А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Цирк, да и только" (страница 8)

   – Спокойно, Остин, спокойно! Мне очень надо посмотреть, кого это твой хозяин там прячет. Наверное, тигра, а? – Открыв калитку, я зашла на запретную территорию. Ретривер не спешил следовать моему примеру. – Ну не хочешь, как хочешь! Значит, пойду одна.
   Я шла вперед, внимательно присматриваясь и прислушиваясь к тому, что происходит вокруг. Но ничего, кроме пения птиц, слышно не было. Откуда же тогда раздавался тот приглушенный звук? Неужели он был лишь плодом моего воображения? Но ведь кроме меня его слышали и другие. Несколько человек даже видели какое-то движение в кустах.
   В тот момент, когда я заприметила впереди деревянную сторожку, справа послышался какой-то непонятный шум. Остановившись, я внимательно всмотрелась в гущу травы и не поверила собственным глазам. «Бред, – сказала я себе. – Этого просто не может быть!» Но в следующую секунду я осознала, что увиденное мной – это не плод моего воображения, слегка подогретого алкоголем, а реальность. Неспешно перебирая конечностями, на меня двигался крокодил. В голове мелькнуло: «А вдруг он здесь не один?» Рептилия была небольшой, метра полтора в длину, но когда она увеличила скорость, я побежала, и почему-то не в ту сторону, откуда пришла, а к сторожке. До нее было метров пятьдесят, и я, наверное, преодолела это расстояние быстрее, чем какой-нибудь олимпийский чемпион. Причем в отличие от спринтеров я была не в кроссовках, а в туфлях на высоких каблуках. Все-таки инстинкт самосохранения – сильная штука! С разбега я вскочила на завалинку, ухватилась руками за крышу, подтянулась и вскоре уже была наверху. Только после этого я посмотрела вниз и поняла, что крокодил едва не схватил меня за ногу. Я перевела дыхание, но теперь от одной мысли, что мне надо каким-то образом возвращаться обратно, становилось не по себе. А ведь гадальные двенадцатигранники предупреждали, что надо продумывать каждый свой шаг, чтобы меня не коснулось какое-либо несчастье! Я совершенно забыла об этом. Впрочем, даже если бы я постоянно держала совет в голове, то все равно пошла бы на разведку. Повод для риска был более чем достаточный. Так что заниматься самобичеванием по поводу своей забывчивости и неосторожности я не стала.
   Оглядевшись по сторонам, я увидела довольно живописные окрестности и даже на мгновение забыла о той опасной и одновременно нелепой ситуации, в которой оказалась по собственной неосмотрительности. Однако стоило мне только посмотреть вниз, на караулившую меня зеленую рептилию, и неразрешимый вопрос о том, как выбираться отсюда, снова вставал передо мной. Еще паршивее на душе было от сознания того, что Урала здесь, скорее всего, нет.
   Я стала копаться в своем клатче, он был так мал, что в нем нашлось место только для мобильника, связки ключей, зеркальца с губной помадой и нескольких купюр, сложенных в трубочку. Нет, сначала я хотела взять мою дежурную сумку, но она совершенно не подходила по стилю к костюму. А, собственно, что я хотела бы сейчас найти? Пистолет, чтобы выстрелить в крокодила? Но ведь это все-таки живое существо, к тому же дорогое. Городецкий наверняка выставил бы за него счет, и тогда это расследование принесло бы мне не доход, а убыток. Возможно, пригодился бы газовый баллончик. Хотя вряд ли. Надо сильно изловчиться, чтобы пустить струю газа прямо в глаза этому пресмыкающемуся, прежде чем оно схватит меня за руку или за ногу. Так что сожалеть о том, что я приехала сюда налегке, было бессмысленно.
   Паниковать я не привыкла, поэтому стала искать конструктивные пути достойного выхода из сложившейся ситуации. Сначала я хотела позвонить Позднякову и обрисовать ему ситуацию, в которой я оказалась. Но, представив, какова будет его реакция, я поняла, что это не вариант. Сергей Константинович боялся своего босса, заглядывал ему в рот, поэтому он скорее предпочел бы уехать домой, пустив здесь все на самотек, чем обратиться к Городецкому ради моего спасения. К сожалению, номера телефона самого юбиляра я не знала.
   Аллигатор караулил меня внизу, периодически щелкая зубастой пастью. Собираясь на званый обед, я даже не предполагала, что сама могу оказаться чьим-то обедом. За время моей детективной практики мне приходилось сталкиваться со многими противниками, но только не с такой зубастой, быстроногой рептилией. Так что весь мой прежний опыт никуда не годился. Нужно было какое-то нестандартное решение. Была надежда, что меня хватятся и рано или поздно сообразят, где я нахожусь. Светлана Городецкая видела, в какую сторону я пошла, а Остин мог бы, наверное, даже проводить хозяев до калитки. Но когда это произойдет?
   Зазвонил мобильник. Судя по мелодии, это был Поздняков. Я достала телефон из сумки, но отвечать на звонок не спешила – подбирала нужные слова. Как ни странно, крокодилу мелодия не понравилась. Возможно, даже испугала его. Он оставил свой пост и посеменил в сторону речки. Я подошла к краю крыши и уставилась ему вслед. У Позднякова терпение лопнуло, он прервал свой вызов. Мелодия стихла, и аллигатор стал возвращаться к сторожке. Тогда я нашла в проигрывателе ту же мелодию и нажала на кнопку воспроизведения. Крокодил сначала остановился, затем снова стал отступать назад. Вот уж не думала, что песня, которая вот уже несколько дней держится на вершинах многих хит-парадов, может наводить страх на кровожадных рептилий! Этим обстоятельством нельзя было не воспользоваться. Убедившись, что крокодил удалился на приличное расстояние от сторожки, я спрыгнула на землю и бросилась наутек, не выключая при этом музыку. Я не знала, стало ли преследовать меня пресмыкающееся или нет. Только закрыв за собой калитку, я увидела, что крокодил все-таки отреагировал на мое движение и бросился в погоню. Он меня не догнал, потому что я имела приличную фору. Достигнув препятствия в виде сетки-рабицы, рептилия остановилась и бестолково разинула пасть. Я отключила мелодию и включила камеру, чтобы сделать несколько фотографий крокодила, чьей добычей я едва не стала. Просто так, на память. Затем я закрыла замок и направилась к коттеджу.
   – Татьяна, я так и знал, что вы здесь! – воскликнул Городецкий, неожиданно появившись на дорожке. – Вы куда-то пропали. Сергей там места себе не находит. Вы с ним поссорились?
   – С чего вы взяли?
   – Просто вид у вас какой-то странный…
   Еще бы у меня был не странный вид после того, как меня едва не сожрал крокодил! Тем не менее я возразила:
   – Вам показалось.
   Однако Игоря Кирилловича было не так-то просто переубедить.
   – Я же вижу, вы чем-то напуганы. Или расстроены? Если в этом виноват Поздняков, вы мне скажите, уж я ему, – Городецкий погрозил пальцем.
   – Сергей тут совсем ни при чем, – заверила я.
   – А кто тогда при чем? Кто вас обидел?
   Не было никакого смысла скрывать истинную причину того, что вывело меня из состояния душевного равновесия, поэтому я выдала:
   – Ничего-то от вас не скроешь, Игорь Кириллович! Вы правы, я слегка не в себе. Дело в том, что меня кое-кто напугал.
   – Кто? Неужели Остин?
   – Нет, ваш ретривер просто душка. Я имела в виду крокодила. – Ничего, кроме скепсиса, на лице Городецкого не отразилось, поэтому я перешла в наступление: – Вы считаете нормальным, что у вас аллигаторы спокойно здесь разгуливают?
   – Татьяна, о чем вы говорите? Вы видели крокодила? Где? – Городецкий казался таким убедительным в своем удивлении, что меня это взбесило.
   – Вы хотите знать, где? – с вызовом вопросила я и махнула рукой назад. – Там!
   – Да, у меня есть парочка крокодильчиков, но они сидят в своих аквариумах.
   – А что вы скажете на это? – Я достала мобильник и продемонстрировала собеседнику последние фотографии.
   – Этого не может быть, – пролепетал он побледневшими губами. – Я сам утром ходил их кормить… Оба крокодила были на месте. У меня в голове не укладывается, как они могли вылезти из аквариума.
   Городецкий направился к огороженной территории, я последовала за ним. Он подошел к калитке, потеребил закрытый замок, затем уставился за сетку. Рептилии по близости не наблюдалось.
   – Татьяна, если бы я не видел фотографий, то решил бы, что вы меня разыгрываете. – Игорь Кириллович достал из кармана пиджака мобильник, набрал номер и закричал в трубку: – Матвеич, как это понимать? Зачем ты выпустил крокодилов? А так! Вот немедленно иди и лови!.. Татьяна, у меня есть к вам небольшая просьба…
   – Да, слушаю вас.
   – Удалите, пожалуйста, эти фотографии.
   – Зачем?
   – Я не хочу, чтобы они просочились в прессу, – признался Городецкий. – Это недоразумение может быть совершенно неправильно истолковано.
   – Но я обещаю вам, что никому не покажу их.
   – Тогда тем более они вам не нужны.
   Почувствовав свою власть над хозяином зоопарка, я поинтересовалась:
   – Игорь Кириллович, а кого еще из своих питомцев вы от нас утаили?
   – Ну, у меня есть еще змеи, – признался мой собеседник, – но поскольку террариум еще не оборудован, я не вижу смысла водить туда посетителей. Дизайнеры сейчас работают над этим проектом, думаю, что через пару месяцев террариум будет готов. Будете снова в наших краях – милости прошу!
   – Спасибо за приглашение. Только я не любительница змей и крокодилов, думаю, как и большинство ваших гостей. Не понимаю, как вы могли ограничиться таким несерьезным заборчиком? Допустим, крокодилам под него не подлезть, а вот насчет змей у меня такой уверенности нет. Может, у вас там еще львы с тиграми свободно разгуливают?
   – Татьяна, вы сильно преувеличиваете. У меня нет ни тигров, ни львов. Да я и не стремлюсь пополнить свой зоопарк такими крупными хищниками. С ними слишком много мороки. Мне достаточно рыси.
   – А с крокодилами, значит, мороки нет?
   – Я не собирался заводить аллигаторов, но одного мне подарили, когда он был еще вот таким, – Городецкий раздвинул руки примерно на полметра, – а второго пришлось приобрести у жены моего старинного приятеля, который тоже организовал у себя в Подмосковье небольшой зоопарк. После того как он погиб в ДТП, его жена стала распродавать и даже просто отдавать животных в добрые руки. От крокодила все отказались, тогда я подумал – где один, там и два…
   От коттеджа в нашем направлении шел мужик, одетый в высокие болотные сапоги. За спиной у него торчала палка с сачком на конце.
   – Матвеич! – обратился к нему Городецкий. – Ну-ка дыхни!
   – Да что вы, Игорь Кириллович, я сегодня не пил. Вы же меня предупреждали. Скажите, а вы уверены, что там… это самое…
   – Татьяна, покажите ему фотографии, – попросил хозяин зоопарка.
   Я продемонстрировала рабочему свои эксклюзивные фото.
   – Понятия не имею, как такое могло произойти, – сказал мужик, открывая ключом замок. – Но одно хорошо, это, кажись, Гарри, а не Томас. С Гарри я справлюсь.
   От мысли, что я могла встретиться с крокодилом покрупнее, по коже пробежали мурашки.
   Городецкий повернулся ко мне:
   – Ну что, Татьяна, вы удовлетворите мою просьбу?
   – Хорошо, я удалю эти фотографии, – сдалась я, но одну фотку все же сохранила.
   – Спасибо. Кстати, а ведь я хотел вас, Татьяна, поблагодарить за подарок. Где вы нашли такое великолепное седло?
   Эх, жалко нас не слышал Поздняков!
   – Оно вам понравилось? – сдержанно спросила я.
   – Еще бы! Очень жаль, что я прямо сегодня не могу его опробовать – не имею привычки заниматься верховой ездой в нетрезвом виде. Хоть я выпил немного, но правило есть правило… Превосходное седло! Так где вы, говорите, его приобрели?
   – Буду с вами откровенной – я передарила вам подарок. Мне седло без надобности, верховая езда – не мой конек. Один раз попробовала, и мне не понравилось.
   – Вероятно, у вас был плохой учитель.
   – Извините, я отвечу. – Я достала из сумки мобильник и, сделав несколько шагов по дорожке в сторону коттеджа, ответила: – Да, Сережа, я тебя слушаю!
   – Таня, куда вы… Куда ты пропала? Черт возьми! Ты хоть понимаешь, как подставляешь меня? Что Городецкие подумают?
   – А мы тут с Игорем Кирилловичем как раз беседуем. – Я оглянулась назад. Юбиляр, прильнув к сетке, наблюдал, как его рабочий ловит крокодила.
   – Ты с Игорем? – еще больше удивился Сергей. – Но где? Чем вы там занимаетесь? А если его жена узнает?
   – Мы в зоопарке, – самым невинным тоном ответила я. – Мне хотелось еще раз зверушек посмотреть. Ты же знаешь, я их обожаю!
   – Но я был в зверинце, и тебя там не нашел.
   «Плохо искал, – подумала я про себя. – Мог бы дойти до ограды, обратить внимание, что замок на калитке открыт, и зайти. Хотя вряд ли тебе понравилась бы прогулка по запретной территории».
   Поздняков что-то мне говорил-говорил, и все не по делу. Он твердо уверовал в то, что я приехала сюда соблазнить его босса, и ему это, естественно, не нравилось.
   – Сережа, ты ревнуешь? – рассмеялась я.
   – Только этого не хватало! – Поздняков отключился.
   – Все в порядке, – сообщил мне Городецкий, – Матвеич справился с происходящим.
   – Игорь Кириллович, я слышала, что у вас есть пингвины и пеликаны, но почему-то не видела их.
   – Пингвины у меня были, но, стыдно признаться, погибли. Они не выдержали позапрошлогоднюю экстремальную жару. Что касается пеликанов, то у меня их никогда не было. Вас кто-то ввел в заблуждение. Неужели Сергей? Хотя это неудивительно, он не отличит пеликана от лебедя. А лебеди у меня были, только я их подарил городскому парку.
   – Игорь Кириллович, скажите, а у вас есть конкуренты?
   – А как же без них?
   – Я сейчас не про ваш бизнес, а про хобби, – уточнила я. – В области еще у кого-нибудь есть частные зоопарки?
   – В таких масштабах нет. Здесь же, в Покровском районе, у одного фермера имеется небольшой зоопарк, но он специализируется исключительно на домашнем скоте и птице. Я ему даже своего ослика подарил.
   – А как вам пришло в голову организовать зоопарк? – спросила я, но вовсе не потому, что мне было интересно. Нужен был материал для газеты «Покровская волна», который я обещала собрать по просьбе своего бывшего одноклассника. От Коврова так просто не отвяжешься.
   – Сколько себя помню, у нас в доме всегда были животные. Я даже собирался стать ветеринаром, но судьба распорядилась так, что я получил специальность экономиста, правда, в аграрном секторе, о чем нисколько не жалею. – Городецкий наклонился и потрепал по шее подбежавшего к нему ретривера. – Остин, молодчина, нашел меня, да?
   Вначале дорожки показалась дочка Игоря Кирилловича, похожая на него так, что никакой экспертизы ДНК не надо.
   – Папа, так вот где ты! – крикнула она. – Тебя там все обыскались.
   – А что меня искать? Я никуда не пропадал.
* * *
   Когда я подошла к Позднякову, он демонстративно отвернулся от меня. Я не слишком расстроилась по этому поводу, у меня была проблема посерьезней. Моя версия о том, что Урала украли для Городецкого, развалилась окончательно и бесповоротно. Почти целый день был потерян впустую.
   Светлана снова пригласила всех за столы. Игорь Кириллович задул свечи на огромном торте, похожем на муравейник. Официантка стала разрезать торт на кусочки.
   – Сергей, ну хватит дуться, – обратилась я к Позднякову. – Ты слишком мнителен. Да, я общалась с твоим боссом без свидетелей, но даже не пыталась с ним флиртовать. Это была чисто дружеская беседа.
   – Ладно, проехали, – ответил он, но, кажется, так и остался при своем мнении – я приехала сюда соблазнить его босса. Хорошо, что не заподозрил меня в промышленном шпионаже.
   К моему великому сожалению, к торту подали несколько видов чая – зеленый, черный и матэ. Мне же очень хотелось кофе. Этот тонизирующий напиток наверняка простимулировал бы мою мыслительную деятельность, и я определила бы новый вектор расследования. Увы, Городецкие почему-то не жаловали это напиток.
   После десерта Игорь Кириллович сам подошел ко мне и предложил прогуляться по саду, где были расставлены клетки с птицами.
   – Вы спрашивали меня, почему я вдруг решил завести зоопарк? – продолжил он тему, прерванную его дочерью. – Случилось так, что к нам в окно залетел попугайчик, мы его приютили. Затем подобрали на улице дворняжку со сломанной ногой. Это было еще в городской квартире, когда же мы переехали сюда, знакомые стали нести нам животных. Катюшка предложила организовать живой уголок, но я пошел дальше. Нашим первым питомцем стала лиса Алиса. Эмчээсники поймали ее в Тарасове и не знали, куда девать. Выпускать в лес эту рыжую красавицу было опасно, она бы там не выжила.
   Я догадалась, что именно об этом мне рассказывал Кирьянов. Как выяснилось, добрые руки принадлежали Городецкому. Тем не менее я уточнила:
   – Почему?
   – Так лиса попала под машину, которая раздробила ей лапу. Впоследствии пришлось ампутировать полноги и сделать протез. Однажды ко мне обманным путем пробрался журналист и сфотографировал лису, а потом в одной из покровских газет появилась статья… Ладно, не будем о грустном. – Городецкий подвел меня к цветнику. – Моя супруга лично его оформляла.
   – Очень красиво, – похвалила я. – Скажите, Игорь Кириллович, а что же все-таки было в той статье?
   – Меня обвинили в жестоком обращении с животными, а фотография лисы с ампутированной ногой служила этому иллюстрацией.
   – Вы могли опровергнуть информацию, – заметила я.
   – Насчет лисы – да. А вот в гибели пингвинов я отчасти виноват. Уезжая в длительную командировку, я не знал, что у нас почти два месяца столбик термометра не будет отпускаться ниже тридцати пяти градусов, поэтому не дал домашним необходимой рекомендаций. Нет, они, конечно, старались создать для антарктической птицы более или менее приемлемые условия существования, но пингвины все-таки не выдержали тропической жары.
   – Не вините себя, Игорь Кириллович, то лето для многих обернулось трагедией.
   Мы дошли до заднего двора. Мой собеседник заметил рабочего и окликнул его:
   – Матвеич! Иди сюда! Рассказывай, как могло случиться, что Гарри вырвался на волю?
   – Игорь Кириллович, во всем непогода виновата. В первой половине дня такой ветер был, что повалил сухое дерево, оно упало на аквариум, и он разбился. Хорошо, Гарри не пострадал. Я его временно к Томасу подсадил. Надеюсь, они уживутся.
   – Завтра же надо будет новый аквариум купить. Не стоит держать крокодилов вместе. – Городецкий принялся давать своему рабочему еще какие-то указания, а я вернулась к фонтану.
   Гости стали потихоньку разъезжаться.
   – Скоро за мной придет машина, – уведомил меня Сергей. – Ты со мной или как?
   – С тобой, – подтвердила я.
* * *
   На обратном пути мы не сказали друг другу ни слова. Уж не знаю, о чем думал Поздняков, а все мои мысли были только о расследовании. Я размышляла о мотиве, заставившем кого-то выкрасть тигренка из цирка, пыталась предположить, куда еще его можно определить, если не в частный зоопарк. Только ничего путного на ум мне так и не пришло.
   Когда до моего дома осталось два квартала, я вдруг увидела в окно знакомую фигуру. Это был Венчик Аякс, бомж. И почему я сама о нем не вспомнила?
   – Остановите! – попросила я.
   – Но мы же еще не доехали, – вполне справедливо заметил Сергей.
   – Все равно остановите, – повторила я уже более настойчиво.
   – Гриша, останови, – обратился Поздняков к своему водителю, и он припарковался около тротуара.
   – Спасибо за приятный вечер. – Я открыла дверцу машины. – До свидания!
   – Прощай! – бросил мне вслед Сергей, обрадовавшийся, что мы наконец-то расстались.
   Аясов подходил к мусорному контейнеру, когда я его окликнула:
   – Вениамин!
   Бомж оглянулся и расплылся в добродушной улыбке:
   – Таня? Ну кто может так называть меня, если не ты! В последнее время меня все больше кличут Венчиком. Некоторые даже не догадываются, что это уменьшительная форма от моего имени, думают, что погоняло. Но я не обижаюсь. Венчик так Венчик.
   – Вениамин, ты ведь в последнее время все больше в центре обретаешься, так ведь? – уточнила я.
   – Совершенно верно, – подтвердил бомж. – Здесь люди побогаче живут, а с ними по соседству и мне сытнее да теплее.
   Я обратила внимание, что Аякс был одет более или менее прилично – в просторную клетчатую рубаху и брюки, еще не забывшие, что такое стрелки. Если бы не спутанная шевелюра на голове и недельная щетина на лице Венчика, его вполне можно было принять за пенсионера из соседнего двора, вышедшего на вечернюю прогулку. Мне не было точно известно, сколько лет Аясову, но одно я знала наверняка – пенсия ему не светит. Вениамин уже давно не работал. Если у него и была в прошлой жизни трудовая книжка, то она безвозратно потерялась вместе с паспортом и прочими документами. Венчик никогда не распространялся, при каких обстоятельствах это произошло. На судьбу, сделавшую его бомжем, он тоже не жаловался, а утверждал, что каждый человек находится в наиболее благоприятном для него положении, и он не исключение. Словом, Аясов был вполне доволен своей жизнью, не привязанной строго к определенному месту под солнцем.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 [8] 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация