А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Сосватать героя, или Невеста для злодея" (страница 12)

   – Что? Опять? – возмущенно спросила я у Джерга. – Нет, ну вы хоть какой-то контроль должны же над собой удерживать.
   Джерг. В озверевшем состоянии, с мускулатурой, которая от майки оставила живописные лохмы, шагнул ко мне. Был вариант вернуться в комнату Дел, но не думаю, что это было бы честно по отношению к девушке. А Джерг сделал еще один шаг. И только я решила воззвать к народу с требованием помощи, как генно-модифицированный прорычал:
   – Даже не вздумайте!
   После чего меня схватили и прижали к стене так, что лица наши с Джергом оказались на одном уровне, следовательно, ноги мои получили уникальную возможность свободно болтаться. И вот нормальная девушка в подобной ситуации бы закричала, но я не нормальная, и давно уже не девушка.
   – Не думать о чем? – шепотом спросила я.
   – Кричать, – так же шепотом ответил Джерг.
   – А почему я не должна об этом думать?
   – А… – вот-вот, озверевший ты мой, этот раунд за мной.
   Мило улыбнувшись приходящему в норму генно-модифицированому, я предложила:
   – Пошли спать.
   На мое предложение отреагировали странно: Джерг начал глубоко дышать, после чего его ладонь плавно двинулась… угу, к тому месту, где он мне зубами порвал белье!
   – Многоуважаемый Лериан Андар Джерг, – попыталась я отвлечь его внимание от нетривиального направления мыслей, – я понимаю, что вас тянет ко мне на физическом уровне. Это нормально, так как подсознательно вы воспринимаете меня слабой. Но учитывая, что я ваш наемный работник, подобное поведение несколько…
   Горячие, обжигающе горячие губы неожиданно прикоснулись к моим, опаляя в буквальном смысле… у высокородных температура тела в момент нестабильности повышается до сорока пяти градусов, а это… много это. После чего генно-модифицированный прошептал:
   – Я голоден…
   – Могу кашку сварить, – предложила я. – Опыт уже имеется, правда-правда.
   Лицо высокородного вернулось к норме, одна бровь поползла вверх, после чего он поинтересовался:
   – Ту синюшную субстанцию, от которой отказались не то что собаки – тараканы, вы считаете съедобной кашей?
   – Первый блин комом, – не сдавалась я, – к тому же я человек, следовательно, имею право совершать ошибки!
   – Интересная теория, – согласился Джерг.
   А дальше интереснее – его нога плавно вторглась между моими, эдаким прелюбопытным движением, после которого наши бедра оказались в совсем уж недопустимой близости. Но возмутиться я не успела.
   – Тиа, – прошептал, вновь касаясь моих губ высокородный, – вы знаете, чего я хочу…
   Мне ли не знать. Некоторые проявления мужской физиологии прямо-таки вопиюще указуют на определенное направление высокородного голода. Сильно сомневаюсь, что кашка тут поможет.
   – Знаю, – пришлось согласиться, – вам срочно нужна женщина.
   – Неужели вы наконец снизошли до чуткого отношения к моим желаниям? А я было подумал, что вы непробиваемо глупы в определенных областях!
   – Ну, учитывая, что вы вот-вот пробьете-таки броню моих собственно брюк, я просто вынуждена быть подчеркнуто внимательна к вашим желаниям.
   – Я рад. Искренне рад.
   – И я даже готова помочь вам.
   – Ваше великодушие достойно самых высоких наград.
   И главное – пояс-то он снял! То ли обиделся на мою невинную шутку, то ли действительно полагает, что стратегическое прикрытие более не понадобится.
   – Ассаэн Джерг, – мило улыбаюсь жертве собственных ожиданий, – как я уже сказала, если нужна женщина, – четвертая, пятая и седьмая двери справа от моей комнаты. Если вы сейчас снова озвереете и вам понадобится психолог – первая дверь слева от моей комнаты! На этом все! А теперь убрали от меня свои руки, губы и бедра!
   Высокородный подчинился и, едва я сползла-таки на пол ногами, отошел в сторону. И так сразу прохладно стало, к его жару я, оказывается, быстро привыкла. Старательно поправив майку с уже помятым и от того обиженным ежиком, я гордо направилась… в свою комнату, уже планируя подпереть дверь стулом… так, на всякий случай. Беспрепятственно прошла по коридору, спокойно вошла в номер, попыталась закрыть двери. И мне даже помогли это сделать, правда, не с той стороны, с которой я бы желала.
   – Ну знаете ли! – возмутилась я, когда заперший дверь Джерг еще и раздеваться начал.
   – Ничего знать не хочу.
   Высокородный, полностью избавившийся от одежды… когда я говорю полностью, то это значит совсем… полностью. И пока я, опешив, на все это смотрела, он нагло завалился на мою постель, укрылся моим одеялом и, повернувшись спиной опять же ко мне, потребовал:
   – Свет выключите!
   Внезапно поняла страшную истину – мне спать негде! И чувство такое накатило, «я бомжик» называется. Паршивое ощущение, между прочим. Была мысль банально столкнуть мужика со своей постели, но в генно-модифицированном росту больше двух метров и веса более ста килограмм, так что…
   – Спокойной ночи, – хмуро выдала я и, захватив свою вторую любимую пижамку, пошла спать к Джастину. Он маленький и худой и много места не займет.
   Наш психолог моему появлению рад не был, но и выгнать не решился. Даже выделил теплое одеяло, а себе покрывало с диванчика взял.
   – Ты мне утром поведаешь причину нашей совместно проведенной ночи? – пряча улыбку, спросил Джастин.
   – Может быть, – я торопливо переоделась в шортики и прозрачную маечку, которые мне Лили на Новый год подарила.
   Не слишком приличный наряд, но ткань настолько приятная на ощупь, что ну их, эти нормы морали. Тем более Джастин голубой, так что ему без разницы.
   – Он опять в твоей постели? – догадался психолог.
   – И даже голый, – пожаловалась я.
   – Хм, а он… не в курсе твоей ориентации?
   – Нормальная у меня ориентация! – вспылила я окончательно. – Кто вообще эти дурацкие слухи по агентству распространяет?
   – Лили, она тебя упорно решила добиться… Ну и у нее на примете еще человек десять помимо тебя. Кажется, и с Ивласией было что-то. – Джастин лег, укрылся, с улыбкой следил за моими копошениями на постели. – Так, если у тебя на постели голый мужчина, что ты делаешь здесь?
   – Спать собираюсь! – хмуро ответила я. – А с Лили поговорю отдельно.
   – Спокойной ночи, – Джастин повернулся на другой бок и заснул.
   Вот что значит психолог! Сразу понял, что ко мне лучше не лезть.
   – Свет. Выключить, – приказала я системе освещения и уже в полной темноте проговорила: – Спокойной ночи, Джастин.
   – Сладких снов, Тиа.
   Только вот не спалось мне. Прокрутившись пару часов, я таки заставила себя заснуть.
   А потом было почему-то холодно. И даже снилось, что меня куда-то несут… Потом жарко. Потом очень тесно.
   – Джастин, – сонно прошептала я, – ты ж худее меня, а столько места занимаешь…
   И я снова попыталась заснуть. Потом поняла, что что-то мешает. Прислушалась к ощущениям и с некоторым раздражением поняла, что чья-то рука сжимает мое полупопие. Полупопие возмутилось, я, соответственно, тоже:
   – Джастин! Держи себя в руках!
   Но держать себя в руках он не планировал, зато решил подержать меня, и тут я сообразила – это не Джастин! У того ладонь никак не сможет вместить практически все мое… хм. Медленно открываю глаза и понимаю, что сделала это зря, – все равно темно и ничего не видно.
   – Проснулась? – прошептал генно-модифицированный, который в отличие от меня в темноте видел. – Я рад.
   И, не дожидаясь моей реакции, Джерг перешел к порнографии, минуя этап эротики. Начал с поцелуя – страстного, почти обжигающего. Хотя почему это «почти»? Обжигал фактически. Обжигал настолько, что ощущение собственной принадлежности постепенно утрачивалось, сменяясь ощущением полнейшей принадлежности царствующему на мне мужчине. Искренне сомневаюсь, что высокородный не заметил моего прерывистого дыхания и учащенного сердцебиения. Чувствовал он все прекрасно и с усмешкой пошел на покорение крепости, носящей имя мое. Когда его рука ласково провела от моих губ до моего же самого сокровенного, я поняла, что окончательно теряю разум и пришлось брать себя в руки.
   – Вы соображаете, что делаете? – хрипло, с придыханием спросила я.
   – Да, – интимно прошептал высокородный, словно невзначай перехватывая мои ладони и заводя их за голову. Видимо, решил подавить сопротивление в зародыше.
   – То есть вы сейчас соображаете и это осознанное поведение? – решила уточнить я.
   Странно это, прекрасно понимать, что происходящее нужно остановить, и в то же время невероятное ощущение, будто все мои чувства сконцентрировались сейчас там, где осторожными прикосновениями ласкает его рука. Никогда не думала, что генно-модифицированные могут быть настолько нежными и настолько чуткими. Ведь он очень точно чувствует меня, словно знает все мои самые тайные желания… И хочется забыть обо всем, обо всех, чтобы в этой постели остались лишь мы вдвоем… А нельзя!
   – Ассаэн Джерг…
   Его губы осторожно касаются моих, словно боясь испугать, и я едва сдерживаю почти болезненное желание ответить.
   – Лериан…
   Властный поцелуй, и меня накрывает ощущение полета. Мне казалось, что я парю над кроватью, над жизнью, над рутиной, над всем миром. Тысяча и один поцелуй, нежный, ласковый, дурманящий. И остается желание раскрыться, податься ему навстречу и замереть, в страхе утратить упоительный миг счастья. И хочется кричать, умолять, просить – только не останавливайся. И сердце замирает, следуя его прикосновениям, чтобы вновь неистово забиться, едва высокородный еще раз прикасается губами. Пальцы, мои пальцы сминают простынь, губы искусаны почти до крови, а стоны я едва сдерживаю… Что он делает? Ладно я, годы воздержания в моем возрасте – это достаточно оправдывающий факт вопиющего поведения, но Джерг… Джерг, наплевав на все мои моральные терзания, приступил к снятию нижней части моего ночного одеяния. Сам, главное, все еще в штанах… хотя что ему стоит от них избавиться…
   И кто его знает, что было бы дальше, но тут в дверь постучали.
   – Тиа, – раздался голос Джастина, – ты здесь?
   Повинуясь звуку его голоса, в комнате зажегся мягкий оранжевый свет. Мы с Джергом замерли, тяжело дыша и глядя друг на друга. А дышал он тяжело, и при вдохе его грудь касалась обнаженной моей, моя на эти касания реагировала все разгорающимся пожаром в нижней части тела. Судя по всему, верхней части одежды на мне уже не было, но как и когда высокородный от нее избавился, понятия не имею.
   – Тиа? – психолог явно нервничал.
   На какое-то наполненное безумием мгновение появилось желание грубо послать Джастина. Очень грубо, очень далеко и главное – надолго!
   – Тиа?!
   Глубоко вдохнув, я крикнула:
   – Да!
   На лице высокородного промелькнула хитрая улыбка и, чуть приблизившись, так что наши губы вновь соприкасались, он прошептал:
   – Что «да»?
   – Всё… – я облизнула пересохшие губы, ну и его губам от моего языка досталось.
   – Всё «да»? – генно-модифицированный искуситель медленно облизнул мои губы. Но они от этого совсем пересохли и явно хотели продолжения.
   – Да… – прошептала я, истинно женский ответ на истинно мужской вопрос.
   – Совсем всё? – он улыбнулся.
   Но в этой улыбке не было ни насмешки, ни иронии, ни чувства торжества. В ней была нежность. Безграничный океан нежности, которой было на удивление много… слишком много для генно-модифицированного. И когда он осторожно коснулся там, где ткань сейчас была совершенно излишня, мои глаза, мое тело, все мое женское начало говорило свое безоговорочное «Да!».
   Но тут не выдержал психолог:
   – Тиа! Черт тебя подери! Ты точно в порядке?
   – Да… – я постаралась ответить громко, но это было несколько затруднительно, учитывая, что Джерг переходил к самому интересному и голос мой уже почти не подчинялся мне.
   – Что значит «да»? – психанул за дверью Джастин. – Сначала в комнату бесшумно врывается этот нестабильный высокородный и вырубает меня прикосновением к шее. Затем я прихожу в себя, а тебя рядом нет! И в результате из-за твоей двери странные сдавленные «Да» вместо нормальной связной речи! Тиа, я вхожу!
   Я редко видела генно-модифицированных в состоянии боевой трансформации. Точнее, до этого момента видела лишь раз, и вот… Лериан Андар Джерг метнулся к двери столь плавно и быстро, как могла бы взвиться взведенная пружина. Но мои ощущения сменились столь же молниеносно – стало холодно, и тоскливо, и одиноко до слез.
   Сосредоточившись на своей утрате, я не сразу осознала произошедшее в дверях. Вероятно, высокородный пытался закрыть двери, а Джастин решил, что я в опасности. Только этим можно объяснить его выкрик:
   – Контроль сознания!
   В какие-то доли секунды до меня дошли две истины: первая – Джастин думает, что Лериан в состоянии нестабильности, вторая – высокородный сейчас уничтожит его за неправомочные действия!
   До последствий я додумать не успела, так как, подскочив и прижимая к груди покрывало, рванула к мужчинам. Успела вклиниться к моменту, когда Джерг, чуть склонив голову к правому плечу, убийственно спокойным тоном спросил:
   – Что?
   И Джастин понял, как сильно попал. Он генно-модифицированных знал очень хорошо, гораздо лучше, чем хотел бы сам, и потому, испуганно икнув, начал отступать в открытый дверной проем. Я стремительно развернулась к Джергу, прикрывая своей спиной несчастного психолога, и попыталась уладить конфликт:
   – Ассаэн Джерг, это недоразумение… просто недоразумение и…
   Нежного, ласкового, чертовски соблазнительного мужчины уже не было. Был он, высокородный, и мы, низшие, посмевшие попытаться им управлять. Они давно победили в этой битве за влияние и положение сильнейших, мы давно признали за ними их силу и их права, но мир перевернется быстрее, чем высокородный допустит даже намек на попытку контролировать его.
   – Лериан, – я прикоснулась рукой к обнаженной груди генно-модифицированного, с ужасом ощутив, что его сердце теперь бьется спокойно и размеренно. – Лериан, он не хотел, он…
   Высокородный не желал меня ни видеть, ни слышать. Он совершенно спокойно, этаким убийственным взглядом, взирал на бедного Джастина. И слова, те самые, которых я так боялась, все же прозвучали:
   – Полное имя и номер лицензии!
   Черт! Лицензии у Джастина не было! Черт! И я взяла его, несколько нарушая закон, следовательно, и ответственность на мне.
   – Джастин! – Я обернулась, взглянула на бледного психолога. Расстрел – вот высшая мера, которую он может получить, если этот случай будет обнародован. – Исчезни за дверью!
   Он недоверчиво взглянул на меня, и пришлось подтвердить:
   – Живо. И успокоительное возьми!
   Когда дверь за перепуганным полулегальным сотрудником нашего агентства закрылась, я рискнула взглянуть на Джерга. Синий взгляд немигающих глаз и меня едва не довел до икоты. А ведь мне сейчас еще и унижаться придется.
   – Ассаэн Джерг, – с трудом выговорила я, – если моя личная просьба имеет для вас значение, я просила бы… не предавать огласке данный инцидент.
   Несколько долгих, томительно-давящих минут Джерг молча смотрел на меня. Стоял и смотрел. И молчал. Затем все так же молча обошел, вышел и закрыл дверь за собой. Ни «да» ни «нет» я не услышала. Вернувшись к постели, немного посидела, пытаясь привести мысли в порядок, затем вспомнила, что Джастину сейчас хуже, чем мне, а потому встала, переоделась и пошла к психологу.
* * *
   – Джастин, – я без стука вошла в его комнату.
   Невысокий и худенький, он всегда был похож на подростка, а уж сейчас – бледный и вздрагивающий, в недрах темного кресла – казался почти ребенком. Испуганным и заплаканным ребенком.
   – Джастин, – подхожу и сажусь на подлокотник и, протянув руку, начинаю вытирать его слезы, – все будет хорошо, Джастин.
   Протяжно всхлипнув, он едва слышно ответил:
   – Я подвел тебя…
   – Не думаю, – переложив его голову на колени, начала неторопливо гладить по светлым волосам, – разберемся, Джастин, не переживай.
   – А если нет? – Он обнял мои колени, прижимаясь крепче.
   – Мы разберемся, – немного резко произнесла я, – без вариантов.
   В конце концов, у меня есть нехилый козырь – предложение Юлиана Джерга!
   Спать я осталась у Джастина. Ему было паршиво, мне тоже, и все же ему паршивее. И потому я не стала ругать его за непрофессиональное поведение и вообще все свои мысли оставила при себе. Зачем третировать всякими «я же говорила», если толку от этого никакого уже не будет. Хуже другое – мне нечем было успокоить психолога, вот это и давило на нервы обоим.
* * *
   – Тиа, – Лили погладила по щеке, видимо осознав тщетность вербальных попыток пробуждения. – Тиа, завтракать пошли, а?
   – Привет, – я перехватила ее руку, отодвинула от себя и села на постели.
   Джастина уже не было. В коридорах шум и гам, столь естественные в местах обитания привлекательных девиц. Особенно бесил стук каблуков. Голова не просто болела – пульсировала от боли. Вот она, расплата за кофе и нервы!
   – Черт! – я вновь упала на кровать.
   – Мигрень? – догадалась Лили.
   – Да… – хотелось вывернуться наизнанку, ибо всегда была надежда – вдруг та сторона лучше, чем эта.
   – Что-то принести?
   – Я сама.
   Вставала с трудом. Прижимая пальцы к вискам, добрела до комнаты, чтобы тихо, но отчаянно выругаться, – рядом с чемоданом не было маленькой серой сумки с аптечкой. Вспомнила, что она в комнате у высокородного. Пришлось топать туда. Шла я неторопливо, потому что каждое резкое движение добавляло «радости» к моему состоянию.
   К счастью, Джерга в комнате не было. Но ликовать по этому поводу сил тоже не было. Обшаривая помещение, заметила торчащую из-под кровати ручку от сумки. Как я опускалась на колени и со стоном заползала под эту мебель – история отдельная, наполненная стонами, руганью и кряхтением. А потом еще нужно было вылезти… Неожиданно ощутила присутствие, а точнее, услышала шумный выдох кого-то раздраженного.
   – Что вы там делаете? – ледяным тоном поинтересовался владелец сей жилплощади.
   – Умираю, – честно ответила я.
   – Вы полагаете, что ваш труп под кроватью меня порадует?
   – Могу переместиться на кровать, – памятуя о ночных событиях, предложила я.
   – Вы полагаете, что меня порадует труп на кровати?!
   Еще бы и бревном обозвал! Сдержав протяжный стон, я попыталась выбраться. Голова обрадовала новой порцией непередаваемых ощущений и тошнотой заодно. Не раз повторив и стоны и кряхтение, я выбралась на свет, села, зажимая виски и пытаясь унять эту дикую боль. Ноги Джерга смотрели на меня с неодобрением. Как смотрел сам Джерг, понятия не имею, – запрокидывать голову и взирать на него сейчас не было никакого настроения.
   – Что с вами? – решил озаботиться моим состоянием высокородный.
   – Притворяюсь.
   – Не сомневался.
   Это он не сомневался, а вот его руки осторожно подняли, помогли дойти до кровати. Вот только ложиться я не планировала, потом ведь еще и вставать придется, а это сейчас больно совсем.
   – Я пойду, – пытаюсь сохранить равновесие, в то время как меня мягко, но настойчиво пытаются уложить.
   – Лежать, я сказал! – произнес Джерг, после чего уронил меня на постель.
   Пока я стонала, сжимая голову, высокородный преспокойно… ушел. Сволочь генно-модифицированная! А мне хотелось просто умереть… умереть хоть на мгновение! Нужно выпить обезболивающее, но самое ужасное в том, что подействуют они только к вечеру! А обычные анаболики не действуют. Был вариант пойти к Джастину, и он бы поставил укол, но это стабильно вырубало часов на шесть – а я на работе!
   Вернулся Джерг. Постоял надо мной несколько секунд. Затем сел рядом. Все так же сжимая виски и не открывая глаза, я ждала развития событий. А они развивались – рука Джерга мягко скользнула на бедро, оттуда прошлась по животу, и у меня даже сил не было возмутиться. Длинные пальцы пробежались по груди, чуть затормозив, затем ладонь плавно коснулась шеи. Тьма!
* * *
   Мне было тепло, очень мокро и безумно приятно. Слабый цитрусовый аромат и нежный свежий незнакомый мне запах щекотали обоняние и определенно поднимали настроение. Шевелить руками и ногами было откровенно лень, и даже мысли о работе не мешали. Блаженство…
   Голова все еще побаливает, но это где-то там… далеко, и почти не беспокоит этот дискомфорт. Делаю глубокий вдох и улыбаюсь. Красота…
   – Тиа, – раздался голос Лидии, – ты как?
   Медленно открываю один глаз и смотрю на стоящую рядом с ванной домомучительницу. Глаз закрываю и продолжаю блаженствовать.
   – Тиа, мне тебя покормить нужно… и пять часов в ванне – это перебор.
   Продолжала игнорировать ее до слов «пять часов»!
   – Сколько? – глаза открылись оба и разом.
   – Пять часов, – терпеливо повторила Лидия.
   Вот теперь пытаюсь осмыслить происходящее и понимаю: Джерг меня вырубил! Совсем как Джастина ночью! Хм… а что потом? Встаю и понимаю, что было потом: меня, как была в одежде, отнесли и уложили в ванну! Вот спасибо!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [12] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация