А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Цирк, да и только" (страница 16)

   Света наконец-то отложила в сторону мобильник и, глядя на меня, тоже стала есть. Хотя вряд ли можно было назвать едой салатик из капусты. Так, легкая закуска. Похоже, девушка берегла свою фигуру. Я поглядывала на нее и думала, можно ли доверить этой девчонке участие в важной операции. Она была очень молода, но уже успела стать заложницей некоторых стереотипов. Не исключено, что это именно Ковров вдолбил в ее симпатичную головку, что сенсация может быть только со знаком «минус». Володька и в школьные годы был бунтарем, которому все равно было, против кого выступать, лишь бы выделиться на общем фоне. Света не ошибалась, утверждая, что газета, главным редактором которой являлся мой бывший одноклассник, сильно отличалась от остальных местных изданий. «Покровская волна» – это даже не желтая пресса, а скорее черная. Она ежедневно выливала на читателей тонны информационной грязи, не всегда правдивой.
   Света быстренько разделалась с капусткой и спросила:
   – Так на чем мы остановились?
   Поскольку у меня на примете не было другой кандидатуры, я решила рискнуть, попросив Кулько осуществить завтра отвлекающий маневр. К просьбе я стала подходить издалека:
   – Света, скажи, а это принципиально, о ком будет статья?
   – Что-то я тебя совсем не понимаю, – насторожилась девушка.
   – Понимаешь, у меня есть для тебя совсем другая тема. Вернее, тема та же – жестокое обращение с животными, но вот действующие лица совсем другие.
   – А они покровчане? – поинтересовалась Кулько.
   – По крайней мере одна из них – да. – Я вкратце ввела ее в курс дела.
   – Таксидермия? Пожалуй, это нам подходит, – удовлетворенно кивнула Светлана. – А знаешь, в Детском парке, рядом с которым я живу, пропали белки. Вдруг они на чучела пошли?
   – Не исключено.
   Кулько о чем-то задумалась, а затем спросила с боевым задором:
   – Таня, а у тебя есть с собой материалы по таксидермистам? Можно мне их посмотреть?
   – Дело в том, что тебе придется самой немножко потрудиться, – эти слова разочаровали мою собеседницу. Искорки в ее глазах сразу потухли. – Света, ты же не думаешь, что тебе все время кто-нибудь будет приносить информацию в готовом виде? Или думаешь?
   – Конечно, нет, – промямлила Кулько, несколько смутившись. – Просто твое предложение так неожиданно… Я не готова…
   – Не волнуйся, я тебя подготовлю, устрою, так сказать, мастер-класс. Мне кажется, тебе не стоит упускать такой шанс.
   Девушка колебалась. Я не торопила ее с принятием окончательного решения. Для пользы дела надо было, чтобы Света прониклась важностью предстоящей ей миссии. В противном случае она могла испортить мою задумку.
   – Ну хорошо, я согласна. Что надо делать? – поинтересовалась журналистка.
   – Позвонить завтра таксидермисту, договориться с ним о встрече, ну, и, разумеется, взять у него интервью.
   – А если он откажется?
   – Антон согласится, – заверила я Светлану. – Он сам заинтересован в этой встрече и даже ждет звонка. Сейчас мы составим с тобой список вопросов, которые надо будет ему задать, а также обозначим темы, которые лучше обходить.
   Кулько тут же полезла в свою сумочку, достала из нее ручку с блокнотом и стала записывать то, что я говорила.
   – Ну, вот и все, – подвела я итог. – Для первой встречи этого будет вполне достаточно.
   – Таня, извини, но ведь это совершенно пустые вопросы. Просто детский сад какой-то. – Светлана вдруг решила проявить профессиональное рвение, начала меня критиковать. – Журналисты не должны обходить острые углы, понимаешь? По-моему, надо обязательно поинтересоваться, где Антон берет животных и каким образом умерщвляет их.
   – Ни в коем случае! Света, пойми, на данном этапе перед тобой стоит задача притупить бдительность таксидермиста, дав ему понять, что ты видишь в нем талантливого художника.
   – А если я не вижу? Точнее, не видела ни одного его чучела?
   – Тебе надо расположить Антона к себе, и тогда, я уверена, он покажет тебе свои работы.
   – Ну я не знаю… Если ты считаешь, что надо действовать именно так… Ладно, я буду задавать только те вопросы, которые ты порекомендавала, – согласилась Кулько, но без особого удовольствия.
   – Теперь самое главное: тебе придется представиться журналисткой из газеты «Тарасовский вестник» Анной Лифановой.
   – Это еще зачем? – удивилась Светлана. – Значит, информацию буду добывать я, а воспользуется ей моя конкурентка? Где справедливость?
   Я попыталась успокоить журналистку, которой овладела профессиональная ревность:
   – Лифанова об этом ничего не узнает. Ее имя нужно лишь для прикрытия. Сама посуди, если ты представишься корреспонденткой «Покровской волны», согласится ли Антон на встречу?
   – Городецкий не соглашался. Вероятно, и Хмельков найдет предлог, чтобы отказаться, – предположила Кулько после некоторых раздумий. – По-моему, я поняла, в чем моя ошибка: не надо сразу называть издание, в котором я работаю.
   А по-моему, ошибка этой девушки была в другом – ей не надо было устраиваться на работу к Коврову. Впрочем, и подобный опыт может пригодиться в жизни.
   – Да, Света, ты начинаешь правильно мыслить. Итак, поскольку тебе придется представиться таксидермисту Лифановой, то надо будет несколько изменить внешность, чтобы стать похожей на нее.
   – А он что, уже ее видел?
   – Нет, но я под видом этой журналистки приходила в университет на кафедру анатомии и физиологии, где работает Лазарева, – я напомнила Кулько, какую роль в становлении Антона как таксидермиста играет Таисия Вениаминовна. – Поскольку Анна брюнетка, мне пришлось воспользоваться париком. Я тебе одолжу «черное каре», оно лежит у меня в машине.
   – Может, я назову любое имя, что называется, от фонаря? – Света так и пыталась сделать по-своему.
   – Пойми, подготовительная работа была проведена от лица Лифановой, значит, позвонить завтра Антону должна именно она. Ясно?
   – Ясно, – кивнула Кулько. – Таня, а можно мне с Владимиром Николаевичем посоветоваться? Вдруг он не одобрит эту тему?
   – Ну, если ты не можешь принять решение самостоятельно, то посоветуйся с Ковровым. Только прямо сейчас – мне надо твердо знать, что завтра утром ты позвонишь Антону. В противном случае мне придется обратиться за помощью к другой журналистке. У меня одна знакомая в «Тарасов-сити» работает…
   – Ладно, не буду отвлекать Владимира Николаевича. В конце концов, надо когда-то начинать самостоятельно искать сюжеты, – вполне здраво рассудила Кулько. – Хорошо, я надену парик, хотя мне черный цвет совершенно не идет.
   – Это еще не все. Ты девушка высокая, мы с Лифановой пониже будем.
   – И что же делать?
   – Оптимальный вариант – назначить встречу в кафе и прийти туда пораньше. Если вы будете общаться сидя, твой рост не так будет бросаться в глаза.
   – Я всегда считала, что мой высокий рост – это плюс, а теперь выходит, что минус, – расстроилась девушка.
   – Конечно, плюс, просто тебе завтра не на подиум надо, а в другое место, да еще под другим именем.
   – Я понимаю. – Светлана обреченно вздохнула.
   Подошла официантка и принесла мне вторую чашку кофе.
   – Спасибо. Счет подготовьте, – попросила я ее.
   Она посмотрела на Кулько.
   – Не надо счета, – сказала Светлана, и официантка удалилась. Заметив недоумение на моем лице, журналистка пояснила: – Я ведь говорила тебе, что этот ресторан принадлежит моему парню, так что ужин за счет заведения. Миша мне так сказал.
   – Ну, если вы так решили, то я ничего против не имею. Спасибо за угощение.
   Я допила эспрессо, и мы со Светой вышли из ресторана. Она помахала рукой парню, сидящему в «Ауди», но направилась не к нему, а к моей машине. Я вынула из бардачка пакет с черным париком и дала напоследок еще несколько ценных указаний:
   – Света, запомни, тебе надо связаться с Антоном завтра утром, часиков в девять. А главное – не забудь надеть на встречу с ним этот парик.
   – Я поняла, поняла. – Кулько оглянулась и снова помахала рукой своему парню.
   – Информируй меня о каждом своем шаге. Созвонишься с ним – набери мне. Встретишься с ним – снова позвони мне.
   – Хорошо.
   – Ну все, беги к своему Мише. Пока!
   Я смотрела девушке вслед и думала, как бы она завтра что-нибудь не перепутала. Быть влюбленной – это, конечно, здорово, но пылкие чувства иногда мешают работе. Услышала ли она все мои увещевания? Не захочет ли проявить инициативу? Света села в «Ауди» и поехала в центр Покровска, а я направилась в Тарасов.
   Как же перевернулась система ценностей! Прессу уже не интересуют положительные герои. Журналистов хлебом не корми, а дай материал про какого-нибудь отъявленного негодяя, кровожадного убийцу, серийного маньяка. Читатели просто не поверят, что рядом с ними живут люди, которые способны проявлять сострадание к ближним и уж тем более к братьям нашим меньшим. Я рассказала Кулько о том, какой на самом деле Городецкий, и ей показалось, что таких людей не существует по определению. Зачем лечить лису, если можно потратить эти деньги на шопинг, SPA и развлечения для себя или членов своей семьи? Зачем держать животных, если нельзя извлечь из этого прибыль?
   Хорошо, хоть к таксидермии у нас отношение было одинаковое. Света согласилась со мной, что изготовление чучел – дело очень деликатное в этическом смысле. Нельзя хватать любое подвернувшееся под руку животное, чтобы превратить его в таксидермическую скульптуру. Тут нужен очень тонкий, избирательный подход. Только у Хмелькова с Лазаревой имелось иное мнение на сей счет. И эти персонажи были как раз в формате того покровского издания, которое представляла Светлана Кулько.

   Глава 10

   В половине девятого утра я проехала по улице Алексея Толстого мимо таксидермической мастерской. Судя по открытому окну, Хмельков был уже там. Завернув за угол, я, как и в прошлый раз, припарковалась около офисного здания, выключила двигатель и надела наушники. Фоновый шум подтверждал, что в мастерской кто-то есть. Периодически слышались шаги, звон посуды, покашливание. Мне было важно убедиться, что Света не только позвонит Антону, но сделает это вовремя, до того, как Лазарева соберется наводить справки о журналистке Лифановой. Таисия Вениаминовна хотела заняться этим вопросом после второй пары. Я была убеждена, что она откажется от этой затеи, если узнает, что Анна никуда не пропала, а все-таки позвонила ее ученику. Только Кулько не спешила выполнять свое обещание. Часов до десяти я особо не нервничала, а в начале одиннадцатого не выдержала и набрала мобильный номер Светланы.
   – Алло! – ответила она шепотом.
   – Света, как твои дела?
   – Таня, извини, у нас совещание, я не могу говорить, – после этих слов журналистка сразу же отключилась.
   Время подходило к одиннадцати, а Кулько все еще не звонила таксидермисту. Я не верила, что совещание длится уже два часа. Мне вдруг подумалось, а не морочит ли Светочка мне голову? Вдруг она все-таки решила посоветоваться с главным редактором, и он не одобрил нашей с ней инициативы? Идти со мной на откровенный конфликт Володька не захотел и посоветовал своей сотруднице просто тянуть время, не отказываясь от своих обещаний, но и не выполняя их. В таком случае мне надо было срочно менять планы. Только я так подумала, как в наушниках послышался отдаленный голос.
   – Да, это я. Очень приятно. Польщен… Не вижу причин, чтобы вам отказать. Давайте не будем откладывать нашу встречу. Хорошо, в час дня в кафе «Дилижанс». Анна, а как я вас узнаю? Брюнетка в красной кофточке? Я запомню. До встречи! Yes! – воскликнул Антон, закончив разговор с журналисткой.
   Сразу после этого Света перезвонила мне. Я сняла наушники и ответила:
   – Алло!
   – Таня, привет! Ты извини, что я связалась с Хмельковым с некоторым опозданием, просто раньше никак не получалось. Мы с ним встречаемся в тринадцать ноль-ноль, – сообщила Кулько запыхавшимся голосом.
   – Надеюсь, этому ничто не помешает.
   – Не должно, – заверила меня Света и отключилась.
   Когда я снова надела наушники, в мастерской уже шел разговор. Мой расчет оказался верным – Антон сразу же поставил Лазареву в известность о звонке журналистки Лифановой.
   – Таисия Вениаминовна, да говорю же вам, это совсем другая женщина. Голоса у них совершенно непохожи. Да разве я не понимаю? Конечно, я буду думать, прежде чем отвечать на ее вопросы… Ладно, спрошу… Хорошо, после встречи с ней я вам обязательно перезвоню. Спасибо. – Не иначе, Лазарева пожелала своему ученику удачи.
   Убедившись, что все идет по плану, я поехала в цирк. Минут через двадцать я уже была на месте, но, несмотря на наличие свободных парковочных мест, не стала светиться у служебного входа, проехала мимо и припарковалась на соседней улице. Прежде чем выйти, я позвонила Кирьянову.
   – Слушаю вас, – ответил он суперофициальным тоном.
   – Здравствуй, Владимир Сергеевич! Как твои дела?
   – Добрый день, Танюша, – голос полковника полиции подобрел. – У меня все хорошо. А у тебя?
   – Да и у меня неплохо. – После обмена дежурными фразами я обратилась к Кире с просьбой: – Володя, ты мне один адресок срочно не пробьешь?
   – Отчего нет? Кто тебя интересует? – услужливо поинтересовался мой приятель.
   – Антон Хмельков. Отчества, извини, не знаю. Год рождения – ориентировочно восьмидесятый.
   – Минуточку, сейчас я попрошу Ильина, чтобы он поискал этого человека в нашей компьютерной базе. – Мне было слышно, как Кирьянов повторил своему сотруднику данные, которые я назвала. Пока он искал адрес Хмелькова, мы с Володькой болтали о каких-то пустяках. Потом на том конце послышался еще один голос. – Таня, тут мне Сергей подсказывает, что в Тарасове есть только один Хмельков – Антон Николаевич, семьдесят девятого года рождения.
   – Где он зарегистрирован?
   – На улице Алексея Толстого, – Киря назвал адрес мастерской. Я не была уверена, что таксидермист живет там же, где работает. Запах химикатов, которым была пропитана комната для посетителей, показался мне неистребимым.
   – Спасибо тебе за справочку, – поблагодарила я полковника.
   – Пустяки, обращайся! Поможем чем можем, – Киря, как всегда, был любезен.
   Убрав телефон в сумку, я вышла из машины и отправилась в цирк. На вахте сидел Андрон. Увидев меня, он вышел из своей будки и пошел мне навстречу:
   – Здравствуйте, Татьяна! Как продвигается ваше расследование?
   – Поступательно, – ответила я. – Пропустите меня без заявки?
   – Разумеется. А вы к кому конкретно идите? Мне в журнале надо записать. К Варецким?
   – К Косицыну.
   – Он где-то по территории с проверяющими ходит. – Андрон пригладил свои пышные усы.
   – Тогда я к Теплову загляну.
   – Проходите. – Охранник вернулся в застекленную будку.
   Я поднялась на второй этаж и только хотела постучаться в кабинет заместителя директора по безопасности, как дверь открылась.
   – Татьяна? Вы ко мне? – растерялся Валерий Валерьевич.
   – К вам.
   – Проходите. Что у вас нового?
   – Мое расследование подходит к заключительной стадии, – ответила я, уже войдя в кабинет. – Мне нужна ваша помощь.
   – Силовая поддержка во время задержания преступника? – уточнил Теплов с некоторым сарказмом.
   – Нет, пока информационная. Я хотела бы уточнить адреса некоторых сотрудников.
   – Некоторых, – повторил Валерий Валерьевич, – то есть вы хотите сказать, что в пропаже тигра замешаны несколько человек?
   – Не думаю. Просто мне нужны кое-какие адреса.
   – Чьи конкретно?
   Я уже собиралась назвать фамилии подозреваемых, но в последний момент передумала. Не доверяла я Теплову, пока не понимала, почему, но не доверяла.
   – Валерий Валерьевич, может быть, вы просто проводите меня в отдел кадров и попросите тех, кто там работает, оказать мне содействие? – попросила я.
   – Татьяна, я имею право знать, на кого пали ваши подозрения! – Замдиректора встал в начальственную позу.
   – Вы имеете право знать окончательный результат расследования, а не промежуточный, – заметила я.
   – Поймите, я отвечаю здесь за безопасность, в том числе информационную. Вы в курсе, что передавать кому-либо паспортные данные без согласия тех лиц, которым они принадлежат, запрещено? – Теплов сощурился.
   – Вы предлагаете оповестить подозреваемых, что они находятся на крючке? – усмехнулась я.
   – Нет, достаточно того, что вы назовете их фамилии мне.
   До меня вдруг дошло, почему Теплов выбрал такую позицию: он вел свое собственное расследование и пока в нем не преуспел.
   – Татьяна, ну что вы так скрытничаете? У нас ведь с вами общая цель. И я, и вы заинтересованы в том, чтобы найти негодяя, затесавшегося в наши ряды. Давайте работать вместе, – предложил Валерий Валерьевич.
   Это был момент истины! Замдиректора по безопасности понял, что сам не способен раскрыть преступление. Расписываться в собственной несостоятельности он не хотел, поэтому решил примазаться ко мне, чтобы потом не краснеть перед директором.
   – Я считала, что мы с вами уже работаем вместе. Но раз вы отказываетесь помочь мне в таком пустяковом вопросе, как предоставление доступа к личным делам некоторых сотрудников, то я уже начинаю сомневаться в этом. А знаете, я, пожалуй, пойду к Артему Юрьевичу! Думаю, он решит этот вопрос за считаные секунды. – Я развернулась и протянула руку к двери.
   – Ну хорошо, – сдался-таки Теплов, – пойдемте в отдел кадров. Зачем беспокоить Косицына по таким пустякам? У него и без этого дел хватает. Кстати, вчера к нам приехала комиссия из Росцирка. Она могла бы обнаружить Урала…
   Замдиректора не стал дальше распространяться на эту тему. Я и сама догадалась, что у Косицына могли быть неприятности из-за того, что он не сообщил об уральской находке. Но, как говорится, нет худа без добра. Хотя эта поговорка была бы к месту только в том случае, если Урал был еще жив. Но уверенности в этом у меня заметно поубавилось. Скорее всего, от него осталась одна шкурка, которую Антон собирался набить опилками.
   Мы зашли в отдел кадров, и Валерий Валерьевич попросил женщин показать мне личные дела некоторых сотрудников.
   – Кто именно вас интересует? – поинтересовалась та из женщин, что сидела рядом с сейфом.
   – Для начала дайте мне дела тех, чьи фамилии начинаются на буквы «А», «Б» и «В».
   – Хорошо, – кивнула кадровичка, – присаживайтесь сюда, за свободный стол. Я сейчас дам вам эти папки.
   Я села на предложенное место, а Теплов подошел к женщине, сидящей около окна, и стал задавать ей какие-то бессмысленные вопросы. Он явно искал повод, чтобы здесь задержаться.
   На первую букву алфавита начинались фамилии пяти сотрудников цирка. Все они когда-то были у меня под подозрением. Только Абросимов и братья Алиевы проживали далековато от улицы Алексея Толстого. Ветеринар был зарегистрирован в Трубном районе, на проспекте Энтузиастов. Тимур Алиев жил в пригороде Тарасова, в Березиной речке, а трое его братьев – в Волжанском районе, но по разным адресам. Отложив эти папки в сторону, я стала просматривать личные дела тех, чьи фамилии начинались на вторую букву алфавита. Их было всего три. Для пущей важности я пролистала личное дело буфетчицы Басовой. Она была прописана в малосемейке на Пушкинской улице. Затем я поинтересовалась биографией фокусника Льва Бирмана. Тот оказался чуть ли не моим соседом – жил в доме напротив. Когда я открыла личное дело Екатерины Евгеньевны Быстрининой, Теплов подошел ко мне и стал усердно делать вид, что рассматривает течь на потолке. Все его вопросы к сотрудницам отдела кадров исчерпались, а вот интерес к моим подозреваемым не пропал, а только усилился. Кадровичка, сидящая рядом с сейфом, предложила:
   – Валерий Валерьевич, может, вам чайку налить?
   – Спасибо, Юля, не откажусь, – с радостью согласился тот.
   – А вы чай будете? – обратилась она ко мне.
   – Нет, я работаю, – ответила я, уткнувшись взглядом в личное дело Быстрининой.
   Екатерина Евгеньевна проживала далековато от мастерской Хмелькова, что меня ничуть не удивило.
   Затем я стала изучать личные дела сотрудников, чьи фамилии начинались на третью букву алфавита. Мне хотелось сразу же заглянуть в папку Вырубова, но я находилась под наблюдением Теплова, поэтому работала без суеты, просматривала подряд все папки, лежащие строго в алфавитном порядке.
   – Вы что же, и Варецким не доверяете? – усмехнулся Валерий Валерьевич, размешивая сахар. – Это же ваши клиенты.
   Я проглотила его язвительное замечание и положила перед собой личное дело Маргариты Великановой, дрессировщицы собачек и пеликанов. Мне сразу бросилось в глаза, что она зарегистрирована на улице Алексея Толстого, как и ее муж, Роман Великанов, вместе с которым она выступала в первом отделении циркового шоу. Неужели все мои прежние изыскания оказались далекими от истины? В кражах Аркаши и Урала оказались замешаны люди, не входившие в круг моих подозреваемых? Да как же эти артисты, сами работающие с животными, могли снабжать таксидермиста необходимым ему материалом!?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [16] 17 18 19 20

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация