие глаза едва ли не молнии метают, но… Высокородных с рождения обучают контролю над собой, и этот самый контроль у них на высшем уровне. И действительно, ассаэн Джерг мгновенно успокоился, прекратил расточать елейные улыбочки и перешел к сути вопроса.
   – Вы правы, но не совсем. Постараюсь разъяснить ситуацию. Первое – все сказанное здесь останется в тайне.
   – Естественно, – я кивнула, – в контракте четко прописан пункт о неразглашении.
   – Замечательно, – высокородный продолжал смотреть на меня с нескрываемой ненавистью, злость-то ушла, а ненависть осталась… но данная эмоция мне импонирует больше, чем презрение. – Итак, мой племянник Лериан Андар Джерг… – и снова он произнес это имя с каким-то намеком, – покинул семью десять лет назад.
   Моя выдержка дала сбой, и я испуганно взглянула на Ивласию, та молчала столь же потрясенно, как и я. Дело в том, что высокородные НИКОГДА не покидают семью. Семья у них имеет несколько более обширное понимание, чем у нас, обычных людей, это скорее род, но… его нельзя покинуть!
   – Вы не в силах держать свои эмоции под контролем? – вопросил ассаэн. Насмешка высокородного меня задела, но я сдержалась. – Да, вы все поняли верно, мой племянник покинул семью и стал… фермером!
   – Э-э-э… – А что тут еще можно сказать?
   – Милая реакция, – сарказм генно-модифицированных давно стал их отличительной чертой. – Проблема в том, что Лериан упрям, как… как и все мы, он не желает слышать ничего о возвращении, но…
   Высокородный выдержал паузу, понимая, что уже держит нас на крючке любопытства и что мы будем молчать столько, сколько потребуется для осознания нашей ограниченности, и лишь затем продолжил:
   – Но семья имеет право влиять на его выбор спутницы. Посему вы, – взгляд на меня, – и тридцать девушек отправитесь в его усадьбу и сделаете все, я повторяю – ВСЕ, чтобы одна из леди воцарилась в сердце моего племянника. Дальше уже моя забота. Задача ясна?
   – Это будет шоу «Выбери невесту»? – на автопилоте спросила я и тут же поспешила исправиться: – Девушек выбираем мы?
   Вообще спросить хотелось о другом, но я была в откровенном шоке, ибо такого заказа в наше агентство ранее не поступало.
   – Двадцать три – ваши, – высокородный вновь вернулся к улыбчивому изложению заказа, – семь наши.
   – Требования к девушкам? – продолжаю выяснять подробности.
   – На ваш вкус, в общих чертах – очень высокие, красивые, умные, воспитанные… до двадцати лет.
   – Хорошо. – Я уже прикинула, что можно будет задействовать те модели, которые обычно участвовали в шоу, если требовалось хм… развлечь публику. А что? Все танцовщицы, все покладистые, ну и от высокородного не откажутся.
   – Кажется, вы меня не поняли, – ассаэн Джерг широко улыбнулся, демонстрируя безукоризненный оскал, – мне нужны девушки! Не ваши модели.
   Как он догадался, что я подумала о моделях?
   – И… когда мы должны вылететь?
   – Сегодня, – протянул высокородный.
   Я роняю чашку с чаем, который решила глотнуть для успокоения нервной системы.
   Занавес!
* * *
   Стоим в космопорте. Я, не спавшая больше суток, психолог нашего агентства, нервно вздрагивающий и озирающий подопечных – трех наших штатных профессионалок, которых я взяла так, на всякий случай, и двадцать трясущихся девушек, находящихся в шоке после самого стремительного в их жизни кастинга.
   Кастинг был примечательным. Мы вызвали всех начинающих моделей нужных параметров из окрестных агентств, выстроили их шеренгой у стеночки на скуастоянке, а затем наш высокородный клиент весьма быстро шел вдоль длинноногого и большегрудого строя, сопровождая процесс следующей речью:
   – Эта, эта, эта, вон та тоже сойдет, и вот ту можно взять… для экзотики… ну и вот эту так, для контраста… чисто порж… посмеяться, а э-э-э… это вы, да? Простите, без кепочки вас не узнал.
   Это он мне – я к тому времени сняла кепи и встрепанные волосы причесала. Ну, зато теперь я имею беспристрастную и правдивую оценку своей внешности.
   – Продолжаем отбор, – вернула я клиента к работе, – у нас вылет через два часа.
   Зато я даже успела вырваться домой и собрать вещи, вот. На переодеться, умыться и поесть времени не хватило, в итоге стою злая, и голодная, и… сонная. Глаза закрываются на ходу, точнее, стоя. Причем спать стоя я умею, при такой работе это навык нужный, а порой и необходимый, но тут шум, отдаленный и гулкий, отвлек. Открываю глаза и… Это примерно как если бы в стае безродных дворняг неожиданно появилось семь породистых черных су… короче, породистых гончих. Девы из высокородных все сплошь черноволосые, синеглазые, под метр девяносто, и пропорции такие… впрочем, чему я удивляюсь, им же генно-модифицированных рожать, так что все закономерно. За элитными самками шел элитный самец, то есть ассаэн Джерг. Он, едва я открыла рот, невежливо оборвал:
   – Потом познакомитесь, время у вас еще будет, а сейчас живо все вещи подхватили и к таэпереместителю.
   – Что? – мне даже спать расхотелось.
   Породистые девы одновременно, слаженно и как-то даже синхронно повернулись и направились в зал таэперемещений, остальные как завороженные последовали за ними, и только я продолжала возмущаться.
   – Вы… вы ничего не говорили о перемещении!
   – Увы, – ассаэн Джерг снизошел до того, что подхватил одной могучей рукой мои вещи, а затем обнаглел настолько, что взял меня за шиворот своей второй рукой и, подталкивая в нужном ему направлении, продолжил: – Видите ли, гостей там как бы… не ждут. А так он будет обязан оставить вас на планете как минимум на двадцать суток.
   – То есть как не ждут? – Я упиралась ногами, пытаясь замедлить собственно перемещение меня к месту, где придется работать на ранее не оговоренных условиях.
   Высокородный, ничуть не чураясь, обхватил меня за талию, поднял, как поднял бы рулон пластиковой бумаги, и понес под мышкой, к счастью удерживая в вертикальном положении.
   – Простите, – попыталась я призвать его к разуму, – на что вы меня вообще толкаете?
   – Я вас несу, – резонно ответил генно-модифицированный самец. – Прекратите истерику, э-э-э… как вас там? Теперь что касается миссии – ваша задача сделать все, чтобы Лер влюбился хоть в кого-то, но желательно в одну из дочерей высокородных семей. Как вы этого добьетесь – мне все равно.
   Я была возмущена настолько, что даже слов не было.
   – Но… почему таэпереместитель?
   Синие глаза ассаэна насмешливо взглянули на меня, и высокородный честно ответил:
   – Потому что он сломается сразу… как вы все окажетесь там!
   С этими словами меня и вещи внесли собственно в зал таэперемещений, где уже почти никого не было из девушек, и только психолог все так же трясся, ожидая моего появления. Дождался, взглянул на генно-модифицированного и метнулся в сияющий синевой проход… кажется, теперь моя очередь. Ассаэн Джерг подошел к переместителю, небрежно зашвырнул туда чемодан и сумки, затем, опустив меня на сверкающий пол, снизошел до того, чтобы нагнуться, и началось:
   – Лер не стабилен, возможны приступы неконтролируемой ярости. – После этих слов мне отчаянно… захотелось в комнату для девочек. – Вам там будут не рады… совсем. Но, если вы добьетесь нужного мне эффекта, то есть его чувства как минимум привязанности хоть к одной из этих, я гарантирую, что агентство «Тайлиэ» станет вашим, либо я выплачу эквивалентную сумму. Договорились?
   Я стояла и тупо смотрела на высокородного. О чем я думала в этот момент? О номере в отеле, душе, завтраке и мягкой постели. Потом до меня дошел смысл сказанного и…
   – Не беспокойтесь, влюбится и женится, гарантирую! – перед глазами маячили счета с деньгами.
   В его взгляде промелькнуло что-то странное, но уже в следующую секунду генно-модифицированный вновь стал собой.
   – Вот и славно, – ассаэн вежливо мне улыбнулся и… невежливо толкнул в синеву таэпереместителя.
* * *
   Станция приема оказала нам весьма неординарный прием.
   – Вы тут главная? – поинтересовался у меня кто-то громадных размеров.
   После перехода глазки несколько болят, так что я их усиленно тру и собираюсь с мыслями. Итак, мне придется врать. Или не придется… В любом случае начнем вежливо.
   – Мы гости ассаэна Лериана Андара Джерга, – я таки открыла глаза и осмотрела громилу, – будьте добры вызвать скуа и сопроводить нас к месту жительства вышеуказанного высокородного.
   Громадный толстый мужик в сером комбинезоне рабочего задумчиво поскреб затылок, почесал голову, затем поковырял в носу – меня сейчас стошнит, – после всех действий тем самым пальцем, которым ковырял, указал куда-то в пространство и сказал:
   – А-а-а, вам туда. Тут близко, дойдете. Всего два грова.
   – Э-э-э… это сколько в километрах? – переспросила я.
   – Семь… или восемь, или чуть побольше, – вернувшись к ковырянию в носу, ответил мужик, – а скуа тут нет, это ж нерабочая станция, хозяин использует другую, которая в усадьбе.
   Я медленно опустилась на чемодан, промахнулась и грохнулась на пол. Там и уселась, обдумывая ситуацию… Рядом со мной грохнулся психолог… слабак, а еще мужчина, ну ладно, не совсем мужчина, учитывая его ориентацию, но все же!
   – Мисс, – одна из моделей печально воззрилась на меня, – что нам делать?
   Почему всегда я, а? Вот почему?
   – Мы сейчас немного посидим, – я попыталась преподнести свое падение как тактическое отступление перед важным стратегическим ходом, – а потом… потом… этот чудный рабочий свяжется с высокородным и за нами вышлют транспорт…
   – Не вышлют, – задумчиво ковыряясь, ответил означенный «чудный рабочий».
   Так… если не вышлют, я… я… я тут посплю, вот!
   И тут подала голос одна из «гончих сук», в смысле одна из высокородных, такая с косой челкой и загорелым телом:
   – Всего восемь километров – легкая прогулка перед обедом. Мы пошли!
   – Что значит «мы»? – возмутилась другая из породистых. – Говори за себя, Дерганая Дел!
   Чемоданы из рук «гончих» выпали, руки сложились кулаками, в общем…
   – Кто первый добежит до усадьбы, получит приз! – сымпровизировала я. – А точнее, романтический ужин с землевладельцем!
   Гончие мгновенно подхватили чемоданы и… Быстро бегают! Как ни странно, все наши модели, и плевать, что на шпильке не менее десяти сантиметров, торопливо поплелись следом. А затем меня покинул мой психолог… оставив мне все сумки, и не важно, что это мои сумки, но он же мужчина!
   Проклиная работу, свою жизнь и ассаэна Джерга, я нагрузилась и медленнее всех потопала к светлому будущему, стараясь утешить себя мечтой о душе, мягкой постели и вкусном обеде.
   Сначала я шла довольно бодро, тем более что дорога шла через лес, посему тень от деревьев значительно улучшала условия тропического климата. Через пару часов на дороге стали попадаться каблуки и целые туфли. Еще через час начали встречаться брошенные сумки… Через еще некоторое время сумок стало значительно больше, каблуков также.
   Жара явилась как-то неожиданно, зато сногсшибательно. В результате я споткнулась… упала… бросила свои чемоданы и немного поползла, уговаривая себя в необходимости добраться до вкусного обеда… Потом я ползла, уговаривая себя выжить и уверяя свое сознание в крайней необходимости моей жизни для вселенского равновесия. И уговоры возымели действие, я даже решила жить и по возвращении еще и пару подвигов совершить!
   Но силы и решимость выжить покинули меня одновременно, метров через десять, преодоленных мною в ползучем состоянии. И вот я лежу на дороге, на спасение уже и не надеюсь, но осталась предсмертное желание – поспать. Ползу к ближайшей показавшейся впереди сумке, желая использовать ее в качестве подушки, как вдруг дорога начинает подрагивать. Подрагивает она все сильнее, затем слышится цокот копыт… или когтей, вроде у них тут и ящеров используют. Мелькнула спасительная мысль, что меня могут не заметить и задавят… мысль почему-то обрадовала. Продолжаю лежать с надеждой в обнимку. Надежда погибла, как только живой транспорт затормозил возле меня, затем кто-то спрыгнул и хмуро спросил:
   – Это вы тут главная?
   – Где? – страдая по безвременно издохшей надежде, спросила я.
   – Здесь! – раздраженно пояснил этот кто-то.
   – На дороге? – я подняла голову с сумки, до которой таки доползла и которую переквалифицировала в подушку, посмотрела вдаль и уверенно ответила: – На дороге я не то чтобы главная, я единственная…
   После данного определения собственного положения я снова удобно устроилась и попыталась умереть.
   – Что вы делаете? – продолжали возмущаться наверху.
   – Умираю… не мешайте человеку спокойно погибнуть во цвете лет…
   Некоторое время наверху напряженно молчали, но затем этот кто-то резко схватил за плечи, поднял… вместо того чтобы поставить на ноги, вознес до своего уровня, потряс, видимо для скорейшего моего пробуждения, и как заорет:
   – Объясните мне одно, по какому праву в мою усадьбу вломилось семь высокородных… сук?!
   – Собак нужно приучать к порядку, – наставительно ответила я, – вы бы их еще со своего стола кормили, а потом возмущались наглым поведением ворующих вашу еду четвероногих…
   Открывать глаза мне было совершенно лень. И не то чтобы я невоспитанная, хамоватая и наглая, но за истекшую неделю я спала едва ли больше четырех часов в сутки, готовя прошедшее накануне мероприятие, и я мечтала выспаться все эти дни… и я вчера напилась, как только все закончилось и выяснилось, что все довольны. То есть праздник завершился в шесть утра, я на радостях схватила бутылку шампанского и пила, и пила, и пила… всю дорогу до дома. Я же не ведала, что сон мой будет состоять из пятнадцати минут, а клятвенно обещанный начальством выходной обернется… издевательством высокородного.
   – Так, – прозвучал все тот же голос, – давайте остановимся на основном пункте – это вы тут главная или нет?
   Пришлось открывать глаза. Напротив моего собственного лица находилось лицо одного из этих генно-модифицированных. И лицо это было без привычного мне налета всеобщего презрения вкупе с эдакой снисходительной благосклонностью, нет – мужчина был зол. Очень. И на ассаэна Джерга похож, только этот моложе и… не такой облагороженно-безупречный. Нормальный такой идеальный высокородный, каштановые волосы, немного вьющиеся, растрепались. Глаза синие, пронзительные и очень злые. Орлиный такой нос, весьма крупный, впрочем, крупное тут всё. Губы, побелевшие от ярости… Шея… бычья, иначе и не скажешь, обычно высокородные не перекачивали свое тело настолько, то есть они были накачанные, но как бы в пределах нормы, то есть чтобы в костюме смотрелось чинно-пристойно. Руки… одной своей лапой он мог обхватить мою шею… вот в данном направлении думать почему-то не хотелось, и ссориться с ним уже тоже не хотелось.
   – Здравствуйте, многоуважаемый Лериан Андар Джерг, – я выдавила вежливую улыбочку и беспомощно поболтала ногами, надеясь, что земля близко. Увы, видимо, это был день смертельной эпидемии у надежд всех мастей и размеров.
   – То есть вы в курсе, кто я, – невежливо подытожил высокородный. – Ну и как мне все это понимать?
   Хороший вопрос, но мне показалось, что не стоит сразу же давать прямой ответ.
   – А что, только высокородные су… девушки дошли? – невинно поинтересовалась я.
   У ассаэна заметно дернулся глаз, но мне все же ответили:
   – На тот момент, как я выяснил, в каком направлении искать главенствующего над девами самоубийцу, до усадьбы их доплелось уже двадцать восемь… Еще двоих я встретил по дороге, последний, с кем я беседовал, был мужчина тщедушного вида, который сообщил, что виновата во всем идиотка в серо-коричневой кепочке, она же тут главная. Кстати, а где ваша кепочка?!
   – Где-то там, – неопределенно махнула рукой на дорогу, – валяется в обществе утраченных предметов одежды и сломанных каблуков…
   Я печально вздохнула, представив себе эту картинку… действительно грустно и… кепочку жаль.
   – Отпустите, – попросила я генно-модифицированного амбала, которому удержание меня на весу явно проблем не доставляло.
   – Зачем? – хмуро поинтересовался высокородный.
   – Кепочку жалко, – я всхлипнула. – Пойду искать.
   Меня отпустили. Постояв на своих двоих, я поняла, что солнце давно уже припекает не по-детски, и кепочка была удалена из списка ценных потерь, затем перенесена в список подлых предателей, покинувших хозяйку в тот самый момент, когда была так необходима, а потому нечего ее искать. И я вернулась к прерванному сну, надеясь все же поспать хоть минут пять, чтобы голова начала мыслить адекватно ситуации, но наверху этому оказались не рады:
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация