А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Цирк, да и только" (страница 15)

   – А скажи-ка мне, Антоша, откуда эта заказчица на тебя свалилась?
   – Ей рекомендовали меня в стрелковом клубе. А что?
   – Пока ничего. А как эта заказчица выглядит?
   – Молодая и по всему видно, что состоятельная: подкатила сюда на красном «Ситроене», одета с иголочки, золота на ней до фига. Такая жаться точно не будет, – резюмировал Антон.
   Надо сказать, именно такое впечатление я и собиралась на него произвести.
   – Брюнетка?
   – Нет, рыженькая.
   – Это хорошо, что не брюнетка.
   – А при чем здесь цвет ее волос? – удивился таксидермист.
   – Да видишь ли, Антоша, в чем дело, сегодня ко мне на кафедру приходила какая-то журналистка. Дима описал ее как жгучую брюнетку.
   Оказывается, второй голос все-таки принадлежал женщине! И не кому-нибудь, а Таисии Вениаминовне Лазаревой.
   – А что она хотела? – поинтересовался Антон у преподавательницы.
   – Написать статью о таксидермии и таксидермистах.
   – Так это же здорово! – оживился Хмельков. – Другие деньги платят, чтобы себя пропиарить в средствах массовой информации, а нам бесплатная реклама в руки плывет. По-моему, упускать такой случай нельзя.
   – Остынь, мальчик мой. Журналистка меня не дождалась. Она приходила, когда я была на семинаре. Если бы я заранее знала о ее визите, то не пошла бы на перемене в деканат… Журналистка взяла у Димы твой телефон и ушла.
   – Мне, кроме Ольги, этой рыженькой заказчицы, никто больше не звонил.
   – Вот это и настораживает.
   – Таисия Вениаминовна, я не понимаю, чего вы так заволновались? Сегодня не позвонила, завтра позвонит…
   – Дай бог, дай бог! Хотя не нравится мне такое совпадение. То мы с тобой никого не интересовали, то сразу двое проклюнулись… Ладно, расскажи все в деталях про твою заказчицу. И подлей мне еще заварки!.. Спасибо, достаточно.
   – В деталях? Ну, сначала Ольга сказала, что ее интересует экзотика, но когда я дал ей понять, что с таким материалом проблема, она сразу остыла и поинтересовалась, какие варианты еще возможны. Я предложил ей вашу идею, некрасовских зайцев, – уточнил Антон, – но она ее отвергла.
   – Почему? – с досадой вопросила Лазарева.
   – Ольга сказала, что подобная композиция занимает слишком много места. И тогда я вынес на ее суд другую вашу идею – трех стерлядок.
   – Так? И что она сказала по этому поводу? – заинтересовалась Таисия Вениаминовна.
   – Сначала Ольга и это предложение отмела, потом заколебалась и, в конце концов, едва не согласилась на него. Но я все-таки решил, что ей можно и нужно предложить тигра…
   – То есть ты вот так взял и раскололся при первой встрече? – В голосе Лазаревой послышалась укоризна.
   – Пока нет. Я лишь сказал Ольге, что, возможно, удастся раздобыть для нее очень интересный материал, и попросил перезвонить мне дня через два. Она обрадовалась и даже пообещала подогнать мне заказчика на зайцев.
   – Заманчиво!
   – А я что говорю? Таисия Вениаминовна, вы мне поможете с тигром?
   – Антоша, когда я тебе отказывала? Да ты погоди из штанов-то от радости выпрыгивать! Тут все как следует обмозговать надо. Ты говорил, что цирк на ушах из-за пропавшего тигренка стои`т. Что твой человек говорит, улеглись там страсти или нет?
   – Пока нет.
   – Вот видишь! Торопиться с этим не стоит, – назидательно пробасила Лазарева.
   – Кто мог подумать, что дрессировщикам придет в голову нанять частного детектива? – посетовал Хмельков.
   – Антон, ты говорил, что это женщина? Какого она возраста? – уточнила преподавательница.
   – Я же ее не видел, вроде бы молодая.
   – Вот видишь, снова молодая женщина. – Лазарева оказалась на удивление проницательной. – Не нравится мне все это, очень не нравится.
   – Таисия Вениаминовна, но ведь вы же сами подсказали мне наладить связь с цирком через моего соседа.
   – А я и не отказываюсь. Где бы мы еще тогда с тобой пеликана взяли?
   – Но…
   – Антоша, помолчи, дай подумать! Как бы нас не обложили со всех сторон, как волка красными флажками, – не на шутку встревожилась покровительница начинающего таксидермиста.
   Хмельков держал паузу минут пять, потом все-таки подал голос:
   – Таисия Вениаминовна, по-моему, это все разные женщины. Сыщица – натуральная блондинка, поэтому ей никогда не найти пропажу. Во всяком случае, мне так сказали. Журналистка, с ваших слов, брюнетка. А заказчица – рыженькая.
   – Будто так сложно изменить внешность, – горько усмехнулась Лазарева. – Вот что, Антоша, я надумала. Надо все хорошенько проверить. Позвони для начала в стрелковый клуб!
   – Зачем? – не понял таксидермист.
   – Уточни, давали ли в «Арамисе» кому-нибудь твои координаты.
   – Ладно, – нехотя согласился тот. – Сейчас найду визитку Мережкова.
   Я поняла, что нахожусь на грани провала. Хотя… даже если выяснится, что владелец стрелкового клуба «Арамис» никому телефон таксидермиста не давал, конца света не случится. Главное – мне удалось войти в мастерскую, оставить там жучок и услышать то, что подтверждало мою последнюю версию. Пеликана и тигренка выкрали из цирка, чтобы сделать из них чучела. Пока мне не удалось узнать имя злодея, но Антон проговорился, что это его сосед. Жив ли Урал, тоже неясно. Да, чучело из него пока не сделали, но вот шкурку, возможно, уже сняли и законсервировали.
   – Ну что, нашел номер?
   – Нашел, – Антон прокашлялся. – Роман Витальевич, здравствуйте! Это Хмельков. Узнали? Я хотел спросить, у вас никто моим телефоном недавно не интересовался?.. Интересовались? А кто?.. Многие?.. А некая Ольга?.. Уже всех не помните? Она бывает в клубе со своим другом. Его зовут Са… Александром. Было?.. Почему интересуюсь? Ну, она ко мне обратилась с заказом, я обещал ей перезвонить, а телефон потерял. Вы меня не выручите, не подскажете ее номер? Не знаете? Ну, извините за беспокойство… Что я вам говорил, Таисия Вениаминовна! Эта Ольга действительно узнала обо мне в клубе.
   – Да, я слышала…
   Вот уж никак не думала, что Роман Мережков, которого я никогда в жизни не видела, подтвердит мою легенду! То ли у него кто-то спрашивал насчет мастера, сделавшего чучело волка-оборотня, просто он не помнил имен, то ли владелец стрелкового клуба просто не захотел волновать таксидермиста, вот и дал ему положительный ответ. В любом случае мне повезло.
   – Так, и что мы решим с заказом? – нетерпеливо осведомился Хмельков у своего учителя. – Пора бы уже тигренка пустить в ход.
   – Антоша, остынь. Спешить мы не будем, подождем еще немного. Скажи, а ты получил комплектующие?
   – Пока нет, но их уже выслали, со дня на день они будут в Тарасове. Кстати, я говорил с заказчицей насчет имплантов. Она не против того, чтобы использовать их в чучелах.
   – Это хорошо. Тем не менее осторожность не помешает. Я забыла, когда ты обещал ей позвонить?
   – Я попросил Ольгу связаться со мной в четверг, – напомнил Антон.
   – Так даже лучше. Я попробую пока навести справки об этой журналистке из «Тарасовского вестника». Завтра у меня только две пары, вот сразу после них и займусь этим вопросом. А ты свяжись с соседом и узнай насчет сыщицы. Не бросила ли она еще это дело? Короче, будут какие-то новости – сразу же звони мне.
   – Обязательно.
   – Да, Антоша, а что у тебя с лесной диорамой?
   – Все по плану: шкурки практически готовы, завтра потихоньку начну формировать фигуры.
   – Если не возражаешь, я посмотрю материал.
   – Таисия Вениаминовна, я сам вас хотел об этом попросить.
   В наушниках воцарилась тишина. Пока Лазарева рассматривала, качественно ли ее ученик подготовил шкуры белок и куропаток, я осмысливала услышанное. Женщины с кафедры анатомии и физиологии животных не грешили против истины, говоря, что Хмельков сущий бездарь и двоечник, кое-как окончивший университет. Похоже, он даже свой любимый предмет, таксидермию, усвоил весьма посредственно. Недаром Таисия Вениаминовна первым делом предположила, что он испортил шкурки, пересушив их. И уйти, не проверив его работу, она не смогла. Значит, не доверяла ему. С креативностью у Антона дела тоже обстояли неважно. Как выяснилось, автором обеих предложенных мне таксидермических композиций был не он, а Лазарева. Но как натурально Хмельков изображал передо мной напряженную работу творческой мысли!
   Я не могла не задаться вопросам, на чем же держался этот тандем учителя и ученика? Ответ лежал на поверхности – на финансовой выгоде. Таисия Вениаминовна умела изготавливать чучела, но не хотела или не имела возможности полностью отдаться этому ремеслу. Антон, напротив, твердо решил заняться таксидермией, но навыков в этом вопросе ему не хватало. Без Лазаревой он был ноль без палочки. Впрочем, не только без нее. Хмелькову нужны были животные, и он не брезговал никакими способами, чтобы их заполучить.
   Одно дело, когда охотники решают сделать чучела из самолично подстреленной дичи. Они ведь получили разрешение на отстрел, поэтому вольны как угодно распоряжаться своими трофеями. И совсем другое дело, когда на смерть обрекаются животные, численность которых неуклонно сокращается. Урал мог вырасти, стать цирковым артистом, произвести на свет потомство…
   В наушниках раздались голоса. Впрочем, ничего интересного больше сказано не было. Дав Антону напоследок несколько рекомендаций по своему основному предмету, Лазарева стала с ним прощаться.
   – Пойду я, Антоша, – устало проговорила она. – Если задержусь даже на полчасика, то непременно попаду на мосту в пробку. Обещай мне, что не натворишь глупостей. Если заказчица заинтересована в твоих услугах, она будет ждать столько, сколько нам надо.
   – Таисия Вениаминовна, я ведь уже пообещал вам, что без вас ничего предпринимать не буду.
   – Ну вот и молодец! Все! Пока!
   – До встречи!
   Я не удержалась от того, чтобы не взглянуть на Лазареву, завела двигатель, проехала на улицу Алексея Толстого и остановилась наискосок от красного кирпичного дома. Из мастерской вышла далеко не молодая женщина в сером мешковатом костюме и направилась к автобусной остановке, то есть прямо в мою сторону. Обладательница низкого, почти мужского голоса была не слишком привлекательна внешне. Ее темные коротко стриженные волосы уже давно пробила седина, которую она даже не пыталась закрашивать. О декоративной косметике, способной оживить землистый цвет лица, она будто даже не слышала. А ведь ее коллега, Елизавета Петровна, была ничуть не младше, но выглядела намного свежее. У нее и прическа была женственнее, и глазки подведены, и губы накрашены, и даже каблуки стучали. Лазарева же прошаркала мимо меня в черных ботинках-унисекс и села в подъехавший автобус, следующий в Покровск. Женщины с кафедры определенно не любили Таисию Вениаминовну, поэтому высказали мне все, что о ней думают. Большое им спасибо за это! А вот от Дмитрия Яковлевича я такой подлянки не ожидала – взял и слил меня Лазаревой! Мог бы и промолчать, что дал мне телефон ее любимчика.
   Вспомнив, что старая грымза собиралась завтра наводить обо мне справки в редакции «Тарасовского вестника», я достала из сумки мобильник и позвонила Светлане. Нет, я ничего не перепутала! Несмотря на то что Кулько работала совсем в другой газете, она могла помочь разрешить крайне неблагоприятную для меня ситуацию.
   – Алло! – ответила журналистка после пятого или шестого сигнала.
   – Света, это Татьяна. У меня неожиданно появилось окно, поэтому я предлагаю встретиться.
   – Сегодня? – Вопреки моим ожиданиям, девушка восприняла мое предложение без энтузиазма. – Но вы же сказали, что сильно заняты, поэтому я назначила другую встречу.
   – А отменить ее никак нельзя?
   – Боюсь, что нет.
   – Мне что же, Коврову звонить и ему передавать все материалы?
   Услышав фамилию главного редактора, Светлана резко изменила свое решение:
   – Ну хорошо, я с вами сегодня встречусь. Мне в Тарасов приехать?
   – Нет, я сама могу подскочить в Покровск. Как вас найти?
   – Я пока еще в редакции, правда, уже собиралась уходить. Но я могу немного задержаться, поработать над статьей.
   – Я раньше, чем через час, в центр Покровска не попаду.
   – А давайте тогда встретимся в ресторане «Правый берег», минут через сорок, – предложила журналистка. – Как только с моста съедите, он сразу с правой стороны будет.
   – Хорошо, – согласилась я. – Как мы узнаем друг друга?
   – Спросите у администратора. Он вас проводит за мой столик.
   – Договорились.
   Я убрала мобильник в сумку и поехала в Покровск. Невозможно было не думать о новых обстоятельствах, всплывших после общения с Хмельковым и прослушивания его разговоров. Если до встречи с Антоном я склонялась к тому, что тигра похитила парочка Пафнутьев – Трофимов, то теперь я знала наверняка, что это не они. Ни тот, ни другой не могли сказать обо мне, что я натуральная блондинка, поэтому моих мозгов не хватит, чтобы справиться с расследованием. С портным я общалась как администратор Дворца культуры и была при этом в черном парике. Осветитель и вовсе меня не видел. Но дело даже не в этом. Хмельков проговорился, что он наладил связь с цирком через своего соседа. Николай с Анатолием жили в малосемейке на Пушкинской улице. Антон вряд ли проживал там же, ведь к цирку он не имел никакого отношения. Так что остались двое – Абросимов и Вырубов. Мои клиенты, назови я им эти фамилии, наверняка выбрали бы вторую. Ветеринар был их другом, а коверный – просто коллегой. Я поймала себя на мысли, что мне очень не хочется, чтобы вором оказался Геннадий. И он все делал для того, чтобы произвести положительное впечатление. Не то что Александр, который упорно избегал разговоров со мной. Правда, в последний раз он хотел что-то сказать, но так и не решился. Взвесив все аргументы «за» и «против» этих кандидатов, я пришла к выводу, что шансы у них – пятьдесят на пятьдесят.
   К ресторану «Правый берег» я подъехала с опозданием в двадцать минут. Парковка была забита машинами, мне с трудом удалось найти свободное местечко. Войдя в зал, я обвела его глазами, пытаясь самостоятельно вычислить, за каким столиком сидит журналистка, но мне это не удалось.
   – Я могу вам чем-то помочь? – обратился ко мне администратор.
   – У меня здесь назначена встреча со Светланой Кулько, но я ее не вижу, – я растерянно развела руками.
   – Да, столик на ее имя заказан, но вы пришли первой. Пойдемте, я вас провожу.
   Администратор подвел меня к самому дальнему столику у окна. Я села лицом ко входу и стала изучать меню, время от времени поглядывая на входящих. Когда в арочном проеме показалась высокая девушка со светлыми волнистыми волосами, я подумала, что это и есть журналистка. И не ошиблась. Светлана остановилась около меня и уточнила:
   – Вы Татьяна?
   – Да, – кивнула я, отметив про себя, что это девчонка выглядит лет на пять моложе меня, да и ростом будет повыше.
   – Извините, что заставила вас ждать, – сказала она, усаживаясь напротив меня. – Увлеклась статьей и не заметила, как время пролетело.
   – Ничего страшного, я сама только что подъехала. – Я подала ей папку с меню, потому что сама уже определилась с выбором.
   – Это лишнее. Я все меню здесь наизусть знаю.
   – Вот как?
   – Да, этот ресторан принадлежит моему парню, точнее, его родителям, – не без гордости уведомила меня молоденькая журналистка модельной внешности. – Мы с Мишей здесь очень часто бываем.
   – Понятно.
   К нам подошла официантка, и Света сказала ей:
   – Мне как всегда.
   Девушка понимающе кивнула ей и повернулась ко мне.
   – А мне ваш фирменный салат, отбивную и два эспрессо. Одно сразу, другое чуть позже.
   – Можно на «ты»? – спросила меня журналистка, когда официантка удалилась.
   – Конечно, – разрешила я.
   – Ты знаешь, Таня, я совсем недавно устроилась в газету, поэтому у меня практически нет опыта в журналистике. Я пока учусь на заочном. По готовому материалу написать статью для меня не проблема, не то что с его поиском. Я сама несколько раз звонила Городецкому и просила о встрече, но он все время отказывался. Похоже, ему есть, что скрывать. Ой, извини, мне эсэмэска пришла…
   Кулько достала мобильник и стала читать полученное сообщение. Оно вызвало у нее улыбку. Написав ответ, Света стала высматривать кого-то в окно.
   – Ваши напитки, пожалуйста. – Официантка поставила на стол стакан апельсинового сока и чашку эспрессо.
   Когда она отошла, Светлана продолжила:
   – По городу ходят слухи, что Городецкий нелегально ввозит животных из-за границы и содержит их в жутких условиях. Тебе удалось сделать фотографии?
   Я достала из сумки мобильник, нашла в памяти нужную папку и протянула телефон девушке:
   – На, посмотри!
   Мне было очень интересно наблюдать за начинающей журналисткой. Ее лицо делалось все скучнее и скучнее. Она рассчитывала увидеть несчастных, исхудавших животных в тесных грязных клетках, а на деле все оказалось совершенно не так.
   – Ты что, серьезно это у Городецкого снимала? – уточнила она.
   – У него, – подтвердила я.
   – Но здесь нет ничего, что могло бы его обличить, – разочаровалась девушка. – Почему же он тогда отказался со мной встретиться у себя в поместье? Почему Городецкий окружил свой зоопарк ореолом тайны?
   – От друзей и знакомых Игорь Кириллович своих питомцев не скрывает. Что касается журналистов, то у него был не очень удачный опыт общения с ними, – я рассказала Кулько про лису, которую Городецкий вылечил и приютил у себя. – В статье же этот факт был преподнесен совершенно в ином свете. Так что, извини, он теперь вашей братии не доверяет. Знаешь, один из моих бывших клиентов говорил, что он всегда отворачивается от фоторепортеров и уж тем более прячет от них свою улыбку.
   – Почему?
   – Он заметил одну особенность: как только у кого-нибудь прогорит бизнес, в журналах сразу публикуют фотографии этого неудачливого бизнесмена с улыбкой от уха до уха. Согласись, приятного мало? – Светлана промолчала, вероятно, она была на стороне своих коллег, которые поступают подобным образом. Чтобы закончить начатую тему, я подытожила: – У меня сложилось впечатление, что Городецкий – очень открытый человек, который не жалеет средств на то, чтобы помогать животным.
   – И это все, что ты узнала о гендиректоре «Покровск-зерно»? – уточнила журналистка.
   – Практически все.
   – Судя по твоим словам, он весь такой белый и пушистый…
   – Вроде того, – подтвердила я. – Было бы неплохо, чтобы твоя статья именно такое впечатление и произвела на ваших читателей.
   – Но это не в нашем формате, – растерялась Кулько.
   Я это знала, но изобразила на своем лице непонимание:
   – В смысле?
   – Таня, ты когда-нибудь держала в руках нашу газету?
   – Держала, – подтвердила я.
   – А читала?
   – А что я еще, по-твоему, с ней делала?
   – Ну, я не знаю, может, только сканворды разгадывала. Мы их по пятницам публикуем. – Официантка принесла наш заказ. При ней Кулько не проронила ни слова, когда же мы остались вдвоем, она продолжила: – «Покровская волна» отличается от других изданий тем, что безжалостно критикует пороки наших чиновников и бизнесменов, невзирая на их регалии. Прости, но что тут можно критиковать и высмеивать?
   – Нечего, – подтвердила я. – Городецкого просто надо ставить в пример.
   – Я не пойму, ты сейчас шутишь или говоришь серьезно?
   – Говорю серьезно.
   – Нет, я что-то окончательно запуталась. Ковров мне сказал, что ты расследуешь преступление, в котором фигурирует Городецкий, и готова поделиться своими наработками. Правильно?
   – Не совсем. Я действительно расследую преступление, но, как выяснилось, Городецкий не имеет к нему никакого отношения.
   – А почему ты сама об этом Владимиру Николаевичу не сказала? Он ведь пребывает в полной уверенности, что к концу недели я положу ему на стол обличительную статью, которая взбудоражит покровчан. Понимаешь, мы с Ковровым ждали от тебя сенсационного объяснения того, для чего Городецкий зверей содержит. Были предположения, что он их там скрещивает… Таня, ну что ты на меня так смотришь? Думаешь, народ поверит, что какой-то бизнесмен огромные деньги тратит на приобретение и содержание животных исключительно ради любви к ним? Неужели его семья не нашла бы, на что их еще потратить? Шопинг, SPA, путешествия наконец! Ни за что не поверю, что его жене и дочери нравится вместо всего этого клетки вычищать!
   – Это их личное дело, как распоряжаться семейным бюджетом. Согласись, каждый по-своему с ума сходит.
   Кулько мне ничего не ответила, потому что ей пришла очередная эсэмэска. Минут пять она возилась со своим телефоном, напрочь забыв обо мне. Я воспользовалась заминкой в нашем разговоре, чтобы заняться тем, ради чего люди и ходят в рестораны. Фирменный салат мне не понравился, он был очень острым. Немного поковыряв в нем вилкой, я отодвинула мисочку в сторону и придвинула к себе тарелку с антрекотом. Мясо было таким, как я люблю.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [15] 16 17 18 19 20

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация