А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Цирк, да и только" (страница 18)

   – Алло! – ответила я.
   – Таня, я тут кое-что вспомнил, это касается нашего последнего разговора о дачниках, – напомнил Юрий. – Когда я отработал в цирке первый сезон, Станислав Сергеевич отслужил последний. Он устроил грандиозную загородную вечеринку по поводу завершения карьеры и пригласил к себе на дачу буквально всю труппу, и меня в том числе. Дача у него была как раз на Волге, в поселке Сосенки. Уж не знаю, что стало с ней после его смерти, может, сыновья ее давно продали…
   – Так, если я правильно поняла, то Станислав Сергеевич – это отец Геннадия Вырубова, известный в прошлом клоун? – уточнила я.
   – Да, он самый. Станислав Сергеевич, пожалуй, единственный артист на моей памяти, который ушел не только с арены, но и вообще из цирка.
   – А что так? Здоровье не позволяло работать дальше?
   – Скорее амбиции. Вырубов-старший был заслуженным артистом СССР, лауреатом многих премий. Для него только одна должность подходила – директора цирка, но из Министерства культуры ему такого предложения не поступало. А униформу он надеть не мог.
   – Юрий, вы сказали, что у Станислава Сергеевича два сына. А второй тоже имеет какое-то отношение к цирку?
   – Андрей пошел по стопам матери, которая была травматологом. Она умерла еще до того, как Станислав Сергеевич ушел на пенсию. Что касается Андрея, то он в девяностых бросил практическую медицину и ударился в коммерцию – стал распространять биодобавки. Он на них чуть ли не весь цирк подсадил. Тогда это модно было. Мы с Людой, моей сестрой, тоже кое-какие БАДы у него покупали. Затем фирма, поставляющая эти биодобавки, закрылась, и Андрей остался без работы. Генка даже пытался пристроить его к нам в цирк травматологом, но старший брат надолго у нас не задержался. Он не привык к постоянным разъездам, поэтому после первых же гастролей уволился. Больше я ничего о нем не знаю.
   – Юрий, объясните мне, как найти дачу Вырубовых, – попросила я.
   – Таня, я был там пятнадцать лет назад. Тогда она была в первом ряду от Волги, но сейчас, возможно, кто-то еще ближе свои коттеджи поставил. Таня…
   – Да, – отозвалась я.
   – Неужели это Генка украл нашего тигренка?
   – Не исключено.
   – Вот так работаешь рядом с человеком и не знаешь, чего от него ожидать. Сегодня он животных ворует, а завтра киднеппингом займется, так что ли?
   – Юрий, давайте не будем делать преждевременные выводы. Помните, как я с Городецким просчиталась?
   – Да, тогда и у нас с Олей абсолютно не было сомнений, что Урал попал к нему в зоопарк… Таня, вы не переживайте, я никому ничего пока не скажу. Удачи вам!
   После разговора с Варецким я сразу же поехала в Сосенки. Мне давно не давал покоя вопрос о том, кто же является посредником между коверным и таксидермистом. Теперь появилось предположение, что этим мужиком в костюме, который договаривался с бомжем принять птицу через забор, был брат коверного. Возможно, в этот раз Андрей сам забрал у Геннадия тигренка через окно. Но вот передал ли он его таксидермисту, было пока неясно. Может, Урал ждет своей печальной участи за городом?

   Глава 11

   Дачный поселок Сосенки располагался на живописнейшем берегу Волги. Мне доводилось бывать там не раз, поэтому я неплохо ориентировалась на местности. Доехав до центра поселка, я припарковалась на стихийной стоянке, образовавшейся около продуктового магазина. На поиски дач Хмелева и Вырубовых я решила отправиться пешком. По дороге мне встретилась миловидная женщина лет пятидесяти пяти, и я обратилась к ней:
   – Здравствуйте! Вы не подскажете, как найти дачу Вырубовых?
   – Не знаю таких, – мотнула она головой из стороны в сторону. – Они давно ее купили?
   – Давно. Тогда Станислав Вырубов еще в цирке работал, клоуном.
   – Да, здесь многие работники культуры дома имеют, поначалу для них тут дачный кооператив и организовали, а потом все, кому не лень, стали в Сосенках коттеджи строить. Вон видите, шпиль с петушком? – Женщина показала рукой, куда смотреть. – Это дача художника Кузнецова, его вдова там музей организовала. А рядом с ним совсем заброшенный участок, хотя раньше там отдыхал Михаил Федоров, артист нашего драмтеатра. С тех пор как он в Москву уехал, там все заросло. Не понимаю, почему он дачу не продал. Может, к старости на родину вернуться думает?
   – Возможно, – я пожала плечами, не зная, как отвязаться от словоохотливой дачницы. Она, кажется, знала все, кроме того, что меня интересовало.
   – А еще здесь дача нашего известного тенора Ивана Хмелькова, – вдруг сказала собеседница. – После его смерти она все время сдается. Ни дочь, ни внук почему-то не хотят здесь жить, на лето постояльцев пускают.
   – А что, дача-то у него большая? – поинтересовалась я.
   – В свое время домик добротный был, а сейчас здесь таких коттеджей понастроили, что его и не заметишь. А садик? Раньше ухоженный был, а теперь так, бурьяном не зарос и ладно. А ты не снять ли дачу хочешь? – предположила дачница.
   – Хочу, – подтвердила я. – Раз вырубовскую не нашла, взгляну на хмельковскую. Вы не подскажете, как мне ее найти?
   – Отчего ж не подсказать? – Женщина четко и доходчиво рассказала, как найти дачу известного тарасовского тенора. Поблагодарив ее, я пошла по этому маршруту.
   Минут через десять я была у цели. Одноэтажный деревянный домик с верандой, наследником которого стал Антон, терялся на фоне соседних коттеджей. Остановившись около сосны, растущей перед самым входом на его дачный участок, я стала анализировать, с какой же стороны Хмельков соседствует с Вырубовыми. Впрочем, долго размышлять на эту тему мне не пришлось – из калитки вышел мужчина, похожий на Геннадия. Недолго думая, я направилась ему навстречу, а когда мы почти поравнялись, я ойкнула, сделав вид, что оступилась.
   – Девушка, что с вами? – тут же отреагировал дачник.
   – Кажется, я ногу подвернула. – Я стала усердно делать вид, что не могу самостоятельно и шагу ступить.
   – Давайте я вам помогу, – предложил мужчина лет сорока, аккуратно взяв меня под руку. Я уже не сомневалась, что это Вырубов. У Геннадия и Андрея был один и тот же, несколько сужающийся книзу овал лица, одинаковый разрез темных глаз. Только у Генки в глазах все время играли смешливые искры, а глаза Андрея были трагически печальными. Если младший брат был всегда идеально выбрит, то старший не брился уже дня два-три.
   – Спасибо, но я не хочу быть вам обузой. – Я скривилась, имитируя нестерпимую боль в щиколотке.
   – Не говорите так. Помочь вам – это мой долг, ведь я врач. Давайте мы пройдем ко мне в дом, я осмотрю вашу ногу и окажу первую помощь. Если перелома нет, то тугой повязки будет достаточно. А еще у меня есть мазь, которая снимает болевой синдром. – Андрей смотрел мне прямо в глаза, ожидая моего решения.
   – Благодарю вас за предложение, но я как-нибудь сама. – Я легонько отодвинула руку медика и попыталась сделать самостоятельно несколько шагов.
   – Напрасно вы отвергаете мою помощь. Поверьте, у меня нет в голове никаких посторонних мыслей. Я же вижу, вам больно наступать на ногу. Так к чему упрямиться? – У Андрея был тот же тембр голоса, что и у брата. – А знаете что? Не хотите заходить в дом – не надо. Я могу осмотреть вашу ногу в саду. У нас там есть столик, скамеечки. Ну, что скажете?
   – Похоже, у меня нет выбора. Мне действительно нужна медицинская помощь, – сдалась-таки я. – Вряд ли я найду здесь другого врача, а из города «Скорая» приедет через час, не раньше.
   – Пойдемте. – Андрей повел меня к своей калитке. Легонько наступая на свою «травмированную» левую ногу, я кое-как доковыляла до забора, а затем и до скамейки.
   – Вы подождите меня, я сейчас вымою руки и принесу аптечку. – Вырубов зашел в дом. Это был двухэтажный сруб с обширной резной верандой. Неподалеку от него стоял кирпичный гараж. Я подумала, если Урал здесь, в Сосенках, то, скорее всего, он в этом гараже.
   Андрей Вырубов был дипломированным врачом, поэтому при осмотре моей ноги он мог понять, что я симулирую травму. Надо было что-то предпринять, дабы он не уличил меня во лжи и не заподозрил, что я появилась здесь не случайно. Моей фантазии хватило лишь на то, чтобы растереть левую щиколотку до покраснения. Только я закончила эту процедуру, как доктор вернулся.
   – Как вас зовут? – запоздало поинтересовался он.
   – Лена, – ответила я, мило улыбнувшись.
   – А меня – Андрей Станиславович. Можно просто Андрей. – Вырубов присел передо мной на корточки. – Вы не могли бы снять обувь и поднять джинсы?
   – Могла бы. – Я скинула с левой ноги балетку и, несколько смущаясь, естественно для проформы, немножко подняла левую штанину.
   – Так больно? – спросил Андрей, пальпируя мою ступню.
   – Нет.
   – А так? – Вместо ответа я ойкнула. – Понятно. А так?
   – Очень больно, – процедила я сквозь зубы.
   – Могу вас, Леночка, успокоить, перелома нет. Скорее всего, это растяжение сухожилия. В городе вам надо будет обязательно обратиться в травмпункт и сделать снимок.
   – В город еще попасть надо. – Я посмотрела на гараж.
   – Я бы вас отвез на своей машине, – стал оправдываться Андрей, перехватив мой взгляд, – но у меня ее брат забрал на время, пока его «Форд» в ремонте.
   – Тогда придется такси вызвать. – Я стала расстегивать «молнию» на сумке.
   – Погодите, я сейчас намажу область травмы мазью, а затем наложу повязку. Вы не против?
   – Вы же профессионал, – польстила я самолюбию Андрея, – вам видней, насколько мне необходимы эти манипуляции.
   – Необходимы, – подтвердил тот и стал с превеликим удовольствием втирать мазь в мою щиколотку.
   Послышался звук, который вполне мог быть рычанием тигренка, и Вырубов едва не выронил из рук тюбик.
   – Что это за звук? – поинтересовалась я.
   – Вы знаете, Лена, это соседи собаку держат взаперти, вот она и бунтует, особенно по ночам, – не слишком уверенно соврал травматолог, махнув при этом головой в сторону хмельковского дачного участка.
   – Понятно. – Я не стала дальше развивать эту тему, чтобы притупить бдительность Андрея, хотя рычание явно доносилось не со стороны соседей, а от гаража. Мне во что бы то ни стало надо было задержаться здесь, поэтому про такси я пока не вспоминала. Когда доктор закончил натирать мазью мою ногу, я принялась его нахваливать: – Андрей Станиславович, у вас такие легкие руки. Пациенты, наверное, от вас без ума.
   – Вы знаете, я последние годы не практикую, – признался Вырубов. – Только не спрашивайте, почему. Так сложились обстоятельства. Но моя работа связана с медициной, я пишу статьи для одного научно-популярного журнала. Лена, а вы кем работаете?
   – Учительницей, – соврала я. Назвавшись именем своей подружки, я решила придерживаться ее биографии. – Преподаю французский.
   – Мне всегда нравился этот язык… А хотите чаю? – спросил Андрей после длинной паузы.
   – Лучше кофе.
   – У меня только растворимый, – признался Вырубов.
   – Ну что ж, растворимый так растворимый, – согласилась я. Это был тот редкий случай, когда я все-таки могла снизойти до этого напитка.
   – С молоком? – уточнил мой новый знакомый.
   – Нет, черный.
   – Тогда я пойду и поставлю чайник, а вы тут не скучайте, – Андрей улыбнулся мне впервые за все время нашего общения и пошел в дом.
   Я смотрела ему вслед и думала, что же предпринять дальше. Мне хотелось, чтобы финал расследования был эффектным, но для этого надо было вызвать сюда Геннадия, причем так, чтобы он ни о чем не догадался.
   – А вот и я. – Вырубов принес поднос с банкой кофе, сахарницей и двумя чашками. – Извините, у меня не оказалось ничего к чаю. Я как раз в магазин собирался сходить.
   – Так, значит, я помешала вашим планам?
   – О чем вы говорите! Я даже рад, что все так случилось. – Со стороны гаража снова донеслось рычание. Андрей неестественно закашлялся, дабы заглушить этот звук, а затем продолжил: – Нет, я не тому рад, конечно, что вы ногу потянули, а тому, что мы с вами познакомились. Знаете, здесь пока мало дачников, общаться совершенно не с кем.
   – А ваша семья? – спросила я, насыпая в чашку кофе. – Она в городе?
   – Семья? Я в разводе, – признался Андрей после некоторых раздумий. – Общаюсь я в основном с младшим братом.
   – Он тоже здесь живет?
   – Нет, Генка живет в городе, но часто меня навещает. Вот завтра собирался приехать, вернуть мне машину.
   – Вечером, после работы? – уточнила я.
   – Нет, с утра. Вечером он как раз работает. Я пойду за чайником, наверное, он уже закипел.
   Мне даже не пришлось прилагать большие усилия, чтобы вытянуть из Андрея нужную информацию. Обстоятельства складывались как нельзя лучше: Генка сам собирался приехать завтра утром в Сосенки.
   Вскоре Андрей принес электрический чайник и открытую пачку печенья.
   – Вот, в шкафу завалялась, – сказал он. – Вроде срок годности не закончился. Вы как к овсяному печенью относитесь?
   – Нормально. – Я подставила чашку, и Вырубов стал наливать в нее кипяток. При этом он умудрился пролить воду на стол. Чувствовалось, что Андрей нервничает. Может, поразмышляв, он заподозрил, что я не случайно здесь появилась?
   – Лена, а у вас здесь тоже дача или вы к кому-то в гости приехали? – поинтересовался Вырубов.
   – В гости, но не застала этого человека, – ляпнула я первое, что пришло мне в голову.
   – Вот как? И кто же он? Может, я его знаю?
   – Может быть, но я не хотела бы о нем говорить. Это личное, – я пригубила растворимую бурду. – Андрей, лучше расскажите, что за статьи вы пишете?
   – Это так скучно, – отмахнулся Вырубов.
   «Скучно»! Наверное, в лексиконе, да и в жизни его младшего брата такого слова не было. Ему всегда было весело, даже на грани провала. Я прямо спросила Геннадия, зачем он украл тигренка, а он лишь расхохотался. Если Андрей внешне был на него похож, то по характеру и темпераменту они были полной противоположностью друг другу. Тем не менее Вырубовы стали соучастниками двух эпизодов одного преступления. Венчик рассказывал, что мужик в приличном костюме, а это определенно был Андрей, строго-настрого предупреждал бомжа, чтобы он молчал о том, что ему передали птицу через забор. Ну кто, если не родной брат, будет заботиться о безопасности своего подельника больше, чем о собственной?
   – Если вы считаете, что скучно, то я не настаиваю. – Я откусила печенье и чуть не сломала зуб. После этого у меня был потерян интерес не только к тому, чем потчевал меня дачник, но и к общению с ним.
   – Леночка, о чем вы думаете? – поинтересовался Вырубов после длительной паузы.
   – Как добраться до города.
   – Оставайтесь здесь до утра, – предложил вдруг Андрей. – Нет-нет, не подумайте ничего плохого! Комнат в доме много… А завтра я сам отвезу вас в Тарасов.
   – Спасибо за предложение, но мне завтра рано утром надо быть в школе.
   – Нет, завтра утром вам надо к травматологу и на рентген, – возразил мой собеседник.
   – Вы знаете, ваша мазь подействовала, я уже не чувствую боли.
   – Это временный эффект. Я настоятельно рекомендую вам обратиться к специалисту.
   – Конечно, я завтра схожу к врачу, но во второй половине дня.
   – Вы совсем не заботитесь о своем здоровье, – пожурил меня Андрей и замкнулся.
   Ему явно не хватало тем для непринужденного разговора, да и вообще навыков общения с противоположным полом. Он даже клеил меня как-то неумело, по-дилетантски. Низкокачественный кофе, засохшее печенье и пресное общение никак не повышали его рейтинг.
   – Пожалуй, я вызову такси. – Я достала из сумки мобильник.
   – Лена, но, может, вы все-таки останетесь?
   – Андрей, я же объяснила вам, что мне завтра на работу. Мы с вами еще встретимся, возможно, очень скоро. Дайте мне номер своего телефона, – попросила я.
   Вырубов тут же продиктовал мне его. Я записала этот номер в память мобильника, а затем позвонила в фирму «Алло». Машина приехала минут через сорок, которые показались мне невероятно долгими. Время ведь течет по-разному в зависимости от того, в какой компании его проводишь. Нуднее собеседника, чем Андрей, я в своей жизни еще не встречала. Наконец на улице раздался звук клаксона. Опираясь на руку Вырубова, я доковыляла до такси. Андрей посадил меня в машину с шашечками и сказал, что будет с нетерпением ждать моего звонка.
   Я собиралась пересесть в свой «Ситроен», но когда мы доехали до центра поселка, увидела, что он заблокирован со всех сторон другими тачками. Пришлось оставить его здесь до завтра. По дороге в Тарасов я думала о том, как не похожи братья Вырубовы. У меня не было сомнений, что именно Геннадий втянул Андрея в обе авантюры с кражей животных, а не наоборот. Старший брат был совершенно безынициативен. Он, хоть и не был лишен милосердия, все же потворствовал преступлениям, скорее всего, потому, что материально зависел от Геннадия. Ну сколько Андрей мог заработать написанием своих статей? Скорее всего, только на растворимый кофе и овсяное печенье.
   Приехав домой, я первым делом сняла с ноги тугую повязку, которую наложил мне бывший травматолог, а затем позвонила Варецкому.
   – Алло! – ответил он.
   – Юрий, я знаю, что вам вот-вот выходить на арену, но у меня есть хорошие новости. Я нашла Урала.
   – Он жив?
   – Да, он жив. Я предлагаю поехать за ним завтра, но мне надо кое-что у вас уточнить.
   – Да-да, – с готовностью произнес мой клиент.
   – Вы случайно не знаете, какой завтра график работы у Вырубова?
   – Так, значит, это все-таки он? – В голосе дрессировщика послышались угрожающие ноты. – Да я его…
   – Спокойно, Юрий, спокойно! – попыталась я охладить пыл дрессировщика. – Я вас очень прошу, никому об этом пока не говорите, а главное – не пытайтесь самостоятельно разобраться с коверным. Как бы он не дал отмашку брату, чтобы тот избавился от улики.
   – Я понял, разборки оставим до завтра. А Ольге можно сказать, что Урал нашелся?
   – Если она не проболтается.
   – Она умеет держать язык за зубами. Татьяна, вы спросили, какой завтра у него график, – вспомнил Варецкий. – В первой половине дня у него репетиции нет, это точно. Его уже и не ставят в утренний график, ведь Генка все время опаздывает. А к часу дня Косицын собирает всю труппу.
   – Ясно, если мы приедем в Сосенки часам к десяти, то не опоздаем. – Я обсудила с клиентом наши планы на завтрашний день и отключилась.
* * *
   На следующий день я пришла в цирк к девяти часам и сразу направилась к заместителю директора по безопасности. Дверь в его кабинет была приоткрыта, но я все равно постучалась.
   – Да-да, – произнес Теплов, копаясь в своем портфеле.
   – Доброе утро, Валерий Валерьевич!
   – Татьяна? – Хозяин кабинета вскинул на меня удивленный взгляд. – Вы? Ну, здравствуйте! У вас опять ко мне какая-то просьба?
   – Я собираюсь ехать за Уралом. Вы со мной? – спросила я, не вдаваясь ни в какие подробности.
   – Так, – протянул Теплов, анализируя услышанное. – Вы это сейчас серьезно или как?
   – Конечно, серьезно.
   – Таня, давайте вы присядете и все обстоятельно мне расскажете. Где вы нашли тигренка? В каком он состоянии? Кто его похитил?
   – Валерий Валерьевич! У нас совершенно нет времени на разговоры. Если вы хотите участвовать в задержании преступников, то решайтесь на это поскорее, если нет, то так и скажите!
   – Ну конечно, я хочу в этом участвовать, только у меня сейчас совещание. Может, мы поедем после него?
   – Совещание придется отменить, – уверенно заявила я.
   – Ладно, тогда я предупрежу Косицына. – Теплов взялся за телефонную трубку. – Или он уже обо всем знает?
   – Нет, Артем Юрьевич пока не в курсе. О том, что тигренок нашелся, кроме вас, знают только Варецкие. Юрий поедет с нами. Больше никого посвящать в наши планы не стоит, дабы не было утечки информации.
   – Ладно. А куда надо ехать?
   – За город, причем на вашей машине.
   – Вы знаете, что у меня есть машина? – растерялся Теплов.
   – Валерий Валерьевич, это же здесь ни для кого не секрет. Поверьте, в моем предложении нет никакого подвоха. Я, конечно, могу справиться и без вас, но…
   – Хорошо, едем! – перебил меня замдиректора.
* * *
   Едва мы с Варецким сели в джип Теплова, как он потребовал у меня подробностей.
   – Валерий Валерьевич, мы сейчас едем в дачный поселок Сосенки. Знаете, где это?
   – Конечно.
   – А знаете, у кого из работников цирка там дача?
   – Нет, – пожал плечами Теплов, выруливая с парковки.
   – У Геннадия Вырубова.
   – Ни за что не поверю, что Генка украл тигра. Таня, а вы ничего не перепутали? – В голосе замдиректора по безопасности слышался неприкрытый скепсис.
   – Нет, я ничего не перепутала, – спокойно ответила я. – Валерий Валерьевич, мне понятны ваши сомнения. Я сама до последнего не верила, что Геннадий способен на такое. Но факты – вещь упрямая.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [18] 19 20

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация