А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Цирк, да и только" (страница 9)

   – Вениамин, скажи, ты ведь бываешь в районе цирка? – поинтересовалась я.
   – А как же? Там «рыбное» местечко.
   – А приятели у тебя есть?
   – Приятель – это понятие относительное, – начал философствовать бомж. – Когда все одинаково голодны, это одно, а когда одному по случайности досталась еда, а другим – шиш с маслом, то тут уже о приятельских отношениях не может быть и речи.
   – Понятно, – кивнула я. – Венчик, скажи, а ты случайно не слышал, что в прошлом году полицейские одного из ваших за кражу пеликана задержали?
   – Слышал, – подтвердил бомж. – Это как раз тот случай, когда тамбовский волк ему… приятель. Конопатый получил за пеликана бутылку качественной водки и выпил ее в одиночку, а потом еще его на пятнадцать суток в «санаторий» определили. Только ты, Таня, не подумай, что я завидую…
   – Что ты, что ты! – запротестовала я. – У меня и в мыслях такого не было. Меня интересует, кто ему работу такую подкинул – выкрасть из цирка птицу и подсказал, как это дельце провернуть?
   – Выкрасть? – усмехнулся Аякс. – Это, Танюша, громко сказано. У Конопатого кишка тонка, чтобы на нормальную кражу пойти. Он просто передал птицу из одних рук в другие. Не очень сложная работа это, надо сказать, и не слишком почетная. По мне лучше в мусорке ковыряться.
   – Венчик, а подробнее про передачу пеликана можешь рассказать?
   Аякс сделал задумчивое лицо, припоминая детали. Секунд через тридцать он заговорил:
   – В общем, дело было так. Подошел к Конопатому в скверике у цирка прилично одетый мужик и спросил, хочет ли он выпить. Тот, знамо дело, хотел. Конопатый всегда не прочь поднять градус. Получив положительный ответ, мужик объяснил, что надо делать.
   – Ну и что надо было делать? – уточнила я.
   – Ровно в восемь вечера подойти к воротам цирка, тем, что на улице Казачьей, и дважды свиснуть тому, кто будет находиться по другую сторону ворот. После этого условного знака ему должны были передать и передали через забор птицу – пеликана. Затем этого пернатого надо было отнести в проходной дворик, который в двух кварталах от цирка находится. Конопатый так и сделал – взял птицу из одних, неизвестных, рук и передал в другие, того мужика из сквера, – степенно, без спешки рассказывал Аясов. – Заказчик не обманул – вознаградил Конопатого пол-литрой. Тот сразу же ее оприходовал и в сквер уже никакой вернулся, лег на скамейку и отрубился. Его сладкий сон прервали полицейские, бесцеремонно затолкали в свой «УАЗ» и увезли в отделение. Конопатый в участке протрезвел, а когда ему пообещали три года за кражу циркового пеликана, запаниковал и рассказал все, как было. Циркачи оказались людьми жалостливыми, простили вора. Но полицаи его не отпустили, а определили к себе, на пресловутые пятнадцать суток. Конопатый впервые на эти исправительные работы загремел, поначалу испугался, но потом ему даже в участке понравилось – крыша над головой есть, питание трехразовое гарантировано. Одна беда – выпивку не дают. Словом, санаторий!
   – Значит, Конопатый не видел того, кто ему пеликана передал?
   – Не только не видел, – подтвердил Венчик, – но и не слышал. Мужик в костюме ему строго-настрого запретил в случае провала рассказывать, что в цирке ему помогали. Он сказал Конопатому – ври что хочешь, но про того, кто тебе пеликана передал, молчи! Сдашь третьего – костей не соберешь. Конопатый наплел ментам, дескать, он сам пробрался в цирк и схватил первую попавшуюся птицу. Ему и поверили.
   – Выходит, заказчик за третьего волновался, а за себя – нет. Странно это как-то, – размышляла я вслух.
   – А что ему за себя волноваться? Может, он сел в машину и уехал оттуда подальше, – вполне резонно предположил Аясов.
   – Да, такое вполне могло быть. Если бы Конопатый сказал, что выкрал птицу просто так, авось кому понадобится, ему бы не поверили. Товар слишком уж эксклюзивный. А если он совершил кражу под заказ, то это уже похоже на правду. Только я вот ума не приложу, зачем этому прилично одетому мужчине понадобился пеликан? – В ответ на это Венчик лишь пожал плечами. – Кстати, а ты про тигренка ничего не слышал?
   – Какого тигренка?
   – Три дня назад из цирка пропал тигренок, совсем еще крошечный. Ему месяц от роду всего. Причем пропал совершенно бесследно.
   – Нет, никто из наших к его исчезновению не имеет отношения, – заверил меня Аясов и задумался. – Таня, послушай, а может, зверей из цирка крадут для научных экспериментов? Да не смотри на меня так! Я еще из ума не выжил и про генную инженерию слышал. Как раз около цирка стоит огромный экран, ну, по нему еще рекламу всякую показывают, новости… Так вот там про генную инженерию ролик частенько мелькает. Вдруг кто-то у нас в Тарасове опыты на животных ставит?
   Версия Аякса показалась мне абсолютно фантастической, но я не стала его расстраивать.
   – Вениамин, возможно, ты прав. В этом направлении я еще не копала. Спасибо тебе за идею. Вот что значит свежий взгляд!
   – Ну, это объяснение лежит на поверхности, – бомж аж приосанился, услышав мою похвалу.
   – Венчик, а ты мог бы меня свести с Конопатым? Вдруг он еще какие-нибудь подробности вспомнит?
   – Ничего не выйдет, – разочаровал меня Аясов. – Конопатого еще зимой мужики отсюда поперли за то, что он крысятничать стал по-крупному. У нас такого не прощают. Где он обосновался, я не знаю, да и не хочу знать.
   – Нет так нет. Мне и твоей информации достаточно для того, чтобы начать работу над новой версией. – Я вынула из сумочки несколько купюр и положила их в нагрудный карман Вениной рубахи.
   – Это лишнее, – запротестовал Аякс, но не слишком усердно. Поскольку я не собиралась забирать деньги обратно, он сдался: – Ну, ладно, так и быть, возьму. Брошу завтра утром в общий котел.
   – Ну это уже твое дело, как поступать с деньгами. – Я попрощалась с Вениамином и пошла домой.
* * *
   Несмотря на то что был поздний вечер, я сварила себе крепкого кофе. Затем обосновалась в любимом кресле с чашкой ароматного напитка и предалась размышлениям…
   В цирке периодически происходят кражи. Нельзя сказать, что вор идет по самому простому пути. Он крадет животных, сбыть которых не так-то просто. Может, Венчик прав, пеликан и тигр понадобились кому-то для научных экспериментов? Чем больше я об этом думала, тем больше проникалась мыслью, что это не так уж и нереально. Мне уже доводилось расследовать преступления, связанные со строго засекреченными научными изысканиями. А что, если некто решил, к примеру, встроить в ген курицы геном пеликана, а в ген домашней кошки – геном ее дикого сородича? Моей фантазии не хватало на то, чтобы предположить, что из этого может получиться. Но в одном я была уверена наверняка: если такие эксперименты проводятся, то они неофициальны. Иначе бы не пришлось добывать генный материал незаконным путем. Скорее всего, действует какой-нибудь ученый-одиночка с неуравновешенной психикой. У него, конечно, могут быть помощники, но далекие от науки. Их функция заключается лишь в обслуживании гения, в разностороннем обеспечении его потребностей. Один из таких подручных вполне мог завести знакомство с кем-нибудь из сотрудников цирка, чтобы он поставлял животных ученому. И этот помощник был заинтересован в том, чтобы правоохранительные органы не вышли на «поставщика», ведь в будущем научному гению могли понадобиться и другие животные. Скорее всего, мужик, нанявший Конопатого, и был тем самым подручным ученого-генетика.
   Если версия, подсказанная мне Аяксом, была верной, то кража пятидесяти тысяч из сейфа главного бухгалтера не имела к ней никакого отношения. Деньги взял совсем другой человек, который, возможно, изначально и не планировал этого. Допустим, шел кто-то мимо кабинета Клавдии Серафимовны, увидел, что там никого нет, а сейф открыт, и поддался искушению. Да, эта кража была вполне объяснима. А вот что заставило кого-то торговать животными – над этим следовало хорошенько подумать. Нельзя было зацикливаться на одной версии, тем более околофантастической.
   Налив себе вторую чашку кофе, я сделала несколько глотков и пришла к выводу, что надо искать в цирке того, кто остро нуждался в деньгах, поэтому не брезговал никакими способами, дабы их раздобыть. Возможно, кто-то, не рассчитав свои финансовые возможности, набрал кредитов и не смог расплатиться по ним. Не исключено, что кому-то надо было компенсировать ущерб, нанесенный в результате ДТП или коммунальной аварии. Случается, что самые честные люди встают на скользкий путь, потому что их близким нужно дорогостоящее лечение. А есть игроки, которым постоянно не хватает денег. Конечно, казино закрыли, но только не виртуальные. Так или иначе, но возможностей влезть в долги есть великое множество, а законных способов побочного заработка значительно меньше.
   Я вспомнила всех тех, кто попал на запись с камеры видеонаблюдения, а значит, имел теоретическую возможность выкрасть Урала. Среди них были Косицын, Вырубов, Алиев, Абросимов, Трофимов, Селиванов и уборщица тетя Катя, фамилии которой я не знала.
   Хотя гимнастка Света и утверждала, что директор цирка был заинтересован в исчезновении Урала, я мысленно поставила его фамилию в самый конец этого списка. Общение с Артемом Юрьевичем заставило меня сильно усомниться в его виновности.
   Что касается его родственника, осветителя Трофимова, то он снова попал под подозрение. Если раньше я предполагала, что Анатолий действовал по указке директора, то теперь я отвела ему самостоятельную роль в этом деле. Во-первых, его соседка по малосемейке Танечка Смирнова утверждала, что Трофимов не любит животных. Во-вторых, у Анатолия были проблемы со здоровьем, а денег на лечение в частной клинике не было. Да, Артем Юрьевич давал ему по телефону какие-то пространные обещания, но не факт, что собирался выполнить их. Откажись Трофимов ради приличия от этой помощи, Косицын не стал бы уговаривать. Именно так вышло со мной. Я не взяла деньги из «директорского фонда», и Артем Юрьевич сразу же убрал их обратно. Да и портной Пафнутьев заверял меня, что директор нещадно эксплуатирует своего родственника, а отдачи от этого нет никакой. Анатолий мог просто устроить подлянку своему родственнику-эксплуататору, украв тигренка. Это уже в-третьих. Трех пунктов было вполне достаточно для того, чтобы поставить осветителя Трофимова на первую строчку моего мысленного списка подозреваемых.
   Наездник Алиев, хотя я с ним и не общалась, был вне моих подозрений. Отчасти я была солидарна с Варецким, утверждавшим, что артист, работающий с животными, не мог подгадить дрессировщикам. Исключения есть из всех правил, но к Алиеву это утверждение, скорее всего, не относилось. Почему? Да потому, что в камере засветился один из четырех братьев Алиевых. Каждый из них был в цирке едва ли не под постоянным присмотром трех других, а в таких условиях очень сложно участвовать в тайных заговорах. Хотя всякое бывает… Немного подумав, я поместила наездника Алиева на шестую строчку своего списка, перед Косицыным.
   Мои клиенты даже мысли не допускали, что к исчезновению Урала мог быть причастен ветеринар Абросимов. Они уже несколько лет работали с ним бок о бок, поэтому доверяли ему не меньше, чем друг другу. Александр помогал им выхаживать Урала и был не меньше Варецких расстроен из-за его пропажи. Более того, Абросимов не просто так прогуливался мимо изолятора – у него была веская причина отправиться к служебному входу. Охранник Андрон позвал Александра к стационарному телефону, чтобы он проконсультировал его жену, как принять роды у сиамской кошки. Тот охотно выполнил эту просьбу. Ветеринар очень чистенько выглядел на общем фоне, и мне это не нравилось. Я видела пару раз Абросимова, но не разговаривала с ним. Он не поддерживал нашей беседы с дрессировщиками, просто стоял рядом и угрюмо молчал. Вроде бы придраться было не к чему, но я все-таки не спешила снимать подозрения с ветеринара. Он ведь знал подход к животным, поэтому ему легче, чем кому-либо другому, было управиться с Уралом. Это обстоятельство заставило меня поместить Абросимова на вторую строчку списка, после осветителя.
   У меня остались еще трое подозреваемых – Вырубов, Селиванов и Катерина Евгеньевна. Прежде чем приступить к их детальной проработке, я сварила себе еще кофе. Вдыхая аромат свежесваренной «Арабики», я попыталась определить место каждого из них в моем рейтинге не самых почетных приоритетов.
   Меньше всего я знала о рабочем сцены Селиванове. И Юрий, и Ольга, не сговариваясь, охарактеризовали его как очень порядочного человека. Но мне-то было известно, что любой человек может оказаться в таких сложных условиях, что о порядочности и прочих добродетелях придется забыть. Я вспомнила видеозапись: Селиванов все время оглядывался назад, будто чего-то опасался. Что он делал в столь поздний час в цирке, когда его коллеги уже разошлись по домам, было непонятно. Наверное, мои клиенты сильно бы удивились, но я поставила Селиванова на третью строчку моего не слишком положительного рейтинга.
   Уборщица тетя Катя была единственной женщиной среди подозреваемых, к тому же старше остальных, к тому же глубоко верующей. Во всяком случае, так утверждали Варецкие. А Ковров заверил меня, что Екатерина Евгеньевна работала по своему привычному графику. Чисто интуитивно в виновность уборщицы я не верила, поэтому поместила ее фамилию в самый конец списка. В результате Косицын оказался на шестом месте, а Алиев – на пятом.
   Остался всего один подозреваемый – Геннадий Вырубов. Я несколько раз пыталась за него взяться, но потом мысленно перескакивала на других кандидатов. Что-то мешало мне сосредоточиться на этом клоуне, точнее коверном. Хотя я особой разницы в этих амплуа не видела. И тот, и другой выходил на арену, чтобы смешить зрителей. Вырубов был человеком очень коммуникабельным. Он легко завязал со мной разговор, рассказал как бы между прочим о разных цирковых премудростях. Я даже процитировала его сегодня на банкете у Городецкого. Еще Гена намекнул, что в цирке многие знают, кто причастен к исчезновению тигренка, но имени злоумышленника не назвал. Зато это сделала Света. После разговора с Вырубовым. Я не исключала, что именно коверный подсказал воздушной гимнастке эту версию и попросил донести ее до меня. Хотя полной уверенности в этом не было.
   Мог ли Геннадий выкрасть Урала? Я не знала ответ на этот вопрос. То ли природное обаяние этого человека мешало мне объективно его оценивать, то ли просто не за что было зацепиться, и это при том, что я знала о Вырубове гораздо больше, чем о других подозреваемых.
   Отец Геннадия был знаменитым клоуном, а сам он мечтал стать драматическим артистом. Это и неудивительно, при такой-то внешности! Ему бы только героев-любовников играть. Но, похоже, приемные комиссии всех столичных театральных вузов несколько лет подряд решали, что абитуриентов такого типажа предостаточно, поэтому Вырубова регулярно отсеивали. Через несколько лет Геннадий все-таки оставил свою мечту и пошел по стопам отца. Я попыталась представить этого красавчика на манеже, но у меня ничего не вышло. Даже очередная чашка кофе не смогла простимулировать мое воображение. Клоун, ну пусть коверный, опять поправила я себя, должен вызывать смех уже одним своим появлением на арене. Здесь недостаточно взлохмаченного парика, нелепой одежды и перевернутого тромбона в руках. Нужен особый дар. У Вырубова-младшего он все-таки есть, иначе Косицын не держал бы Геннадия в своей труппе. Если бы мне сначала показали этого человека, а потом спросили, в каком цирковом жанре он работает, я назвала бы амплуа клоуна (коверного) в самую последнюю очередь после акробата, воздушного гимнаста, жонглера, иллюзиониста, наездника и дрессировщика. Был большой соблазн определить Геннадия на последнюю строчку моего списка, но я боялась совершить ошибку, впав в субъективность.
   Время перевалило уже далеко за полночь, но я продолжала пить кофе и думать, думать, думать. В основном о коверном. У него был роман с дочерью Косицына. Директор уже считал его своим зятем, но свадьбе не суждено было состояться. Гена бросил Веронику ради воздушной гимнастки. И это учитывая, что они оба могли впасть в немилость директора. Артем Юрьевич проглотил личную обиду и оставил Вырубова и его новую пассию в цирке.
   Да, информации о Геннадии у меня накопилось немало, но ее было совершенно невозможно как-то пристегнуть к моему расследованию. Я задумчиво отхлебнула уже остывший кофе, но, как ни попыталась найти мотив, способный заставить коверного похитить тигренка, так и не смогла этого сделать. Устав от бесплодных размышлений, я усилием воли поместила Геннадия в середину моего списка, на четвертое место.
   Итак, Трофимов, Селиванов, Абросимов, Вырубов, Косицын, Алиев, тетя Катя – кто-то из них похитил тигра, привезенного из уральского города в Тарасов.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 [9] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация