А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Цирк, да и только" (страница 17)

   – Вы там что-то обнаружили? – поинтересовалась кадровичка.
   – Нет, вам показалось, – ответила я как можно непринужденней.
   Я не смогла справиться со своими эмоциями, и Юлия это заметила. Впрочем, не только она, но и Теплов. Хоть он промолчал, но определенно намотал себе на ус, что супруги Великановы заинтересовали меня больше, чем все предыдущие сотрудники цирка, личные дела которых я уже изучила. Вглядевшись внимательнее в их адрес, я поняла, что мои выводы были преждевременными. Да, эти дрессировщики проживали на той же улице, что и Антон Хмельков, но соседями их уж точно нельзя было назвать. Таксидермическая мастерская находилась в начале улицы, а дом, в котором были зарегистрированы Маргарита и Роман, располагался в конце. Между ними было кварталов шесть-семь. Сама не желая этого, я ввела замдиректора в заблуждение, и меня это даже позабавило. Пролистав еще несколько папок и не найдя в них ничего заслуживающего внимания, я наконец положила перед собой личное дело Геннадия Станиславовича Вырубова, коверного. Валерий Валерьевич уже не так пристально наблюдал за мной. Я бегло прочитала автобиографию Вырубова, а когда дошла до места его жительства, то не поверила своим глазам – Геннадий жил на Старой набережной. В другом документе было подчеркнуто, что адрес регистрации совпадает с фактическим местом его жительства. Так что соседом Хмелькова он никак не мог быть. Это меня одновременно радовало и огорчало. С одной стороны, мне меньше всего хотелось, чтобы злодеем оказался Вырубов. Но, с другой стороны, я поняла, что мое расследование забуксовало.
   – Будьте добры, – обратилась я к Юлии, – дайте мне дела на буквы «Г» и «Д».
   – Хорошо.
   Женщина сначала убрала все просмотренные мной папки, а затем положила передо мной новые.
   – Ладно, я, пожалуй, пойду. – Теплов наконец перестал вертеть в руках давно опустевшую чашку и направился к выходу. Задержавшись у двери, он сказал: – Татьяна, если я вам еще понадоблюсь, то обращайтесь. Я буду у себя.
   – Хорошо, – ответила я, не поднимая на Теплова глаз.
   Пересмотрев без особого энтузиазма новые папки, я сказала:
   – Пожалуй, я схожу в буфет, перекушу.
   – Как знаете, – пожала плечами Юлия.
   – Я еще вернусь, – предупредила я, выходя из отдела кадров.
   Дамы этому не слишком обрадовались, но и не возражали. Я зашла в буфет и увидела Ольгу Варецкую с помощницей Танечкой. Они ели йогурты. Взяв кофе с коржиком, я присоединилась к ним. Дрессировщицы смотрели на меня во все глаза, ожидая новостей. Конечно же, приятных.
   – К сожалению, пока ничего утешительного я вам сказать не могу.
   – Мы с Таней так и поняли, – вздохнула Ольга. – А у нас комиссия из Росцирка. Артем Юрьевич вертится как белка в колесе.
   – Наверное, ему здорово бы влетело за Урала, – предположила я, вернувшись к первой версии, возникшей с подачи воздушной гимнастки.
   – Ну что вы, – возразила Варецкая. – О приезде проверяющих было заранее известно. Мы бы на время забрали Уралушку домой. У нас ведь частный дом. Люда, Юрина сестра, ухаживала бы за ним.
   – Понятно. А что с лошадьми? Прояснилось, почему они внезапно заболели перед вчерашним выступлением?
   – С этим полные непонятки, – сказала Ольга. – Саша Абросимов предполагает, что Офелию и Князя кто-то накормил снотворным, правда, в очень маленькой дозе. Они не заснули, но их реакции были заторможены.
   В моей сумке завибрировал мобильник. Я достала его и по номеру, высветившемуся на дисплее, поняла, что это Кулько.
   – Да, Света, я тебя слушаю.
   – Таня, я встретилась с Антоном. Он показался мне очень симпатичным молодым человеком. Даже не верится, что Хмельков способен безжалостно убивать животных ради того, чтобы сделать из них чучела, – протараторила журналистка.
   Варецкая взяла свою помощницу за руку, давая ей понять, что не стоит слушать чужой разговор. Проявив деликатность, они вышли из буфета.
   – Знаешь, маньяки тоже производят положительное впечатление на свое окружение, – негромко сказала я, глядя им вслед.
   – Не знаю, с ними я еще не встречалась. Короче, я задала таксидермисту все вопросы, которые мы с тобой наметили, и даже добавила парочку своих. Не волнуйся, они были совершенно невинными. Понимаешь, Антон меня едва не раскусил, – вдруг призналась Кулько. – Похоже, он что-то заподозрил, поэтому стал спрашивать, кто у «нас» главный редактор, где находится редакция и дальше в том же духе. Хорошо, что я подготовилась и навела справки о «Тарасовском вестнике». Правда, один его вопрос все же застал меня врасплох.
   – Какой?
   – Хмельков стал обсуждать статью Анны Лифановой примерно месячной давности. Где он ее только нашел!
   – Наверное, этот номер у него случайно дома завалялся, – предположила я.
   – Наверное. Кто же знал, что он макулатуру всякую собирает! Я не знала, что говорить. Хорошо, мне как раз Миша эсэмэску прислал, а после того, как я ему ответ написала, мы уже не вернулись к этому вопросу. Я стала задавать Антону свои. В общем, все прошло более или менее гладко, – успокоила меня Света.
   – Молодец! До чего же вы договорились?
   – Ну так, – моя собеседница замялась. – Понимаешь, Таня, хотя я придерживалась делового стиля общения, Хмельков все время пытался меня кадрить. Он то в ресторан меня звал, то на шашлыки к себе на дачу. Разумеется, я отказывалась. Мне, кроме Миши, никто не нужен. А вот к себе в мастерскую он меня так и не пригласил. Сказал, что я могу увидеть его работы в стрелковом клубе «Арамис», в рыболовном магазине «Три пескаря» и в Покровском краеведческом музее. Туда я обязательно зайду прямо сегодня же, это ведь рядом с моим домом.
   – Света, а он тебе не сказал, где у него дача?
   – Где-то на Волге. А что?
   – Да так, ничего.
   – Я сказала Хмелькову, – продолжила журналистка, – что сфотографирую его работы, сделаю набросок статьи и тогда позвоню ему.
   – Ладно, Света, пока этому сценарию и следуй. Я с тобой созвонюсь. Пока!
   Поговорив с Кулько, я пригубила эспрессо. Он безнадежно остыл. Я допила его, но потом заказала еще одну чашку горячего напитка. Попивая его мелкими глотками, я анализировала услышанное. Мое внимание привлекло одно, казалось бы, малозначительное обстоятельство. Антон приглашал понравившуюся ему журналистку на дачу. Может, это сосед по даче поставлял ему животных? Хмельков жил не в многоквартирном доме, а в отдельно стоящем, частном, так что у него на улице Алексея Толстого с близкими соседями была напряженка. Надо было выяснить, есть ли дачи у Абросимова и Вырубова и где они находятся. В личных делах такая информация не содержалась, так что возвращаться в отдел кадров не было никакого смысла. Стоило поговорить об этом с Варецкими. Я уже собиралась вставать из-за стола, когда в буфет зашли супруги Великановы. Оба они явно были не в себе, Рита чуть не плакала. Я догадалась, что Теплов времени даром не терял. Выйдя из отдела кадров, он сразу же позвал к себе этих дрессировщиков и стал обвинять их в краже Урала. Я невольно улыбнулась его непрофессионализму и вышла из буфета.
   В гримерной был только Варецкий.
   – Проходите, Татьяна, – неприветливо сказал он, когда я к нему заглянула. – Я как раз хотел с вами поговорить.
   Я села в кресло перед зеркалом и повернулась к своему клиенту. Такое же суровое выражение лица у него было на арене, когда он работал с хищниками.
   – Да, Юрий, я вас слушаю.
   – Татьяна, вы уже пятый день занимаетесь расследованием, но подвижек как не было, так и нет, – начал он, глядя мне прямо в глаза. – Вы можете сообщить мне что-нибудь конкретное?
   «Если не можете, то я вас увольняю», – пролонгировала я ход мыслей своего клиента. Мне не хотелось посвящать кого бы то ни было во все детали расследования до тех пор, пока я не выясню, кто же все-таки украл Урала и жив ли он. Варецкий был настроен весьма решительно. Его можно было понять – он платил деньги и имел право знать, впустую они потрачены или нет. У Юрия создалось впечатление, что впустую, поэтому он решил сменить тактику. Все, как в работе с животными – если пряник не помогает, надо использовать кнут. Поразмыслив несколько секунд, стоит ли вводить дрессировщика в курс дела, я все же решила, что стоит. Точнее, что нет смысла молчать.
   – Мне наконец удалось выяснить, для каких целей был похищен Урал.
   – И для каких же? – уточнил Варецкий.
   Я собралась с духом и сообщила:
   – Он понадобился одному таксидермисту.
   – Кому? – Дрессировщик то ли не расслышал меня, то ли не поверил своим ушам. А может, он просто не знал, что это за профессия.
   – Изготовителю чучел, – пояснила я.
   – Значит, мы Урала больше не увидим, – Юрий заметно расстроился.
   – Пока утверждать это со стопроцентной уверенностью рано. Помните, вы в первый день спросили меня, какие шансы найти тигренка? Я сказала, что пятьдесят на пятьдесят. Теперь шансы стали намного меньше. Не исключено, что таксидермист уже законсервировал полосатую шкурку.
   – Да, скорее всего, так и есть, – обреченно произнес Варецкий. – Вот Ольга с Танечкой расстроятся.
   – Юрий, я вам сейчас все это рассказала, чтобы хотя бы вы были готовы к трагическому исходу и смогли морально поддержать женщин. Хотя, я повторяю, шанс найти Урала живым все еще есть.
   – Не успокаивайте меня! Прошла почти неделя со дня его исчезновения. Вряд ли кто-то будет терять силы и деньги на временное содержание животного. Урал хоть и маленький еще, но он все-таки хищник, уход за ним не так-то прост. С кормлением в его возрасте тоже большие проблемы. И потом, его где-то держать надо…
   – Я думаю, если Урал жив, то его держат не в городе, а, скорее всего, на даче.
   – Да какая разница! Проще, как вы выразились, законсервировать шкурку… Татьяна, вам удалось выяснить, кто из наших, цирковых, в этом замешан?
   – Я не могу назвать вам конкретную фамилию, но я почти уверена, что у этого человека имеется дача на Волге.
   – Во всяком случае, у Сашки Абросимова ее точно нет, – заверил Варецкий, не дожидаясь моего вопроса. – Он целыми днями торчит здесь, а жена сидит дома с двумя детьми. Им не до дачи. Что касается других ваших подозреваемых, то тут я ничего сказать не могу. Мне это неизвестно. Вот что, Татьяна, мы с Олей попробуем выяснить, кто из подозреваемых является дачником.
   – Ну, все семеро меня уже не интересуют. Селиванова, я думаю, можно исключить, так же как Косицына. Насчет Абросимова вы уже сказали. – По идее, меня интересовал только Вырубов, но я сознательно не стала сужать круг до одной кандидатуры. Не хватало того, чтобы дрессировщик устроил разборки с коверным. Это могло иметь необратимые последствия.
   – Я это учту, как только у меня будут новости, я вам позвоню. А сейчас, извините, мне надо идти.
   – Не буду вас задерживать.
* * *
   Сев в машину, я поехала на улицу Алексея Толстого. По дороге мне пришла в голову мысль о том, что надо раздобыть распечатку телефонных разговоров Хмелькова как с мобильного, так и со стационарного телефонов. Сначала я хотела позвонить Кирьянову, но потом передумала – он решал такие вопросы не самым оперативным образом, потому что делал официальные запросы операторам связи. Гораздо быстрее раздобыть подобную информацию мог Дима Авельянов. Припарковавшись за углом таксидермической мастерской, я позвонила знакомому программисту.
   – Алло! – ответил тот.
   – Дима, привет! Я тебя не отвлекаю от важных дел?
   – Ну так, – протянул он. – Я, конечно, работаю, но ты, наверное, тоже не от скуки звонишь.
   – Конечно, нет. Мне надо бы детализацию звонков по одному номерочку раздобыть. Причем срочно.
   – Диктуй номер.
   – Записывай, – я назвала десять цифр федерального номера, затем добавила: – А еще я хотела бы узнать номер домашнего телефона Хмелькова Антона Николаевича, проживающего на улице Алексея Толстого, десять, и, если можно, расшифровку его звонков с этого номера, ну и соответственно на него.
   – С тех пор как кабельную телефонию перевели на цифру, это стало возможно. Таня, а за какой срок тебе нужна информация?
   – За две последние недели.
   – Ладно, сейчас я свою работу закончу и займусь твоим вопросом. Тебя устроит, если я тебе на мыло сброшу обе распечатки?
   – Да, вполне, – поговорив с Авельяновым, я включила прослушку.
   В наушниках была полная тишина. Сначала я решила, что в мастерской никого нет, но минут через пять раздалась мелодия звонка мобильного телефона.
   – Алло! – ответил Антон. – Слушай, я сейчас занят. Давай как-нибудь на следующей неделе созвонимся? Хорошо, я сам тебе позвоню. Пока.
   Я поняла, что Хмельков работает, вероятно, над лесной диорамой. Ждать здесь было нечего, поэтому я поехала домой. Вся надежда была на распечатки его телефонных переговоров.
* * *
   Дома мне попался на глаза мешочек с гадальными двенадцатигранниками, и я решила спросить у них, насколько близок финал моего расследования. Достав косточки, я бросила их на стол. Двенадцатигранники немного покрутились и застыли, сформировав следующую числовую комбинацию: «5+36+17». Ее трактовка оказалась философской: «Продолжать смеяться гораздо легче, чем окончить смех». Ну, как тут было не подумать о коверном? Когда я на улице спросила Геннадия, зачем он украл Урала, тот стал смеяться громко и безудержно. Включить свое профессиональное умение ему было намного легче, чем сказать мне что-то вразумительное. Пока Вырубов хохотал, он размышлял над достойным ответом, но ничего толкового не придумал. Тем не менее неприятная ситуация, в которую я его поставила, была сглажена этим истерическим хохотом. Разобрав эту мизансцену, я мысленно перекинулась на другую, которая разыгрывалась уже на арене цирка. Коверный весело хохотал над зрительницей, безуспешно пытавшейся лопнуть шар, чтобы узнать, какая у него начинка. Геннадий продолжал смеяться даже тогда, когда к нему присоединилась добрая половина зрительного зала. Ему было гораздо проще продолжать хохотать, чем остановиться. Наверное, такое происходит каждый раз во время его реприз, и эту тактику Вырубов перенес за пределы цирка. Как ни крути, но мое расследование закончится только тогда, когда я заставлю коверного «окончить смех».
   Я убрала кости в мешочек и вдруг усомнилась в правильности своих выводов. А если все-таки не Геннадий украл тигренка? Зачем ему это? Материальных проблем он не имеет, так как не обременен семьей и имеет возможность подзаработать на корпоративах. Может, он в чем-то зависит от Хмелькова? Вряд ли. Скорее сам Геннадий способен манипулировать другими людьми. Я была вынуждена признать, что все-таки попала под влияние Вырубова. Он дважды подкидывал мне версии, далекие от истины. Впрочем, это тоже не являлось доказательством его вины. Любой человек имеет право на собственное мнение, в том числе на ошибочное. Не ошибается тот, кто ничего не делает, в данном случае ни о чем не думает. Я тоже ошибаюсь, но отношусь к этому философски – отработав каждую неверную версию, я приближаюсь к единственно верной.
   Версия о том, что директор замешан в исчезновении тигренка, попавшего в цирк нелегальным путем, была не такой уж нереальной. Особенно если учесть, что в Тарасов вот-вот должна была приехать (и приехала!) комиссия из Росцирка. Варецкие тоже не исключали, что такое возможно, но промолчали, чтобы я в начале своего расследования не оказалась в шорах предубежденности. Пообщавшись с Артемом Юрьевичем и прослушав его разговоры, я пришла к выводу, что он не лицемерит. За глаза говорит то же, что и в глаза. Для меня этого было вполне достаточно, чтобы убедиться в его невиновности.
   Вторую версию, сам того не подозревая, мне подкинул лысый дядечка, разыскивавшей в малосемейке своего пингвина. Его короткое замечание о том, что некий Городецкий забирает к себе «непослушных мальчиков», меня заинтересовало настолько, что я попыталась выяснить, кто же он такой. Оказалось, что он – покровский бизнесмен, устроивший на территории своей загородной усадьбы зоопарк. Возможно, я не ухватилась бы руками и ногами за эту версию, если бы не юбилей Городецкого, для которого нет лучше подарка, чем новый питомец. Поскольку Урал пропал за несколько дней до этого знаменательного события, то выводы напрашивались сами собой. Мне пришлось пообещать своему бывшему однокласснику Володьке Коврову, нашедшему способ попасть на эту закрытую вечеринку, собрать материал для статьи. Только я не нашла у Городецкого ни тигренка, ни каких-либо фактов, вписывающихся в формат скандальной газеты «Покровская волна».
   Третью версию мне подсказал Венчик Аякс. Неважно, что он бомж, со здравым смыслом у него все в порядке. Я многократно убеждалась в этом. Правда, в этот раз Вениамин несколько перемудрил, но я не так уж много времени занималась разработкой версии о том, что тигренок понадобился для научных экспериментов в области генной инженерии.
   Выяснение, правдива ли четвертая версия, подкинутая мне Геннадием, тоже не заняло много времени. Я пообщалась со своей клиенткой и поняла, что подозрения против Ивана Селиванова-Зельцер вовсе не беспочвенны. Этот акробат уже не раз устраивал Ольге подлянки из чувства ревности. Только Селиванов-старший разгромил эту версию в пух и прах. Я убедилась, что Иван не причастен к исчезновению Урала, к которому так привязалась его бывшая возлюбленная. Более того, акробат еще и поспособствовал тому, что Варецкие обратились ко мне за помощью.
   Пятую версию я выдвинула сама, зацепившись во время антракта за слово «чучело», в сердцах брошенное зрительницей. Она употребила его в переносном смысле, но я подошла к рассмотрению вопроса прямолинейно и не ошиблась. Подслушав разговор единственного в нашем городе, да и в области таксидермиста с его бывшей преподавательницей, я поняла, что тигренок был похищен из цирка для Хмелькова. А сделал это его сосед…
   Я подумала, что прошло уже достаточно времени для того, чтобы Димка успел вскрыть интересующие меня базы данных и сбросить информацию на мой электронный ящик. Открыв свою почту, я обнаружила там несколько писем, в том числе от Авельянова. Бегло проверив всю корреспонденцию, я загрузила в компьютер файл, который хакер прикрепил к своему письму. Прежде чем заняться детальным изучением расшифровки телефонных звонков таксидермиста, я взяла небольшой тайм-аут для того, чтобы сварить себе кофе. Минут через пятнадцать, смакуя мелкими глоточками горячий ароматный напиток, я принялась за работу, от которой зависел финал моего расследования. Антон наверняка связывался по телефону со своим соседом. Осталось только вычислить нужный номер.
   Мне сразу бросилось в глаза, что Хмельков чаще всего общался с одним и тем же абонентом, причем как по городскому телефону, так и по мобильному. Я предположила, что это могла быть Лазарева, и тут же решила проверить свою гипотезу. Поскольку городской телефон у меня был с антиопределителем номера, я им и воспользовалась.
   – Алло! Слушаю вас! Алло! Вас не слышно, – этих фраз, сказанных голосом, очень похожим на мужской, было вполне достаточно для того, чтобы я смогла убедиться в правильности своих предположений. С Таисией Вениаминовной Антон связывался гораздо чаще, чем с другими абонентами. Я выделила строчки с номером ее телефона курсивом, чтобы больше на них не отвлекаться.
   Предположив, что таксидермист разговаривал со своим соседом перед похищением тигренка и сразу после него, я стала изучать звонки, зафиксированные в прошлую среду. По мобильному телефону Хмельков разговаривал в тот день только один раз, с Лазаревой, а вот на его домашний телефон поступило два звонка. Один был в 21.02, а второй – около полуночи. Время слишком красноречиво свидетельствовало о содержании разговора. В девять вечера начинается второе отделение, в котором выступают Варецкие. Так что злоумышленник мог не опасаться, что встретит в изоляторе дрессировщиков. Сделав последние приготовления, он отзвонился заказчику. А около полуночи, уже после того как передал Урала через окно швейного цеха посреднику, он еще раз связался с Хмельковым. Вор наивно полагал, что звонки на домашний телефон невозможно отследить. Подняв курсор выше, я увидела, что Антон не раз звонил этому же абоненту из дома.
   Итак, дело осталось за малым – набрать этот номер и попытаться по голосу узнать человека. Допив последний глоток кофе, я позвонила предполагаемому похитителю. Увы, номер был отключен. Может, этот абонент в данный момент очень сильно занят, поэтому просто отключил свой мобильник? Свой… А кто сказал, что вор звонил таксидермисту с номера, зарегистрированного на свое имя? Не так уж и сложно заполучить левую симку. Возможно, она больше вообще не будет использоваться. Я снова набрала тот же номер телефона, но ничего не изменилось – он по-прежнему был отключен. Только я подумала о том, что надо все-таки выяснить, на кого зарегистрирована эта симка, как зазвонил мой мобильный.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [17] 18 19 20

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация