А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Цирк, да и только" (страница 6)

   В трубке послышался Ольгин голос. Она поинтересовалась у мужа, с кем он разговаривает. Юрий назвал мое имя.
   – Алло! – тут же крикнула в трубку Варецкая. – Татьяна, после представления я разговаривала с Косицыным. Он очень переживает за судьбу Урала! Мне все-таки не верится, что Артем Юрьевич настолько лицемерен… Скажите, а вы с Трофимовым встретились?
   – Он лежит в больнице, у него язва желудка.
   – Значит, вы сходили на Пушкинскую зря?
   – Не зря. Один из жильцов малосемейки подбросил мне интересную версию. Я как раз с вашим мужем об этом говорила.
   – Ой, я так бесцеремонно вклинилась в разговор! Извините, – Ольга пристыженно смолкла.
   – Ничего страшного. Мы с Юрием уже практически все обсудили.
   Варецкая еще раз извинилась и отключилась. Минут через десять она сама позвонила мне и сказала:
   – Татьяна, мы с Юрой посоветовались и решили, что вам не стоит тратиться на подарок для юбиляра, тем более у нас есть вещь, которая может ему пригодиться, а нам она совсем без надобности. Понимаете, в прошлом году мы были на гастролях в Монголии, и нам преподнесли неожиданный презент. Вещь эта эксклюзивная, думаю, очень дорогая, но мы ею до сих пор ни разу не воспользовались, да и вряд ли когда-нибудь воспользуемся. Разве что передарим кому-нибудь. Так почему бы не Городецкому? Пусть это будет вашим пропуском к нему на вечеринку. Согласны?
   – Оля, я не поняла, о чем речь…
   – Как? Разве я не сказала? – удивилась дрессировщица. – Речь идет о седле.
   – О седле? – переспросила я, анализируя, уместен ли будет завтра такой подарок.
   – Да, седло для верховой езды на скаковой лошади. Но мы ведь с Юрой ею не увлекаемся. Мы хотели отдать его Алиевым, но они из скромности отказались.
   – А вы знаете, я думаю, это как раз то, что нужно! А вам не жалко эксклюзивную вещь?
   – Не жалко, – уверенно заявила Ольга. – Мы завтра принесем седло в цирк. Вы сможете подъехать сюда часам к десяти утра?
   – Да, конечно.
   – Приезжайте!
   Вот и подарок нашелся! Надеюсь, Поздняков его оценит. Хотя, при чем здесь Сергей Константинович? Главное, чтобы юбиляр остался доволен подарком, тогда с ним проще будет договориться.
   Поздним вечером снова раздался телефонный звонок от неизвестного абонента.
   – Алло! – ответила я.
   – Здравствуйте, я прочитал ваше объявление о том, что вы покупаете диких животных, – сказал приятный мужской голос.
   – Да, все правильно, – подтвердила я.
   – Так вот, я подумал, может быть, вы не только покупаете, но и продаете их?
   – Нет, только покупаю.
   – Жаль. Простите за беспокойство. До свидания!
   – До свидания! – отключившись, я подумала, что, возможно, звонил кто-то из приглашенных на завтрашний банкет к Городецкому. Отчаявшись найти подходящий подарок для юбиляра, он использовал последний шанс, но не достиг цели.
   Итак, на мое объявление откликнулось три человека, но ни один из них не предложил мне тигренка. Скорее всего, тот, у кого находился Урал, не собирался его продавать, даже дорого. Из этого вытекало, что детеныш хищника уже куда-то пристроен, и я догадывалась, куда именно – в частный зоопарк.

   Глава 4

   Посмотрев утром в окно, я поняла, что погода для загородной поездки была не слишком подходящая. Дождь еще не шел, но над городом нависли черные тучи. Только это ничего не меняло – я должна была попасть в гости к Городецкому, что бы ни случилось. Позавтракав, я собралась и поехала в цирк за подарком для юбиляра. Служебный вход находился под бдительным наблюдением охранника, который дежурил в ту ночь, когда пропал Урал. Он сам сказал мне об этом, когда я представилась.
   – Значит, вы все еще не нашли тигра? – поинтересовался Андрон, приглаживая рукой свои пышные усы.
   – Пока не нашла. Может быть, вы хотите что-нибудь сообщить мне по этому поводу?
   – Нет, – ответил охранник, – если бы мне было что сообщить, я бы уже это сделал. Знаете, если Варецкие заинтересованы в том, чтобы вы поскорее нашли Урала, то лично мне хотелось бы непременно узнать, кто меня так гнусно подставил.
   – Вас подставили? – удивилась я.
   Неужели тигренка украли лишь для того, чтобы подставить охранника? Бред какой-то!
   – А как это еще можно назвать? Тигр пропал в мою смену, и, хотя я не имею к этому ни малейшего отношения, руководство мне уже не доверяет так, как прежде. Меня и Косицын к себе вызывал, и Теплов… Пока вор не найдется и не объяснит, как и зачем он это сделал, мне доверять не будут.
   – Если Урала вывели из цирка через другой вход, то вы-то тут при чем? – удивилась я.
   – Ну, знаете, крайнего всегда найти можно. Валерий Валерьевич решил все на меня свалить, – пожаловался мне охранник. – Вероятно, у него на мое место другая кандидатура имеется.
   – Ничего, разберемся. – Я воодушевленно похлопала охранника по плечу. – Скажите, Варецкие уже здесь?
   – Да, они еще час назад приехали, – Андрон замолчал, уставившись куда-то за мою спину.
   Оглянувшись, я увидела директора цирка, спускавшегося по лестнице.
   – Татьяна, как хорошо, что я вас встретил! – неожиданно обрадовался он. – Я сам собирался с вами связаться в самое ближайшее время. Но раз уж вы здесь, мне хотелось бы с вами поговорить. Можете уделить мне хотя бы полчаса?
   – Конечно, – кивнула я.
   – Тогда пройдемте ко мне. – Артем Юрьевич развернулся и стал подниматься по лестнице вверх. Я последовала за ним. – Знаете, Татьяна, я очень загружен делами: согласование гастрольных сроков, обновление материальной базы, ремонт купола и подсобок, кадровый вопрос, наконец… Нет времени остановиться и просто подумать о том, что не связано непосредственно с моей работой. Я превратился в чистого хозяйственника, который озабочен тем, как залатать дыры. Вынужден признать, ситуация в цирке далеко не радужная – если мы за лето не сделаем ремонт, то осенью новый сезон может и не начаться. Нет, он начнется, но в гастрольном варианте. Наши артисты будут колесить по городам и весям, а тарасовцы останутся без цирковых представлений. Ну не могут же они сидеть в зале с дырявой крышей и смотреть на звездное небо! У нас не планетарий.
   – Не планетарий, – подтвердила я, гадая, к чему клонит Косицын.
   Мы зашли в приемную, там никого не было. Директор открыл ключом дверь своего кабинета, распахнул ее и вытянул вперед руку, приглашая:
   – Проходите.
   Вскоре мы расположились за столом друг напротив друга. Артем Юрьевич не торопился излагать причину приглашения. Он изучающее смотрел на меня. В его взгляде так и читалось: «Так кто же ошибся в ее оценке – я или Теплов?»
   – Вы хотели со мной поговорить, – напомнила я. – О чем?
   – Да все о том же – о пропаже тигра. Только не подумайте, что я решил-таки приостановить ваше расследование. Напротив, я собираюсь попросить вас, Татьяна, чтобы вы непременно нашли не только самого Урала, если это еще возможно, но и того, кто его украл. Я даже готов оплатить ваши услуги.
   – Вот как? – не могла не удивиться я. – То есть вы уверены, что тигренка уже не найти?
   – С недавних пор я стал реалистом. Думаете, я не понимаю, что если он не нашелся за день-два, то, скорее всего, его украли ради красивой шкурки? – Директор едва не прослезился. – Надо искать негодяя, который поспособствовал этому.
   – Одно неотделимо от другого. Разыскивая тигра, я в любом случае вышла бы на его похитителя.
   – Надеюсь, дополнительный материальный стимул ускорит этот процесс. – Косицын напряженно уставился на меня.
   Еще пять минут назад директор красноречиво рассказывал мне о своих финансовых трудностях и вдруг решил раскошелиться! Может, он узнал от дрессировщиков, что я собираюсь сегодня познакомиться с обитателями зоопарка, принадлежащего Городецкому, и понял, что я наступаю ему на хвост? Некоторые люди считают: если они платят деньги, то могут заказывать любую музыку. Вдруг Артем Юрьевич решил, что сможет со мной договориться, если я буду чувствовать себя хоть чем-то ему обязанной? Как же он ошибся!
   – Татьяна, я вижу, вас что-то смущает, – заметил Косицын. – Я не понимаю, что именно. Поделитесь со мной своими сомнениями. Они касаются перспектив расследования, так?
   – Нет-нет, меня ничто не смущает. Мое расследование продвигается. Возможно, сегодня я уже буду знать, где находится Урал. – Я смотрела на своего собеседника в упор, он выдержал мой взгляд, не отвел глаза в сторону. Ни один мимический мускул на его лице не напрягся. Если Артем Юрьевич был замешан в краже животного, то надо было отдать должное его артистизму. Чистый хозяйственник, чувствующий за собой вину, наверняка прокололся бы на каких-нибудь мелочах. А вот артист, виновный в краже, пожалуй, мог бы так натурально сыграть свою заинтересованность в положительном результате моего расследования.
   – Хорошо, если тигренок найдется, но этого недостаточно. Я повторяю – мне надо знать имя того, кто его украл, – в голосе Косицына отчетливо послышались директорские нотки. – Татьяна, у вас уже есть конкретный подозреваемый?
   – Нет, но я вышла на предполагаемого заказчика.
   – И кто же это?
   – Я не готова назвать его имя. Мне надо все проверить.
   – Ну хорошо, хорошо. – Артем Юрьевич не стал настаивать на том, чтобы я непременно назвала имя того, кому понадобился тигр. – У вас свои методы работы, и я не смею в них вмешиваться. Я заинтересован в конечном результате. Признаюсь, поначалу я допускал, что прямых виновников исчезновения Урала нет. Я не исключал, что это шимпанзе пошалили, выпустив тигренка из клетки, и малыш сбежал в город, поскольку ворота были открыты. Но вчера у меня нашлась свободная минутка, я раскинул мозгами и пришел к выводу, что это уже не первое происшествие, случившееся в нашем цирке. Далеко не первое.
   – Знаю, знаю, в прошлом сезоне у вас пропал пеликан.
   Косицын вскинул на меня удивленный взгляд. Я прочитала в нем: «А Валера-то, пожалуй, прав. Сыщицкая хватка у нее есть».
   – Если бы только пеликан, – вздохнул Артем Юрьевич, – хотя и его жалко. В январе произошел другой случай, который я замял, о чем сейчас сильно сожалею… Мне кажется, что за всеми этими происшествиями стоит один и тот же человек. Да я просто представить себе не могу, что в нашем коллективе не один, а несколько воров!
   – Вы кого-то подозреваете?
   – Если бы, – Косицын отрицательно мотнул головой. – Татьяна, вы должны мне помочь разоблачить этого поганца!
   – Ну, если вы считаете, что все это взаимосвязано…
   – Да, теперь я именно так и считаю.
   – А что случилось в январе? – уточнила я.
   – Из сейфа главного бухгалтера пропали деньги, пятьдесят тысяч рублей.
   – Так, это уже интересно. Значит, пропали деньги, но вы, Артем Юрьевич, не стали заявлять об этом в полицию?
   – Я вам сейчас все объясню. Дело в том, что Клавдия Серафимовна еще не успела оприходовать эту сумму. – Наткнувшись на мой недоверчивый взгляд, Косицын стал оправдываться: – Понимаете, наших артистов часто приглашают на корпоративы, причем оплата не всегда бывает официальной…
   – Я понимаю, в кассе лежали неучтенные деньги, и кто-то их похитил.
   – Да, но не все, что лежало в сейфе, а только одну пачку.
   – Надо же, какой благородный вор! – усмехнулась я.
   – Совсем не благородный. Он, ну или она, – поправился директор, – пока ясности в этом нет, воспользовался таким трагическим для всех нас моментом, что о каком-то благородстве не может быть и речи. Дело в том, что дочка Клавдии Серафимовны работает у нас в цирке. Она эквилибристка. И вот на одной из репетиций Маша упала. Было подозрение, что она повредила позвоночник, но впоследствии оказалось, что у нее только сильный ушиб. Однако новость быстро долетела с манежа в кабинет главного бухгалтера. Клавдия Серафимовна, не помня себя от горя, помчалась к дочери, забыв при этом закрыть не только сейф, но и кабинет. Когда она вернулась, то сразу же стала пересчитывать деньги и не досчиталась пятидесяти тысяч, о чем тотчас сообщила мне. Мы провели небольшое расследование, но так и не выяснили, кто заходил в кабинет главного бухгалтера, поэтому пришлось смириться с потерей.
   – Может быть, неучтенку украл тот, кто посчитал, что ему недоплатили за выступления на корпоративах? – предположила я.
   Для Косицына это стало откровением. Похоже, мысли Артема Юрьевича в этом направлении прежде не двигались. Проанализировав сказанное мной, он лишь пожал плечами:
   – Ну не знаю, во всяком случае, никто вслух претензий никогда не высказывал. Знаете, я человек открытый. Мои сотрудники не могут пожаловаться на то, что я когда-либо отказался кого-то принять, выслушать. Ко мне никто с этим вопросом не подходил.
   – Тем не менее недовольные распределением этих гонораров все же могли быть. – Я не спешила отказываться от своей первоначальной версии.
   – Татьяна, я понимаю, что после драки кулаками не машут, поэтому спустя четыре месяца я не прошу вас найти пропавшие деньги. Как говорится, проехали. Сейчас надо искать Урала и его похитителя. Что-то мне подсказывает – и пеликана, и тигренка, и деньги украл один и тот же человек. Как говорится, в семье не без урода.
   – Но разве птицу выкрал не бомж?
   – Бомж, – подтвердил Косицын, – только ему наверняка кто-то помогал. Для всех так и осталось загадкой, каким образом похититель пробрался в цирк, а главное – как умудрился вынести птицу. Бомж был пьян в стельку и ничего конкретного не сказал.
   – Как же его поймали? Почему решили, что это он украл пеликана?
   – Случайная свидетельница, продавщица из киоска «Спортлото», стоящего у центрального входа в цирк, увидела, как бомж, который частенько мимо нее мелькал, шел куда-то с пеликаном. Эта женщина видела наше представление и знала, что в нем есть номер с пеликанами, поэтому позвонила в полицию. Полицейские нашли бомжа, он в сквере на Рахова спал на скамейке. Его разбудили, стали задавать вопросы, но воришка, что называется, не вязал лыка. Доблестные сотрудники полиции доставили его в участок. Он там проспался, а утром смог вспомнить только то, что какой-то мужик в приличном костюме заказал ему пеликана. Бомж пробрался во внутренний дворик, взял птицу и отдал ее заказчику за бутылку водки. Возможно, и тигренка выкрали тоже под заказ…
   – Не исключено, – подтвердила я, но про Городецкого распространяться не стала. – Интересно, а как же вор пробрался в цирк?
   – Сказал, что воспользовался моментом, когда из ворот выезжала машина. И обратно он вроде бы также вышел. У нас тогда камер видеонаблюдения не было, поэтому ни подтвердить, ни опровергнуть его слова было невозможно. Но мы сразу отреагировали на этот случай и установили камеры. Ну что же, Татьяна, теперь вы понимаете, насколько все серьезно? Если мы вора с вашей помощью не найдем, он и дальше будет пакостить. Вот, – директор положил передо мной новенькую пятитысячную купюру, – это вам, так сказать, выплата из директорского фонда…
   – Артем Юрьевич, у меня договор с Варецкими, они мне уже заплатили. Я с удовольствием возьму деньги из вашего фонда, но только по окончании расследования, в качестве премиальных.
   – Как знаете, – Косицын не стал меня уговаривать и убрал банкноту обратно в ящик стола. – Это все, о чем я собирался с вами поговорить.
   – Спасибо за откровенность и доверие. Пойду работать. – Я встала и направилась к двери.
   – Татьяна, я очень надеюсь на вас. Слышите, очень! – бросил мне вслед Артем Юрьевич.
   Когда я спустилась на первый этаж, охранник махнул мне рукой, подзывая:
   – Тут Юрий поднимался и про вас спрашивал. Я сказал, что вас начальство к себе пригласило. Тогда Варецкий принес мне кое-что и попросил вам передать, – Андрон зашел в свою стеклянную будку и вынес оттуда картонную коробку. – Вот, держите, она нетяжелая.
   – Спасибо, – я взяла коробку и направилась с ней к выходу. – До свидания!
   Сев в машину, я внимательно рассмотрела седло. На нем был рисунок ручной работы, изображение монгольских воинов с копьями. Эксклюзивный подарок требовал соответствующей упаковки. Неподалеку был магазинчик, в котором можно было красиво оформить презент, туда я и отправилась.
   – Мне еще никогда не приходилось держать в руках сбрую, да еще такую! – призналась девушка за прилавком. – Тут требуется нестандартная упаковка. Знаете, у нас на складе есть как раз то, что вам нужно. Подождете?
   – Конечно.
   Девушка ушла в подсобное помещение, а я в ее отсутствие осмысливала то, что рассказал мне Косицын. Все три случая воровства были не похожи по почерку, но их определенно что-то объединяло. Что? В прошлом сезоне украли пеликана, которого уже собирались списывать ввиду его «пенсионного» возраста. Во всяком случае, так мне сказала воздушная гимнастка Света. Зимой похитили деньги, которые не были, да и не могли быть оприходованы. Тигренок не являлся собственностью цирка. Если ко всем трем случаям имел отношение один и тот же человек, то он действовал так, чтобы не нанести существенный ущерб организации, в которой работает. В цирке были пеликаны помоложе, чем Аркаша, в сейфе денег лежало больше, чем украли, а тигренок был найденышем, которому до артиста еще расти и расти, и то, если бы его удалось легализовать. Вряд ли ко всем трем случаям имел отношение директор. Во всяком случае, ему не было никакого смысла рассказывать мне о краже денег из сейфа…
   Продавщица вернулась с небольшим холщовым мешком.
   – Вы уверены, что эта упаковка подойдет для подарка? – опешила я.
   – Да, меня несколько смущали размеры, но теперь я вижу, что все в порядке. – Девушка засунула седло в мешок, завязала его ярким синтетическими канатиком, сделала с одной стороны имитацию сургучной печати, а другую украсила бахромой. – Ну как, вам нравится?
   – Замечательно! – Я расплатилась и вышла на улицу.
   Крупные капли дождя падали на асфальт. Едва я села в машину, как начался ливень. В сумке завибрировал мобильник.
   – Алло! – ответила я.
   – Таня, здравствуйте! Как ваши успехи? – спросил Поздняков.
   – Все хорошо, подарок я упаковала…
   – Что значит «упаковала»? Вы что-то купили, не посоветовавшись со мной? – взъярился Сергей Константинович.
   – Да, так вышло.
   – И что это? Точнее, кто? – поправился Поздняков.
   – Седло, – ответила я, любуясь упаковкой в стиле кантри.
   – Да вы с ума сошли! Я же предупреждал вас: Городецкий настроен на пополнение своего питомника.
   – А вы нашли подходящее животное? – поинтересовалась я, зная наперед, что он скажет.
   – Пока нет.
   Именно такой ответ я и ожидала услышать.
   – Вот и я не нашла, так что решила соригинальничать.
   – Седло она купила, – не по делу разозлился Поздняков. – Вы понимаете, какой подтекст имеет подобный презент?
   – Никакого подтекста я здесь не вижу. Игорь Кириллович увлекается верховой ездой, поэтому новое оригинальное седло ему не помешает.
   – Это вы так думаете. А у нас на носу годовое собрание акционеров, где будет выбираться председатель правления. Городецкий еще чего доброго решит, что я решил его оседлать! И зачем только вы свалились на мою голову? Может быть, вы откажетесь от этого визита?
   – Нет, не откажусь, – твердо заявила я.
   – Ладно, дарите седло от себя лично, а я куплю варанчика. Понимаю, это не слишком оригинально, но другого выхода у меня нет. Куда за вами заехать? – Я назвала адрес. – Будьте готовы к половине третьего и не заставляйте себя ждать!
   Когда я подъехала к дому, ливень уже закончился. Небо над Тарасовым прояснилось, тучи ушли за Волгу. Оставалось надеяться, что над Покровском и его пригородами дождь тоже будет недолгим. Хотя в мае всякое бывает…
* * *
   Вернувшись домой, я решила спросить совета насчет линии поведения с Городецким у гадальных двенадцатигранников. В прошлый раз я слишком фривольно обращалась с костями, позволив себе жонглировать ими, не имея в этом деле особых навыков. Возможно, поэтому предсказание было слишком расплывчатым. Я и так знала, что «у того, кто делает добро, все на свете получается». Это было неоднократно проверено на собственном опыте. Мне хотелось получить более конкретную подсказочку и тогда, и сейчас. Достав двенадцатигранники из мешочка, я зажала их в ладошках и мысленно задала вопрос о том, как вести себя в гостях у Городецкого. После этого я аккуратно бросила косточки на середину стола, но они покатились к краю и едва не упали на пол. Числа, выпавшие на верхних гранях остановившихся кубиков, составили комбинацию «20+25+9», которая трактовалась так: «Продумайте каждый свой шаг, чтобы не коснулось вас какое-либо несчастье». Двенадцатигранники нисколько не облегчили мою задачу. Совет был весьма трудоемким для выполнения. Немного поразмышляв над ним, я решила, что надо прежде всего уделить внимание своему внешнему виду, ведь, как известно, в наше время встречают по одежке, точнее по ее бренду.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 [6] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация