А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Цирк, да и только" (страница 12)

   Я уже собиралась спускаться вниз, но тут увидела Ольгу.
   – Таня, если вы хотите успеть на представление, вам надо поторопиться. Уже дали второй звонок. Вы можете сесть на двадцатое место в девятом ряду. Это сектор «С». Вы знаете, как пройти отсюда в зрительный зал?
   – Да, но я хотела сначала кое о чем вас попросить…
   – Да, я слушаю.
   – Возьмите, пожалуйста, на вахте ключ от склада, который находится напротив изолятора.
   – Хорошо, – согласилась Ольга без лишних вопросов.
   Я быстро поднялась по лестнице на второй этаж, нашла вход в зрительный зал и только расположилась на своем месте, как началось представление.
* * *
   Если все зрители пришли в цирк развлекаться, то я – работать. Каждый номер я смотрела сквозь призму своего профессионального интереса.
   Программу открывали воздушные гимнастки. Несмотря на головокружительные трюки, я видела в этих девчонках лишь банальных сплетниц, и мне было совершенно неинтересно, что они делают там, под куполом цирка.
   Кстати, о куполе. Косицын пожаловался мне, что ему требуется капитальный ремонт, иначе в следующем сезоне зрители смогут смотреть здесь на небо, как в планетарии. Но я никаких предпосылок для этого не заметила. Артем Юрьевич определенно слукавил.
   Пока я разглядывала купол, на арене появились шимпанзе. Дрессировщица показывала им плакаты с известными зданиями, а Пумба с Даней строили из конструктора, похожего на «Лего», Кремль, Эйфелеву башню и египетские пирамиды. Я поняла, что эти обезьяны вполне могли выпустить тигренка из изолятора. Было бы только кому научить их этому. Я не знала, зачем это могло понадобиться Ларисе Савойской, их дрессировщице. Скорее всего, она этого и не делала.
   Братья Зельцер выступали безупречно. Все четверо акробатов были в превосходной физической форме, я не могла не залюбоваться их накачанными телами.
   А вот наездники Алиевы явно были не в ударе. Они то и дело повторяли неудавшиеся трюки. Один из братьев только с пятой попытки смог вскочить на бегущую по кругу лошадь. Был ли это Тимур, входивший в мой первый список подозреваемых, или нет, я так и не поняла. Впрочем, ошибки были у всех четверых. Может, Алиевы чувствовали за собой какой-то грешок, вот и не могли собраться? Вероятно, лошадям передалось настроение наездников, и они не слишком старались выполнять свои задачи. Две из них были уж совсем квелыми, мне показалось, что они вот-вот заснут.
   В свой первый выход клоуны довели до экстаза добрую половину зрителей, преимущественно детей, но я относилась ко второй. Я даже не улыбнулась, когда два взрослых нелепо одетых мужика вынесли на арену одеяло в черно-белую клеточку и стали играть на нем в шашки. Клоун с беспорядочной гривой светлых волос постоянно на что-то отвлекался, поэтому не замечал, что творит его рыжий оппонент. А тот, ничуть не стесняясь, крал с поля его «шашки» диаметром с чайные блюдца и прятал их в карманы своего зелено-желтого комбинезона. Нечесаный блондин, конечно, догадывался, что его соперник жульничает, но не мог понять, куда он прячет шашки. И это при том, что одежда клоуна со взлохмаченными волосами цвета ржавчины была во многих местах красноречиво оттопырена. Зрители смеялись над тем, что белый клоун не замечает очевидного. Я вдруг осознала, что тоже не могу увидеть в своем расследовании того, что, скорее всего, лежит на поверхности. Мне было не до смеха.
   Я с нетерпением ждала выхода их коллеги, коверного. Хотелось знать, удастся ли Вырубову меня рассмешить. В то время когда униформа убирала с арены гимнастические снаряды, он выволок в манеж мешок с шарами. Конечно же, по пути Гена спотыкался о свою ношу и несколько раз терял содержимое дырявого мешка. По-другому коверный выйти просто не мог. Это был заезженный штамп, поэтому я приготовилась к тому, что вся реприза будет избитой, как боксерская груша в спортивном зале.
   Вырубов бросил в зрительный зал шар, который тут же отбили обратно. Чтобы его поймать, Гена сделал сальто через голову и при этом будто бы нечаянно лопнул шар, из которого посыпались разноцветные конфетти. Я невольно улыбнулась. Пытаясь схватить следующий шар, коверный изогнулся буквой «Z», демонстрируя чудеса гибкости. Увы, его снова постигла неудача – из лопнувшего шара брызнула вода. Когда Вырубов бросил в зал третий шар, его поймала симпатичная девушка. Только она не спешила возвращать свой трофей обратно, а попыталась его лопнуть, пугая сидевших рядом зрителей – никто ведь не знал, что находится внутри шара. Девушке так и не удалось с этим справиться, и она разочарованно швырнула свой трофей обратно на арену. Чтобы его поймать, Геннадий подпрыгнул, умудрившись при этом сделать в воздухе шпагат. Конечно же, он «не рассчитал» свою силу – шар опять-таки разорвался в клочья, а манеж заволокло сизым дымом. Когда дым рассеялся, стало понятно, что униформа уже справилась со своей задачей, поэтому можно выходить следующим артистам. Но коверный не торопился уходить за занавес. Он забросил в зал очередной шар и стал смеяться над тем, как безуспешно зрители пытаются его лопнуть. Как ни странно, перевернутая логика сработала. Публика смеялась над тем, что клоун над ней же потешается.
   Я вспомнила оглушительный смех Вырубова на улице и почувствовала себя осмеянной. Мне показалось, что Геннадий издевался надо мной с самой первой встречи в этом зрительном зале. Тогда он сказал, что все вокруг знают, кто похитил Урала, но имени злоумышленника не назвал. Теперь я уже практически не сомневалась, что именно Вырубов попросил гимнасток подбросить мне идею о том, что директор с самого начала не обрадовался появлению в цирке подкидыша. Света превосходно справилась со своей задачей. Я повелась на утку. Гена не мог не понимать, что эта версия долго не продержится на плаву, поэтому снабдил гимнасток другой: Иван Зельцер подстроил Ольге очередную пакость. Девчонки заговорили об этом как раз в тот момент, когда в буфет зашел Юрий. Неужели это всего лишь совпадение?
   Размышляя о Вырубове, я даже не заметила, как прошло несколько номеров. Только когда в манеже появились пеликаны, я оторвалась от раздумий, но ненадолго. Меня снова затянули думы, теперь уже о том, зачем кому-то понадобились старый пеликан и детеныш тигра. И почему именно эти животные, а не собачки, обезьяны, лошади, голуби… Хотя голубей на улице итак пруд пруди, собак тоже хватает, а лошади слишком крупные для того, чтобы их незаметно вывести из цирка. Обезьяны же такие проказницы, что с ними лучше не связываться – себе дороже выйдет.
   Начался антракт, девушки в белых передниках стали разносить по залу подносы с мороженым. Я взяла хрустящий вафельный стаканчик и мысленно перенеслась в детство. Тем временем манеж стали затягивать сеткой, расставлять тумбы и пирамиды.
   – Чучело ты мое! – раздалось где-то справа сверху. Я повернулась и увидела, как молодая женщина вытирает носовым платочком свитерок мальчика лет пяти, испачканный мороженым. – Чучело, ну чучело!
   Чучело! И как же я сама до этого не додумалась! Может быть, пеликан и тигренок стали жертвами для таксидермиста? Сейчас модно украшать чучелами животных не только витрины магазинов, в которых продают принадлежности для охоты и рыбалки, но и некоторые офисы. Версия, возникшая с подачи зрительницы, ввела меня в ступор. Неужели Вырубов, Быстринина или кто-то другой из сотрудников цирка похищал животных для того, чтобы их умертвить, а затем превратить в чучело?
   Я понимала, что таксидермия, как ремесло и даже искусство, имеет право на существование. До меня не доходило другое – как можно взять и обречь на смерть своего коллегу, четвероногого или пернатого, но все равно коллегу? Это ведь убийство, отягощенное предательством. Может, кого-то из работников цирка использовали вслепую? Он или она просто не знали, какая судьба ждет Аркашу и Урала?
   Тем временем свет в зале потух. Мужской голос объявил:
   – Просьба на время шоу с тиграми отключить звуковые сигналы мобильных телефонов, не пользоваться фотокамерами со вспышками и лазерными указками. С мест не вставать. Администрация цирка благодарит вас за понимание. Итак, встречайте – дрессировщики Ольга и Юрий Варецкие и их тигры!
   Ольга, одетая словно древнегреческая богиня, въехала в манеж верхом на самой крупной полосатой кошке. За ними мягкой поступью следовали другие тигры. Юрий, также облаченный в древнегреческий балахон, замыкал шествие. Сделав по арене круг почета, Ольга грациозно спрыгнула на ковер и поощрила животное кусочком мяса.
   Чего только не делали тигры на арене! Они и ходили по бревну, и прыгали через огонь, и даже поднимались под самый купол. Кульминацией выступления стала как раз та самая иллюзия, о которой мне рассказывала Варецкая. В клетке, поднятой наверх, совершенно непостижимым образом вместо тигра появилась дрессировщица. Я почему-то просмотрела тот момент, когда Юрий остался на арене один с хищниками. За очень короткое время Ольга успела не только подняться под самый купол, но и переодеться в желто-коричневый полосатый купальник. Клетка опустилась вниз. Юрий открыл дверцу и подал руку партнерше. Пять тигров легли у ног дрессировщиков, шестой бесследно исчез. Зал взорвался заслуженными аплодисментами.
   Урал через пару лет мог выступать в манеже вместе со своими сородичами и срывать такие же аплодисменты, если бы в этом цирке не работал человек, у которого нет души. Я понимала, почему Косицын настаивал на том, чтобы я продолжала расследование независимо от того, жив пропавший тигренок или нет. Очень сложно, практически невозможно работать на арене цирка, зная, что кто-то рядом способен предать.
* * *
   После представления я отправилась за кулисы тем же длинным путем, которым и пришла в зрительный зал. Гримерная дрессировщиков была закрыта, Варецким определенно было не до меня. Через несколько часов им предстояло выступать в вечернем шоу, так что им надо было заново купать и сушить тигров, приводить в порядок себя. Я потопталась около закрытой двери и пошла на вахту.
   – Татьяна! – окликнула меня помощница дрессировщиков. Я развернулась и пошла ей навстречу. – Как вам представление?
   – Я в восторге! Особенно от второго отделения.
   – Я вас понимаю. – Девушка достала из кармана джинсов ключ. – Вот, Ольга просила вам передать. Она сказала, вы знаете, от чего он.
   – Знаю, – кивнула я.
   – Ну, тогда я пойду обратно к тиграм. Надо помочь Варецким. У них ведь сегодня еще одно представление. Ольга и дядя Юра просили извиниться перед вами за то, что они не могут уделить вам внимание.
   – Какие пустяки! Я и не жду, что они будут носиться со мной как с писаной торбой. У них – своя работа, у меня – своя. – Пообщавшись с Танечкой Смирновой, я направилась в сторону склада.
   Оглядевшись по сторонам, я достала ключ, открыла дверь и зашла на склад. Там было темно, но включать свет я не стала, чтобы не привлекать чье-либо внимание. Закрыв дверь на щеколду, я на ощупь достала из сумки фонарик. Как и было показано на плане, помещение это было без окон. Посветив фонариком, я убедилась, что комната забита многочисленными коробками, ящиками, мешками и тюками. Впрочем, их содержимое меня мало интересовало. Я хотела знать, можно ли отсюда попасть в швейный цех. Когда я разбаррикадировала внутреннюю дверь, то с удивлением обнаружила, что она не заперта, и я без проблем вошла в него. Первым делом я исследовала окна, выходящие на Малую Казачью улицу. Они были с двойными деревянными рамами, между которыми лежал толстый слой пыли. Обследовав два окна, я подошла к третьему, крайнему справа, и сразу обратила внимание на стертую пыль. Похоже, эти рамы недавно открывали. Вспомнив, как расположены камеры наружного видеонаблюдения, я подумала, что это окно, скорее всего, не попадает в зону их видимости. Разумеется, я сразу же предположила, что именно через него злоумышленник передал кому-то тигренка. Осталось только выяснить, кто это сделал.
   В мою голову сразу пришли две фамилии – Быстринина и Вырубов. Именно они брали ключи от склада. И дрессировщики, и охранник отзывались о бывшей воздушной гимнастке, а ныне уборщице, исключительно положительно. Но я-то знала, что преступления часто совершают именно те, от кого этого ждешь меньше всего. Так что участие Екатерины Евгеньевны в похищении Урала было для меня под вопросом.
   Что касается Вырубова, тут тоже не было никакой ясности. Объективности ради следовало признать, что он брал ключ несколько месяцев назад, когда Урал еще даже не родился. Геннадий не мог предположить, что во время будущих гастролей в цирковой трейлер кто-то подбросит тигренка, так что спланировать его похищение еще в марте он не мог. Однако поведение коверного наталкивало на определенные размышления. Он постоянно пытался сбить меня с толку. Или это просто такая манера поведения? Ведь Вырубов – артист, потомственный комик. Я попыталась определить мотив, который мог заставить его похищать из цирка животных, и не смогла. Более того, я вдруг осознала, что пытаюсь оправдать Геннадия, снять с него все подозрения. Я не стала противиться этому и допустила, что Вырубов здесь ни при чем, так же как и Быстринина. После недолгих раздумий я внесла в новый список еще двух подозреваемых из старого – Тимура Алиева и Анатолия Трофимова.
   Сегодняшнее выступление наездников было едва ли не провальным. Братьев определенно что-то тревожило, и они не смогли справиться со своим волнением. Лошади это почувствовали и проявили свой нрав.
   Осветитель снова попал под мое подозрение, потому что являлся приятелем портного. У Пафнутьева явно были материальные проблемы. Его квартира произвела на меня очень убогое впечатление. Кроме швейной машинки, там не было ни одной приличной вещи. Николай признался, что он перешивает какие-то шмотки на заказ, и поинтересовался у меня, не найдется ли для него халтурки в Доме культуры. За приличные деньги Пафнутьев мог согласиться выкрасть тигренка. Пожалуй, самому ему с этой задачей справиться было сложновато, поэтому он обратился за помощью к своему приятелю Толе Трофимову. Толя согласился ему помочь, допустим, за определенное вознаграждение. Портному даже не нужен был ключ от склада, потому что его можно было открыть изнутри, попав туда через швейный цех. Все остальное предстояло провернуть Трофимову – незаметно вывести Урала из изолятора, а потом через склад и швейный цех передать тигренка из окна в нужные руки, возможно, того же самого Пафнутьева. Не исключено, что Анатолий сначала усыпил тигренка, а потом засунул его в какой-нибудь мешок. Эта стрессовая работенка спровоцировала обострение язвы желудка, и Трофимов на следующий день после похищения Урала угодил на больничную койку.
   Вспомнив, что по всей квартирке Пафнутьева валялись какие-то тряпки, я подумала, что Николай мог их стащить со склада. Если человек склонен к воровству, то он будет красть все, что попадется ему под руку. И уж, конечно, он не пройдет мимо открытого сейфа. Забрать оттуда все подчистую – опасно, а если взять только одну пачку, то это не сразу бросится в глаза. А для Пафнутьева и пятьдесят тысяч – вполне приличная сумма…
   Я практически уверовала в то, что все три кражи (пеликана, денег из сейфа главного бухгалтера и тигренка) на совести портного, но быстро себя одернула. Вчера я совершенно не сомневалась, что найду Урала в зоопарке Городецкого, и ошиблась. Так что сбрасывать со счетов другие версии было преждевременно.
   Когда я подошла к двери, то услышала в коридоре какие-то голоса. Пришлось задержаться на складе. Прислушавшись, я поняла, что номер Алиевых убрали из вечерней программы из-за болезни двух лошадей. Косицын грозился уволить ветеринара Абросимова за халатность.
   Абросимов… Варецкие стояли за него горой, и мне не оставалось ничего другого, как принять их точку зрения. Хотя он казался мне темной лошадкой. А может, это все-таки ветеринар выкрал детеныша хищника? Вот почему он избегает разговоров со мной?
   Голоса за дверью стихли, я открыла замок и выглянула в коридор – там никого не было. Выйдя со склада, я отправилась разыскивать Варецких, чтобы отдать им ключ. Дверь в их гримерную была приоткрыта, я остановилась и услышала голос Юрия:
   – Саша, возьми себя в руки! Не раскисай!
   – Не понимаю, как такое могло произойти, – бубнил Абросимов. – Я осматривал сегодня лошадей. И Офелия, и Князь были в полном порядке… Корма мы не меняли.
   – Я не уверена, но мне кажется, что это Руслан их сегодня на репетиции загнал, – предположила Таня.
   – Девочка моя, что значит загнал? – снисходительно осведомился Юрий. – Руслан сам всегда работает с полной самоотдачей и от других того же требует.
   – Ладно, я пойду, – сказал Абросимов. – К Афине надо заглянуть. Не сегодня завтра она окотится.
   Я еле успела отскочить от двери, как она открылась. Ветеринар кивнул мне в знак приветствия, остановился, желая что-то сказать, но так и не решился – махнул рукой и пошел своей дорогой.
   – Можно? – Я заглянула в гримерку.
   – Да, конечно, – ответила Ольга.
* * *
   Пообщавшись недолго с Варецкими, я поехала домой. Я вдруг почувствовала, что если в течение ближайшего часа не выпью пару чашечек крепкого кофе, то выйду из ресурсного состояния.
   Добравшись до дома, я сначала приняла душ, чтобы отделаться от специфического циркового запаха, а затем отправилась на кухню. Перемолов зерна «Арабики», я насыпала полученный порошок в электрическую кофеварку. На то, чтобы варить свой любимый напиток в турке на огне, меня просто не хватило, так же как на готовку серьезного ужина. Соорудив нехитрые бутерброды, я налила в чашку первую порцию кофе и, сделав несколько глотков, почувствовала себя возрождающейся к жизни. А после двух бутербродов и второй чашки «Арабики» ко мне вернулась способность плодотворно мыслить.
   Итак, по большому счету у меня были две версии. Первая – тигренок понадобился для каких-то научных экспериментов. Вторая – из Урала сделали чучело. Я включила ноутбук и стала искать выходы на местных таксидермистов. Профессия эта была достаточно редкая, и в Тарасове, похоже, таких специалистов уже не осталось. На нескольких сайтах была лишь информация о том, что три года назад скончался Юрий Иванович Соловьев, талантливый таксидермист-любитель. Хотя отсутствие рекламы в Интернете еще не означало, что в Тарасове никто не занимается изготовлением чучел. Я сама такая: объявлений не даю, но недостатка в клиентах не испытываю. Я решила, что надо завтра поспрашивать насчет таксидермистов в оружейном магазине «Егерь», который находится недалеко от моего дома.
   А еще надо сходить в университет, на биофак, и проконсультироваться, ведутся ли у нас в городе исследования в области генной инженерии.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [12] 13 14 15 16 17 18 19 20

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация